Выплата компенсации за моральный вред по судебному решению

Проблемы доказывания размера компенсации за моральный вред

Выплата компенсации за моральный вред по судебному решению

Незаконное увольнение работника работодателем является основанием для возмещения работнику понесенного материального ущерба и морального вреда.Для защиты своих интересов работник должен руководствоваться ст. 352 Трудового кодекса РФ, в соответствии с которой он имеет право на самозащиту, судебную защиту и другие способы защиты.

В свою очередь работодатель вправе приводить возражения на претензии работника с целью защиты собственных интересов.

Как часто бывает, когда стороны не находят взаимопонимания мирным путем, решение всех вопросов остается в компетенции судьи, который принимает его в соответствии с законодательством.

При этом доказательства по рассматриваемому делу он оценивает по своему внутреннему убеждению согласно ст. 67 ГПК РФ.

Иными словами, каждое решение суда в той или иной степени содержит субъективное мнение судьи. Материальный вред, причиненный работнику, для суда выражается в конкретных цифрах, подтвержденных документами.

Когда речь идет о взыскании ущерба в пользу работника за нанесенный ему работодателем моральный вред, решение суда о размере компенсации отражает исключительно субъективное мнение самого суда.

Это стало одним из наиболее спорных вопросов, и до настоящего времени проблема не нашла своего разрешения.

Какие доказательства должно принимать во внимание для расчета размера компенсации за моральный вред, если это касается только нравственных страданий работника, и должен ли работник это доказывать?

В чем вообще заключается моральный вред, и какова позиция суда по данному вопросу?

Эти и другие вопросы, прежде всего, необходимо знать работодателю, чтобы защищать свои интересы в суде, так как при субъективном определении размера компенсации за моральный вред, нанесенный работнику, страдают работодатели.

В той или иной конкретной ситуации также могут пострадать и интересы работника.

Например, работник был незаконно уволен. Суд взыскал с работодателя компенсацию за моральный вред, но при этом уменьшил сумму требований по иску в части компенсации морального вреда на 50%, что, конечно, невыгодно работнику.

Работник никак не может доказать суду, какие нравственные страдания на самом деле пережили он и его семья в связи с потерей работы.

Возможно, что они стоят той суммы за моральный вред, которая была указана в исковом заявлении.

Таким образом, в настоящее время российское законодательство не предусматривает четких процедур расчета размера компенсации за моральный вред, что является проблемой как для работодателей, так и для работников.

Приведенные ниже примеры наглядно показывают, как суды, основываясь только на своем субъективном мнении, принимают решения о взыскании морального вреда, в результате которых страдают интересы как работника, так и работодателя.

Примеры из судебной практики • Примеры из судебной практики

1. 27 марта 2013 года Усть-Илимский городской суд Иркутской области вынес решение по гражданскому делу № 2-1285/2013 по иску работника к работодателю об удовлетворении частично требований работника о взыскании с работодателя заработной платы, компенсации морального вреда и судебных расходов.

Своим решением суд уменьшил сумму исковых требований работника по размеру компенсации морального вреда.

В обоснование своего решения суд указал, что работодатель причинил работнику нравственные страдания, связанные с ограничением прав работника, в том числе работодатель ограничил право работника на достойную жизнь, оплату труда, что повлекло страдания и переживания работника.

Также суд указал, что невыплата работодателем зарплаты, при отсутствии других источников к существованию, создает психотравмирующую ситуацию для каждого человека.

В результате суд вынес решение с учетом нравственных страданий работника о взыскании с работодателя компенсации за моральный вред, но в меньшем размере, чем просил работник в исковом заявлении.

Судебное решение вступило в силу 02.07.2013 г.

2. 29 января 2009 года Велижский районный суд Смоленской области вынес решение по иску работника к работодателю о взыскании заработной платы, изменении даты увольнения и компенсации морального вреда.

Своим решением суд удовлетворил в полном объеме требования работника о взыскании заработной платы и изменении даты увольнении, но при определении размера компенсации за моральный вред пояснил следующее.

