Введение в заблуждение по фактической стоимости работ

Построил на свою голову…

Введение в заблуждение по фактической стоимости работ

На этой неделе состоится апелляционное заседание по уголовному делу гендиректора ЗАО “Барель” Андрея Баландина, приговоренного Октябрьским районным судом к шести годам колонии общего режима за совершение мошенничества в особо крупном размере с использованием служебного положения.

В ходе процесса у наблюдателей возникало много версий столь жестокого приговора, среди которых было и наличие возможных внепроцессуальных обращений к судье Сергею Сотскову, и тесная связь этого дела с семьей Андрея и Марины Алешиной, на тот момент главного федерального инспектора по Саратовской области, что уже тогда ставило под сомнение законность вынесенного решения.

Прокомментировать эти догадки, а также подробности судебного процесса мы попросили адвоката Александра Петрова, защищавшего интересы финансового директора ЗАО “Барель” Андрея Пастухова.

Первоначально Пастухов проходил по делу как подозреваемый, но позже все подозрения следователей с него были сняты и обратились исключительно на одного Андрея Баландина. Однако Пастухов присутствовал на суде, давал показания.

Александр Петров также наблюдал все этапы развития процесса и знает досконально уголовное дело. Приговор Андрею Баландину был вынесен в ноябре прошлого года, “похоронив” под собой связь с другим уголовным делом – о превышении полномочий со стороны чиновников Роснедвижимости.

“Взгляд” уже писал о том, что акты выполненных работ подписывались ЗАО “Барель” в разные годы двумя руководителями ведомства – Николаем Владимировым и Андреем Алешиным.

Дело по факту превышения должностных полномочий в Роснедвижимости было заволокичено, но недавно его расследование возобновилось после вмешательства центрального аппарата ведомства Александра Бастрыкина. В настоящий момент расследование по нему продолжается, идут допросы свидетелей.

Но вернемся к Андрею Баландину и вместе с адвокатом попробуем разобраться в его уголовном деле.

– Александр Владимирович, как установил суд, в 2008-2009 годах ЗАО “Барель” принимало участие в инвестиционной программе по реконструкции здания Роснедвижимости на Орджоникидзе, 1А. Фирма победила в аукционе, согласившись выполнить работы за 142,2 млн рублей; при оценочной сметной стоимости – 242,2 млн.

, то есть резко сыграла на понижение. Обвинение утверждало, что часть оплаченных из бюджета работ фактически осталась не выполненной. Но мы заметили много противоречий в экспертных оценках, так, последняя экспертиза четко дает понять, что да, не все подписанные работы были выполнены, но они и не были при этом оплачены.

Если это так, то почему Баландину вменили ущерб?

– Дело в том, что следствие изначально основывалось на строительной экспертизе, выполненной негосударственным частным экспертом Козловым, которая оказалась настолько сумбурной, что позже была отвергнута судом и исключена из числа доказательств как недопустимая и несостоятельная.

Согласно расчетам эксперта Козлова, Баландин получил из бюджета 131 млн рублей, из них выполнил работы на 99 млн., а на 31 млн. оплаченных из бюджета средств работы не выполнил. Позже Козлов провел дополнительную экспертизу, где сумма выполненных работ уже была 106 млн., соответственно другой была и сумма ущерба.

Суд в рамках рассмотрения уголовного дела, чтобы разобраться, назначил повторную  судебную строительную экспертизу, которую проводило уже ФБУ “Саратовская лаборатория судебной экспертизы” Минюста России (№ 1845/6-1 от 03 августа 2018 года). Она впоследствии и была положена судом в основу приговора. Но, судя по всему, положена как-то странно.

Государственные судебные эксперты Кирилл Семенов и Олег Коновальчик пришли к выводу, что при оценке фактической стоимости выполненных работ в ходе приемки были использованы неверные индексы изменения сметной стоимости строительства, в связи с чем экспертами произведено два разных подсчета стоимости строительства и  стоимости невыполненных работ: одни – по индексам, которые применяли подрядчик и чиновники заказчика, второй – по индексам, которые в действительности подлежали применению.

– И что, эти индексы сильно влияют на конечные суммы и на суть дела?

– Очень влияют. По одним Баландин виноват, по другим – нет.

Как пишут эксперты в своем заключении, реальная стоимость строительно-монтажных работ с учетом действующих на тот момент  индексов составила 132 млн. 379 тыс. рублей, что даже превышает сумму перечисленных  Роснедвижимостью денежных средств подрядчику.

Согласно предъявленному обвинению, “Барель” получила от государства 131 млн 530 тысяч рублей. Отсюда можно предположить, что Баландин не только не украл у государства вмененный ему 31 миллион, но и недополучил от него 849 тысяч рублей!

Эксперты отметили, что невыполненные работы у “Бареля” были  – на 37 млн 683 тысяч рублей, на данную сумму руководителями Роснедвижимости и подрядчиком были подписаны акты приемки выполненных работ, но деньги за них подрядчику перечислены не были.

Эксперты также  указали, что из этой суммы – 37 млн. – необходимо вычесть стоимость лестничных маршей, составившую 4 млн 877 тыс. рублей, поскольку эти работы фирмой были выполнены.

