Произвол сотрудников полиции, угрозы и избиение

Содержание
  1. Полицейский хип-хоп. Дубинкой по голове на музыкальном фестивале
  2. Жалоба на действия полиции: как и куда её подавать
  3. Жалуемся в УСБ по горячим следам↑
  4. Пишем жалобу на полицию↑
  5. Требуем возбуждения уголовного дела↑
  6. Полицейские гораздо чаще нарушают ваши права, чем вы думаете. Как их за это наказать (и получить денег) — Meduza
  7. Научитесь распознавать, когда полиция нарушает ваши права
  8. Вас обязали сдать анализы, но они ничего не показали? Требуйте компенсации!
  9. