Увольнение с судимостью

Как педагоги с судимостью устраиваются на работу в школы и детсады

Увольнение с судимостью

2018-04-05T08:00+0300

2018-04-05T14:22+0300

https://ria.ru/20180405/1517942217.html

Как педагоги с судимостью устраиваются на работу в школы и детсады

https://cdn21.img.ria.ru/images/151797/18/1517971899_0:3:1036:586_1036x0_80_0_0_9e16d75f5bf7164aa7571f089b0b88dd.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 5 апр — РИА Новости, Ирина Халецкая. Побои, воровство, мелкое хулиганство — педагогам с подобным “багажом знаний” нелегко устроиться в школу или детский сад.

Однако руководители образовательных учреждений нередко закрывают глаза на пикантный факт биографии и берут в штат людей с судимостью. Тем самым нарушая закон.

Как учителей и воспитателей с уголовным прошлым допускают к детям, разбиралось РИА Новости.

Вчера за решеткой — сегодня в саду

В конце марта в Екатеринбурге прошли масштабные проверки дошкольных учреждений. Поводом послужили постоянные жалобы на воспитателей, жестоко обращающихся с детьми. Так, в детском саду № 473 воспитательница фактически организовала “концлагерь”: она била малышей и дрессировала их как собак, приучая к командам. Инцидентом заинтересовались правоохранительные органы.

По итогам только одной проверки прокуроры направили в суд 17 исков. Выяснилось, что в восьми учреждениях работали педагоги с криминальным прошлым. В частности, нянечка в детском саду № 544 оказалась судима за подделку документов, а в детсаду № 555 работал сотрудник, дважды побывавший в колонии — за побои и растрату. После проверки его срочно уволили.

Руководство учреждений, в свою очередь, лишь разводит руками. Заместитель по воспитательной работе детского сада № 555 в беседе с корреспондентом РИА Новости заявила, что ей ничего неизвестно о человеке, который мог работать с двумя судимостями. На вопрос, каким образом его устроили, собеседница затруднилась ответить, попросив “позвонить завтра”.

Момент покаяния

В 2010 году на волне резонансных уголовных дел о педофилии в образовательных учреждениях законодатели внесли поправки в Трудовой кодекс (ТК): всем, у кого в биографии есть “уголовный опыт”, фактически запретили приближаться к детям.

Однако вместе с педофилами под масштабную “чистку” попали педагоги с судимостью, к примеру, за оскорбления, хулиганство и другие мелкие правонарушения. Работу потеряли не только приговоренные к реальным срокам лишения свободы, но и условно осужденные, а также учителя, чьи дела были прекращены на стадии предварительного расследования по “нереабилитирующим основаниям”.

Уволенные сотрудники в ответ завалили прокуратуру письмами, а суды — коллективными исками с просьбами восстановить их права, с жалобами на “уравниловку”. Одно дело — рецидивист, отсидевший за групповое изнасилование, другое — почетные учителя, которые оступились в молодости, но давно исправились, аргументировали педагоги.

В 2013-м Конституционный суд признал запрет чересчур жестким и внес некоторые разграничения: необоснованно увольнять учителей с судимостью за преступления небольшой и средней тяжести. Кроме того, судьи решили, что нужно учитывать срок давности преступления, а также обращать внимание на личные качества и заслуги педагогов.

Еще через два года правительство утвердило порядок допуска к работе преподавателей, у которых в личном деле есть судимость по статье средней тяжести. Работать они могут, если пройдут проверку на комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДН). Благодаря поправкам в законодательстве появилась возможность разбираться в каждой конкретной ситуации.

Впрочем, ограничения распространяются не только на педагогов. Адвокат Владимир Старинский пояснил РИА Новости, что статья 351.1 ТК затрагивает всех, чья работа пусть косвенно, но связана с детьми. Раньше это касалось исключительно занятых непосредственно педагогической деятельностью, даже если судимость по ним погашена.

Тайна на двоих

Тем не менее многие директора школ и детсадов в обход комиссии, без разрешения берут в штат педагогов с криминальным прошлым. А СМИ сообщают об учителях-уголовниках, выявленных прокуратурой в процессе проверки.

В марте учительница русского языка и литературы из Костромы едва не лишилась работы из-за давней судимости, о которой руководство школы просто решило умолчать.

По информации региональной прокуратуры, педагог работала в школе с 1990 года, была на хорошем счету, ее ценили и коллеги, и родители. Но в 1997-м оказалась на скамье подсудимых за нанесение побоев.

Срок давно прошел, и вопрос о дальнейшей судьбе учителя на КДН рассматривать почему-то не стали, хотя этого требует ТК.

В таких случаях, объясняет Старинский, руководство организации может быть привлечено к ответственности (по ст. 5.27 КоАП). В итоге директора учебного заведения оштрафовали, а педагога решили “помиловать”. Получив заключение комиссии, она теперь работает на законных основаниях.

В то же время нередко учителя скрывают от руководства судимость, в особенности если они работают давно и справки из МВД не предоставляли.

Так, в конце 2017 года в селе Ухтым Кировской области прокуратура обратила внимание на то, что в личных делах подобных справок не было у учителя химии и физкультуры.

Выяснилось, что в послужном списке у физрука есть срок за хищение бюджетных средств — 18 тысяч рублей. Судимость не была снята или погашена, и его уволили.

Источник в правоохранительных органах, контролирующий образовательные учреждения, рассказал корреспонденту РИА Новости, что вся ответственность за принятие решений лежит на работодателе: он лично обязан следить за порядком и при устройстве на работу требовать у соискателя справку из МВД.

“Раньше ее не требовали в принципе, но когда ввели новые правила, директора по идее должны были провести ревизию. Сделали это далеко не все. При своих проверках мы нередко выявляем факты нарушений. В некоторых учреждениях не просят справку даже при трудоустройстве нового сотрудника”, — комментирует собеседник.

По его словам, когда возникает пограничная ситуация, материалы необходимо направить в КДН, там решат, может конкретный человек работать с детьми или нет.

“Иногда директорам жалко, наверное, их увольнять, например, в условиях дефицита кадров”, — предполагает источник.

Есть и еще один аспект: многие руководители образовательных учреждений до сих пор не знают о порядке трудоустройства лиц с судимостью, поэтому прокуратура при проверках обращает на это пристальное внимание.

“Учитель — это пример”

Само педагогическое сообщество пока не пришло к единому мнению насчет того, как относиться к коллегам с криминальным прошлым, даже если речь идет не о тяжких преступлениях.

Михаил Шашков из Санкт-Петербурга вспоминает, как несколько лет работал с уже немолодым учителем истории, который производил хорошее впечатление и на детей, и на родителей, пользовался авторитетом в глазах руководства школы.

“Однако потом кто-то пустил слух, что у него якобы есть судимость за какое-то мелкое хулиганство, совершенное еще по молодости.

Родители тут же забыли обо всех заслугах педагога, коллеги стали на него коситься, директор попросил справку о судимости. Слух подтвердился.

Историка уволили, хотя, по мне, он давно искупил свою вину прилежной работой”, — поделился своим мнением с РИА Новости Шашков.

Сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования “Учитель” географ Леонид Перлов, наоборот, считает, что профессиональная репутация учителя — это главное. “К сожалению, об этом стали забывать. Директор школы обязан запрашивать документы об отсутствии судимости, отсутствии психических заболеваний.

Железные нервы — одно из главных профессиональных требований к учителю.

Если человек сорвался один раз и совершил преступление, пусть и не тяжкое, кто знает, может, он его повторит? Педагог и статья за воровство или побои, хоть бы и нанесенные  по неосторожности, разве может это сочетаться? Мне кажется, этого достаточно, чтобы уйти из профессии”, — категоричен Перлов.

Родители не вмешиваются

Крест на карьере учителей и воспитателей способны поставить и родители детей. Перлов уточняет, что директор не обязан знакомить родителей с биографией сотрудников. Однако, если до них дошли слухи, что в школе или детском садике есть судимый педагог, они могут направить запрос директору или надзорным органам.

“Когда родители узнают, что человек судим, вряд ли им захочется, чтобы он работал с их детьми. Никто не имеет права осуждать их за это.

Учитель, как и воспитатель, в представлении общества — святой, не имеющий права на аморальный поступок, — уверен Перлов. — Но должны ли родители влиять на кадровую политику? Скорее всего, нет.

Работа педагога очень ответственная, изматывающая, возможны срывы. Идеальных людей нет. Решение об увольнении остается прерогативой директора”.

Источник: https://ria.ru/20180405/1517942217.html

Ветерана уволили из ФСИН за судимость, которой не было

Увольнение с судимостью

“Российская газета” продолжает следить за судьбой ветерана боевых действий, бывшего сотрудника ФСИН, уволенного по статье за несуществующую судимость. В нашу редакцию Иван Прийма обратился, когда отчаялся добиться справедливости. Уже в течение трех лет в одиночку он сражается с системой, которая явно нарушает права человека.

Нонсенс в том, что речь идет о Федеральной службе исполнения наказаний, которая сама должна быть образцом чести, совести, достоинства. О МВД, откуда поступила та самая справка, ставшая поводом к скоропалительному увольнению.

О суде, который не стремится докопаться до сути, а выносит определения, порой ссылаясь на несуществующие документы.

О прокуратуре, которая на просьбу проверить законность действий полиции спускает требование в МВД о проведении внутриведомственной проверки, вместо того чтобы инициировать прокурорскую.

