Решение проблемы с выплатой морального вреда

Юристы готовят методику расчета размеров компенсаций морального вреда

Решение проблемы с выплатой морального вреда

Специальная комиссия Ассоциации юристов приступила к разработке методики определения размера морального вреда.

Эксперты, приглашенные Ассоциацией юристов России к диалогу, утверждают, что возможно разработать даже специальную компьютерную программу, которая по заданным алгоритмам просчитывала бы ориентировочный размер компенсации морального вреда. Это лишь один из инструментов решения проблемы совершенствования практики назначения таких компенсаций.

В одном случае сыну погибшего на производстве мужчины назначили 60 тысяч рублей компенсации, в другом – 800 тысяч

Идея прозвучала в ходе заседания комиссии АЮР по вопросам определения размеров компенсации морального вреда. Цель недавно созданной комиссии – разработать механизмы, которые позволили бы повысить размеры выплат компенсаций морального вреда. Или, как минимум, внести в этот вопрос больше определенности.

Юристы предлагают четко определить правила цифровых финансовых активов

“Мы провели исследование свежей судебной практики, результаты показывают, что в этом году размеры компенсаций морального вреда в среднем не только не увеличились, но даже уменьшились, – сказала председатель комиссии АЮР по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирина Фаст. – При этом руководство Верховного суда не раз высказывалось против необоснованного занижения размеров присуждаемых выплат, в том числе компенсаций морального вреда. Однако нижестоящие инстанции на эти высказывания не реагируют, ситуация по взысканиям не меняется: суммы по прежнему разные, и с массе своей мизерные”.

Твердых тарифов за нанесенные обиды нет и быть не может, с этим, пожалуй, согласно практически все правовое сообщество. В каждом деле судьи решают индивидуально, взвешивая все обстоятельства. Горе всегда специфично.

Тем не менее многие правоведы, в том числе представители судебной системы и юридической науки, уверены, что судьям нужны ориентиры в подобных делах.

Хотя каждый человек переживает беду по-разному, но горестные ситуации достаточно типичны.

Так что есть смысл установить какие-то общие финансовые подходы, оставляющие для судей достаточное поле для усмотрения. Но и не допускающие непонятного разброса.

Например, Пресненский районный суд Москвы взыскал 400 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда сыну за гибель матери в результате ДТП. Ответчик двигался на машине задним ходом, не заметил пешехода.

Как развивается Новосибирский юридический институт

Примерно в то же время Мещанский районный суд Москвы взыскал компенсацию морального вреда в размере 60 тысяч рублей в пользу сына за гибель отца в результате несчастного случая на производстве. Администрация не обеспечила меры безопасности, а сам погибший проявил неосторожность.

Зато в Ленинградской области суд взыскал с предприятия 1,3 миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда родственникам погибшего сотрудника. 800 тысяч получил сын и 500 тысяч брат погибшего. В то же время есть взыскания и по несколько миллионов.

Понятно, что никакие деньги не заменят человеку погибших родителей. В каком-то смысле компенсации ничего не компенсируют. Но такие рассуждения не освобождают виновников несчастья от долга извиниться рублем. Конечно, расчеты здесь не могут строиться на личных переживаниях: кто сколько слез пролил, кто любил сильнее, кто не любил. Это все субъективно, а значит, не поддается никаким формулам.

Выход – анализировать ситуацию со стороны виновника: его действия и их последствия. То есть брать объективные факторы: допустим, гражданин выпил, разогнался ночью на шоссе, сбил насмерть человека. Неважно, был убитый любимым мужем или нелюбимым, главное – он был мужем, и какая-то женщина стала вдовой. Именно эти обстоятельства и должны влиять на размер счета.

Если же водитель был трезв и в сложной дорожной ситуации ему просто не хватило опыта, это несколько уменьшит счет. Так что задача вполне реальна: разработать методичку, как рассчитывать размер компенсаций с учетом всех факторов.

По мнению экспертов, можно разработать даже компьютерную программу: вводишь данные, она выдает рекомендованные цифры от и до.

“На выходе в любом случае не может быть жесткой цифры, должна быть вилка с верхним и нижним пределом, но даже и в этом случае у судьи будет право назначить размер выше или ниже, – поясняют эксперты. – Но суд должен мотивировать свое решение”.

Депутаты выступили против досудебного лишения прав автомобилистов

Использовать систему может как судья, но для этого скорее всего потребуются какие-то законодательные изменения, так и представители сторон и эксперты, а результаты компьютерных расчетов могут служит обоснованием, почему стороны требуют ту или иную сумму в качестве компенсации.

Как подчеркнула Ирина Фаст, Верховный суд также может решить эту ситуацию, утвердив специальным актом критерии для взыскания, опираясь на практику Европейского суда по правам человека.

“Проблема несовершенства практики назначения компенсаций морального вреда сегодня активно обсуждается в правовом сообществе, – сказал председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

– АЮР привлекла к подготовке своих предложений широкий круг экспертов, как юристов-практиков, так и представителей юридической науки. Безусловно, все общество заинтересовано, чтобы размеры компенсаций стали достойными, появилась понятная практика расчета и назначения таких компенсаций.

У компенсаций морального вреда две важные функции. Первая – собственно компенсационная, то есть восстановление социальной справедливости. Вторая – превентивная.

Риск, что будет взыскана высокая сумма компенсации, может в каких-то случаях удержать гражданина от противоправного поведения или заставить его строже выполнять свои обязанности, например, следить за соблюдениям мер безопасности. Поэтому работа по совершенствованию практики назначения компенсаций крайне важна”.

Источник: https://rg.ru/2019/07/01/iuristy-gotoviat-metodiku-rascheta-razmerov-kompensacij-moralnogo-vreda.html

Сколько стоят страдания? Как суды оценивают моральный вред

Решение проблемы с выплатой морального вреда

В конце февраля Новосибирский областной суд назначил три миллиона рублей компенсации морального вреда в пользу Людмилы Кузьминой. Год назад двое ее сыновей утонули в яме по вине коммунальщиков. Однако требовала Людмила 10 миллионов. А ответчик — муниципальное предприятие рабочего поселка Колывань “Коммунальное хозяйство” — и вовсе хотел ограничиться 150-ю тысячами.

В соседнем регионе вред от потери близкого человека оценили гораздо дешевле. Областной суд Кемерово посчитал, что дочери погибшего артиста ансамбля Александрова достаточно 150 тысяч. Хотя она требовала 1 миллион и пожизненную выплату в размере 22 тысяч рублей.

“В юридическом сообществе активно обсуждают, что необходимо установить более четкие критерии для определения размера компенсации морального вреда, — говорит Денис Прыткин, адвокат, управляющий партнер коллегии адвокатов “Бойко и партнеры”. — Суммы компенсации все еще зависят от фактически субъективного отношения председательствующего судьи”.

Такое же мнение высказали эксперты на круглом столе “Сколько стоит в России человеческая жизнь? Теория, практика, возможные решения”, который прошел осенью в Федеральной палате адвокатов. В работе круглого стола участвовали адвокаты, сотрудники аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, правозащитники и другие эксперты.

В своей резолюции они указывают: “В настоящее время размер компенсации морального ущерба не имеет расчетной основы и определяется судами на основании оценочных критериев, что приводит в итоге к колоссальным разрывам в присуждаемых компенсациях, отсутствию каких-либо ориентиров для судов и к крайне низким взысканиям.

А это, в свою очередь, является дестабилизирующим фактором, унижающим человеческое достоинство”.

В этом же документе есть средние суммы компенсаций, которые назначают российские суды.

Официальной статистики по суммам компенсации конкретно в Новосибирской области нет. На наш запрос начальник Управления судебного департамента НСО Александр Шереметьев ответил: “Запрашиваемую вами информацию (…) невозможно предоставить без обобщения судебной практики по заданной в запросе теме”.

Как оценить вред

Во многих случаях компенсации подлежит не только моральный, но и материальный вред. Например, когда речь идет о ДТП. Адвокат Денис Прыткин комментирует: “Помимо компенсации морального вреда, взыскивается еще и материальный вред. Это регламентировано Гражданским кодексом.

Согласно закону, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Таким образом, возмещаются расходы на лечение, погребение, репатриацию, подтвержденные письменными доказательствами.

В большинстве случаев суммы присуждаются в полном объеме, если суд признает доказательства относимыми и допустимыми”.

Таким образом, рассчитать материальный вред помогают конкретные документы: чеки, акты об оказании услуг пострадавшему или его родственникам, анализ рыночной стоимости поврежденного имущества.

Оценить моральные страдания гораздо труднее. Юлия Казанцева, медицинский адвокат, рассказывает, как определяется сумма компенсации из-за некачественной медицинской помощи:

“Если говорить о вреде здоровью, то устоявшейся суммы компенсации нет. Кому-то присуждают 300 тысяч, а кому-то — миллион. Это зависит от последствий, которые были в результате врачебной ошибки. Одному могут причинить тяжкий вред, но в дальнейшем он восстановится.

А кто-то на всю жизнь останется инвалидом. Основополагающим доказательством по данной категории дел является судмедэкспертиза. Если в ней не установлены причинно-следственные связи между оказанием медпомощи и возникшим вредом здоровью, суд отказывает в компенсации”.

Сложнее с родственниками умерших. “Сам факт родственных отношений не является достаточным основанием для компенсации морального вреда. Страдания при смерти родственника не презюмируются (как многие ошибочно полагают), а требуют доказывания”, — говорит Денис Прыткин.

Юлия Казанцева объясняет: “Постановлением Пленума Верховного суда установлено, что априори моральный вред заложен только для человека, которому нанесен тяжкий вред здоровью, тут и доказывать не нужно. А вот если речь идет о родственнике умершего человека, то тут нужно подтверждать следующее:

– насколько был близок человек;- какие между умершим и его родственником были отношения;

– как повлияла утрата этого человека на лицо, которое заявляет требования о компенсации.

Это необходимо доказывать не только словами истца, но и представлять дополнительные данные. Мы, например, делаем заключения психологов по моральному вреду. Допрашиваем свидетелей, которые могут подтвердить страдания”.

