Законна ли комиссия за оплату картой и каковы последствия?

Комиссии за прием банковских карт в магазинах будут снижены

Законна ли комиссия за оплату картой и каковы последствия?

Комиссии торгово-сервисных предприятий за прием к оплате банковских карт могут быть ограничены. Заняться этим вопросом поручил президент Владимир Путин на форуме “Деловой России”.

Банкиры предупреждают, что в таком случае начнут сворачивать программы кешбэка (возврат части стоимости покупки на карту) или снижать выплаты по ним, некоторые эксперты считают это маловероятным, поскольку такие действия могут привести к потере клиентов.

Ретейлеры давно добиваются снижения комиссий за эквайринг. В ноябре вице-премьер Дмитрий Козак по итогам обсуждения этой темы с ретейлерами дал поручение до 1 февраля представить в правительство предложения о способах снижения комиссий.

ФАС запросила у банков документы о тарифах на оплату товаров по картам

В среду заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы Андрей Кашеваров сообщил о внесении доклада по этому вопросу с согласованной позицией минфина, минпромторга, Банка России и самой антимонопольной службы.

Предложение о введении фиксированных цен на эквайринг в размере 0,2 процента для дебетовых и 0,3 процента для кредитных карт, как в Евросоюзе, поддержано не было, вместо этого обсуждается создание условий для снижения размера торговой уступки. “Сейчас идет дальнейшая проработка полученных от участников рынка эквайринга инициатив, – сказал Кашеваров.

– По итогам будут сформированы дополнительные предложения”.

Банковскую комиссию за прием карт торговцы закладывают в стоимость товаров

Сейчас комиссии “зашиваются” в цену товара, их снижение – плюс не только для ретейлеров, но и для покупателей, заявили “РГ” в Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ). Комиссия за эквайринг не должна превышать стоимость обслуживания наличных (0,3-0,5 процента), настаивают в АКИТ.

Инфографика “РГ”/Александр Чистов/Игорь Зубков

В среднем по рынку комиссии за эквайринг сейчас составляют 1,5 процента. Для небольших торговых точек она, как правило, находится в пределах 1,8-2,2 процента, для крупных с большим оборотом может составлять 1-1,5 процента, говорит Антон Граборов, директор по развитию бизнеса “БКС Премьер”.

Эту комиссию взимает с торговой точки банк-эквайер, то есть банк, установивший в магазине POS-терминал для приема карт. Но при этом большая часть комиссии от каждой транзакции уходит банку-эмитенту, выпустившему карту. Этот процент называется интерчейндж.

Его размер устанавливается платежными системами – Visa, MasterCard, Национальной системой платежных карт (оператор платежной системы “Мир”). “Эквайеру остается минимальное вознаграждение, поэтому за счет него вряд ли удастся существенно сократить общую комиссию, взимаемую с торговых точек”, – считает Граборов.

По его мнению, чтобы она заметно снизилась, необходимо уменьшать именно интерчейндж. “В случае с НСПК (это стопроцентная “дочка” Банка России. – Прим. ред.) этот вопрос решить будет проще, а в случае с международными платежными системами – несколько сложнее”, – отмечает Граборов.

Размер интерчейнджа зависит от многих факторов, в том числе от вида торговой деятельности, размера бизнеса и даже типа карточек, которыми расплачивается покупатель, рассказали “РГ” в минпромторге.

Для продовольственного сегмента, особенно крупного сетевого ретейла, это не столь актуально, у них стоимость эквайринга меньше – 1 процент. Для непродовольственных товаров, особенно для интернет-торговли, ставки могут доходить до 3 процентов, и это уже существенные расходы.

“Конечно же, мы считаем, что чем ниже издержки у бизнеса, тем лучше”, – сказал представитель ведомства.

Можно ли открыть вклад в банке в РФ без разрешения Нацбанка Беларуси

В пресс-службе НСПК сообщили, что “Мир” как национальная платежная система уже имеет тарифы ниже, чем у международных платежных систем.

Сейчас готовятся предложения по снижению интерчейнджа для банков в социальной сфере (аптеки, образование и т.п.

), в городском и пригородном общественном транспорте, а также при крупных покупках (например, недвижимости или автотранспорта), отметил представитель НСПК.

В случае снижения комиссии дополнительные преимущества получит главным образом Сбербанк, замечает Антон Граборов. У него самая большая сеть POS-терминалов, его доля на рынке эквайринга – более 60 процентов.

При этом картами Сбербанка также пользуется огромное количество россиян. “Получается, что в большинстве случаев банк как бы платит комиссию интерчейндж сам себе.