В пользу подсудимого на суде давала показания и начальник отдела по ценообразованию и сметам ГАУ “Саратовский региональный центр экспертизы в строительстве” Севостьянова.

Она тоже пришла к выводу, что выполненные “Барелем” работы стоят гораздо дороже, чем посчитало следствие, и что при подсчете стоимости Роснедвижимостью и органами предварительного следствия была допущена ошибка – вместо понижающего коэффициента был применен конкурсный, из-за чего стоимость выполненных фирмой работ была сильно занижена. При расчетах были применены индексы, не соответствующие утвержденным Минэкономразвития РФ. Кстати, эти индексы находятся в открытом доступе, и их при желании можно посмотреть. Также не были учтены и некоторые другие виды выполненных работ – затраты на снос временных сооружений, зимнее удорожание, электроэнергию, аренду вагончиков для рабочих и прочие непредвиденные расходы. Еще в ходе строительства за два года произошло существенное удорожание всех видов работ. Но доводы эксперта Севостьяновой суд, судя по всему, не учел, как не учел и выводы независимого эксперта, гендиректора ООО “Поволжское агентство оценки” Пчелинцевой, которая пришла к аналогичным выводам об ошибках в расчетах и отсутствии ущерба.

– Во всей этой довольно мутной, надо признаться, истории остается неясным момент – зачем Андрей Баландин и Андрей Алешин подписывали акты, за которые не были перечислены деньги? Кому это было выгодно?

– Баландину вряд ли, ведь он денег по этим актам так и не получил, он, напомним, согласно заключению экспертизы, получил лишь 131 миллион, а работ выполнил на 132 млн. Государство в лице Роснедвижимости, получается, еще осталось ему должно.

Какие цели и мотивы преследовал государственный чиновник, Андрей Алешин, подписывая акты приемки на фактически невыполненные работы, на мой взгляд, нетрудно догадаться.

Именно этот вопрос должен был в первую очередь заинтересовать судью Сергея Сотскова при ведении судебного исследования? Но вопрос задан не был, зато, как мы знаем, суд поспешил рассмотреть вопрос о “введении в заблуждение” должностных лиц Роснедвижимости.

Хотя кто кого ввел в заблуждение, на самом деле еще большой вопрос – Баландин, согласившийся выполнить работы, или Алешин, не перечисливший ему за это деньги? Акты КС – не документы строгой отчетности. Если работы остались не выполненными, а деньги подрядчиком получены, на лицо хищение. А если акты подписаны, а деньги не перечислены? Кто за это должен отвечать?

– Несмотря на это, суд все равно пришел к выводу, что именно Баландин “намеревался создать видимость добросовестного выполнения контракта”, а на самом деле ничего не собирался реконструировать…

– Но если бы это было так, то как бы Баландин построил подведенное под крышу 8-этажное здание с полным остеклением, с частичной внутренней отделкой, в состоянии шестидесятипроцентной готовности поставленное на регистрационный учет?

У читателей при взгляде на внешний вид здания на Орджоникидзе может возникнуть ощущение, будто никакой реконструкции в нем не было, настолько оно запущенное. Но то, как здание выглядит сегодня, и как оно выглядело десять лет назад после завершения работ – две большие разницы.

  Дело в том, что после постановки на учет здание Роснедвижимости по каким-то непонятным причинам не было законсервировано. Десять лет оно стояло бесхозным и никому не нужным, и естественным образом разрушалось и продолжает разрушаться сегодня. По словам очевидцев, днем дети в нем играли в футбол, а ночью ютились бомжи.

Стройматериалы, которые в большом количестве остались в помещении после того, как контракт с ЗАО “Барель” был расторгнут, разворовали. Люди говорят, что их оттуда вывозили камазами…

Это более чем странное отношение со стороны государственного ведомства к зданию, на которое государством был выделен из федеральной казны 131 миллион.

  Более того, по имеющейся в материалах дела информации, после ухода с объекта Баландина, который оставил помещение в шестидесятипроцентной готовности, государство выделяло еще 40 с лишним млн. на его достройку.

Но тогдашний руководитель Роснедвижимости Александр Нарыков вместо того, чтоб пустить эти деньги на достройку, по каким-то непонятным причинам вернул их обратно в бюджет.

– Получается, что здание федерального ведомства то ли по чьей-то халатности, то ли по сознательному недосмотру разрушается, нивелируя все, что в него было вложено, а ответственным за это сделали Баландина, который своей вины, кстати, так и не признал?

– На суде он утверждал, что все перечисленные ЗАО “Барель” денежные средства в полном объеме были вложены в объект.

Баландин настаивал, что не только не совершал хищения, но что с ним самим поступили нечестно. И что он очень пожалел, что связался с этим аукционом.

По его словам, только после подписания контракта он узнал, что реальная стоимость реконструкции доходит до 320 миллионов и что Роснедвижимость, по его мнению, намеренно занизила смету на 100 млн., введя его в заблуждение.