Иногда лучше забыть

Бывают ситуации, когда вообще непонятно, кто и как должен возмещать ущерб. В октябре 2017 года Любовь Шафранова и ее муж возвращались из магазина. В районе Сада Мичуринцев в их автомобиль на большой скорости въехал BMW. Столкновение было лобовым. Машина Шафрановой отлетела на 15 метров. Очевидцы ДТП были уверены, что пассажиры не выжили. Любовь Николаевна рассказывает:

“ДТП произошло по вине водителя BMW. Интересно, что он самостоятельно выбрался, какое-то время болтался возле автомобиля. Свидетели говорят, что он был пьян. Пытался договориться с ними, чтобы не вызывали полицию и скорую помощь. Когда понял, что договориться не получится, сбежал”.

Шафрановы чудом остались живы. Любовь Николаевна получила вред здоровью средней тяжести. Но удар пришелся на сторону, где сидел ее муж. В результате у него оказались сломаны лодыжка и кости таза. Четыре месяца муж был прикован к кровати, затем еще шесть месяцев провел на больничном. Любовь Николаевна была на больничном месяц. Их машина восстановлению не подлежит.

Водитель BMW пришел в полицию спустя десять дней и признал вину. Однако, по словам Шафрановой, правоохранительные органы возбудили уголовное дело лишь спустя полгода. В ходе следствия пострадавшие заявили сумму ущерба.

“У нас была серьезная утрата заработка. Мне пришлось перейти на сокращенный рабочий день, чтобы ухаживать за мужем. Плюс я покупала дорогие лекарства. Уничтожена машина. — Говорит Любовь Шафранова, — Моральный вред я оценила в полмиллиона рублей, муж — в миллион. С учетом материального вреда, мы заявили общую сумму компенсации около 1,8 миллионов рублей”.

Однако виновник ДТП не компенсировал ни рубля. Он сказал, что может лишь принести свои извинения, а платить ему нечем. На нем нет никакой собственности. Выяснилось, что автомобиль принадлежит не ему. Более того, в момент аварии водитель был лишен прав. Оказалось также, что BMW не застрахован.

Шафранова рассказывает: “Изначально автомобиль принадлежал некой гражданке, которая в июле 2017 года продала его малознакомому таджику. Договор купли-продажи на момент ДТП в октябре не проходил никакой регистрации. Этот таджик через несколько дней после покупки машины разбил ее и отдал в ремонт. И вот за рулем якобы был тот человек, который чинил автомобиль. Но взять с него нечего”.

Результаты этого дела появятся в ходе судебного разбирательства. Пока прошло только первое заседание. Следующее назначено на апрель этого года.

Адвокат Ольга Забалуева считает, что в подобных ситуациях рассчитывать хоть на какую-то компенсацию бессмысленно: “Это распространенная история. Поэтому, мой совет: перед тем, как затевать любую судебную тяжбу — постарайтесь проверить платежеспособность будущего должника.

Сейчас это легко можно сделать с помощью различных открытых данных: той же базы ФССП, где можно увидеть наличие исполнительных производств. Что касается ДТП, то в большинстве случаев платит страховая. Однако в данном случае страховки нет.

Так что, я считаю, что в подобных ситуациях можно и не пытаться что-то взыскивать — зачем увеличивать собственные издержки?

Даже если у виновника возникнет уголовная ответственность, что с него возьмешь, если нет ни собственности, ни накоплений? Разве что, в случае лишения свободы, он будет работать в колонии и выплачивать пострадавшему по 100 рублей в месяц со своих заработков. Поэтому, мне кажется, в таких случаях потерпевшим морально и физически будет легче забыть и жить дальше. Не стоит тратить свою энергию и жизнь на бессмысленную борьбу с ветряными мельницами”.

Четкие критерии оценки вреда

Ольга Забалуева указывает на общую ситуацию в государстве как на главную проблему неплатежеспособности большой категории ответчиков. “Причина в самой системе. Люди совершают подобные преступления и не несут ответственности.

Ведь очень многие работают без официального трудоустройства, значит, у них нет доходов, с которых можно взыскать сумму ущерба. Многие живут вообще за чертой бедности.

Поэтому такие ситуации неизбежно будут возникать, пока не поднимется общее благосостояние людей”, — говорит Ольга.

Что касается самих сумм компенсаций, то юридическое сообщество пытается добиться установления каких-то четких правил, чтобы назначенная сумма за моральный ущерб не зависела только от мнения конкретного судьи.

Так, участники Круглого стола в Федеральной палате адвокатов, о котором мы говорили выше, отмечают в своей резолюции:

“Сложившаяся в России ситуация, при которой (…) страдания человека принято оценивать мизерными суммами компенсаций, нуждается в незамедлительной корректировке со стороны судебных органов и государства. Решение этой проблемы требует принципиально нового подхода при определении выплат именно в счет компенсации морального вреда”.

По мнению экспертов, новый подход должен заключаться в следующем. Во-первых, Гражданский кодекс нужно дополнить пунктом, что компенсация морального вреда не может быть менее 20-кратной величины прожиточного минимума.