С волчьим билетом

Напомним, житель Ростовской области Иван Прийма в 2016 году в одночасье, без суда и следствия был уволен из колонии, в которой верой и правдой служил 10 лет.

Ветеран боевых действий продолжал трудовую династию – его мать Лариса Прийма и сама полтора десятка лет отдала службе во ФСИН.

Иван, чья жизнь оказалась в прямом смысле сломана чьим-то грубым росчерком пера, вынужден трудиться вдали от семьи вахтовым методом обычным водителем. Только такую работу удалось ему найти с волчьим билетом в трудовой.

В Кузбассе курсанты ФСИН получили сроки за попытку убийства однокурсницы

Иван как сегодня помнит, что отправился в армию в 2003 году с большой радостью и желанием. Рассуждал: “Кто, если не я? Мужчина должен служить”.

Попал во внутренние войска, но оказался в Грозном… О том времени вспоминать не любит, но запись в военных документах говорит сама за себя: “Участвовал в контртеррористических операциях на территории Северо-Кавказского региона РФ”.

А через два года домой вернулся с проседью и удостоверением ветерана боевых действий.

А через пару месяцев после дембеля ему предложили офицерскую должность. Радовался, мечтал о карьерном росте, с работой были связаны планы на будущее.

Разумеется, младший инспектор группы надзора был принят на работу в органы ГУФСИН после проведения спецпроверки и заключения: “…ни к административной, ни к уголовной ответственности не привлекался…” Так и служил верой и правдой. Пока однажды (через 10 лет!) его не уволили. Мол, получена информация – якобы у Приймы в мае 2003-го была судимость. Занавес.

Ошибочка вышла

Основанием для увольнения стала справка Информационного центра ГУ МВД России по Ростовской области о привлечении Ивана к уголовной ответственности и об осуждении его 11.07.2003 года мировым судом судебного участка Константиновского района Ростовской области.

Зная, что у сына нет никакой судимости, мать с сыном сами начали разбираться. Сделали запрос в ИЦ МВД по Ростовской области, взяли справки из всех судов о том, что он не привлекался.

Руководство тюремного ведомства закрывает глаза на подобные официальные документы. Елена Мелихова

– Со всеми справками мы пошли в ОВД нашего города и попросили ответить, откуда взялась эта судимость. Оказалось, что при внесении данных в базу в 2012 году сотрудником ОВД Константиновска была допущена грубейшая ошибка, – рассказывает Лариса Прийма. – В 2003 году сын проходил как свидетель по некоему уголовному делу. А его записали в осужденные.

В подтверждение того, что ошибочные сведения о его судимости исправлены, сын получил справки ИЦ МВД по Ростовской области. Но до настоящего времени он считается привлекавшимся к уголовной ответственности, т.к.

никакого официального опровержения распространенных ИЦ МВД по Ростовской области сведений о его судимости в соответствующие инстанции до сих пор не направлено.

Не раз Лариса Прийма встречалась и с главой управления ФСИН по Ростовской области Муслимом Даххаевым. На одной из таких встреч присутствовал и корреспондент “РГ”.

Генерал-майор заверил: ФСИН готова вновь рассмотреть кандидатуру Приймы и трудоустроить как вновь принятого. А вот по поводу того, чтобы восстановить как незаконно уволенного, речь не идет.

Мол, на тот же момент его уволили на законных основаниях.

– Какой закон? Ведь уже известно, что не было судимости! А это значит, что и увольнять не имели права, – возмущается Иван. – Я требую признать увольнение незаконным и восстановить меня на прежнем рабочем месте с выплатой не полученной мной за это время заработной платы.

Отметим, до пенсии Ивану на момент увольнения оставалось доработать всего полтора года. Сейчас есть официальная справка из МВД, подтверждающая: судимости не было. Однако ФСИН остается непреклонна. Суд отклонил кассационную жалобу о признании заключения служебной проверки ГУФСИН незаконной, а ее выводов недействительными.

– Одна система кивает на другую. Нам говорят, подавайте в суд на МВД, изначально это же их ошибка. Будет решение суда – восстановим. Однако суд нашу кассационную жалобу о признании заключения служебной проверки ГУФСИН незаконной и ее выводов недействительными отклонил.

Тюремное ведомство представило предложения, как разгружать СИЗО

Сделать выводы

“РГ” провела расследование. По его итогам можно уверенно сказать: по данным МВД, судимости не было, увольнение Ивана Приймы незаконно. Но восстанавливать справедливость должны не журналисты.

Порой кажется, что даже судьи не вникают в дело и выносят решения “с потолка”. Но вот выдержка из определения, вынесенного 26 апреля 2019 года судьей Ростовского областного суда М.П. Ушниковым по поступившей кассационной жалобе Приймы и отказавшего в ее удовлетворении.

“Как установлено судом, из предоставленной в материалы дела копии карточки о результатах рассмотрения дела (форма № 6) следует, что в базе имелись сведения об уголовном деле № 3247297, направленном в суд 1 июля 2003 года в отношении Приймы Ивана Александровича, дата постановления приговора 11 июля 2003 года по результатам рассмотрения дела в суде: осужден по ст. 256 ч. 3, штраф 1000 рублей. Дата ввода в ОВД 12.03.2012 в 17.39”.

Отметим, что в ответ на публикацию в “РГ” от 30 марта 2019 года “Хочу в тюрьму” и сделанные официальные запросы в нашу редакцию пришло несколько противоречащих друг другу писем. Вот выдержка из ответа, подготовленного пресс-бюро ФСИН России.

“Иван Прийма был уволен в связи с поступившими из информационного центра ГУ МВД РФ сведениями о его осуждении мировым судьей судебного участка Константиновского района… Установление юридических фактов наличия (отсутствия) судимости у граждан Российской Федерации, а также устранение возможных недостоверных сведений о судимости в информационных базах МВД России к компетенции ФСИН России не относятся”.

А в Ростовском областном суде мы запросили копию того самого приговора. Ведь если судимость есть, должен же быть и приговор. И вот что получили в ответ за подписью заместителя председателя Ростовского областного суда В.И.

Носова: “Выдать запрашиваемые копии статистической карточки формы 6 и копии приговора мирового судьи судебного участка Константиновского района от 11.07.2003 года не представляется возможным, поскольку уголовные дела в отношении Приймы И.А. 24.11.

1983 года рождения НЕ РАССМАТРИВАЛИСЬ”. Вот и доказательство! Что еще требуется?

От редакции

Данные о выплатах назначенным адвокатам предложено обнародовать

То, что руководство ростовского ФСИН в присутствии корреспондента “РГ” заявило о готовности принять Ивана на работу “хоть сейчас”, говорит о том, что ведомству прекрасно известно, что он не судим. Тогда для чего врать и вводить в заблуждение суд, прокуратуру и руководство центрального аппарата ФСИН?
Но, видимо, такая позиция вполне устраивает тюремных генералов.

Редакция очень вежливо в официальном письме попросила руководство центрального аппарата ФСИН принять нашего корреспондента и ответить на вопросы. В ответ по электронной почте была прислана записка следующего содержания: “…представители руководства ФСИН не смогут встретиться с сотрудником “РГ”, так как вся информация по затронутым в статье вопросам уже была отправлена в адрес издания.

Пресс-бюро ФСИН России”.

Этот ответ был компиляцией предыдущих отписок Ивану из Ростовского ФСИН.

Источник: https://rg.ru/2019/07/23/reg-ufo/veterana-uvolili-iz-fsin-za-sudimost-kotoroj-ne-bylo.html

Судимость: клеймо на всю жизнь?

Увольнение с судимостью

Мы довольно часто можем слышать такие фразы, как «работать-то негде!» или «думаешь, так просто найти нормальную работу?». Многие остаются сидеть дома или от отчаяния трудоустраиваются хоть куда-то, лишь бы платили.

Конкуренция растет постоянно, хотя бы из-за тех же мигрантов и приезжих из близлежащих поселков и городов.

В общем, бывает, что и законопослушным гражданам тяжело приходится, а что же тогда говорить о судьбах бывших заключенных?

Все мы люди, и все порой ошибаемся. Однако кто-то переходит допустимые границы, обеспечивая себе не самое прекрасное будущее, которое отражается как на личной жизни, так и на карьере.

Люди, привлекавшиеся к уголовной ответственности и побывавшие в местах не столь отдаленных, приобретают предвзятое отношение к себе на всю жизнь.

Как же быть человеку, переступившему закон, но желающему вернуться к нормальной жизни? Ему ведь тоже надо на что-то жить. Или опять идти воровать и убивать?

Устраиваясь на работу, конечно, можно просто скрыть неприятные факты биографии, тем более что в паспорт не ставят никаких отметок о судимости. Но в наше время работадателю не так уж и сложно узнать необходимую информацию о подчиненном. С 2007 года МВД России создало единые базы данных, в которые включены фамилии всех судимых страны.

Согласно закону Российской Федерации, человек с погашенной судимостью формально перед законом чист и имеет право претендовать на любую работу наравне со всеми остальными гражданами.

Вот только руководители организаций и предприятий не спешат помочь в реализации данного права.

Кстати, последние имеют основания таким соискателям отказать исходя из внутренних инструкций и личных опасений.

Естественно, работодатель не озвучит судимость в качестве причины отказа или увольнения, так как за это, согласно Трудовому кодексу РФ, на него можно будет подать в суд и восстановиться на работе либо получить денежное возмещение за моральный ущерб.