В итоге объект пришлось строить фактически в убыток себе. На все претензии ведомство отвечало, что дофинансировать работы не будет, так как на это нет денег…

– Может быть, Баландин некомпетентен как специалист, раз подписал акты, за которые не были перечислены деньги? И раз он считать толком не умеет и не разбирается в индексах…

– Я согласен, за подписанные непонятно по какой причине акты руководителя фирмы, возможно, стоило навсегда отстранить от участия в конкурсных процедурах, но стоило ли его за это сажать в тюрьму?  Ведь статья 159 УК РФ, которую вменили Баландину, предполагает хищение чужого имущества и нанесение денежного ущерба, которого, если верить экспертизе, в действиях Баландина нет. Поэтому очень важен вопрос, разобрался ли суд в назначенной им же самим экспертизе? Ведь складывается впечатление, что вынесенный приговор прямо противоречит выводам экспертов.

–  Но ведь в своем заключении суд полагался не только на выводы экспертов, но и на решение арбитражного суда, которое было не в пользу подрядчика.

Еще до уголовного производства “Барель” пытался взыскать с Роснедвижимости недоплаченные деньги (порядка 5 млн. руб.), но арбитражный суд его встречный иск не удовлетворил. Зато иск Роснедвижимости об излишне уплаченных 25 млн.

рублей признал состоятельным и обязал фирму их вернуть заказчику…

– Да, но вы читали экспертизу, на которой основывалось это решение? Эксперты организации “АВК” в ходе исследования прямо указали в своем заключении, что “посчитать затраты ЗАО “Барель” при строительстве здания на Орджоникидзе не представляется возможным”.

Ведь фирму при строительстве даже не обеспечили электричеством, и Баландину пришлось строить восьмиэтажный дом, используя дизельгенераторы, что по примерным подсчетам могло обойтись ему в десяток миллионов рублей.

Но если подсчитать затраты фирмы невозможно, как тогда возможно подсчитать ущерб? Логика как минимум странная, как максимум – ее в заключении экспертов арбитража просто нет.

 Поэтому, я надеюсь, что суд апелляционной инстанции разберется в самых важных вопросах по делу: не ошибся ли суд первой инстанции в своих выводах? Не выдал ли вольно или невольно не выполненные и не оплаченные работы за ущерб и за работы, которые были оплачены, но не выполнены? Или причиной строгого приговора стали внепроцессуальные контакты? И не были ли они инициированы настоящими бенефициарами этой странной схемы? Ведь  в ходе судебного процесса очень многие наблюдатели не раз отмечали и говорили, что Андрея Баландина сделали “козлом отпущения”, чтобы вывести из-под удара  и наказания супруга крупного чиновника, курирующего силовой блок региона. Недавно в своем послании Президент России Владимир Путин вновь обратил внимание, что добросовестный бизнес не должен страдать от давления со стороны надзорных и правоохранительных органов, подвергаться незаконному уголовному преследованию. На мой взгляд, в данном деле  очевидно, что Андрей Баландин в рамках выполнения государственного контракта выполнил работ даже на большую сумму, чем ему была выплачена из бюджета. Отсутствие опыта участия в конкурсных процедурах и приемки строительных работ со стороны государственного заказчика сыграли свою роль, и Баладин стал жертвой действий недобросовестных чиновников. Поэтому я надеюсь, что суд апелляционной инстанции разберется во всех тонкостях данного дела и примет действительно законное и справедливое решение.

Источник: https://www.vzsar.ru/special/2019/03/27/postroil-na-svou-golovy.html

Заблуждение в экономических спорах // «О чем говорят судьи»

Введение в заблуждение по фактической стоимости работ

Недавно Карапетов А.Г. опубликовал блог об оспаривании сделок по основанию, предусмотренному ст. 178 ГК РФ: «Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения».

Указанный блог послужил для меня катализатором желания ознакомиться с текущей позицией арбитражных судов по вопросу о применении правил, предусмотренных ст. 178 ГК РФ.

Вооружившись К+, исследовал постановления окружных арбитражных судов, принятые позднее 1 января 2015 г., в которых упоминалось о ст. 178 ГК РФ.

В итоге решил отдельные споры представить в настоящем блоге. Формат прост: ссылка на постановление арбитражного суда округа, краткое описание спора, релевантная цитата из постановления.

1. Сделка не была признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения

– Постановление АС СКО от 6 октября 2015 г. по делу N А32-32157/2014

ООО «Кубанская финансовая компания» пыталось оспорить договоры купли-продажи долей в уставном капитале ООО «Тоннельдорстрой». Данные договоры (три договора) были заключены ООО «Кубанская финансовая компания» в октябре 2013 г. с участниками соответствующего общества.

А в апреле 2014 г. ООО «Кубанская финансовая компания» по электронной почте получило бухгалтерский баланс ООО «Тоннельдорстрой» по состоянию на 31 декабря 2013 г., проанализировало его и пришло к выводу об ухудшении платежеспособности общества.

Далее «истец, ссылаясь на положения статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации и указывая на то, что оспариваемые договоры заключены на невыгодных для него условиях в результате обмана ответчиками насчет финансового состояния общества и действительной стоимости отчуждаемых долей, обратился в суд».

АС СКО с позицией ООО «Кубанская финансовая компания» не согласился и указал следующее: «Суды указали на то, что в рассматриваемом случае под природой сделки следует понимать тип сделки (купля-продажа), под тождеством – полное совпадение реального предмета сделки с представлением о нем у стороны, совершающей сделку (доля в уставном капитале). Что касается качеств предмета сделки, то недостоверная или неполная информация о предмете сделки не может снизить возможность использования предмета (доля в уставном капитале) по назначению.