Во-вторых, Верховный суд РФ должен выработать четкие рекомендации по определению размера компенсаций морального вреда, с учетом размеров, принятых в практике Европейского суда по правам человека.

В-третьих, ВС следует издать документ со средними значениями компенсаций морального вреда.

Свои предложения эксперты пообещали направить Президенту РФ, в Госдуму, Правительство, Верховный суд и другие органы власти. Также они обещают: “В целях решения поставленных задач участники круглого стола предпримут все возможные усилия в рамках своих полномочий для достижения поставленных целей”.

Илья Кудинов

Павел Быковских

Источник: https://ndn.info/publikatsii/25252-skolko-stoyat-stradaniya-kak-sudy-otsenivayut-moralnyj-vred

Проблемы доказывания размера компенсации за моральный вред

Решение проблемы с выплатой морального вреда

Незаконное увольнение работника работодателем является основанием для возмещения работнику понесенного материального ущерба и морального вреда.Для защиты своих интересов работник должен руководствоваться ст. 352 Трудового кодекса РФ, в соответствии с которой он имеет право на самозащиту, судебную защиту и другие способы защиты.

В свою очередь работодатель вправе приводить возражения на претензии работника с целью защиты собственных интересов.

Как часто бывает, когда стороны не находят взаимопонимания мирным путем, решение всех вопросов остается в компетенции судьи, который принимает его в соответствии с законодательством.

При этом доказательства по рассматриваемому делу он оценивает по своему внутреннему убеждению согласно ст. 67 ГПК РФ.

Иными словами, каждое решение суда в той или иной степени содержит субъективное мнение судьи. Материальный вред, причиненный работнику, для суда выражается в конкретных цифрах, подтвержденных документами.

Когда речь идет о взыскании ущерба в пользу работника за нанесенный ему работодателем моральный вред, решение суда о размере компенсации отражает исключительно субъективное мнение самого суда.

Это стало одним из наиболее спорных вопросов, и до настоящего времени проблема не нашла своего разрешения.

Какие доказательства должно принимать во внимание для расчета размера компенсации за моральный вред, если это касается только нравственных страданий работника, и должен ли работник это доказывать?

В чем вообще заключается моральный вред, и какова позиция суда по данному вопросу?

Эти и другие вопросы, прежде всего, необходимо знать работодателю, чтобы защищать свои интересы в суде, так как при субъективном определении размера компенсации за моральный вред, нанесенный работнику, страдают работодатели.

В той или иной конкретной ситуации также могут пострадать и интересы работника.

Например, работник был незаконно уволен. Суд взыскал с работодателя компенсацию за моральный вред, но при этом уменьшил сумму требований по иску в части компенсации морального вреда на 50%, что, конечно, невыгодно работнику.

Работник никак не может доказать суду, какие нравственные страдания на самом деле пережили он и его семья в связи с потерей работы.

Возможно, что они стоят той суммы за моральный вред, которая была указана в исковом заявлении.

Таким образом, в настоящее время российское законодательство не предусматривает четких процедур расчета размера компенсации за моральный вред, что является проблемой как для работодателей, так и для работников.

Приведенные ниже примеры наглядно показывают, как суды, основываясь только на своем субъективном мнении, принимают решения о взыскании морального вреда, в результате которых страдают интересы как работника, так и работодателя.

Примеры из судебной практики • Примеры из судебной практики

1. 27 марта 2013 года Усть-Илимский городской суд Иркутской области вынес решение по гражданскому делу № 2-1285/2013 по иску работника к работодателю об удовлетворении частично требований работника о взыскании с работодателя заработной платы, компенсации морального вреда и судебных расходов.

Своим решением суд уменьшил сумму исковых требований работника по размеру компенсации морального вреда.

В обоснование своего решения суд указал, что работодатель причинил работнику нравственные страдания, связанные с ограничением прав работника, в том числе работодатель ограничил право работника на достойную жизнь, оплату труда, что повлекло страдания и переживания работника.

Также суд указал, что невыплата работодателем зарплаты, при отсутствии других источников к существованию, создает психотравмирующую ситуацию для каждого человека.

В результате суд вынес решение с учетом нравственных страданий работника о взыскании с работодателя компенсации за моральный вред, но в меньшем размере, чем просил работник в исковом заявлении.

Судебное решение вступило в силу 02.07.2013 г.

2. 29 января 2009 года Велижский районный суд Смоленской области вынес решение по иску работника к работодателю о взыскании заработной платы, изменении даты увольнения и компенсации морального вреда.

Своим решением суд удовлетворил в полном объеме требования работника о взыскании заработной платы и изменении даты увольнении, но при определении размера компенсации за моральный вред пояснил следующее.

Работник просил в исковом заявлении за нарушение его трудовых прав взыскать с работодателя компенсацию за моральный вред в размере 10000 рублей. В своих письменных возражениях работодатель просил снизить размер компенсации до 1000 рублей, так как требования работника явно завышены и несоразмерны обстоятельствам.

В судебном заседании установлено, что работодатель нарушил трудовые права работника по выдаче трудовой книжки, и в связи с этим работник был незаконно лишен права работодателем трудиться и зарабатывать себе на жизнь.