Но отказать соискателю можно в том случае, если работодатель прописал в официальных правилах компании не нанимать ранее судимых граждан.

Либо в том случае, если данная должность для бывшего осужденного под запретом навсегда или же должно пройти некоторое время после снятия его судимости.

Как показывает практика, большинство работадателей не будет нанимать ранее судимых людей (кстати, многое зависит еще и от тяжести совершенного преступления) и не захочет возиться с ними, так как, безусловно, это риск. Но все же много и тех, кто дает шанс и приглядывает за такими необычными работниками на испытательном сроке.

Валентина Федерягина, начальник отдела центра занятости по работе с гражданами, особо нуждающимися в социальной защите и испытывающими трудности в поиске работы:
— Проблема по трудоустройству бывших осужденных, конечно, существует. Но здесь все в первую очередь зависит от желания самого человека. Все условия труда есть, согласно закону.

Ранее судимые имеют возможность получить образование, выучиться на определенную специальность, повысить квалификацию. Сейчас уровень безработицы в Иркутске не высок, существует достаточно много различных вакансий, есть из чего выбирать. В первую очередь, конечно, это рабочие вакансии, которыми многие осужденные граждане овладевают еще будучи не на свободе.

Мы со своей стороны проводим необходимые мероприятия: ездим в колонии, предоставляем осужденным банк вакансий, где они имеют возможность посмотреть информацию о том, куда могут обратиться, о специальностях, вакансиях, необходимых документах и так далее. У нас там есть даже свои информационные киоски.

Поэтому, когда человек выходит из тюрьмы, он уже имеет представление, куда ему обращаться.

Если с судимостью, порой, не просто получить работу по причине многих правовых ограничений, то даже после ее снятия человек получает ряд последствий. Такого гражданина, согласно Трудовому кодексу РФ, уже не возьмут на работу медицинские и образовательные учреждения, в прокуратуру, полицию и в некоторые другие структуры. Ему будет сложно получить кредит или загранпаспорт.

Предубеждения по поводу людей, имевших судимость, есть практически у всех людей. Почему-то общество не дает право на ошибку, считает, что человек не может измениться. А так ли это?

Наверняка многие смотрели прекрасный фильм «Побег из Шоушенка», где все действо разворачивается в тюрьме. Вспоминается эпизод, когда один из заключенных «отмотал» свой срок и вышел на свободу.

Теперь он порядочный человек, аккуратно одевается, снимает себе скромную квартирку и, наконец, пытается найти работу. Максимум, что ему удается, так это устроиться помощником на кассе в одном из супермаркетов.

Но в итоге хватает его ненадолго, и он пытается свести счеты с жизнью.

Конечно, просидев в тюрьме много лет, уже тяжело вернуться к устоям нормальной жизни. Так может и надо помогать таким людям? Иначе можно ожидать того, что они вновь пойдут на преступление, получат срок и, в конце концов, станут частью тюремной системы.

Эльвира Ширяева, психолог:
— Ко мне обращаются люди, которые имели или имеют судимость, но чаще всего по каким-то своим личным моментам, а не по рабочим. Они достаточно быстро адаптируются, социализируются. Очень многие из них трудоустроены.

По опыту своей практики я вижу, что люди, даже отбывшие наказание, могут быть адекватными и запросто вести нормальную жизнь. Здесь все зависит от нравственности человека. Если он действительно хочет, он исправится.

Выросшие же в криминальной среде, конечно, в редких случаях встают на путь исправления, но есть и такие. Вообще, наше общество не толерантно к таким людям, также как и к некоторым национальностям или людям с ограниченными возможностями.

На них косо смотрят, их обсуждают, критикуют. Таким образом, общество изолирует их в некую группу.

Если все же ранее судимый человек, несмотря на тяжесть его преступления, хочет вернуться к нормальной жизни, то для начала ему стоит устраиваться на работу в небольшие компании и на рядовые должности.

В дальнейшем же можно подняться по карьерной лестнице и искать работу в более крупных фирмах, а может даже открыть собственное дело, зарегистрироваться как индивидуальный предприниматель.

В статусе ИП будет проще сотрудничать с другими учреждениями.

Если бывшему осужденному все-таки не удается найти работу, то он может обратиться в службу занятости. Если и там не помогут, то он имеет полное право получать пособие по безработице.

Но на самом же деле, даже при наличии судимости можно найти работу. Кто ищет, тот всегда найдет.

Фото с сайтов: pravo.ru, news.bbcimg.co.uk, www.anaparegion.ru, vmurmanske.ru

Источник: https://www.irk.ru/news/articles/20121116/conviction/

Судимость и работа с детьми

Увольнение с судимостью

Анна Мазухина,
Эксперт Службы Правового консалтинга компании “Гарант”

Вот уже полтора года доступ к работе с несовершеннолетними для тех, у кого были проблемы с законом, значительно ограничен1.

Чтобы узнать, можно ли такому гражданину работать с детьми, необходимо сравнить вид преступления из ст. 351.1 ТК РФ и наименование главы (не раздела) Особенной части УК РФ, где расположена статья, по которой этот человек преследовался.

Например, человек был осужден за кражу по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Эта статья расположена в главе 21 “Преступления против собственности”. Этой категории нет в ст. 351.1 ТК РФ, так что беспокоиться не о чем – можно спокойно работать.

Если категория преступления совпадает (например, ст. 116 “Побои” УК РФ – она находится в главе “Преступления против жизни и здоровья”, то есть относится к категории, перечисленной в ст. 351.

1 ТК РФ), но гражданин осужден не был (дело было прекращено до вынесения судом приговора) – необходимо проверить, по какому основанию произошло такое прекращение. Так, к реабилитирующим относятся основания, перечисленные в ч. 2 ст.

133 УПК РФ (например, прекращение дела за отсутствием состава преступления, из-за непричастности гражданина к совершению преступления), а к нереабилитирующим – в ч. 4 той же статьи (например, примирение сторон, истечение срока давности, амнистия и т.п.).

Если преследование прекращено по нереабилитирующим основаниям или же гражданин все-таки был осужден за перечисленные в ст. 351.

1 ТК РФ преступления – его нельзя принимать на работу в любые учреждения, работающие с детьми, а если он уже работает – его должны уволить. Если работник был принят на работу до 7 января 2011 года [дата введения в ТК РФ ст. 351.1. – Ред.

], то трудовой договор с ним должен быть прекращен по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ, а с принятыми на работу после этой даты – на основании абз. 6 ч. 1 ст. 84 ТК РФ.

Если работник не просто работает с детьми, но еще и является педагогом – к нему предъявляется дополнительное требование: согласно ст. 331 ТК РФ ему нельзя иметь неснятую или непогашенную судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления любой категории.

Введенные в ТК РФ в 2011 году нормы, ограничивающие право на работу с несовершеннолетними, вызывают много затруднений на практике. За это время сложилась судебная практика, вышли разъяснения Верховного Суда РФ, так что практически на большинство вопросов можно дать ответы. Рассмотрим основные из них.

Ситуация 1. Человек работает в школе (колледже, спортивной школе, детской поликлинике и т. п.) дворником (бухгалтером, слесарем и т.п.). Распространяются ли на него установленные ст. 351.1 ТК РФ ограничения?

Да, это ограничение действует не только на тех, кто вступает в непосредственный контакт с несовершеннолетними по роду их профессиональной деятельности (т.е.

педагоги, тренеры, детские врачи), но и на административно-управленческий, технический и вспомогательный персонал всех организаций сферы образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних, потому что эти люди тоже осуществляют трудовую деятельность в этих сферах и имеют возможность контакта с детьми2.

Ситуация 2. Работник принят на работу в учреждение, работающее с детьми, до внесения соответствующих изменений в ТК РФ. Надо ли сегодня выяснять, были ли у него проблемы с законом, или нет?”

Да, необходимо. Представлять справку о судимости (или ее отсутствии) такой работник не обязан – это требование распространяется только на вновь принимаемых после 7 января 2011 года, но может сделать это добровольно, а если откажется – работодатель может запросить информационный центр МВД по своему региону самостоятельно в установленном Административным регламентом МВД РФ порядке)3.

Если выяснится, что он все-таки привлекался к ответственности по “неправильной” статье УК РФ – его уволят, несмотря на то, что на момент приема на работу никаких ограничений не было4.

Ситуация 3. Судимость по соответствующей статье была, но давно погашена (снята). Можно ли работать с детьми?

Нет, нельзя. Хотя в ст. 86 УК РФ и указано, что погашение/снятие судимости аннулирует ВСЕ правовые последствия, связанные с судимостью (то есть человек либо имеет судимость в настоящее время, либо не имеет ее вовсе – в том числе и в случае, когда она погашена или снята), ч. 3 ст.

55 Конституции РФ позволяет ограничивать федеральным законом права и свободы человека в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Поскольку ограничение права на занятие педагогической деятельностью обусловлено спецификой этой деятельности – она направлена обучение и воспитание граждан в соответствии с требованиями морали, общепризнанными ценностями уважения к закону и правам других лиц, прямое распространение ст. 351.

1 ТК РФ таких ограничений на лиц, ИМЕВШИХ судимость, направлено на защиту общественных интересов и прав обучающихся и не противоречит Конституции РФ5. Кстати, данная проблема может быть легко решена внесением дополнения в ст. 86 УК РФ в виде фразы “, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами”6.

А вот те ситуации, на которые до сих пор нет однозначного ответа – самые интересные.