Работник просил в исковом заявлении за нарушение его трудовых прав взыскать с работодателя компенсацию за моральный вред в размере 10000 рублей. В своих письменных возражениях работодатель просил снизить размер компенсации до 1000 рублей, так как требования работника явно завышены и несоразмерны обстоятельствам.

В судебном заседании установлено, что работодатель нарушил трудовые права работника по выдаче трудовой книжки, и в связи с этим работник был незаконно лишен права работодателем трудиться и зарабатывать себе на жизнь.

По мнению суда, «все это, безусловно, причинило ей нравственные страдания».

По результатам суд взыскал с работодателя в пользу работника компенсацию за моральный вред в размере 3000 рублей.

Законодательное регулирование, связанное с возмещением морального вреда работнику

Статья 151 Гражданского кодекса РФ устанавливает право работника на получение денежной компенсации в результате того, что работнику работодателем нанесен моральный вред.

Моральный вред может проявлять себя для работника в страданиях физического и нравственного характера.

Статья 237 Трудового кодекса РФ устанавливает, что моральный вред при виновных действиях работодателя должен быть возмещен работнику в денежной форме.

Если между работодателем и работником есть спор касательно выплаты компенсации за моральный вред, факт причинения морального вреда и сумма компенсации устанавливается в судебном порядке.

Суд, принимая решение о компенсации за моральный вред, учитывает степень виновности работодателя, а также степень страданий работника (нравственных и физических).

Как следует из приведенных правовых норм, законодательством не предусмотрены специальные процедуры для определения степени нравственных страданий работников в результате нарушения их трудовых прав, и, соответственно, нет понятной схемы расчета размера компенсации за моральный вред в зависимости от степени нравственных страданий.

Позиция Верховного Суда РФ по вопросам расчета компенсации морального вреда не вносит ясности при решении соответствующих проблем.

Правовая позиция Верховного Суда РФ по вопросу возмещения морального вреда работнику

Согласно п. 63 Постановления от 17 марта 2004 г.

№ 2 Верховного Суда РФ за незаконное увольнение работника или другое нарушение трудовых прав работника суд вправе взыскать с работодателя в пользу работника, помимо материального ущерба, компенсацию за причиненный работнику моральный вред.

Моральный вред должен быть возмещен в денежной форме, и при определении размера компенсации суд должен руководствоваться обстоятельствами каждого конкретного дела с учетом причиненных работнику страданий (нравственных, физических), степени вины работодателя и другого.

То есть, другими словами, Верховный Суд РФ признает факт того, что нарушение трудовых прав работника является основанием для взыскания морального вреда с работодателя, но при этом размер компенсации морального вреда ставит в зависимость от конкретных обстоятельств дела.

С одной стороны, это правильно, так как дела бывают разные, но, с другой стороны, это дает право любому суду определять размер компенсации за причиненный моральный вред так, как ему вздумается, ввиду отсутствия какой-либо процедуры доказывания морального вреда, в том числе выразившегося в нравственных страданиях работника.

Суд не может оценить в полном объеме степень нравственных страданий работника и определяет размер компенсации за моральный вред, руководствуясь только доказательствами, которые не доказывают факта нравственных страданий, а лишь указывают на наличие морального вреда.

Получается, как в известном фильме: «Голова  предмет темный, и исследованию не подлежит». Так не подлежат исследованию и нравственные страдания работника, но это только доказывает субъективность судов при определении размера компенсации за моральный вред, вынесении бессистемных и не основанных на законе решений о взыскании морального вреда.

Непосредственно по недостаткам из судебной практики

По первому приведенному выше примеру из судебной практики суд удовлетворил исковые требования работника, указав, что работнику причинены нравственные страдания, но при этом в решении суда не указано, какие именно нравственные страдания испытал работник. Ссылка суда на то, что нравственные страдания связаны с ограничением права работника на достойную жизнь, оплату труда не есть установление факта нравственных страданий работника.