В пункте 2.10 договора купли-продажи долей N 23АА2729320 указано, что покупатель ознакомлен со всеми задолженностями ООО “Тоннельдорстрой” по уплате налогов, а также задолженностями в бюджетных и внебюджетных фондах, задолженностями по заработной плате, задолженностями перед кредиторами по состоянию на день подписания договора.

Суд апелляционной инстанции указал и аудиозаписью подтверждается, что в судебном заседании апелляционного суда истец пояснил то, что при совершении сделки удовлетворился устными заверениями продавцов об экономической эффективности общества, частичным изучением бухгалтерской документации (за 2012 год) и общедоступными сведениями в сети Интернет. Данное поведение истца явно не отвечает критериям осмотрительности и разумности, поскольку целью предпринимательской деятельности, в первую очередь, является извлечение прибыли. Предметом купли-продажи в данном случае выступали доли в обществе, то есть, истец приобретал у ответчиков бизнес. Ограничиться при заключении в октябре 2013 года договоров сведениями о состоянии приобретаемого бизнеса лишь из бухгалтерского баланса за 2012 год значит не проявить требовавшуюся в таких обстоятельствах осмотрительность, обычную для деловой практики совершения подобных сделок (пункт 5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.12.2013 N 162)».

– Постановление АС ПО от 14 октября 2015 г. по делу N А65-25223/2014

Сибгатуллин Ж.Ж. в июле 2011 г. произвел отчуждение доли в уставном капитале ООО «ЖИК» в пользу ООО «Бизнес-Инвест», доля была продана за 9 900 руб. В 2014 г. Сигбатуллин Ж.Ж.

попытался оспорить договор купли-продажи доли, мотивировав свои требования тем, что «совершая оспариваемую сделку, Сибгатуллин Ж.Ж.

действовал под влиянием заблуждения относительно действительной стоимости доли в уставном капитале ООО “ЖИК”, которая в 20 000 раз превышала стоимость, указанную в договоре купли-продажи, в связи с чем она подлежит признанию недействительной».

Позиция АС ПО: «Арбитражный суд отказывает в иске о признании сделки недействительной по статье 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, если будет установлено, что при заключении сделки истец не заблуждался относительно обстоятельства, на которое он ссылается в обоснование своих исковых требований (пункт 4 информационного письма Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.12.2013 N 162).

Согласно положениям статей 28, 29, 30 Закона об ООО распределение прибыли возможно по решению общего собрания общества на основании анализа бухгалтерской отчетности, подтверждающей достижение определенного результата.

Судами из анализа имеющейся в материалах дела документов установлено, что Сибгатуллин Ж.Ж. знал о финансовом состоянии ООО “ЖИК”, участвовал на общем собрании общества при распределении прибыли и утверждении годовой бухгалтерской отчетности (протокол от 30.03.2011 N 27, журнал регистрации участников данного собрания).

Следовательно, суды обоснованно признали несостоятельным доводы истца о его заблуждении относительно действительной стоимости доли в уставном капитале общества при заключении оспариваемой сделки, поскольку они опровергаются материалами дела».

– Постановление АС МО от 17 марта 2015 г. по делу N А40-42164/14

ФГБОУ ВПО «МГСУ» обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «Транскомцентр» о взыскании задолженности по договору аренды и договору на предоставление услуг по эксплуатации. ООО «Транскомцентр» предъявило встречный иск: о признании акта приема-передачи к договору аренды недействительным.

АС МО изложил свой взгляд на такое требование: «ООО “ТРАНСКОМЦЕНТР” в обоснование встречного иска ссылалось на то, что при подписании акта приема-передачи арендодатель нарушил требования п. 2 ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/zabluzhdenie_v_ekonomicheskih_sporah__o_chem_govoryat_sudi/42684

Брестский областной исполнительный комитет – Несоответствие цены на ценнике цене продажи

Введение в заблуждение по фактической стоимости работ

С.В.ВОЙЦЕХОВСКАЯ,юрист

Подписано в печать 26.05.2015

Многочисленные сделки купли-продажи, ежедневно совершаемые гражданами, образуя розничный товарооборот, являются одним из инструментов формирования и развития рынка потребительских товаров.

Договор розничной купли-продажи обладает рядом квалифицирующих признаков, присущих только данному виду договоров. Например, на стороне продавца всегда выступает субъект хозяйствования (юридическое лицо или индивидуальный предприниматель), осуществляющий розничную торговлю. Покупателем может быть любой субъект гражданского права.

Специфическим признаком договора розничной купли-продажи является целевое назначение покупки. По данному договору покупатель приобретает товар, который пригоден для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью.

Договор розничной купли-продажи является публичным договором.

Продавец обязан осуществлять розничную торговлю в отношении каждого (за исключением лиц, в отношении которых законодательством установлены ограничения), кто к нему обратится.

Продавец не вправе отказаться от заключения договора при наличии в продаже соответствующего товара либо оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения договора розничной купли-продажи.