Соответственно, в первую очередь возможность снижения комиссии есть у крупнейшего банка страны”, – говорит эксперт.

В целом же существенное снижение комиссий за эквайринг, по его словам, может негативно сказаться на уровне бонусов, которые начисляют держателям карт банки-эмитенты.

Ведь именно из комиссии интерчейндж, полученной от эквайера, эмитент карты может выплачивать бонусы и кешбэк в рамках программ лояльности клиентам – держателям карт.

Чем ниже интерчейндж, тем меньше у эмитента ресурсов для выплат этих бонусов.

С этим согласен заместитель председателя правления Локо-Банка Андрей Люшин. Однако, по его словам, вряд ли банки массово откажутся от такого варианта поощрения и привлечения клиентов, как кешбэк.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере “РГ”

Источник: https://rg.ru/2019/02/07/komissii-za-priem-bankovskih-kart-v-magazinah-budut-snizheny.html

Конец связи. Новый закон заставит операторов отключить анонимные сим-карты | Технологии

Законна ли комиссия за оплату картой и каковы последствия?

Скорее всего, законодатели, пытающиеся упорядочить процесс реализации сим-карт, действуют из лучших побуждений.

Они стремятся исключить возможность анонимного использования сетей связи экстремистами и мошенниками, а также положить конец незаконной предпринимательской деятельности – массовой раздаче сим-карт у оживленных станций метро, вокзалов и торговых центров.

Новый закон призван заставить участников рынка надлежащим образом исполнять обязанности по однозначной идентификации абонентов, что и так предусмотрено существующим законодательством. Но вот применить новый закон на практике окажется сложно.

Во-первых, совершенно непонятно, как в сжатые сроки операторы смогут «отсечь» десятки миллионов анонимных абонентов. Для проведения масштабной поголовной проверки абонентов операторам просто не хватит сил и средств. Вы можете себе представить, что десятки миллионов россиян будут с готовностью «подтверждать» свои паспортные данные незнакомому голосу из центра обработки звонков?

Еще менее реалистичной выглядит картина, когда розничные салоны операторов смогут принять в сжатые сроки миллионы россиян, которые поспешат предъявить там свои паспорта для подтверждения персональных данных. Эти паспорта нужно будет отсканировать и внести паспортные данные в базы данных операторов.

На 250 млн абонентов в нашей стране приходится примерно 15 000 собственных операторских салонов. Методом деления получаем по 15 или 16 000 абонентов на один салон.

Даже если на каждого абонента будет уходить рекордно короткое время в пять минут, потребуется полгода непрерывной работы по верификации всех данных.

Вторая причина будущих затруднений называется СМЭВ. Эта аббревиатура расшифровывается как «Система межведомственного электронного взаимодействия».

По сути, это обширная интернет-база, доступ к которой имеют федеральные органы исполнительной власти, государственные внебюджетные фонды, органы местного самоуправления и разнообразные муниципальные учреждения. СМЭВ успешно работает для различных госструктур с 2010 года.

Новация в том, что новый закон требует предоставить доступ к сугубо государственной системе частным операторам мобильной связи – МТС, Tele2, «Вымпелкому», «Мегафону» и другим игрокам.

До 1 июня осталось всего полтора месяца, а сотовые операторы так и не получили доступ к СМЭВ. Без такого доступа они просто не смогут исполнить новые требования российского законодательства.

Наконец, есть и сугубо бытовые моменты, связанные с перекрестной регистрацией сим-карт членов одной семьи друг на друга.

Представим ситуацию: сотовый телефон моей мамы оформлен на жену, телефон жены — на меня, а мой телефон вообще оформлен на бывшего водителя, с которым я поддерживаю приятельский контакт, но который уже 15 лет не работает водителем и занят собственными предпринимательскими проектами.

А еще есть беспроводные модемы в квартире и на даче – они, если не изменяет память, оформлены на паспорт ребенка, который за 10 лет с момента регистрации модемов повзрослел, завел своего собственного ребенка, уехал в другую страну и вообще больше не имеет российского паспорта.

Необходимость все привести в соответствие с персональными данными, отраженными у операторов связи, приведет в движение несколько десятков миллионов операций по перерегистрации, миллионам отключений и перерывам в связи.

Буква закона требует немедленно заблокировать тех абонентов, персональные данные которых не верифицированы.

Неужели в первый день предстоящего лета мы станем свидетелями повального отключения мобильных телефонов? Оповещены ли о новых нормах рядовые абоненты и действительно ли операторы отключат все подозрительные сим-карты, до сих пор неясно.