Более того, в своем решении суд без заключения специалиста делает вывод о том, что невыплата работодателем зарплаты создает психотравмирующую ситуацию для работника.

Данный вывод суда является голословным и необоснованным, нарушающим права и интересы работодателя.

Суд вынес решение о взыскании компенсации морального вреда с работодателя, оценив доказательства по своему убеждению, но без указания на конкретные нравственные страдания работника и без заключения специалиста касательно психотравмирующей ситуации, что, как минимум, является спорным моментом.

При этом в случае, если бы работодатель обжаловал решение суда, практически оказался бы лишенным возможности добиться положительного результата, так как вышестоящий суд будет придерживаться мнения суда первой инстанции.

Также совершенно непонятно, чем руководствовался суд, уменьшая размер компенсации за моральный вред в сравнении с тем, что просил работник в исковом заявлении.

Во втором примере из судебной практики в большей степени нарушены права работника.

В своем решении суд указал, что работник был незаконно лишен права работодателем трудиться и зарабатывать себе на жизнь.
Из решения суда: «Все это, безусловно, причинило ей нравственные страдания».

Указав на нравственные страдания работника, суд, тем не менее, уменьшил размер компенсации за моральный вред с 10 000 рублей до 3 000 рублей, что, конечно, было на руку работодателю.

Вынося решение о взыскании компенсации за моральный вред, суд, как следует из решения, не исследовал все обстоятельства, связанные с нравственными страданиями работника и его семьи в результате лишения возможности трудиться.

Кроме того, фразой «Все это, безусловно, причинило ей нравственные страдания» суд без заключения специалиста делает вывод о нравственных страданиях работника, но ничего не говорит о степени и глубине нравственных страданий.

Как в первом, так и во втором случае суд исполняет роль своего рода специалиста-психолога. Не определяя степень и глубину нравственных страданий работника, суд совершенно необоснованно назначает размер компенсации за моральный вред.
Суд берет цифры, как говорится, «с потолка».

За рамками судебного заседания остаются истинные проблемы семьи, возникшие вследствие нарушения трудовых прав одного из ее членов. При вынесении решения судами не учитывается тот факт, что у этого работодателя могли работать представители нескольких поколений семьи работника, а в результате незаконного увольнения страдает вся семья, в том числе несовершеннолетние дети.

Не учитывается и многое другое, что может повлиять на степень нравственных страданий работников и, как следствие, на размер компенсации за моральный вред.

То же самое относится и к работодателю, так как ему приходится защищать свои интересы без твердых правовых позиций в связи с отсутствием четкого законодательного регулирования процедуры определения размера компенсации за моральный вред.

Следует отметить, что вся судебная практика по делам о взыскании компенсации за моральный вред носит неоднозначный характер, нарушает права сторон судопроизводства, которые вправе рассчитывать на законно вынесенное решение в результате изучения всех обстоятельств дела.
Рекомендации и возможные направления деятельности

Российское юридическое сообщество, а также судебное сообщество и другие заинтересованные лица столкнулись с проблемой определения размера компенсации за моральный вред, в том числе наносимый работнику работодателем, уже давно, но в настоящее время каких-либо подвижек в разрешении соответствующих вопросов нет.

В связи с этим представляется целесообразным рекомендовать следующие направления усовершенствования законодательства с привлечением к решению этих вопросов научных сотрудников, специалистов-психологов, юристов и др.

1. Разработать четкие критерии, согласно которым будет определяться наличие или отсутствие нравственных страданий работника в результате нарушения его трудовых прав, гарантированных законодательством.

2. Разработать процедуру, в том числе в соответствии с которой будет устанавливаться наличие критериев, указывающих на нравственные страдания работника.

3. При определении размера компенсации за моральный вред, помимо физических страданий гражданина, учитывать нравственные страдания в соответствии с критериями, от которых в том числе может увеличиваться или уменьшаться сумма компенсации за моральный вред.

