С кого требовать взыскание долга, если должник заключил договор цессии с третьим лицом?

Цессия: правила продажи долга

С кого требовать взыскание долга, если должник заключил договор цессии с третьим лицом?

Дебиторская задолженность может быть вполне ликвидным товаром. Для руководителя организации-продавца главный вопрос – найти на этот долг покупателя, который заинтересован в товарах и услугах, предлагаемых должником фирмы. А бухгалтеру придется осваивать тонкости учета и налогообложения операции по уступке права требования.

Договор уступки права

Взаимоотношения сторон

В соответствии со ст. 382 ГК РФ под уступкой права требования (цессией) понимается соглашение, в силу которого одна сторона – первоначальный кредитор по обязательству (цедент) передает новому кредитору (цессионарию) право требования исполнения обязательства должником. При этом новый кредитор приобретает право требования от цедента на условиях, не ухудшающих положение должника.

Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Обзор) поставлена точка в длительном споре юристов о том, возможна ли уступка не всего требования, а только его части.

Согласно мнению ВАС РФ уступка части права (требования) по обязательству не противоречит закону, если предмет уступки является делимым (п. 5 Обзора). В частности, были признаны делимыми: денежное обязательство, вытекающее из договора поставки, и арендное право пользования несколькими помещениями.

По общему правилу для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется. Однако при заключении договора стороны могут предусмотреть, что такое согласие является обязательным как в отношении всех прав кредитора по договору, так и в отношении их части.

Кроме того, стороны в договоре вообще могут запретить какую-либо уступку права требования. Это вытекает из содержания п. 1 ст. 388 ГК РФ, согласно которому уступка права требования кредитором другому лицу не допускается, если она противоречит закону или договору.

К СВЕДЕНИЮ!

Недопустима передача по договору цессии прав требований, неразрывно связанных с личностью кредитора (в частности, требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью) (ст. 383 ГК РФ).

Если же такое противоречие все-таки возникнет, то договор уступки требования будет являться ничтожной сделкой (ст. 166, 168 ГК РФ).

Одновременно с этим у должника имеется право не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу (п. 1 ст. 385 ГК РФ). Поэтому должника следует уведомить об уступке прав требования по обязательствам путем передачи ему документов, доказывающих этот факт.

В противном случае должник может либо отказаться от уплаты до представления ему доказательств заключения договора цессии, либо отдать долг ненадлежащему кредитору. Риск, вызванный этими неблагоприятными последствиями, берет на себя новый кредитор (ст. 382 ГК). Ведь если дебитор вернул по ошибке долг первому кредитору, то обязательство будет считаться исполненным.

Прежний кредитор отвечает перед новым за то, что передал ему действительное требование.

Если переданное требование основано на недействительной сделке (например, переданное требование на момент передачи уже исполнено должником), то новый кредитор вправе требовать от первоначального кредитора возмещения причиненных ему убытков (ст. 390 ГК РФ).

Кроме того, переуступить можно только задолженность с неистекшим сроком исковой давности. Чтобы подтвердить «реальность» долга, новому кредитору следует потребовать от цедента представления акта сверки расчетов.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ!

Первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не за неисполнение этого требования должником. Исключением является случай, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором (ст. 390 ГК РФ).

Данному положению ст. 390 ГК РФ Президиум ВАС РФ придал «свежее» звучание (п. 1 Обзора). По мнению ВАС РФ, из положений ст. 390 ГК РФ вытекает, что действительность соглашения об уступке права (требования) вовсе не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору.

Неисполнение обязательства по передаче предмета соглашения об уступке права (требования) влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право. То есть если первоначальный договор и был признан недействительным, то соглашение об уступке права все равно имеет юридическую силу.

Кстати, «уступать» можно не только ныне существующее, но и будущее право. Такой вывод сделал ВАС РФ в п. 4 Обзора.

Первоначальный кредитор обязан передать новому кредитору вместе с правом требования также и все документы, которые его удостоверяют, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (п. 2 ст. 385 ГК РФ).

Впрочем, уклонение цедента от передачи новому кредитору необходимых документов само по себе еще не свидетельствует о том, что данное право не перешло к цессионарию; свидетельства выражения воли сторон на передачу этого права куда важнее (п. 11 Обзора).

Форма договора

Уступка требования (цессия) должна быть составлена в той форме, которая предусмотрена действующим законодательством для основного договора. Если оформление уступки требования будет совершено в форме, не предусмотренной действующим законодательством для основного договора, то уступка требования будет считаться недействительной на основании п. 1 и 2 ст. 452 и 168 ГК РФ.

Так, согласно ст. 389 ГК РФ уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной (нотариальной) форме.

Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки.

Уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента (передаточной надписи) на этой ценной бумаге (п. 3 ст. 146 и п. 3 ст. 389 ГК РФ).