Ситуация 4. Человек был осужден за преступление, уголовная ответственность за которое впоследствии устранена (норма исключена из уголовного закона, “декриминализирована”. Как быть?”

Трудностей в этом вопросе сразу несколько. Во-первых, как определить, действительно ли деяние полностью декриминализировано, или просто в старом законе называлось по-другому? Ведь мало какой работодатель обладает столь глубокими познаниями в уголовном праве, чтобы сходу, глядя в справку о судимости, определять такие вещи.

Во-вторых, даже если можно быть уверенным, что общественная опасность деяния полностью устранена, характер такого преступления может вызывать закономерные сомнения: так, если речь идет о “спекуляции”, то тут преступление явно экономического характера, и никакой угрозы точно представлять не может, но вот если в справке гражданина стоит отметка об осуждении, например, за “мужеложство”7 [преступление против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. – Ред.] – что делать? Ну и в-третьих (и в самых главных): само по себе устранение из закона уголовной ответственности за то или иное преступление отсутствует в перечне реабилитирующих оснований для прекращения уголовного преследования, а уж в случае осуждения, как мы выяснили раньше, вообще не может повлиять на правовые последствия судимости, поэтому при формальном подходе декриминализация вообще никак не должна учитываться при определении возможности гражданина трудиться в соответствующих сферах. При этом существуют судебные решения, отвергающие формальный подход и восстанавливающие работника на работе при увольнении, если деяние, за которое он был осужден, впоследствии декриминализировано8.

Ситуация 5. Работник в настоящее время подозревается или обвиняется в преступлении из перечисленных в ст. 351.1 ТК РФ. Можно ли его уволить?

Формулировка, указанная в ст. 351.1 ТК РФ – “подвергающиеся [..] уголовному преследованию” формально позволяет работодателю, чей работник прямо сейчас является подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу из перечисленных в законе категорий, уволить его, не дожидаясь результатов расследования.

Причем, поскольку на момент увольнения оно будет совершенно законно, даже дальнейшее прекращение преследования по реабилитирующим основаниям не даст работнику право восстановиться на работе. Представляется, что здесь законодатель несколько не продумал правовые последствия такой формулировки.

Достаточно было предусмотреть в ТК РФ дополнительное основание для отстранения от работы в случае, если сотрудник, работающий с детьми, подозревается или обвиняется в совершении соответствующего преступления (сейчас это можно сделать только по требованию следователя или дознавателя9).

А вот уже после прекращения преследования по нереабилитирующему основанию или приобретения работником судимости – было бы возможно увольнение.

Ситуация 6. Человек работает с несовершеннолетними не по трудовому, а по гражданско-правовому договору – как репетитор или преподаватель в детском учреждении. Нужно и можно ли проверять его судимости?

Поскольку требование к отсутствию судимости установлена только для лиц, работающих по трудовому договору, а также занимающихся такой работой в порядке индивидуального предпринимательства10, то формально лица, работающие по гражданско-правовому договору и не являющиеся ИП, предъявлять справку о наличии или отсутствии судимости не должны. Даже если заказчику работы (услуги) каким-либо образом станет известно о наличии у исполнителя такой судимости, расторгать с ним договор он не обязан, поскольку прямого нарушения закона здесь нет. В то же время, исходя из целей установления ограничений на занятие педагогической и иной деятельностью в отношении несовершеннолетних, перечисленных выше, представляется, что в законодательство должны быть внесены уточнения, прямо распространяющие указанные ограничения и на граждан, занимающихся данной деятельностью в частном порядке по гражданско-правовым договорам.

1 Так, ст. 351.

1 ТК РФ установлено, что к трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, а также против общественной безопасности.

2 Определение Судебной Коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2012 г. № 52-КГПР12-2.

3 Административный регламент Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче справок о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования, утв. приказом МВД РФ от 07.11.2011 N1121

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/mazuhina/481873/

Работник осужден или привлечен к ответственности за коррупционное пр

Увольнение с судимостью

Вступление в силу приговора суда, которым работник приговорен к лишению свободы либо к другому наказанию, исключающему возможность продолжения данной работы, является основанием для увольнения в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 36 КЗоТ. Если же суд освобождает работника от отбывания наказания, то он по указанному основанию не может быть уволен.

Обратите внимание: указанная норма не оговаривает характер правонарушения, совершенного работником.

То есть в данном случае не важно, связано оно с его работой на предприятии в целом и его трудовыми обязанностями в частности или нет (в отличие, например, от п. 8 ст. 40 КЗоТ или п. 2 ст. 41 КЗоТ).

Главное, чтобы мера наказания, избранная судом, исключала возможность дальнейшего продолжения работы на данном предприятии.

https://www.youtube.com/watch?v=ETyQj0kdRaM

Под наказанием, исключающим возможность продолжения работы, следует понимать лишение свободы (ст. 63, 64 УКУ), ограничение свободы (ст. 61 УКУ), увольнение с должности, запрет занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 55 УКУ).