По мнению суда, «все это, безусловно, причинило ей нравственные страдания».

По результатам суд взыскал с работодателя в пользу работника компенсацию за моральный вред в размере 3000 рублей.

Законодательное регулирование, связанное с возмещением морального вреда работнику

Статья 151 Гражданского кодекса РФ устанавливает право работника на получение денежной компенсации в результате того, что работнику работодателем нанесен моральный вред.

Моральный вред может проявлять себя для работника в страданиях физического и нравственного характера.

Статья 237 Трудового кодекса РФ устанавливает, что моральный вред при виновных действиях работодателя должен быть возмещен работнику в денежной форме.

Если между работодателем и работником есть спор касательно выплаты компенсации за моральный вред, факт причинения морального вреда и сумма компенсации устанавливается в судебном порядке.

Суд, принимая решение о компенсации за моральный вред, учитывает степень виновности работодателя, а также степень страданий работника (нравственных и физических).

Как следует из приведенных правовых норм, законодательством не предусмотрены специальные процедуры для определения степени нравственных страданий работников в результате нарушения их трудовых прав, и, соответственно, нет понятной схемы расчета размера компенсации за моральный вред в зависимости от степени нравственных страданий.

Позиция Верховного Суда РФ по вопросам расчета компенсации морального вреда не вносит ясности при решении соответствующих проблем.

Правовая позиция Верховного Суда РФ по вопросу возмещения морального вреда работнику

Согласно п. 63 Постановления от 17 марта 2004 г.

№ 2 Верховного Суда РФ за незаконное увольнение работника или другое нарушение трудовых прав работника суд вправе взыскать с работодателя в пользу работника, помимо материального ущерба, компенсацию за причиненный работнику моральный вред.

Моральный вред должен быть возмещен в денежной форме, и при определении размера компенсации суд должен руководствоваться обстоятельствами каждого конкретного дела с учетом причиненных работнику страданий (нравственных, физических), степени вины работодателя и другого.

То есть, другими словами, Верховный Суд РФ признает факт того, что нарушение трудовых прав работника является основанием для взыскания морального вреда с работодателя, но при этом размер компенсации морального вреда ставит в зависимость от конкретных обстоятельств дела.

С одной стороны, это правильно, так как дела бывают разные, но, с другой стороны, это дает право любому суду определять размер компенсации за причиненный моральный вред так, как ему вздумается, ввиду отсутствия какой-либо процедуры доказывания морального вреда, в том числе выразившегося в нравственных страданиях работника.

Суд не может оценить в полном объеме степень нравственных страданий работника и определяет размер компенсации за моральный вред, руководствуясь только доказательствами, которые не доказывают факта нравственных страданий, а лишь указывают на наличие морального вреда.

Получается, как в известном фильме: «Голова  предмет темный, и исследованию не подлежит». Так не подлежат исследованию и нравственные страдания работника, но это только доказывает субъективность судов при определении размера компенсации за моральный вред, вынесении бессистемных и не основанных на законе решений о взыскании морального вреда.

Непосредственно по недостаткам из судебной практики

По первому приведенному выше примеру из судебной практики суд удовлетворил исковые требования работника, указав, что работнику причинены нравственные страдания, но при этом в решении суда не указано, какие именно нравственные страдания испытал работник. Ссылка суда на то, что нравственные страдания связаны с ограничением права работника на достойную жизнь, оплату труда не есть установление факта нравственных страданий работника.

Более того, в своем решении суд без заключения специалиста делает вывод о том, что невыплата работодателем зарплаты создает психотравмирующую ситуацию для работника.

Данный вывод суда является голословным и необоснованным, нарушающим права и интересы работодателя.

Суд вынес решение о взыскании компенсации морального вреда с работодателя, оценив доказательства по своему убеждению, но без указания на конкретные нравственные страдания работника и без заключения специалиста касательно психотравмирующей ситуации, что, как минимум, является спорным моментом.

При этом в случае, если бы работодатель обжаловал решение суда, практически оказался бы лишенным возможности добиться положительного результата, так как вышестоящий суд будет придерживаться мнения суда первой инстанции.

Также совершенно непонятно, чем руководствовался суд, уменьшая размер компенсации за моральный вред в сравнении с тем, что просил работник в исковом заявлении.

Во втором примере из судебной практики в большей степени нарушены права работника.

В своем решении суд указал, что работник был незаконно лишен права работодателем трудиться и зарабатывать себе на жизнь.
Из решения суда: «Все это, безусловно, причинило ей нравственные страдания».

Указав на нравственные страдания работника, суд, тем не менее, уменьшил размер компенсации за моральный вред с 10 000 рублей до 3 000 рублей, что, конечно, было на руку работодателю.

Вынося решение о взыскании компенсации за моральный вред, суд, как следует из решения, не исследовал все обстоятельства, связанные с нравственными страданиями работника и его семьи в результате лишения возможности трудиться.

Кроме того, фразой «Все это, безусловно, причинило ей нравственные страдания» суд без заключения специалиста делает вывод о нравственных страданиях работника, но ничего не говорит о степени и глубине нравственных страданий.

Как в первом, так и во втором случае суд исполняет роль своего рода специалиста-психолога. Не определяя степень и глубину нравственных страданий работника, суд совершенно необоснованно назначает размер компенсации за моральный вред.
Суд берет цифры, как говорится, «с потолка».

За рамками судебного заседания остаются истинные проблемы семьи, возникшие вследствие нарушения трудовых прав одного из ее членов. При вынесении решения судами не учитывается тот факт, что у этого работодателя могли работать представители нескольких поколений семьи работника, а в результате незаконного увольнения страдает вся семья, в том числе несовершеннолетние дети.

Не учитывается и многое другое, что может повлиять на степень нравственных страданий работников и, как следствие, на размер компенсации за моральный вред.

То же самое относится и к работодателю, так как ему приходится защищать свои интересы без твердых правовых позиций в связи с отсутствием четкого законодательного регулирования процедуры определения размера компенсации за моральный вред.

Следует отметить, что вся судебная практика по делам о взыскании компенсации за моральный вред носит неоднозначный характер, нарушает права сторон судопроизводства, которые вправе рассчитывать на законно вынесенное решение в результате изучения всех обстоятельств дела.
Рекомендации и возможные направления деятельности

Российское юридическое сообщество, а также судебное сообщество и другие заинтересованные лица столкнулись с проблемой определения размера компенсации за моральный вред, в том числе наносимый работнику работодателем, уже давно, но в настоящее время каких-либо подвижек в разрешении соответствующих вопросов нет.

В связи с этим представляется целесообразным рекомендовать следующие направления усовершенствования законодательства с привлечением к решению этих вопросов научных сотрудников, специалистов-психологов, юристов и др.

1. Разработать четкие критерии, согласно которым будет определяться наличие или отсутствие нравственных страданий работника в результате нарушения его трудовых прав, гарантированных законодательством.

2. Разработать процедуру, в том числе в соответствии с которой будет устанавливаться наличие критериев, указывающих на нравственные страдания работника.

3. При определении размера компенсации за моральный вред, помимо физических страданий гражданина, учитывать нравственные страдания в соответствии с критериями, от которых в том числе может увеличиваться или уменьшаться сумма компенсации за моральный вред.

4. В процедуре расчета размера компенсации за моральный вред предусмотреть отдельным пунктом влияние морального вреда, нанесенного работнику, на его близких родственников, в том числе на несовершеннолетних детей.

5. Эти и другие всевозможные меры приведут к более системному подходу судов при рассмотрении вопросов об определении размера компенсации за моральный вред, нанесенный работнику работодателем.

Работникам будет легче рассчитать размер компенсации за моральный вред для подачи исковых заявлений в суды, и, соответственно, работодателям будет более понятно, в связи с какими нравственными страданиями с них взыскана компенсация за причиненный работнику моральный вред.

* Владимир Алистархов, эксперт по вопросам правового характера

Источник: https://www.top-personal.ru/issue.html?3561

Эксперты предложили установить критерии определения компенсации морального вреда

Решение проблемы с выплатой морального вреда

Контекст

МОСКВА, 23 апр — РАПСИ, Никита Ширяев. В целях единообразия судебной практики необходимо установить четкие критерии определения размера компенсации морального ущерба за причинение вреда жизни и здоровью человека. Такую точку зрения высказали эксперты в ходе круглого стола, организованного Общероссийским гражданским форумом и Ассоциацией юристов России (АЮР).

Участники мероприятия указали, что имеющаяся на сегодняшний день неопределенность в данной сфере приводит к ситуациям, когда при схожих обстоятельствах в одном и том же субъекте РФ суд может присудить потерпевшему как 5 тысяч, так и 100 тысяч рублей компенсации морального вреда.

По мнению специалистов, для регламентации данных выплат необязательно вносить изменения в действующее законодательство. «Никакого совершенствования законодательного регулирования для определения размера компенсации нам не требуется, оно есть, нужно только его правильно применять.

В России, как мне кажется, мы недостаточно правильно понимаем смысл статей 151, 1101 ГК РФ, где сказано, что «размер компенсации морального вреда определяется судом». Обычно мы подразумеваем под этим суд, рассматривающий конкретное дело.

А между тем понятие включает в себя всю судебную систему РФ в целом, то есть и тот суд, который способствует установлению единообразия судебной практики, то есть Верховный суд», — уточнил доктор юридических наук Александр Эрделевский.

Эксперт считает, что наилучшим вариантом для решения проблемы является издание Верховным судом рекомендации по вопросам определения компенсаций морального вреда с указанием ориентировочных размеров выплат.

«Верховный суд уже сделал шаг в этом направлении, приняв Постановление № 21 в 2014 году, когда он предоставил судам возможность ориентироваться на размеры компенсации, присуждаемые Европейским судом по правам человека», — подчеркнул спикер.

Судья Конституционного суда РФ Гадис Гаджиев также призвал при определении размера выплат ориентироваться на то, как поступают суды в других странах. Кроме того, в своем выступлении он не согласился с позицией министра юстиции Александра Коновалова, предложившего установить минимальный размер компенсации морального вреда.