договора

В ГК РФ определена лишь сама возможность передачи прав (требования) по сделке, но не указан вид договора, по которому эта передача происходит.

Поэтому прежде всего в договоре цессии нужно определить предмет договора, то есть предмет передачи, конкретные требования, вытекающие из заключенной ранее сделки со ссылками на ее реквизиты.

В противном случае договор будет считаться незаключенным. Иногда соглашение о цессии достигается путем составления обычного договора купли-продажи.

Однако далеко не всегда отсутствие в договоре цессии указания на обязательство, в состав которого входило уступаемое право (требование), влечет недействительность этого договора (п. 12 Обзора). Поскольку при возникновении спора суды учитывают и другие обстоятельства, как-то: уведомление цедентом должника о состоявшейся уступке, указанная в соглашении сумма задолженности и т.п.

В договоре цессии участвуют две стороны: цедент (продавец задолженности) и цессионарий (покупатель).

Договор цессии может быть как возмездным, так и безвозмездным. Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Поэтому договор уступки прав будет считаться безвозмездным только в том случае, если условие о безвозмездности договора будет явно следовать из соглашения сторон.

В то же время передача требования на безвозмездной основе между коммерческими организациями может быть расценена налоговыми и иными проверяющими органами в качестве договора дарения, а дарение между коммерческими организациями запрещено (ст. 575 ГК РФ). И в этом случае очень рекомендуем прислушаться к голосу ВАС РФ, который в п.

9 Обзора заявил, что договор цессии, заключенный между коммерческими организациями, может быть квалифицирован как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования).

Отсутствие в договоре цессии условия о цене передаваемого права само по себе не является основанием для признания его ничтожным как сделки дарения между коммерческими организациями.

Иначе говоря, факт «дарения права» еще нужно доказать.

Само по себе несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования) еще не является основанием для признания ничтожным договора цессии, заключенного между коммерческими организациями, поскольку в силу п. 1 ст. 572 ГК РФ наличие возмездных начал в договорном обязательстве полностью исключает признание соответствующего договора договором дарения (п. 10 Обзора).

Кроме того, стороны в договоре цессии вправе решать судьбу начисленной неустойки, убытков, процентов по кредитам и всех других сумм, связанных с основным договором. Если же в договоре цессии об этих платежах не будет ничего сказано (по умолчанию), то права на их получение переходят к приобретателю автоматически (ст. 384 ГК РФ).

Об этом еще раз напомнил ВАС РФ в п. 15 Обзора. Более того, суд решил, что при уступке части требования в силу ст. 384 ГК РФ права, связанные с данным требованием, также переходят к цессионарию в части, пропорциональной переданному требованию.

«Уступать» можно даже неустойку (п. 21 Обзора). И не беда, если ее конкретный размер на момент уступки в силу ст. 333 ГК РФ определить невозможно. Как рассудил ВАС РФ в п. 16 Пленума, «неопределенное» на момент перехода право переходит к новому кредитору в таком же «неопределенном размере».

Помимо неустойки, Президиум ВАС разрешил «уступать» также и право на убытки, потому что «обязательство по возмещению убытков является денежным обязательством, возникшим в связи с нарушением должником прав потерпевшего», и, следовательно, обладает самостоятельной имущественной ценностью (п. 17 Обзора).

Налогообложение у цедента (продавца долга)

НДС

Особенности определения налоговой базы по НДС при передаче имущественных прав установлены ст. 155 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 155 НК РФ при уступке требования, вытекающего из договора реализации товаров (работ, услуг) или на основании закона, налоговая база у цедента определяется как стоимость этих товаров, исчисленная исходя из рыночных цен в соответствии со ст.

40 НК РФ (с учетом акцизов – для подакцизных товаров) и без включения НДС (ст. 154 НК РФ). Главное условие – чтобы операции по реализации указанных товаров подлежали обложению НДС (т.е. не освобождались от налогообложения в соответствии со ст. 149 НК РФ).

Источник: https://www.eg-online.ru/article/52249/

Споры, связанные с уступкой права требования

С кого требовать взыскание долга, если должник заключил договор цессии с третьим лицом?

В.С. Кокова, Ю.Б. Гонгало

Особенности применения арбитражными судами главы 24                     Гражданского кодекса Российской Федерации.

Главой 24 ГК РФ охватывается регулирование двух институтов обязательственного права: уступка требования и перевод долга. Однако в практике арбитражных судов наиболее распространены споры, связанные с применением норм об уступке требования. В связи с этим предметом настоящего анализа являются, главным образом, дела по спорам, связанным с уступкой требования. 

Цессия (уступка права требования) представляет собой способ частичного правопреемства, в результате совершения которого происходит замена активной стороны обязательства (кредитора) при сохранении самого обязательства.

Цессия выражается в передаче первоначальным кредитором новому кредитору определенного права в силу сделки или на основании закона.