Публичность договора розничной купли-продажи также означает, что цена товара, а также иные условия купли-продажи должны быть одинаковыми для всех потребителей.

Нарушением прав потребителей являются незаконные деяния продавца, которые направлены на ущемление имущественных интересов покупателя путем обмеривания, обвешивания, обсчета, введения в заблуждение относительно стоимости товара, его потребительских свойств и качества.

Рассмотрим ситуацию, когда продавец вводит в заблуждение покупателя относительно стоимости товара.

Итак, почему ценники иногда “обманывают” покупателей? Наиболее часто факты завышения цены выявляются в магазинах самообслуживания: в торговом зале выложены товары с указанием стоимости на ценниках или маркировочных ярлыках, но при оплате товара в кассе с потребителя взимается стоимость, превышающая указанную цену товара.

Кассир, пробивая сумму больше указанной, объясняет это тем, что ценники старые, а поставка новой партии произведена по более высокой цене. Ценники в торговом зале не были заменены на другие с указанием фактической стоимости на день продажи.

В соответствии с пунктом 2 Правил продажи отдельных видов товаров и осуществления общественного питания, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 22 июля 2014 г.

N 703 (далее – Правила продажи товаров), под ценником понимается бумажный или иной носитель, средство доведения до покупателя информации о товарах, продукции общественного питания и их ценах.

В соответствии с требованиями законодательства продавец информирует потребителя о ценах на реализуемые товары.

Потребителя, как правило, изначально интересует товар как таковой, и только после достаточного ознакомления с предложенной продукцией он смотрит цену на него. Готовность приобрести товар возникает при совпадении желания приобрести выбранный товар и цены на данный товар, которую покупатель считает разумной.

Ценник на товар как раз и является одним из элементов договора розничной купли-продажи – публичной оферты, предлагая приобрести данный товар по указанной цене.

При этом для потребителя при оплате товара важен принцип соответствия: цена на товар, указанная на ценнике, непременно должна соответствовать цене товара, указанной в документе об оплате (в товарном, кассовом чеке).

Если цена товара, указанная на ценнике, находящемся в торговом зале, не соответствует сформированной продавцом цене, то существует вероятность, что потребитель откажется от совершения покупки, посчитав сформированную цену достаточно дорогой для себя либо для выбранного им товара. Возникновение таких фактов, как правило, негативно отражается на объемах продаж и способствует формированию негативного имиджа субъекта хозяйствования.

Согласно пункту 1 статьи 465 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), пункту 1 статьи 7 Закона Республики Беларусь от 9 января 2002 г.

N 90-З “О защите прав потребителей” (с изменениями и дополнениями; далее – Закон о защите прав потребителей) продавец обязан предоставить покупателю необходимую и достоверную информацию о предлагаемом к продаже товаре, соответствующую установленным законодательством и обычно предъявляемым в розничной торговле требованиям и способам предоставления такой информации, в том числе и о цене.

СПРАВОЧНО

Цена товаров – это денежное выражение стоимости единицы массы, меры или товара, а также продукции общественного питания (п. 2 Правил продажи товаров).

Информация о цене в соответствии с нормативными предписаниями пункта 9 статьи 7 Закона о защите прав потребителей доводится до сведения потребителя в документации, прилагаемой к товарам, на потребительской таре (упаковке), этикетках или иным способом, принятым для отдельных видов товаров.

Как видим, в Законе о защите прав потребителей нет прямого упоминания о ценниках, но есть указание на доведение информации иным способом, принятым для отдельных видов товаров.

Согласно пункту 16 Правил продажи товаров информация о цене товара доводится до сведения покупателя в том числе на ценниках.

Кроме того, частью первой пункта 22 Правил продажи товаров установлена обязанность продавца обеспечить наличие ценников на товары с указанием наименования товаров, их сорта, массы и меры товаров, цены товаров за единицу массы, меры или единицу товаров, страны происхождения товаров, даты оформления ценника.

Цена товара указывается в белорусских рублях. Указание цены в белорусских рублях и иностранной валюте допускается в установленных законодательством Республики Беларусь случаях реализации товаров, продукции общественного питания за иностранную валюту (ч. 2 п. 21 Правил продажи товаров).

СПРАВОЧНО

При осуществлении розничной торговли в нестационарных торговых объектах допускается вместо ценников на отдельные товары выставлять перечень имеющихся в продаже товаров с указанием их наименования, цены товаров и страны происхождения.

При этом работник продавца обязан иметь прейскурант, заверенный подписью лица, ответственного за его оформление, и печатью продавца, с указанием наименования, цены товаров и страны происхождения товаров, а также наименования и цены предоставляемых покупателю услуг (ч.

3 п. 22 Правил продажи товаров).

При продаже швейных, верхних и бельевых трикотажных, корсетных, чулочно-носочных, меховых изделий, головных уборов, обуви, галантерейных товаров, печатной продукции методом самообслуживания единый ценник может не выставляться (ч. 4 п. 22 Правил продажи товаров).

В объектах общественного питания информацию о реализуемой продукции, товарах, об оказываемых услугах, скидках продавец доводит до сведения покупателя посредством меню, винной карты, ценников и другими способами, принятыми при оказании таких услуг (ч. 5 п. 22 Правил продажи товаров).