«Я хорошо помню, когда Конституционный суд находился еще в Москве, мне позвонил покойный Егор Гайдар и сказал: в очередной раз меня оклеветали, я обращаюсь с иском, но я не хочу, чтобы меня обвиняли в том, что я пытаюсь на этом заработать.

Я ему ответил: Егор Тимурович, так вы напишите, что требуете взыскать компенсацию морального вреда в 1 рубль.

Всем будет понятно, что материальные и денежные соображения в данном случае вас не интересуют», поделился примером из личной практики Гаджиев.

В свою очередь адвокат Ольга Вакина заявила, что отсутствие в законодательстве минимального размера компенсации ведет к тому, что причинитель вреда и потерпевший не заинтересованы в разрешении спора во внесудебном порядке.

«Если они будут знать минимальный размер и критерии его определения, они уже до суда будут понимать о какой сумме примерно идет речь. Стороны будут замотивированы заключить соглашение без судебной волокиты», — отметила защитник.

Адвокат добавила, что многие люди, получившие легкий вред здоровью и претендующие таким образом на небольшой размер выплаты, не хотят обращаться в суд, поскольку боятся потратить большую сумму на услуги представителей и иные судебные расходы. По ее словам, решить это проблему поможет внесение изменений в ГПК, в соответствии с которыми требование о возмещении морального вреда станет основанием для выдачи судебного приказа.

В ходе круглого стола эксперты несколько раз акцентировали внимание на необоснованно заниженных суммах компенсаций морального ущерба, выплачиваемых за причинение вреда жизни и здоровью.

«Размер компенсаций морального вреда, который на сегодняшний день сложился, крайне низок. Он составляет от 70 до 140 тысяч рублей.

Это официальные цифры, основанные на данных судебного департамента», — привела статистику руководитель комиссии по определению компенсации морального вреда АЮР адвокат Ирина Фаст.

Доктор экономических наук Алексей Зубец в свою очередь подчеркнул, что найти пути решения проблемы справедливого возмещения ущерба, связанного с гибелью людей, поможет максимальное привлечение общественного внимания к низким размерам возмещений, а также страданиям тех людей, которые остаются без средств к существованию при потере кормильца.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_news/20190423/298221032.html

Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблем

Решение проблемы с выплатой морального вреда

Обсуждая проблемы правоприменительной практики в сфере компенсации морального вреда за причинение вреда здоровью и жизни человека, хотелось бы обратить внимание на наиболее острые.

Первая проблема: размеры взыскиваемых судами сумм компенсаций значительно отличаются, отсутствует единообразный подход к их определению. Так, один судья за смерть человека может взыскать в пользу родственников компенсацию в 5000 руб., другой – 8,5 млн руб. Такой значительный разброс в размерах взыскиваемых сумм не создает для потерпевшего и причинителя вреда определенности.

Вторая проблема – сложность доказывания тяжести нравственных страданий потерпевшего. Это приводит к тому, что суды не дают им должной правовой оценки.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г.

№ 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью» суды при определении размера компенсации должны учитывать индивидуальные особенности лица, которому причинен вред, степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства каждого дела.

Однако на практике все обстоит иначе – суды к вопросу определения размера компенсации морального вреда подходят формально, без учета степени нравственных страданий конкретного потерпевшего. В моей адвокатской практике был случай (2018 г.

), когда учитель музыки после перелома руки и черепно-мозговой травмы, полученных в результате ДТП, стала профессионально непригодной и вынуждена была уйти с работы. Ей необходимо будет осваивать иную профессию, кардинально изменить жизнь.

В данном случае нравственные страдания потерпевшей не равны страданиям другого профессионала, которому не требуется виртуозность рук.

Третья проблема связана с тем, что причинители вреда жизни и здоровью нередко уклоняются от выплаты взысканного судом возмещения и компенсации морального вреда. По роду деятельности в МОД «Союз пешеходов» я часто сталкиваюсь со случаями причинения вреда здоровью пешеходов по вине водителя. Потерпевший может оказаться единственным кормильцем в семье.

В итоге он попадает в больницу, несет дополнительные расходы на лечение, теряет трудоспособность и т.д. Единственным источником дохода для семьи потерпевшего могут в таком случае оказаться только взысканные с виновника ДТП суммы на возмещение вреда здоровью и компенсацию морального вреда.

В случае уклонения виновником ДТП от выплаты потерпевший оказывается в еще более затруднительном материальном положении.

Такая ситуация возникла с тремя пешеходами, здоровью которых в результате ДТП был причинен тяжкий вред. Один из них, в частности, потерял способность передвигаться. Суд взыскал компенсацию вреда в размере порядка 800 тыс. руб., однако виновник эту сумму не возместил из-за отсутствия средств.

На сегодняшний день злостные неплательщики не несут ответственности за уклонение от исполнения судебных решений. Единственное, что могут сделать судебные приставы – применить в отношении указанных лиц ограничительные меры: на выезд за границу, на пользование должником специальном правом.

Однако данные меры, как показывает практика, не мотивируют должников выплачивать присужденные суммы – кто-то вовсе не выезжает за рубеж, кто-то не имеет водительских прав или уже лишен их и т.д.