4. В процедуре расчета размера компенсации за моральный вред предусмотреть отдельным пунктом влияние морального вреда, нанесенного работнику, на его близких родственников, в том числе на несовершеннолетних детей.

5. Эти и другие всевозможные меры приведут к более системному подходу судов при рассмотрении вопросов об определении размера компенсации за моральный вред, нанесенный работнику работодателем.

Работникам будет легче рассчитать размер компенсации за моральный вред для подачи исковых заявлений в суды, и, соответственно, работодателям будет более понятно, в связи с какими нравственными страданиями с них взыскана компенсация за причиненный работнику моральный вред.

* Владимир Алистархов, эксперт по вопросам правового характера

Источник: https://www.top-personal.ru/issue.html?3561

Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблем

Выплата компенсации за моральный вред по судебному решению

Обсуждая проблемы правоприменительной практики в сфере компенсации морального вреда за причинение вреда здоровью и жизни человека, хотелось бы обратить внимание на наиболее острые.

Первая проблема: размеры взыскиваемых судами сумм компенсаций значительно отличаются, отсутствует единообразный подход к их определению. Так, один судья за смерть человека может взыскать в пользу родственников компенсацию в 5000 руб., другой – 8,5 млн руб. Такой значительный разброс в размерах взыскиваемых сумм не создает для потерпевшего и причинителя вреда определенности.

Вторая проблема – сложность доказывания тяжести нравственных страданий потерпевшего. Это приводит к тому, что суды не дают им должной правовой оценки.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г.

№ 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью» суды при определении размера компенсации должны учитывать индивидуальные особенности лица, которому причинен вред, степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства каждого дела.

Однако на практике все обстоит иначе – суды к вопросу определения размера компенсации морального вреда подходят формально, без учета степени нравственных страданий конкретного потерпевшего. В моей адвокатской практике был случай (2018 г.

), когда учитель музыки после перелома руки и черепно-мозговой травмы, полученных в результате ДТП, стала профессионально непригодной и вынуждена была уйти с работы. Ей необходимо будет осваивать иную профессию, кардинально изменить жизнь.

В данном случае нравственные страдания потерпевшей не равны страданиям другого профессионала, которому не требуется виртуозность рук.

Третья проблема связана с тем, что причинители вреда жизни и здоровью нередко уклоняются от выплаты взысканного судом возмещения и компенсации морального вреда. По роду деятельности в МОД «Союз пешеходов» я часто сталкиваюсь со случаями причинения вреда здоровью пешеходов по вине водителя. Потерпевший может оказаться единственным кормильцем в семье.

В итоге он попадает в больницу, несет дополнительные расходы на лечение, теряет трудоспособность и т.д. Единственным источником дохода для семьи потерпевшего могут в таком случае оказаться только взысканные с виновника ДТП суммы на возмещение вреда здоровью и компенсацию морального вреда.

В случае уклонения виновником ДТП от выплаты потерпевший оказывается в еще более затруднительном материальном положении.

Такая ситуация возникла с тремя пешеходами, здоровью которых в результате ДТП был причинен тяжкий вред. Один из них, в частности, потерял способность передвигаться. Суд взыскал компенсацию вреда в размере порядка 800 тыс. руб., однако виновник эту сумму не возместил из-за отсутствия средств.

На сегодняшний день злостные неплательщики не несут ответственности за уклонение от исполнения судебных решений. Единственное, что могут сделать судебные приставы – применить в отношении указанных лиц ограничительные меры: на выезд за границу, на пользование должником специальном правом.

Однако данные меры, как показывает практика, не мотивируют должников выплачивать присужденные суммы – кто-то вовсе не выезжает за рубеж, кто-то не имеет водительских прав или уже лишен их и т.д.

Кроме того, если у должника не найдут имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом допустимые законом меры по отысканию его имущества окажутся безрезультатными, исполнительный лист будет возвращен потерпевшему.

Четвертая проблема – затруднительность судебного процесса для самих потерпевших.

Когда предполагается невысокая сумма возмещения, потерпевшие зачастую отказываются обращаться в суд из-за предстоящих расходов на адвоката и необходимости участия в многочисленных судебных заседаниях.

По этой причине люди, получившие легкий и средней тяжести вред здоровью, нередко остаются без компенсации.

Полагаю, решить перечисленные проблемы помогут внесение изменений в законодательство, регулирующее указанную сферу, а также разъяснения ВС РФ.

Так, для устранения разброса в размерах компенсации целесообразно, на мой взгляд, установить минимальный размер, исходя из степени тяжести вреда здоровью и формы вины причинителя вреда (умысел, неосторожность, отсутствие вины). Минимальный размер компенсации морального вреда должен зависеть от степени физических страданий.

Эта минимальная сумма затем увеличивается на компенсацию за нравственные страдания, оцениваемые судом индивидуально для каждого пострадавшего по установленным критериям.

Таким образом, для минимального размера компенсации:

телесные повреждения – А (сумма), легкий вред здоровью – В (сумма), средней тяжести вред здоровью – С (сумма), тяжкий вред здоровью – Д (сумма), смерть – Е (сумма).

Форма вины будет выступать в качестве повышающего коэффициента (например, отсутствие вины – 1, неосторожность – 1,5, умысел – 2).

Рассмотрим на примере. Совершен наезд на пешехода, причинен тяжкий вред здоровью, вина водителя отсутствует.

Размер компенсации в таком случае составит: Д * 1 = Д руб. за физические страдания.

Также следует установить критерии свыше минимального размера для определения степени нравственных страданий потерпевшего.

Необходимо привлечь специалистов в области психологии и психиатрии, которые смогут выработать общие критерии для определения тяжести нравственных страданий, их длительности, что впоследствии позволит установить денежный размер компенсации за нравственные страдания.

Для решения проблемы сложности доказывания нравственных страданий необходимы новые разъяснения Пленума ВС, устанавливающие критерии оценки степени физических и нравственных страданий (например, как изменилась жизнь потерпевшего после причинения вреда здоровью, характер отношений между потерпевшим, родственником и погибшим и т.п.), обязывающие суды при рассмотрении данной категории дел оценивать каждый критерий и отражать оценку в решении, а также предусмотреть возможность проведения (судебной) психологической экспертизы.

Для гарантии прав потерпевших на получение взысканных судом сумм на возмещение вреда здоровью и жизни и компенсацию морального вреда необходимо ввести административную и уголовную ответственность за уклонение от уплаты возмещения по аналогии с неуплатой средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей (ст. 5.35.1 КоАП РФ, 157 УК РФ).

Кроме того, при установлении минимальной суммы компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью необходимо включить указанные споры (если требования составляют не более 500 тыс. руб.) в категорию дел, по которым выдаются судебные приказы.

Потерпевший без участия в судебных заседаниях сможет взыскать минимальную компенсацию.

Для расчета суду будет достаточно медицинской экспертизы по определению степени вреда здоровью и акта должностного лица (судебного акта) о привлечении либо непривлечении причинителя вреда к ответственности.

Полагаю, что предложенные меры помогут гарантировать потерпевшему получение достойной, а не номинальной компенсации морального вреда.

Потерпевший и причинитель вреда, зная минимальную сумму компенсации и критерии, влияющие на ее увеличение, будут тем самым мотивированы заключить во внесудебном порядке соглашение (которое можно будет заверить у нотариуса). В этом случае отпадет необходимость обращаться в суд, поскольку сумма будет определена.

В настоящее время досудебное разрешение споров о размере компенсации морального вреда маловероятно, поскольку стороны не могут договориться в связи с большим разбросом между минимальным и максимальным возмещением – потерпевший рассчитывает на большее и идет в суд, причинитель не платит до суда, так как надеется, что суд взыщет меньше.

При наличии определенности по сумме им станет невыгодно затевать судебный процесс и нести соответствующие издержки.