Будет ли закон действовать

История последних законодательных инициатив российских властей в отношении рынка сотовой связи показывает, что зачастую законы становятся намного мягче, когда дело доходит до реального применения на практике.

Сколько горячей полемики мы увидели в СМИ, на парламентских площадках и в стенах Министерства связи, когда депутаты Яровая и Озеров предложили хранить информацию обо всех звонках и сообщениях абонентов за последние полгода.

Сотовые операторы оценили затраты на такой надзор за абонентами в 2,2 трлн рублей, что привело бы к росту тарифов для конечных потребителей в два или три раза.

В итоге из-за невозможности реализации требований нового закона исполнительная власть была вынуждена использовать менее радикальный и более реалистичный вариант антитеррористических мер в телекоммуникационных сетях.

Нечто подобное, по всей вероятности, ожидает и закон №245 от 29 июля 2017 года — тот самый, что должен положить конец торговле «серыми» сим-картами. Проект закона уже претерпел существенные изменения до момента утверждения и из него исчезли наиболее одиозные нормы. Например, в проекте предлагалось запретить реализацию сим-карт дешевле чем за 100 рублей.

Тем не менее главный вопрос остается открытым: какова будет новая правоприменительная практика? Ожидает ли новый закон судьба тех норм, которые были введены 1 января 2014 года и однозначно требовали от операторов и их партнеров продавать сим-карты только при условии предъявления удостоверений личности? Нормы вроде бы действуют, но анонимные сим-карты до сих пор реализуются десятками миллионов.

Даже в салоне верификация носит условный характер: «У вас паспорт есть? Нет с собой, но, может быть, вы помните паспортные данные? Не помните? Может, у вас уже есть или была сим-карта? Давайте проверим и оформим новый контракт на те же самые паспортные данные».

За пределами салонов режим верификации еще более мягкий. У распространителей сим-карт на улице вообще можно подключиться к сети совершенно анонимно.

Администрировать старые нормы просто не получается, и регулятор решил возложить ответственность на оператора, угрожая строгостью проверок и размерами штрафов.

Один из руководителей крупного российского мобильного оператора рассказал мне, что готовность компаний следить за документами своих абонентов будет напрямую зависеть от того, начнут ли власти наказывать компании за несоблюдение нового закона.

Зачем россиянам миллиард сим-карт

За последние пять лет в России ежегодно продавались 115 млн сим-карт. При этом число активных абонентов за год увеличивается в среднем всего на два-три миллиона. Иными словами, 112 млн человек каждый год приобретают сим-карты только для того, чтобы вскоре их выбросить.

Впечатляет и другое удивительное соотношение: число абонентов мобильной связи в России составляет чуть более 250 млн и существенно не меняется уже почти десять лет. Продажи сим-карт за этот же период составили почти 1 млрд штук.

Сложившаяся тенденция заметно отличается от цивилизованных рынков.

По оценкам агентства AC&M, отток абонентов (то есть соотношение абонентских контрактов, которые операторы разорвали по причине отсутствия активности абонента, к общему числу абонентов) в России в два раза превышает средний показатель по европейским рынкам: 43% против 21% на Западе.

Если толковать эти цифры буквально, то это означает, что за год в России «утекает» (или перетекает к другим операторам) почти половина абонентской базы. В действительности примерно 80-85% абонентов весьма инертны и годами сохраняют лояльность своему оператору.

Зато 15-20% абонентских контрактов живут менее трех месяцев.

Эта категория представлена теми, кто приезжает в другой город и хочет сэкономить на связи, приобретая местную сим-карту: отпускники, командированные, сезонные рабочие, а также все, кто летит или едет по земле транзитом.

Еще один крупный класс таких абонентов – продавцы, размещающие в интернете объявления и рекламу. Такие люди также привязывают к номерам-однодневкам свои учетные записи в социальных сетях. Многие используют десятки сим-карт одновременно.

Легкости, с которой мы можем получить новый контракт, способствует гипертрофированно раздутая розничная сеть.

Реализация сим-карт идет по крайней мере через 24 000 салонов – в это число включены и монобрендовые салоны операторов, и точки мультибрендовых сетей («Связной», «Евросеть», «Телефон.ру» и др.).

Кроме того, в России распространены и так называемые партнерские сети. На деле за красивой формулировкой скрываются лоточники без какой-либо стационарной точки продаж, торгующие сим-картами любого оператора на выбор. Карты разных операторов с нулевым балансом можно приобрести оптом по 19-20 рублей за штуку.

Они раздаются бесплатно и могут быть активированы в том случае, если получивший «положит» на них от 100 до 200 рублей.

Даже если 75% получивших выкинут карту, а 25% пополнят ее на 200 рублей, распространитель может рассчитывать на законную комиссию от оператора и окупит затраты на приобретение карт и оплату гонорара тем, кто раздает сим-карты на улице.

В масштабе страны (115 млн сим-карт, из которых весьма значительная доля реализуется через партнеров, а не через собственные салоны) такой бизнес может приносить уличным торговцам сотни миллионов рублей.

Очевидно, что в случае более жесткого сценария поправок к закону о связи примерно 25-30% так называемой внесалонной розницы просто исчезнет.

Речь идет не о единовременном сокращении продаж или оттоке абонентов у мобильных операторов, а о более долгосрочной тенденции — мы увидим полноценное вымирание уличной торговли сим–картами.

Что будет с ценами и оборотами

Для операторов мобильной связи последствия реализации новых инициатив регулятора не приведут к существенным потерям в выручке или валовой прибыли. Менее всего пострадают те операторы, которые и раньше не слишком рассчитывали на внесалонную реализацию. По общему мнению инсайдеров, с которыми приходилось говорить, лучше всего в этой области обстоят дела у МТС.

Несмотря на то, что официальных данных на этот счет нет, можно косвенно судить о размерах реализации контрактов-однодневок по показателям оттока каждого из операторов.

На основании тех данных, которые эпизодически просачиваются в прессу или встречаются в презентациях самих операторов, самый низкий показатель оттока у Tele2 и МТС, а самый высокий — у «Вымпелкома» (бренд «Билайн»).

Принимая во внимание, что реализация новых контрактов в квартал составляет примерно 30 млн штук (совокупно для всех операторов) и то обстоятельство, что прекратится главным образом реализация контрактов-однодневок, можно предположить, что совокупная абонентская база российских операторов сократится примерно на 10 млн абонентов.

Какой бы впечатляющей ни казалась эта цифра, в масштабах отрасли это не более 4% клиентской базы. Недополученная выручка от таких «несостоявшихся» абонентов составляет еще более скромную часть общей выручки – около 1% в денежном выражении. В условиях, когда темпы роста в отрасли балансируют около нуля, даже такой маленький шаг назад может оказаться неприятным.

И все же предстоящую реформу нельзя назвать катастрофой.

Что касается тарифов для рядовых абонентов, то вряд ли грядущий запрет на продажу «серых» сим-карт как-то скажется на ценообразовании. Рынок и так переживает довольно турбулентный период – дополнительное удорожание услуг для клиентов может привести к уходу абонентов, а так рисковать никто не захочет.

Возможно, новые нормы станут катализатором позитивных изменений – к примеру, заставят наших мобильных операторов задуматься о радикальном сокращении численности точек продаж. Ведь при расчете на тысячу человек населения в России в два-три раза больше салонов связи, чем в любой другой европейской стране.

Источник: https://www.forbes.ru/tehnologii/360093-konec-svyazi-novyy-zakon-zastavit-operatorov-otklyuchit-anonimnye-sim-karty

В каких случаях возможно помещение в психиатрический стационар специализированного типа без согласия пациента? условия продления пребывания лица, нуждающегося в психиатрической помощи. порядок применения принудительных мер медицинского характера

Законна ли комиссия за оплату картой и каковы последствия?

В каких случаях возможно помещение в психиатрический стационар специализированного типа без согласия пациента? Условия продления пребывания лица, нуждающегося в психиатрической помощи. Кто принимает решение о продлении госпитализации лица?

Отношения, связанные с деятельностью в области оказания психиатрической помощи, регулируются Федеральным законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.

1992 № 3185-1 (далее Закон № 3185-1), а также нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации и издаваемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на решение вопросов в области оказания психиатрической помощи, а также нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

В силу ст. 5 Закона № 3185-1, ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами Российской Федерации.

Согласно п.3 ст.

5 Закона № 3185-1, ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами возможно только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением или пребывания в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, а также в стационарном учреждении социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, не допускается. Должностные лица, виновные в подобных нарушениях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Статья 29 Закона № 3185-1, регулирует основания для госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке.

Так, лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, без его согласия либо без согласия одного из родителей или иного законного представителя до постановления судьи, если его психиатрическое обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает: его непосредственную опасность для себя или окружающих, или его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, а также может причинить существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

В соответствии с п. 3 ч. 9 ст. 20 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», допускается медицинское вмешательство без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя в отношении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами.