Кроме того, если у должника не найдут имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом допустимые законом меры по отысканию его имущества окажутся безрезультатными, исполнительный лист будет возвращен потерпевшему.

Четвертая проблема – затруднительность судебного процесса для самих потерпевших.

Когда предполагается невысокая сумма возмещения, потерпевшие зачастую отказываются обращаться в суд из-за предстоящих расходов на адвоката и необходимости участия в многочисленных судебных заседаниях.

По этой причине люди, получившие легкий и средней тяжести вред здоровью, нередко остаются без компенсации.

Полагаю, решить перечисленные проблемы помогут внесение изменений в законодательство, регулирующее указанную сферу, а также разъяснения ВС РФ.

Так, для устранения разброса в размерах компенсации целесообразно, на мой взгляд, установить минимальный размер, исходя из степени тяжести вреда здоровью и формы вины причинителя вреда (умысел, неосторожность, отсутствие вины). Минимальный размер компенсации морального вреда должен зависеть от степени физических страданий.

Эта минимальная сумма затем увеличивается на компенсацию за нравственные страдания, оцениваемые судом индивидуально для каждого пострадавшего по установленным критериям.

Таким образом, для минимального размера компенсации:

телесные повреждения – А (сумма), легкий вред здоровью – В (сумма), средней тяжести вред здоровью – С (сумма), тяжкий вред здоровью – Д (сумма), смерть – Е (сумма).

Форма вины будет выступать в качестве повышающего коэффициента (например, отсутствие вины – 1, неосторожность – 1,5, умысел – 2).

Рассмотрим на примере. Совершен наезд на пешехода, причинен тяжкий вред здоровью, вина водителя отсутствует.

Размер компенсации в таком случае составит: Д * 1 = Д руб. за физические страдания.

Также следует установить критерии свыше минимального размера для определения степени нравственных страданий потерпевшего.

Необходимо привлечь специалистов в области психологии и психиатрии, которые смогут выработать общие критерии для определения тяжести нравственных страданий, их длительности, что впоследствии позволит установить денежный размер компенсации за нравственные страдания.

Для решения проблемы сложности доказывания нравственных страданий необходимы новые разъяснения Пленума ВС, устанавливающие критерии оценки степени физических и нравственных страданий (например, как изменилась жизнь потерпевшего после причинения вреда здоровью, характер отношений между потерпевшим, родственником и погибшим и т.п.), обязывающие суды при рассмотрении данной категории дел оценивать каждый критерий и отражать оценку в решении, а также предусмотреть возможность проведения (судебной) психологической экспертизы.

Для гарантии прав потерпевших на получение взысканных судом сумм на возмещение вреда здоровью и жизни и компенсацию морального вреда необходимо ввести административную и уголовную ответственность за уклонение от уплаты возмещения по аналогии с неуплатой средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей (ст. 5.35.1 КоАП РФ, 157 УК РФ).

Кроме того, при установлении минимальной суммы компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью необходимо включить указанные споры (если требования составляют не более 500 тыс. руб.) в категорию дел, по которым выдаются судебные приказы.

Потерпевший без участия в судебных заседаниях сможет взыскать минимальную компенсацию.

Для расчета суду будет достаточно медицинской экспертизы по определению степени вреда здоровью и акта должностного лица (судебного акта) о привлечении либо непривлечении причинителя вреда к ответственности.

Полагаю, что предложенные меры помогут гарантировать потерпевшему получение достойной, а не номинальной компенсации морального вреда.

Потерпевший и причинитель вреда, зная минимальную сумму компенсации и критерии, влияющие на ее увеличение, будут тем самым мотивированы заключить во внесудебном порядке соглашение (которое можно будет заверить у нотариуса). В этом случае отпадет необходимость обращаться в суд, поскольку сумма будет определена.

В настоящее время досудебное разрешение споров о размере компенсации морального вреда маловероятно, поскольку стороны не могут договориться в связи с большим разбросом между минимальным и максимальным возмещением – потерпевший рассчитывает на большее и идет в суд, причинитель не платит до суда, так как надеется, что суд взыщет меньше.

При наличии определенности по сумме им станет невыгодно затевать судебный процесс и нести соответствующие издержки.

Помимо этого, в случае нотариального заверения соглашения при его неисполнении потерпевший может обратиться к нотариусу для совершения им исполнительной надписи, что приравнивается к исполнительному документу и станет основанием для возбуждения исполнительного производства в отношении ответчика без судебного процесса.

Введение минимальной суммы компенсации также сделает возможной выдачу судебного приказа по данной категории требований, не превышающих 500 тыс. руб., что также значительно разгрузит суды. Для этого потерпевшему достаточно будет приложить к заявлению заключение судебной медицинской экспертизы и документы, подтверждающие наличие или отсутствие вины.

В заключение отмечу, что угроза реального лишения свободы при злостной, без уважительных причин неуплате присужденного возмещения вреда здоровью и жизни, а также компенсации морального вреда послужит мотивацией к исполнению решений судов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/kompensatsiya-moralnogo-vreda-za-zhizn-i-zdorove-puti-resheniya-problem/

Автоправо
Добавить комментарий