Помимо этого, в случае нотариального заверения соглашения при его неисполнении потерпевший может обратиться к нотариусу для совершения им исполнительной надписи, что приравнивается к исполнительному документу и станет основанием для возбуждения исполнительного производства в отношении ответчика без судебного процесса.

Введение минимальной суммы компенсации также сделает возможной выдачу судебного приказа по данной категории требований, не превышающих 500 тыс. руб., что также значительно разгрузит суды. Для этого потерпевшему достаточно будет приложить к заявлению заключение судебной медицинской экспертизы и документы, подтверждающие наличие или отсутствие вины.

В заключение отмечу, что угроза реального лишения свободы при злостной, без уважительных причин неуплате присужденного возмещения вреда здоровью и жизни, а также компенсации морального вреда послужит мотивацией к исполнению решений судов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/kompensatsiya-moralnogo-vreda-za-zhizn-i-zdorove-puti-resheniya-problem/

Вс о моральном вреде за длительное неисполнение государством судебных решений

Выплата компенсации за моральный вред по судебному решению

В нашей стране вопрос возмещения вреда или ущерба, причиненного государством, стоит достаточно остро.

Итак, возможно ли вообще взыскать ущерб с государства? Об этом задумывается каждый, кто столкнулся с нарушениями со стороны госорганов и должностных лиц.

Ведь зачастую госорганы и госучреждения, оправдываясь нехваткой бюджетных средств, затягивают исполнение решения о выплате причитающихся взыскателю средств, а то и вовсе не исполняют их.

И если на оперативное, адекватное и справедливое возмещение вреда рассчитывать не приходится, то необходимо снова обращаться в суд с требованиями о выплате компенсации за длительное неисполнение судебного решения, за которое государство несет ответственность. При этом стоит ли рассчитывать на инфляционные потери и возможность взыскания морального вреда?

Давайте разберемся с данным вопросом на примере постановления Верховного Суда от 12.02.2019 г. № 818/674/17.

Относительно вопроса выплаты компенсации

Заявитель обратился в суд с иском к Государственной казначейской службе с требованием обязать Казначейство начислить и выплатить компенсацию за нарушение срока исполнения судебного решения с учетом установленного индекса инфляции за все время просрочки, а также моральный ущерб в размере 86040 грн. (Размер суммы морального вреда он рассчитал исходя из практики ЕСПЧ, который в подобных случаях присуждает к выплате 3000 евро.) Свои требования истец мотивировал тем, что решение суда в его пользу оставалось более 3 лет неисполненным. И лишь спустя 4 года на его карточный счет перечислены средства. В то же время ему не была выплачена компенсация за нарушение срока исполнения судебного решения за все время просрочки с учетом установленного индекса инфляции за все время просрочки, а также три процента годовых от просроченной суммы.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования истца частично. Суд первой инстанции обязал Государственную казначейскую службу выплатить компенсацию за несвоевременное исполнение решения суда, а в удовлетворении требования о выплате морального вреда отказал.

Суд апелляционной инстанции также обязал Казначейство выплатить компенсацию и моральный вред, но не в размере, заявленном истцом (86040 грн), а лишь 1600 грн.

Апелляционный суд посчитал, что права истца были нарушены бездействием ответчика и должны быть восстановлены путем возмещения морального вреда, размер которого определяется судом по критериям, имеющим существенное значение.

Верховный Суд, решая вопрос о взыскании морального вреда за длительное неисполнение судебного решения государством, ссылался на устоявшуюся практику ЕСПЧ.

В первую очередь ВС отметил, что эффективное правосудие включает право на исполнение судебного решения без лишних задержек.

ЕСПЧ подчеркивает, что именно на государство возложена обязанность заботиться о том, чтобы окончательные решения, вынесенные против его органов, учреждений или предприятий, находящихся в госсобственности или контролируемых государством, исполнялись в соответствии с требованиями Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Важно и то, что неисполнение судебных решений государством не может быть оправдано нехваткой средств. Более того, обеспечение достаточного возмещения за неисполнение или несвоевременное исполнение решений национальных судов является прямым обязательством именно государства.