Однако договор, которым оформляется переход права, не носит самостоятельного характера: к нему применяются нормы, регулирующие соответствующий тип отношений (чаще всего о купле-продаже, мене, если договор возмездный; дарении, если договор безвозмездный).

Споры, связанные с уступкой права требования.

1. Уступка требования возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением, в котором личность кредитора имеет существенное значение (дело № А60-23721/2003).

ООО “С” обратилось в суд  с иском к ООО “Е”, ООО “У”, о признании недействительным договора уступки права требования.

 Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

 Постановлением апелляционной инстанции решение изменено, договор уступки права требования (цессии) в части передачи ООО “У” права требования к ООО “С” признан недействительным, в остальной части иска отказано.

Постановлением ФАС Уральского округа от 12.04.2004 г. №Ф09-918/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, между ООО “С” (заказчик) и ОАО “Р” (подрядчик) заключен договор подряда.

В связи с ненадлежащим исполнением заказчиком обязательств по оплате выполненных работ решением суда по делу N А60-23891/2002, не вступившим в законную силу,  с ООО “С” в пользу ОАО “Р” взыскана сумма долга.

Из содержания условий договора цессии усматривается, что во исполнение договора комиссии (где ОАО “Р” – комитент, а ООО “Е” – комиссионер), ООО “Е” (цедент) уступило ООО “У” (цессионарий) свои права требования к должникам, указанным в приложении N 1 к договору цессии.

В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ).

Всесторонне и полно исследовав имеющиеся в деле доказательства в их совокупности суд апелляционной инстанции обоснованно, в соответствии с положениями ст. ст.

166, 168, 382, 383, 711, 723 ГК РФ пришел к выводу о наличии оснований для признания недействительным договора  уступки прав требований (в сумме, оспариваемой истцом), поскольку действительность уступленного права, его бесспорный характер не подтверждается материалами дела, договор не соответствует требованиям ст. ст. 382, 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом, судом апелляционной инстанции обоснованно указано, что в отношении суммы задолженности право требования оплаты которой уступлено новому кредитору – имеются судебные споры, а решение от 17.01.

2003 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-23891/02-С1, со ссылкой на которое суд первой инстанции признал договор цессии  в части взысканной судом суммы действительным – в законную силу не вступило.

2. Отсутствие в материалах дела доказательств возмездности договора цессии не является основанием для признания его ничтожным  (дело N А60-6253/02).

Прокурор обратился в суд в защиту государственных и общественных интересов в лице Управления социальной защиты населения МО “Ш” к ООО “Р” о взыскании неосновательного обогащения.

Решением суда в иске отказано в силу недоказанности истцом факта неосновательного обогащения.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

В постановлении от 18.09.2002 г. №Ф09-2554 ФАС Уральского округа согласился с решением и постановлением по существу, однако указал на необходимость изменения мотивировочной части.

Как следует из материалов дела, между Управлением социальной защиты населения МО “Ш” и ОАО “У” заключен договор поставки, порядок расчетов по которому установлен сторонами  в виде взаимозачета в областной бюджет по погашению налога на имущество за ОАО “У”.

Свои обязательства по погашению налогов в областной бюджет Управление социальной защиты населения исполнило.

Управление социальной защиты населения МО “Ш” (первоначальный кредитор) передало право требования к ОАО “У” (должник) по договору поставки  ООО “Р” (новый кредитор).

Суд кассационной инстанции поддержал позицию судебных инстанций в части того, что переданное право требования возникло из обязательства по договору цессии; поскольку требования заявлены из неосновательного обогащения, а доказательств наличия неосновательного обогащения со стороны ответчика истцом не представлено, вывод об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований по основаниям ст. ст. 1102, 1103 ГК РФ, правомерен.

Однако вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договора цессии ввиду передачи по нему несуществующего обязательства и отсутствия условия о возмездности признан кассационной инстанцией необоснованным в связи со следующим.

 Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права требования.

Из существа договора, заключенного между сторонами, также не вытекает его безвозмездность. При вынесении судебных актов судом не были учтены нормы п. 2 ст. 572 ГК РФ, согласно которым обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара.

Из данного договора цессии  такого намерения не усматривается.

Таким образом, ФАС Уральского округа счел необходимым исключить из мотивировочной части постановления апелляционной инстанции выводы о ничтожности договора цессии в связи с отсутствием в договоре условия о возмездности.

Источник: http://ekaterinburg.arbitr.ru/files/userfiles/CT/pr14.htm

Может ли бюджетная организация цессировать обязательства по договору

С кого требовать взыскание долга, если должник заключил договор цессии с третьим лицом?

Итак. Предысторей написание этого поста стала моя беседа с Н. С., которая трудилась и к сожалению трудится в одном из подразделений Роспотребнадзора в ЯНАО. В свое время также имел несчастье там работать.

 Сия дама (обладательница красного диплома между прочим)  полагала, что бюджетное учреждение не может уступить свои права по договору цессии. Свои доводы она обосновать не могла, вот от слова никак.