Цена изделия из драгоценных металлов и драгоценных камней указывается на этикетке либо отдельном ценнике, который крепится к этикетке или нити, соединяющей этикетку с данным изделием (п. 124 Правил продажи товаров).

Правильно оформленный ценник систематизирует информацию о товаре для потребителя и способствует более полному ее доведению до сведения потребителя.

Зачастую потребитель попадает в ситуацию (особенно в крупных магазинах), когда при выборе товара, соотнеся степень желания приобрести товар с размером его цены, убедившись, что эти два показателя удовлетворяют его потребность и возможность, идет оплачивать товар. Каково же его недоумение, когда кассир сообщает ему сумму покупки к оплате больше, чем стоимость товара, указанная на ценнике.

Продавцы должны знать, что в любом случае независимо от причин несоответствия цены на ценнике цене продажи ответственность за разницу “витринных” и “кассовых” цен несут продавцы.

В соответствии с пунктом 9 Правил продажи товаров для проверки покупателем правильности цены товаров, приобретенных в торговом зале, на доступном месте должно быть установлено соответствующее оборудование с информацией о возможности его использования покупателями самостоятельно. Следует отметить, что проведение проверки соответствия цены на товар с информацией, указанной на ценнике, – это право покупателя, а не его обязанность.

Следовательно, в случае, если у покупателя при оплате товара возникает разница “витринной” и “кассовой” цены, покупатель вправе поступить следующим образом:

– во-первых, он вправе приобрести товар по цене, предложенной продавцом к оплате, но таким действием согласиться с нарушением своих прав потребителя;

– во-вторых, он вправе вернуть товар и отказаться от его приобретения;

– в-третьих, покупатель вправе потребовать от продавца продажи товара по указанной на ценнике цене, тем самым защитить свои права потребителя.

В соответствии с законодательством о торговле и защите прав потребителей на продавце лежит обязанность своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах, обеспечивающую возможность их правильного выбора.

Выставление товара в месте его продажи (на прилавках, стеллажах, в витрине и т.п.) с указанием на ценнике его стоимости признается публичной офертой (ст. 464 ГК) и влечет возникновение обязанности у продавца продать товар покупателю именно по той цене, которая указана на ценнике, т.е.

которая заявлена в публичной оферте.

А покупатель при согласии приобрести товар в силу нормативных требований статьи 470 ГК обязан оплатить товар по цене, объявленной продавцом в момент заключения договора розничной купли-продажи, если иное не предусмотрено законодательством или не вытекает из существа обязательства.

Статьей 16 Закона о защите прав потребителей предусмотрена гражданско-правовая ответственность, в том числе продавца, за ненадлежащую информацию о товаре.

Если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить в месте реализации товара при заключении договора необходимую и достоверную информацию о товаре, он вправе потребовать от продавца возмещения убытков, вызванных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен – в разумный срок потребовать от продавца расторжения договора и возврата уплаченной за товар денежной суммы, а также возмещения других убытков.

СПРАВОЧНО

В соответствии с частью третьей пункта 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей, если при реализации потребителю товаров по образцам, описаниям товаров, содержащимся в каталогах, проспектах, рекламе, буклетах или представленным в фотографиях или иных информационных источниках, в том числе в глобальной компьютерной сети Интернет, потребителю не предоставлена возможность получить необходимую и достоверную информацию о товаре, в том числе и о его цене, в момент доставки товара, потребитель вправе отказаться от приобретения товара без возмещения продавцу расходов, связанных с доставкой такого товара.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРОДАВЦА ЗА НАРУШЕНИЕ ТРЕБОВАНИЙ

К ОФОРМЛЕНИЮ ЦЕННИКОВ

В целях защиты прав потребителей статьей 16 Закона о защите прав потребителей предусмотрена гражданско-правовая ответственность продавца (изготовителя, поставщика, представителя, исполнителя) за предоставление недостоверной информации о товаре.

За нарушение правил торговли и оказания услуг населению частью 1 статьи 12.

17 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – КоАП) предусмотрена административная ответственность в виде наложения штрафа в размере до 10 базовых величин.

А за совершение такого же деяния повторно в течение одного года после наложения административного взыскания – наложение штрафа в размере от 10 до 30 базовых величин (ч. 3 ст. 12.17 КоАП).

В соответствии со статьей 3.30 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях протоколы об административных правонарушениях по частям 1 и 3 статьи 12.

17 КоАП имеют право составлять уполномоченные на то должностные лица органов Комитета государственного контроля Республики Беларусь, Министерства торговли Республики Беларусь, сельских, поселковых, районных, городских и областных исполнительных комитетов, администраций районов в городах, а также Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь (за правонарушения, связанные с реализацией озерно-речной рыбы, мяса диких животных, дикорастущих растений и их частей, древесины в заготовленном виде).

В соответствии с пунктом 3 Указа Президента Республики Беларусь от 5 декабря 2014 г.