О выплате морального вреда

Исходя из практики ЕСПЧ, презюмируется, что чрезмерно длительное производство дает основания для возмещения морального вреда. Несоблюдение государством своего обязательства по возврату долга, после того как заявитель, пройдя через судебный процесс, добился успеха, неизбежно будет вызывать у него чувство отчаяния.

Таким образом, в соответствии с прецедентной практикой ЕСПЧ заявитель имеет право на возмещение морального вреда в случае чрезмерно длительного неисполнения окончательного решения, за что государство несет ответственность.

Касаемо определения размера морального вреда

В рассматриваемом деле ВС пришел к выводу, что моральный вред должен быть возмещен в пределах одного прожиточного минимума, в размере, установленном на дату рассмотрения дела (1600 грн).

При этом доводы заявителя о том, что размер возмещения морального вреда должен быть взыскан в сумме, эквивалентной 3000 евро, поскольку в таких размерах взыскивается моральный вред ЕСПЧ, Верховный Суд посчитал необоснованными, исходя из следующего.

Действительно, практика ЕСПЧ показывает, что Суд взыскивал с государства в счет возмещения морального вреда сумму в размере от 1500 до 3000 евро, ссылаясь на длительное неисполнение решений, вынесенных в пользу заявителей. Аргументированы такие решения были тем, что заявители не имели эффективного национального средства правовой защиты, с помощью которого они могли бы получить возмещение ущерба, причиненного таким неисполнением.

Рассмотрение дела о длительном неисполнении судебного решения в суде и возмещении морального вреда в размере прожиточного минимума является юридической защитой прав истца национальным судом Украины. Международное судебное учреждение защищает такие права в случае неполучения лицом эффективного национального средства правовой защиты.

Следовательно, выплата морального вреда в размере, присуждаемом ЕСПЧ в подобных делах, возможна только при отсутствии эффективного национального средства правовой защиты. При рассмотрении дела национальным судом права заявителя подлежат восстановлению путем возмещения морального вреда, размер которого определяется судом соразмерно характеру нарушения и обстоятельствам дела.

_____________________________________________
© ТОВ “ІАЦ “ЛІГА”, ТОВ “ЛІГА ЗАКОН”, 2019

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ “ЛІГА ЗАКОН” заборонено.

Источник: http://uz.ligazakon.ua/magazine_article/EA012444

Верховный суд пояснил, в каких спорах платят за моральный вред

Выплата компенсации за моральный вред по судебному решению

Факт причинения телесных повреждений является достаточным основанием для удовлетворения иска о компенсации морального вреда. При этом привлечение ответчика к уголовной или административной ответственности не является обязательным условием.

К таким выводам пришла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в определении по делу № 78-КГ17-30. Это определение включено в «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации» № 2 (2018)»и является ориентиром для всех судов.

Суть дела: конфликт соседей

С., 1953 года рождения, обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что ей были нанесены побои А., 1988 года рождения, являющейся ее соседкой по коммунальной квартире.

В связи с причинением ей физических и нравственных страданий истец просила суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Решением суда иск удовлетворен частично, с А. в пользу С. взыскана компенсация морального вреда в размере 50 000 руб.

Отмена в апелляции

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции указал, что материалов, подтверждающих факт уголовного либо административного преследования А. или обращение истца в правоохранительные органы и принятия мер в отношении ответчика, истцом не представлено.

В обоснование отказа в иске суд апелляционной инстанции указал, что материалы дела не содержат доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, что причинителем вреда в том объеме, который указывает истец, является ответчик.

Ошибки, которые допустила апелляционная инстанция

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала указанные выводы суда апелляционной инстанции сделанными с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Необоснованное решение апелляции

В п. 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г.

№ 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» разъяснено, что при рассмотрении кассационных жалобы, представления с делом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Согласно ч. 1 ст. 195 этого же кодекса, решение суда должно быть законным и обоснованным. Как разъяснено в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г.

№ 23 «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст.

55, 59–61 и 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Из приведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению, однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Результаты оценки доказательств суд должен указать в мотивировочной части судебного постановления, в том числе доводы по которым он отвергает те или иные доказательства или отдает предпочтение одним доказательствам перед другими.

Данные требования в силу ч. 1 ст. 328 ГПК РФ распространяются и на суд апелляционной инстанции.

Как следует из материалов дела и судебных постановлений, выводы суда первой инстанции основаны на непосредственном исследовании доказательств, в том числе объяснений сторон и показаний свидетеля. Выводы суда об оценке доказательств изложены в решении суда.

Суд апелляционной инстанции по материалам дела сделал прямо противоположный вывод о недоказанности факта причинения ответчиком телесных повреждений истцу.

При этом в нарушение приведенных выше норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации суд апелляционной инстанции не привел никакого обоснования тому, почему он отверг приведенные судом первой инстанции доказательства, в частности медицинские документы, подтверждающие факт наличия травм, ушибов, ссадин, и показания свидетеля, прямо указавшего на нанесение ударов истцу ответчиком.

Моральный вред причиняется фактом любых побоев

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также признала ошибочным вывод суда апелляционной инстанции о том, что невозможность установить точный объем телесных повреждений, их характер и степень является основанием для отказа в иске о компенсации морального вреда.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст.

15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить.

В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

По аналогии с данным разъяснением объем причиненных телесных повреждений, их характер и степень тяжести для разрешения спора о взыскании компенсации морального вреда тоже должны быть доказаны с разумной степенью достоверности, невозможность установления точного количества, характера и степени телесных повреждений не может являться основанием для отказа в иске о возмещении морального вреда.

Ссылаясь на то, что вопрос о привлечении ответчика к административной или уголовной ответственности не разрешался, суд апелляционной инстанции не учел, что привлечение причинителя вреда к указанным видам ответственности законом не предусмотрено в качестве обязательного условия для возмещения вреда в гражданском порядке.

Указанные выше требования закона и разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, не были учтены судом апелляционной инстанции при разрешении данного спора, что повлекло вынесение незаконного судебного акта об отказе в иске.

Источник

Источник: https://pravo163.ru/verxovnyj-sud-poyasnil-v-kakix-sporax-platyat-za-moralnyj-vred/

Как моральный вред становится способом наживы в суде

Выплата компенсации за моральный вред по судебному решению

В последнее время участились случаи, когда люди обращаются в суд за возмещением морального вреда, чтобы улучшить свое материальное положение, хотя нарушения их прав на момент судебного процесса уже устранены, а требования о взыскании компенсации необоснованны.

Так, в Сысертский районный суд Свердловской области поступает много заявлений об оспаривании оказываемых гражданам услуг.

Представители Сысертского районного суда, председатель Ольга Лукьянова и судья Александр Транзалов, рассказали “РГ”, почему часть исков остается без удовлетворения.

Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке.

Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А.

указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

Нотариат подключится к программе “Цифровой социальный юрист”

Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда – 100 тысяч.

Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту – 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей.

Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню.

Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение.

Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд.

В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений.

Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

МВД взяло под контроль расследования преступлений против пожилых людей

Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений.

Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд.

Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы.

В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти.

В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы.

Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль.

Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

Ключевой вопрос

Сложно ли доказать причинение морального вреда?

Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса – состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

Кстати

В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А.

одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы.

В 2017 и 2018 годах были аналогичные случаи.

100 тысяч за падение в “Пятерочке”

Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине “Пятерочка”. В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение.

При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал.

Тогда с иском к “Пятерочке” обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

Как пешеходу наказать водителя за одежду, испорченную грязью из лужи

Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

– В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, – пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. – Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

Источник: https://rg.ru/2019/01/17/reg-urfo/kak-moralnyj-vred-stanovitsia-sposobom-nazhivy-v-sude.html

Автоправо
Добавить комментарий