То ли потому,  что разговор состояла в 3 часа ночи, то ли не хватило знаний.

На сей счет мной было проделано небольшое исследование и на имя руководства сей организации  была направлена служебная записка, которую увы не прочитал никто.  А я таки решил поделиться своими доводами с уважаемойй публикой. Из соображений корректности я не буду приводить текст служебной записки полностью

Для начала я бы хотел бы осветить теоретические аспекты института цессии в российском гражданском праве. В учебнике под авторством Суханова «Российское гражданское право» том 2, 2011 года издания (стр.

61) цессия определена как передача права в силу заключенной между прежним кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием) сделки либо на основании иных предусмотренных непосредственно законом юридических фактов, приводящую к замене кредитора в обязательстве.
Передача прав на основании сделки в п. 1 ст. 382 ГК именуется уступкой требования.

Сделка, лежащая в основе цессии, имеет своим предметом принадлежащее кредитору право требования.Она может быть, как возмездной, так и безвозмездной, и соответственно односторонней или двусторонней, консенсуальной либо реальной и т.д.Сама же цессия представляет собой обязательство (правоотношение), возникшее из этой сделки и нередко отождествляемое со своим исполнением.

В российском праве принцип разделения обязательственных и распорядительных сделок при уступке права требования впервые был закреплен еще в Информационном письме № 120, а в последствие в ходе реформирования положений главы 23 ГК РФ в п.1 ст. 398.1 ГК РФ.

Таким образом, в российском праве уже не вызывает вопросов двухкомпонентная конструкция уступки права требования (цессии), состоящая из договора об уступке требования (п. 1 ст. 398.1 ГК РФ) и распорядительной сделки цессии (п. 1 ст. 382 ГК РФ).Первый компонент определяет взаимные права и обязанности, включая порядок оплаты, передачи удостоверяющих требование документов, ответственности и т.п. В свою очередь, второй компонент – сделка цессии является самостоятельным волеизъявлением, непосредственно направленным на передачу требования.При этом, такое волеизъявление может быть оформлено в момент заключения обязательственного договора (то есть договора с Филиалом) путем включения в текст соглашения об уступке либо заключения договора цессии с третьим лицом.

Довольно распространенной моделью оформления распорядительной сделки цессии является постановка перехода права требования под условие. В данном случае, применение по аналогии правил ст. 157 ГК РФ об условных сделках позволяет цеденту и цессионарию отсрочить и «отделить» распорядительный акт от обязательственного соглашения.

При этом под отлагательное условие (например, под условие о внесении платы, условие об истечении определенного срока) ставится не весь договор в целом, а только самостоятельная сделка цессии. Правомерность такого оформления распорядительного волеизъявления была подтверждена в практике ВАС РФ в Постановлении Президиума ВАС РФ от 30.03.2010 № 16283/09 по делу № А34-571/2009.№ 16283/09 по делу № А34-571/2009.
Анализируя нормы п. 1 ст. 388 ГК РФ можно прийти к выводу, что существует только одно абсолютное препятствие для совершения перехода обязательственного права в результате уступки – противоречие закону. Поскольку законодательные запреты уступки, как правило, допускаются в интересах третьих лиц (должника или иных субъектов), то цессия нарушающая такой запрет будет ничтожной сделкой (п. 2, ст 168 ГК РФ).
Если цессия не запрещена законом, а необходимо лишь получить согласие должника (п. 4 ст. 388 ГК РФ), то при отсутствии такого согласия уступка в силу ст. 1731 ГК РФ будет оспоримой, что может повлечь ее признание в суде недействительной, если будет доказано, что цессионарий знал или должен был знать о необходимости получения согласия должника либо о его отсутствии.Если уступка запрещена законом или обусловлена согласием должника, то эти ограничения должны действовать и при обращении взыскания на соответствующее право по требованиям третьих лиц.Этот вывод справедлив, если исходить из того, что обращение взыскания влечет переход права не в силу закона, а силу сделки по отчуждению права, совершаемой от имени кредитора уполномоченными органами. Соответственно, если бы, например, право было бы тесно связано с личностью кредитора и не могло бы быть уступлено третьим лицам без согласия должника, вряд ли такое отчуждение права во всех случаях возможно при обращении на него взыскания. В то же время очень многое зависит от цели введения такого запрета, так и от баланса договорных возможностей сторон.Если исходить из принципов телеологического (толкование с помощью установления целей принятия нормативно-правового акта) толкования, следует что цель данной правовой нормы состояла в ограничении распоряжения правом по произвольному усмотрению кредитора, а так же интерес должника в сохранении кредитора уступает интересам третьих лиц, имеющих притязания к кредитору и желающих реализовать их путем обращения на имущественные права кредитора, то такое обращения взыскания допустимо и без согласия должника.