А вот такие меры наказания, как общественные работы в свободное от работы время (ст. 56 УКУ), исправительные работы по месту работы (ст. 57 УКУ), а также освобождение от отбывания наказания с испытанием (ст.

 75 УКУ), не препятствуют дальнейшему продолжению работы (кроме случаев, когда судимость препятствует выполнению соответствующей работы и нахождению на должности).

Заметьте, основанием для прекращения трудового договора по п. 7 ч. 1 ст. 36 КЗоТ является именно вступление приговора суда в законную силу

Возбуждение уголовного дела в отношении работника, составление обвинительного заключения и даже вынесение обвинительного приговора, которым назначено наказание, препятствующее продолжению работы, не являются основанием для увольнения. Только после того, как приговор вступит в силу, у работодателя появятся основания для увольнения работника.

Как правило (кроме случаев, когда назначено наказание в виде увольнения с должности, запрета занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительных работ), копия приговора, вступившего в законную силу, работодателю не направляется.

Поэтому для прекращения трудового договора ему необходимо сделать запрос в суд, получить документально подтвержденную информацию, а затем издать соответствующий приказ. Днем увольнения работника считается последний день фактического исполнения им трудовых обязанностей (п. 11 постановления № 9).

Для оформления увольнения работника его заявление в данном случае не требуется.

Важно!Не может быть основанием для прекращения трудового договора по п. 7 ч. 1 ст. 36 КЗоТ применение к работнику, обвиняемому в совершении преступления, меры пресечения в виде содержания под стражей. Однако период, в течение которого обвиняемый находился под стражей, оплачивать не нужно.

Отдельно остановимся на ситуации, в которой суд лишает работника права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 55 УКУ). Чем она интересна? А тем, что работодатель такого работника обязан четко следовать указаниям п. 5.1 разд.

І Инструкции о порядке исполнения наказаний, не связанных с лишением свободы, и осуществления контроля за лицами, осужденными к таким наказаниям, утвержденной приказом Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний, Министерства внутренних дел Украины от 19.12.2003 г.

№ 270/1560, а именно:

— не позднее 3-х дней после получения копии приговора суда или уведомления уголовно-исполнительной инспекции уволить осужденного с должности, которую он занимает, или освободить от вида профессиональной деятельности, права на которую он лишен;

— внести в трудовую книжку осужденного запись о том, на какой срок и какие должности он лишен права занимать или каким видом профессиональной деятельности лишен права заниматься;

— немедленно сообщить в инспекцию об исполнении требований приговора и направить в инспекцию копию соответствующего приказа или извлечение из него;

— по требованию инспекции предоставлять ей документы, связанные с исполнением наказания.

Еще одно «судебное» основание для прекращения трудового договора с работником предусмотрено п. 71 ч. 1 ст. 36 КЗоТ. Это вступление в законную силу судебного решения, в соответствии с которым работник был привлечен к ответственности за коррупционное правонарушение, связанное с нарушением ограничений, предусмотренных Законом № 3206.

Обратите внимание: увольнение на основании п. 71 ч. 1 ст. 36 КЗоТ должно обязательно применяться только в случае нарушения установленных Законом № 3206 ограничений.

Нельзя уволить по данному основанию работника, который привлекается к ответственности за несоблюдение пре­дусмотренных этим Законом обязанностей (например, несвоевременное представление декларации об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера) (см. п.

 12 Методических рекомендаций Минюста «Предотвращение и противодействие коррупции в государственных органах и органах местного самоуправления» от 09.10.2013 г.).

Работодатель обязан уволить работника, привлеченного к уголовной или административной ответственности за коррупционные правонарушения, связанные с нарушением ограничений, предусмотренных Законом № 3206, в трехдневный срок со дня получения копии соответствующего судебного решения, вступившего в законную силу, если иное не предусмотрено законом (ч. 2 ст. 36 КЗоТ, абзац второй ч. 2 ст. 22 Закона № 3206).

О прекращении трудового договора с работником на основании п. 71 ч. 1 ст. 36 КЗоТ работодатель в трехдневный срок письменно уведомляет:

— суд, который вынес обвинительный приговор или принял постановление о наложении административного взыскания за коррупционное правонарушение;

— Национальное агентство по вопросам госслужбы (о лицах, уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления, которые освобождены в связи с привлечением к ответственности за коррупционное правонарушение).

Получать согласие профсоюзного органа на увольнение работника на основании п. 7 и п. 71 ч. 1 ст. 36 КЗоТ не нужно.

Источник: https://i.factor.ua/journals/nibu/2014/october/issue-79/article-2348.html

Автоправо
Добавить комментарий