N 567 “О дополнительных мерах по защите прав потребителей” Министру торговли и его заместителям предоставлено право приостанавливать на срок до 90 дней работу торгового объекта, объекта общественного питания в случае установления по результатам проверки такого объекта фактов нарушения законодательства о ценообразовании, торговле и общественном питании. Кроме того, Министру торговли предоставлено право запрещать работу торгового объекта, объекта общественного питания в случае неустранения выявленных по результатам проверки нарушений в установленный в предписании срок либо в случае повторного факта установления нарушений, послуживших основанием для приостановления работы такого объекта, в течение года со дня приостановления его работы.

Источник: http://www.brest-region.gov.by/index.php/ekonomika/torgovlya-i-bytovye-uslugi/zashchita-prav-potrebitelej/4814-nesootvetstvie-tseny-na-tsennike-tsene-prodazhi

Заказчик утверждает что его ввели в заблуждение

Введение в заблуждение по фактической стоимости работ

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Заказчик утверждает что его ввели в заблуждение». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Во-вторых, существенным признается заблуждение относительно тождества предмета сделки. Под тождеством мы можем понимать полное совпадение реального предмета сделки с представлением о нем у стороны, совершающей сделку.

Сравнение приведенных перечней показывает, что перечень, содержащийся в российском законодательстве о защите конкуренции, включает в себя все объекты, перечисленные в подп. 3 п. (3) ст. 10-bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности. Терминологические особенности не колеблют существа объектов сравнения.

Misleading of consumers as a criterion of protectability of the trademark

Кроме того, под определение введения в заблуждение подпадают и все прочие действия, которые не соответствуют требованиям законов РФ, однако, перечисленные выше являются наиболее распространенными.

Характеристика и виды преступлений против собственности по российскому уголовному праву: теоретическая основа. Уголовно-правовая характеристика мошенничества как специфической формы хищения. Объективная и субъективная стороны (признаки) преступления.

Обман потребителей, совершен­ный указанными лицами, следует квалифицировать как мошен­ничество по ст. 177УКРК. В статье анализируется практика применения данного критерия охраноспособности патентным ведомством. Автор на основании примеров из практики говорит о двух типах введения потребителей в заблуждение, пресечение одного из которых не входит в компетенцию Роспатента.

Введение в заблуждение по фактической стоимости работ

Доказать введение в заблуждение порой бывает очень тяжело. При этом способы действий будут зависеть от того, где и как вас обманули. Намного проще доказать введение в заблуждение если сделка проходила по договору купле – продажи.

С.Н. Кондратовская считает, что введение в заблуждение относительно иных характеристик товара не может быть квалифицировано в рамках рассматриваемой формы недобросовестной конкуренции. Однако «в случае наличия признаков этого правонарушения, предусмотренных в ст. 4 Закона о конкуренции, такие действия также могут быть запрещены».

Электронный журнал «Закониус» — это юридический форум, образцы документов и правовые консультации по личным вопросам. Узнай, как действовать, куда обращаться, какие документы заполнять в случае возникновения юридической ситуации. Авторские права на тексты статей и формы документов защищены. Просьба не нарушать закон.

Поскольку Кодекс не раскрывает существо данного основания для отказа, необходимо обратиться к Правилам составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания от 5 марта 2003 г. № 32 (далее — Правила) [3], которые действуют в части, не противоречащей ГК РФ в соответствии со ст. 4 Федерального закона от 18 декабря 2006 г. № 231 ФЗ [4].

Введение в заблуждение в законе о защите прав потребителей

Введение в заблуждение — серьезное обвинение, дело будет рассматриваться на протяжении десяти дней, после чего, если были предоставлены все доказательства, начинается судебный процесс. Судья будет учитывать не только все факты, но и показания свидетелей, которые были обмануты ранее, также будут учитываться обстоятельства совершения этого правонарушения.

Действительно, в норме п. 2 ст. 178 ГК РФ предусмотрено, что сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. На первый взгляд это создает впечатление того, что законодатель допустил смешение понятий «обман» и «заблуждение».

При рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), необходимо исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара (работы, услуги).

Таким образом, при совершении сделки под влиянием обмана воля лица формируется под влиянием неправильных представлений или неведения об элементах сделки.

Юрист готов ответить на ваш вопрос!

Одним из самых популярных оснований для отказа в государственной регистрации товарного знака является его способность вводить потребителя в заблуждение. В статье анализируется практика применения данного критерия охраноспособности патентным ведомством.

Ещё один довод в пользу установления стандарта среднего потребителя — возможность разрешить проблему определения уровня сложности информации, приемлемого для потребителей.

Продавец (исполнитель), не предоставивший покупателю полной и достоверной информации о товаре (работе, услуге), несет ответственность, предусмотренную пунктами 1 — 4 статьи 18 или пунктом 1 статьи 29 настоящего Закона, за недостатки товара (работы, услуги), возникшие после его передачи потребителю вследствие отсутствия у него такой информации.

В Комментариях к проекту Директивы говорится следующее: « 35. Также даётся определение термину «средний потребитель», который включает в себя критерии, установленные Судом Европейского Сообщества», для потребителя, который является в разумной степени хорошо информированным и в разумной степени внимательным и осторожным».

Продавец (исполнитель), не предоставивший покупателю полной и достоверной информации о товаре (работе, услуге), несет ответственность, предусмотренную пунктами 1 — 4 статьи 18 или пунктом 1 статьи 29 настоящего Закона, за недостатки товара (работы, услуги), возникшие после его передачи потребителю вследствие отсутствия у него такой информации.

Именно здесь рассматривается большинство заявлений от рядовых граждан, ставших жертвами недобросовестных действий исполнителей, производителей, изготовителей, продавцов, и других участников рынка.

Признаком мошенничества является добровольная передача потерпевшим имущества или права на имущество виновному под влиянием обмана или злоупотребления доверием.

Обман как способ хищения предполагает умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится имущество, в целях получения от него имущества, а также сообщение заведомо ложных сведений в тех же целях.

Таким образом, согласно новой редакции перенос обязанности по возмещению ущерба обусловлен не наличием / отсутствием виновных действий (бездействия) стороны по введению в заблуждение, а наличием / отсутствием возможности у данной стороны знать об обстоятельствах, вводящих контрагента в заблуждение, и влиять на них.

В нормативном постановлении «О некоторых вопросах ква­лификации преступлений в сфере экономической деятельнос­ти» от 18 июня 2004 г.

Со статьей 14,7 КоАП РФ все достаточно просто. Она отвечает за два случая:

  • Обман при проведении купле – продажи (обмеривание, обвешивание, обсчет и т.д.);
  • Сообщение неверных сведений о товаре при его продаже.

Требования для пользователей зданий и сооружений

Заблуждение – это когда человек думает. Что он знает правду, а на самом деле информация не соответствует действительности.
Это и понятно, поскольку в основу действий по введению в заблуждение положен не объективный, а субъективный критерий, применение которого позволяет считать введенным в заблуждение любого и каждого.

Если бы другая сторона знала бы при совершении договора, что предлагаемые условия являются обманными и не соответствуют ее наме­рениям, то она не заключила бы такого договора.

Во 2-й статье проекта Директивы даётся определение самому термину «средний потребитель»: «средний потребитель» означает потребителя, который в разумной степени хорошо информирован и в разумной степени внимателен и осторожен».

Товарный знак и введение потребителя в заблуждение

Стандарт «среднего потребителя» является выражением принципа пропорциональности, применяется тогда, когда общий характер потребителей был установлен или сформировался в ходе хозяйственной деятельности. Этот принцип корректируется, когда хозяйственная деятельность (в том числе реклама) специально направлена на определённую группу (например: на детей).

Опыт работы юристом с 2003 года. Окончил Московский государственный открытый университет с красным дипломом. Специализация — защита прав потребителей.

The article analyzes practice of applying of this criteria by Russian Patent Office. Author on the basis of case studies shows the two types of misleading consumers, the suppression of one of which is outside the competence of Rospatent.

Природа сделки позволяет отличать один тип сделки от другого. Однако такое понимание совершенно недостаточно для целей практического применения.

Введение потребителя в заблуждение — статья и наказание

Что нужно для того, чтобы установить: вводят ли покупателей в заблуждение утверждения, используемые для содействия продажам? Нужно ли установить каковы фактические ожидания потребителей, которым такие утверждения адресованы; или нужно опираться на критерий умозрительной концепции покупателя, которая может быть истолкована только юридически?

В большинстве случаев такие действия являются умышленными, поэтому за их совершение предусматривается гражданская, административная, или уголовная ответственность.

При этом необходимо отметить, что знаки, способные ввести в заблуждение, следует отличать от ложных обозначений, противоречие которых фактам для экспертизы более очевидно.
Отдельной статьи по таким обстоятельствам не предусматривается, потому что это очень обширное явление, которое охватывает практически все сферы гражданского оборота.

Кроме того, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны.

Закон гласит: заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения. Так, сторона, заключившая с муниципальным предприятием договор на отпуск и потребление электрической энергии, потребовала признать его недействительным, поскольку, заключая его, она рассчитывала, что ей на баланс будут переданы жилые дома, обеспечиваемые электроэнергией по данному договору.

Перечень возможных вариантов именно этого вида мошенничества может быть просто огромным. Поэтому стоит остановиться только на основных моментах: Доказать вину часто оказывается очень сложно, так как необходимо предоставить истинные факты того, что продавец действовал с учетом своих интересов.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Как можно понять из вышеизложенного, способность ввести в заблуждение не объективный факт, а возможность, реализация которой зависит от восприятия покупателей. Патентный поверенный или эксперт Роспатента стараются определить «на глаз» наличие или отсутствие введения в заблуждение. Но будет ли мнение одного человека, даже очень компетентного, объективным?

При таких обстоятельствах заключение договора может быть окончено, но впоследствии сторона подвергшаяся заблуждению может в одностороннем порядке расторгнуть договор и отменить все юридические последствия, предусмотренные его условиями. Делается это либо по совместной договоренности с другой стороной, либо через суд.

В ходе рассмотрения дела № С-315/92 в Суде Европейского Сообщества судьям предстояло ответить на вопрос: Вводит ли в заблуждение потребителей использование наименования «Clinique» на косметических товарах путём формирования у потребителей впечатления, что рассматриваемые товары обладают медицинскими свойствами?

Источник: http://1z6.ru/komandirovki/12607-zakazchik-utverzhdaet-chto-ego-vveli-v-zabluzhdenie.html

Автоправо
Добавить комментарий