При анализе положения п. 7 ст. 448 ГК РФ можно, например, прийти к выводу, что законодательный запрет уступки права требования (цессии) возможен только в результате проведения торгов, не может ограничивать возможность обращения взыскания на такое право.

В п.3 ст. 298 ГК РФ содержится законодательный запрет для бюджетного учреждения, каковым являетсяХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ  без согласия собственника распоряжаться особо ценным движимым имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным бюджетным учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества, а также недвижимым имуществом.Однако данный запрет никаким образом не касается заключения договоров подряда на оказание возмездных услуг, равно как и заключение договоров цессии.В отношении остального имущества, находящимся у бюджетного учреждения на праве оперативного управления, бюджетное учреждение вправе распоряжаться самостоятельно, если иное не установлено законом.Более в ГК РФ не содержится никаких законодательных запретов на совершение бюджетными учреждениями сделок такого рода.Далее я бы хотел проанализировать необходимость закрепления в условиях договора запрета цессии, если контрагентом в договоре выступает юридическое лицо частного права.Ситуационный анализ договора возмездного оказания услуг, содержащего разрешение на передачу права требования третьим лицам (цессии)Ситуцаия №1 – Филиал Федерального Бюджетного Учреждения Здравоохранения «ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ заключил договор с ООО «Х» на возмездное оказание услуг и в тексте договора содержится разрешение ООО «Х» заключить договор цессии, а для Филиала такая возможность запрещена условиями договора.С учетом вышеизложенного, без детального анализа сложившейся ситуации можно сделать вывод, что ООО «Х» свободно может передать третьему лицу свое право требования по договору цессии. Данное обстоятельство может повлечь для Филиала негативное последствие в виде возникновения долговых обязательств перед третьими лицам, что может послужить причиной привлечения Филиала в судебный процесс в качестве ответчика либо истца, а так же возможность обращения взыскания на имущество Филиала.Ситуция №2 – Филиал Федерального Бюджетного Учреждения Здравоохранения ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ  заключил договор с ООО «Х» на возмездное оказание услуг и в тексте договора содержится разрешение для Филиала заключить договор цессии.Данный вопрос является более сложным и дискуссионным, чем вопрос, описанный в ситуации №1 в силу того, что Филиал является бюджетным учреждением. К такому выводу я пришел по следующим основаниям.На возможность заключения договора цессии бюджетным учреждением по гражданско-правовому договору, например по договору подряда существует несколько точек зрения:Точка зрения №1Описание ситуации – Бюджетное учреждение выполнило работы для Фирмы 1. Фирма 1 не исполнила свои обязательства по оплате выполненных учреждением работ, в результате чего у учреждения на счете 205 31 образовалась дебиторская задолженность. В свою очередь, в учете Фирмы 1 числится дебиторская задолженность – ей должна Фирма 2.

На сумму задолженности Фирмы 1 перед бюджетным учреждением (3 315 000 руб.) был заключен договор цессии, по которому бюджетному учреждению (цессионарию) передается право требования к Фирме 2 (должник). Как в бухгалтерском учете бюджетного учреждения отразить договор уступки прав?

Источник: https://zakon.ru/Blogs/mozhet_li_byudzhetnaya_organizaciya_cessirovat_obyazatelstva_po_dogovoru/74281

Вс рф разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

С кого требовать взыскание долга, если должник заключил договор цессии с третьим лицом?

Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга – замена должника (гл. 24 ГК РФ). В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников.

На обеспечение защиты их прав и направлено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 “О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки” (далее – Постановление).

К наиболее важным разъяснениям Суда можно отнести следующие.

Уступка требования (§ 1 гл. 24 ГК РФ).Под уступкой требования понимается переход прав, принадлежащих на основании обязательства первоначальному кредитору (цеденту), к новому кредитору (цессионарию) по договору (п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ).

К договору об уступке требования применяются положения гражданского законодательства о соответствующем виде сделки, отметил ВС РФ.

Так, при уступке требования по договору купли-продажи цедент, который в этом случае является продавцом, должен передать требование свободным от прав третьих лиц (по смыслу п. 1 ст. 460 ГК РФ).

В случае неисполнения им этой обязанности цессионарий (покупатель), который не знал и не должен был знать о наличии прав третьих лиц, вправе требовать уменьшения цены или расторжения договора (абз. 3 п. 1 Постановления).

В случае, когда уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, сам договор об уступке тоже должен быть зарегистрирован (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Значит, именно с момента регистрации он считается заключенным для третьих лиц (п. 3 ст.

433 ГК РФ). Однако отсутствие регистрации договора не влечет никаких негативных последствий для должника, который был письменно уведомлен цедентом об уступке требования и на этом основании предоставил исполнение цессионарию, подчеркнул Суд (п.

2 Постановления).

По общему правилу, новый кредитор может получить меньше прав, чем было у первоначального – в случае уступки права требования в части (п. 2-3 ст. 384 ГК РФ). Уступить же ему больше прав, чем имеет сам, первоначальный кредитор не вправе.