Лицо, госпитализированное в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, по основаниям, предусмотренным статьей 29 Закона № 3185-1, подлежит обязательному психиатрическому освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров медицинской организации, которая принимает решение об обоснованности госпитализации. В случаях, когда госпитализация признается необоснованной и госпитализированный не выражает желания остаться в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, он подлежит немедленной выписке.

Если госпитализация признается обоснованной, то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 часов направляется в суд по месту нахождения медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, для решения вопроса о дальнейшем пребывании лица в ней.

Все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на пребывание в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, только в течение срока, необходимого для оказания психиатрической помощи в таких условиях.

Постановление судьи об удовлетворении заявления является основанием для госпитализации и дальнейшего содержания лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях.

Вместе с тем, пребывание лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке продолжается только в течение времени сохранения оснований, по которым была проведена госпитализация.

Согласно п. 2 ст.

36 Закона № 3185-1 лицо, госпитализированное в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке, в течение первых шести месяцев не реже одного раза в месяц подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров указанной медицинской организации для решения вопроса о продлении госпитализации. При продлении госпитализации свыше шести месяцев освидетельствования комиссией врачей-психиатров проводятся не реже одного раза в шесть месяцев.

По истечении шести месяцев с момента госпитализации лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости продления такой госпитализации направляется медицинской организацией, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, в суд по месту нахождения указанной медицинской организации. Судья постановлением может продлить госпитализацию. В дальнейшем решение о продлении госпитализации лица, госпитализированного в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке, принимается судьей ежегодно.

Порядок применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами.

Если говорить о принудительных мерах медицинского характера, то в соответствии со ст.

13 Закона № 3185-1, принудительные меры медицинского характера применяются по решению суда в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния, по основаниям и в порядке, установленным Уголовным кодексом Российской Федерации и Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Порядок назначения принудительных мер медицинского характера установлен главой 15 УК РФ с учетом разъяснений, указанных в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 № 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера».

В части первой статьи 102 УК Российской Федерации, сказано, что продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляются судом по представлению администрации учреждения, проводившего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

Новеллой в законодательстве является то обстоятельство, что суд принимает решение о продлении и прекращении принудительной меры.

Ранее продление и прекращение принудительного лечения, а речь шла только о лечении в психиатрическом стационаре, осуществлялось по решению комиссии врачей-психиатров, которое формулировалось на основании коллегиального осмотра пациента

В силу ч.2 ст. 102 УК РФ, лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры.

При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения.

Заключение комиссии представляется в суд независимо от тех выводов, которые сделала комиссия. Заключение комиссии подлежит оценке судом, и суд должен сам вынести соответствующее решение.

Представление в суд заключения комиссии врачей-психиатров направляет администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение (ранее эта функция возлагалась на главного психиатра органа здравоохранения, которому подчинен психиатрический стационар). Решение комиссии врачей-психиатров в повседневной практике представляет в суд руководитель психиатрического стационара, где осуществляется принудительное лечение, либо лицо, его замещающее.

Основанием для продления принудительных мер медицинского характера служит сохранение возможности причинения этими лицами иного существенного вреда либо опасность для себя или других лиц, что расценивается как отсутствие оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера.

Иначе говоря, суд продлевает принудительные меры медицинского характера по тем же основаниям, что и назначает их.

Суд, принимая решение о необходимости продления принудительных мер медицинского характера, не только выносит решение об отсутствии положительной динамики психического расстройства, но и оценивает психическое состояние лица, прогноз, учитывающий течение расстройства, стойкость полученного эффекта от принудительного лечения.

В судебной практике в психиатрическом стационаре специализированного типа продлевается принудительное лечение лицу с психическим расстройством, проявляющимся сдерживаемой агрессивностью по отношению к окружающим, а также аутоагрессивностью, т.е. требующим постоянного наблюдения.

Такой пациент не относится критически к своему заболеванию, отрицает значение проводимого лечения. Необходимость постоянного наблюдения в отношении этого лица обусловлена реальной опасностью повторного совершения общественно опасного деяния.

При отсутствии подобных показаний к пребыванию в психиатрическом стационаре специализированного типа по решению суда изменяется принудительная мера с переводом лица в психиатрический стационар общего типа.

Источник: https://www.samproc.ru/regulatory/proc_answer/?ELEMENT_ID=10661

Автоправо
Добавить комментарий