Однако объем прав цессионария все же может увеличиться – в связи с его особым правовым положением, например если на него распространяются нормы Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 “О защите прав потребителей”, считает ВС (абз. 2 п.

4 Постановления).

Поскольку закон позволяет уступать не только уже существующее, но и будущее требование (ст. 388.

1 ГК РФ), Суд посчитал нужным разграничить такое будущее требование, которое переходит к цессионарию с момента возникновения, и требование, по которому не наступил срок исполнения (например, требование займодавца о возврате займа до наступления срока возврата), – оно передается в момент заключения договора об уступке (абз. 2 п. 6 Постановления). Причем если впоследствии уступка будущего требования не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло, цедент несет ответственность за неисполнение договорных обязательств. Аналогичное правило действует и в случае невозможности перехода требования по причине того, что оно прекратилось или принадлежит другому лицу – цедент также не освобождается от ответственности за неисполнение договора, отметил ВС РФ (п. 8 Постановления).

Целый раздел Постановления посвящен допустимости уступки требования, в частности – без согласия должника на переход требования к другому кредитору.

Оно, напомним, требуется только в прямо предусмотренных законом случаях (например, п. 2 ст.

388 ГК РФ) и при включении соответствующего условия в договор, но и в этом случае признать сделку по уступке недействительной непросто (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ).

Тем не менее, если уступка требования по неденежному обязательству без согласия должника делает его исполнение более обременительным, должник вправе исполнить данное обязательство цеденту, отметил Суд (п.

15 Постановления).

В случае, когда переход требования не признан обременительным для должника, но требует от него дополнительных затрат, соответствующие расходы должны возмещаться цедентом и цессионарием солидарно.

Помимо перечисленного, в Постановлении уточняются также порядок надлежащего уведомления должника об уступке требования и особенности предъявления возражений должника против требований новых кредиторов.

Перевод долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ).Согласно закону перевод долга производится – с согласия кредитора – по соглашению между первоначальным должником и новым должником.

В обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен также по соглашению между кредитором и новым должником, который принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

При этом возможны два варианта перевода долга по обязательству сторон, связанному с предпринимательской деятельностью (п. 26 Постановления):

  • кумулятивный – первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно;
  • привативный – первоначальный должник выбывает из обязательства.

В случае, когда из соглашения сторон непонятно, какой вариант перевода долга ими согласован, ВС РФ предлагает исходить из презумпции выбытия должника (п. 27 Постановления). Если же неясно, о чем договорились новый должник и кредитор: о кумулятивном переводе долга или поручительстве, следует считать их соглашение договором поручительства.

Процессуальные вопросы. Поскольку смена лиц в материально-правовых отношениях предполагает процессуальное правопреемство, ВС РФ дал ряд разъяснений, касающихся перемены лиц как в период рассмотрения спора в суде, так и на стадии исполнительного производства. 

Также Суд отметил, что содержащаяся в договоре первоначального кредитора и должника арбитражная оговорка сохраняет силу при смене кредитора, а обязательный досудебный порядок считается соблюденным в том числе в случае, когда претензия была направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано новым кредитором (п. 31-32 Постановления).

Источник: http://www.garant.ru/news/1156574/

Отражение операций по уступке права требования в бухгалтерском учете — Audit-it.ru

С кого требовать взыскание долга, если должник заключил договор цессии с третьим лицом?
БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ У ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО КРЕДИТОРА (ЦЕДЕНТА)

Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации (далее ГК РФ), в частности пункту 2 статьи 132 ГК РФ, права требования являются частью имущества организации.

В состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности. К ним относятся:

– земельные участки;

– здания;

– сооружения;

– оборудование;

– инвентарь;

– сырье;

– продукция;

права требования;

– долги;

– права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания);

– другие исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором.

Исходя из этого, порядок ведения бухгалтерского учета уступки права требования аналогичен порядку отражения в учете операций с имуществом организации.

Для организации, уступающей право требования третьему лицу, сделка будет квалифицироваться как отчуждение имущества.

При уступке права требования фактически происходит реализация дебиторской задолженности, которая отражается в составе активов предприятия.

Согласно нормам действующего бухгалтерского законодательства, а именно в соответствии с пунктом 7 ПБУ 9/99, утвержденного Приказом Минфина Российской Федерации от 6 мая 1999 года №32н «Об утверждении положения по бухгалтерскому учету «Доходы организации» ПБУ 9/99» (далее ПБУ 9/99) операционными доходами организации признаются:

– поступления, связанные с предоставлением за плату во временное пользование (временное владение и пользование) активов организации;

– поступления, связанные с предоставлением за плату прав, возникающих из патентов на изобретения, промышленные образцы и других видов интеллектуальной собственности;

– поступления, связанные с участием в уставных капиталах других организаций (включая проценты и иные доходы по ценным бумагам);

– прибыль, полученная организацией в результате совместной деятельности (по договору простого товарищества);

– поступления от продажи основных средств и иных активов, отличных от денежных средств (кроме иностранной валюты), продукции, товаров;

– проценты, полученные за предоставление в пользование денежных средств организации, а также проценты за использование банком денежных средств, находящихся на счете организации в этом банке.

Расходы, связанные с реализацией таких активов, учитываются в бухгалтерском учете организации в составе операционных расходов.

Такое правило установлено пунктом 11 ПБУ 10/99, утвержденного Приказом Минфина Российской Федерации от 6 мая 1999 года №33н «Об утверждении положения по бухгалтерскому учету «Расходы организации» ПБУ 10/99» (далее ПБУ 10/99).

Операционными расходами являются:

– расходы, связанные с предоставлением за плату во временное пользование (временное владение и пользование) активов организации;

– расходы, связанные с предоставлением за плату прав, возникающих из патентов на изобретения, промышленные образцы и других видов интеллектуальной собственности;

– расходы, связанные с участием в уставных капиталах других организаций;

– расходы, связанные с продажей, выбытием и прочим списанием основных средств и иных активов, отличных от денежных средств (кроме иностранной валюты), товаров, продукции;

– проценты, уплачиваемые организацией за предоставление ей в пользование денежных средств (кредитов, займов);

– расходы, связанные с оплатой услуг, оказываемых кредитными организациями;

– отчисления в оценочные резервы, создаваемые в соответствии с правилами бухгалтерского учета (резервы по сомнительным долгам, под обесценение вложений в ценные бумаги и другие), а также резервы, создаваемые в связи с признанием условных фактов хозяйственной деятельности;

– прочие операционные расходы.

Таким образом, организация – цедент, заключая договор цессии с третьим лицом, доходы от реализации права требования в бухгалтерском учете отражает по кредиту счета 91 «Прочие доходы и расходы» в составе операционных доходов предприятия.

При этом, по дебету данного счета будут отражаться расходы, связанные с реализацией данного права (стоимость реализованного права требования, равная дебиторской задолженности по первоначальному договору).

В бухгалтерском учете первоначального кредитора (цедента) уступка права требования отражается следующим образом:

Дебет 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «Цессионарий»

Кредит 91-1 «Прочие доходы» – на сумму задолженности нового кредитора (цессионария) по договору цессии;

Дебет 91-2 «Прочие расходы»

Кредит 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками» – на сумму реализованной дебиторской задолженности, по которой она числится на балансе цедента.

При заполнении бухгалтерской отчетности информация об операциях по уступке права требования отражается в Отчете о прибылях и убытках (форма №2) по строкам 090 «Прочие операционные доходы» и 100 «Прочие операционные расходы».

Пример 1.

Предположим, что ООО «Мечта» заключило договор поставки товаров с производственным объединением «Колорит» на сумму 120 000 рублей (в том числе НДС 18% – 18 305 рублей).

Себестоимость партии товаров составляет 70 000 рублей.

ПО «Колорит» не рассчиталось по данному договору, и ООО «Мечта» уступила право требования этого долга ООО «Елена» за 100 000 рублей.

Учетной политикой предприятия ООО «Мечта» установлено, что момент возникновения налогооблагаемой базы по НДС возникает в момент оплаты.

В дальнейших примерах предусмотрено использование следующих субсчетов:

К счету 68 «Расчеты по налогам и сборам» рекомендуем открыть субсчет 68-1 «НДС».

К счету 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» – субсчет 76-5 «НДС отложенный».

Тогда в бухгалтерском учете ООО «Мечта» хозяйственные операции должны быть отражены следующим образом:

Корреспонденция счетов

Сумма, рублей

операции

Дебет

Кредит

62 субконто ПО «Колорит»

90-1

120 000

Отгружены товары производственному объединению «Колорит»

90-3

76-5 субконто ПО «Колорит»

18 305

Начислен НДС со стоимости отгруженных товаров ПО «Колорит»

90-2

41

70 000

Списана себестоимость реализованных товаров

90-9

99

31 695

Отражен финансовый результат от продажи товаров

76 субконто ООО «Елена»

91

100 000

Передано право требования и отражена задолженность ООО «Елена»

76-5 субконто ПО «Колорит»

68-1

18 305

Начислен НДС со стоимости реализованной продукции (в рамках основного договора)

51

76 субконто ООО «Елена»

100 000

Поступила оплата от ООО «Елена» по соглашению об уступке права требования

91-2

62 субконто ПО «Колорит»

120 000

Списана задолженность ПО «Колорит»

99

91-9

20 000

Отражен отрицательный результат от уступки права требования

Окончание примера.

БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ У НОВОГО КРЕДИТОРА (ЦЕССИОНАРИЯ)

В соответствии с пунктом 3 ПБУ 19/02, утвержденного Приказом Минфина Российской Федерации от 10 декабря 2002 года №126н «Об утверждении положения по бухгалтерскому учету «Учет финансовых вложений» ПБУ 19/02» (далее ПБУ 19/02) дебиторская задолженность, приобретенная организацией по договору уступки права требования, представляет собой финансовое вложение организации.

В соответствии с положениями ПБУ 19/02, к финансовым вложениям организации относятся:

– государственные и муниципальные ценные бумаги;

– ценные бумаги других организаций, в том числе долговые ценные бумаги, в которых дата и стоимость погашения определена (облигации, векселя);

– вклады в уставные (складочные) капиталы других организаций (в том числе дочерних и зависимых хозяйственных обществ);

– предоставленные другим организациям займы;

– депозитные вклады в кредитных организациях;

дебиторская задолженность, приобретенная на основании уступки права требования;

– прочие финансовые вложения.

Исходя из этого, предприятие, которое приобретает права требования, обязано отражать приобретенную задолженность в составе финансовых вложений.

В соответствии с Приказом Минфина Российской Федерации от 31 октября 2000 года №94н «Об утверждении плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и инструкции по его применению» стоимость приобретенной задолженности организация учитывает на счете 58 «Финансовые вложения».

Согласно пунктам 8 и 9 ПБУ 19/02 финансовые вложения, приобретаемые за плату, принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости.

Этой первоначальной стоимостью признается сумма фактических затрат организации на их приобретение, за исключением налога на добавленную стоимость и иных возмещаемых налогов (кроме случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах).

Фактические затраты на приобретение дебиторской задолженности формируются цессионарием исходя из конкретных условий сделки уступки права требования, включая расходы, связанные с заключением сделки уступки права требования, и иные расходы, связанные с приобретением дебиторской задолженности.

При переходе права требования дебиторской задолженности по сделке уступки права требования дебетуется счет 58 «Финансовые вложения» в корреспонденции со счетом учета расчетов:

Дебет 58 «Финансовые вложения»

Кредит 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «Расчеты с цедентом» – на сумму фактических затрат на приобретение дебиторской задолженности.

Погашение дебиторской задолженности должником отражается в учете цессионария проводками:

Дебет 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «Расчеты с должником»

Кредит 91-1 «Прочие доходы» – на сумму дебиторской задолженности, подлежащей взысканию с должника;

Дебет 91-2 «Прочие расходы»

Кредит 58 «Финансовые вложения» – на сумму фактических затрат на приобретение дебиторской задолженности;

Дебет 51 «Расчетный счет»

Кредит 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «Расчеты с должником» – на сумму фактически поступивших денежных средств.

В дальнейшем новый кредитор (цессионарий) может либо переуступить данное требование другому субъекту хозяйственной деятельности, либо самостоятельно взыскать с должника сумму долга.

Независимо от того, какой вариант выбирает цессионарий, стоимость приобретенного права требования будет списываться со счета 58 «Финансовые вложения» в дебет счета 91 «Прочие доходы и расходы».

По кредиту счета 91 «Прочие доходы и расходы» будет отражаться либо сумма, полученная от должника, либо сумма, полученная от нового кредитора при дальнейшей уступке права требования.

Доходы и расходы, связанные с договором цессии, у цессионария, фактически, как и у цедента отражаются в составе операционных доходов и расходов (в соответствии с положениями ПБУ 9/99 и 10/99).

Пример 2.

Воспользуемся данными примера 1.

Предположим, что ПО «Колорит» погасило свою задолженность.

Тогда в учете ООО «Елена» операции, связанные с приобретением права требования будут отражены следующим образом:

Корреспонденция счетов

Сумма, рублей

операции

Дебет

Кредит

58

76 субконто ООО «Мечта»

100 000

Приобретено право требования

76 субконто ООО «Мечта»

51

100 000

Погашена задолженность цеденту

51

91-1

120 000

Поступили средства от ПО «Колорит»

91-2

58

100 000

Списаны затраты ООО «Елена» на приобретение права требования

91-2

68-1

3 051

Начислен НДС с суммы превышения между суммой, полученной от должника и суммой, уплаченной за приобретенную задолженность

91-9

99

16 949

Отражен финансовый результат от сделки по приобретению права требования

Окончание примера.

БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ У ОРГАНИЗАЦИИ – ДОЛЖНИКА

В бухгалтерском учете организации-должника происходят изменения только в аналитическом учете. Делается это в момент получения должником извещения, что произошла смена лиц в обязательстве.

Более подробно с вопросами, касающимися применения договора цессии, договора мены, осуществления факторинговых операций, Вы можете познакомиться в книге ЗАО «BKR-Интерком-Аудит» «Договор цессии. Факторинг. Мена. Прекращение обязательств зачетом».

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/contracts/a70/42600.html

Автоправо
Добавить комментарий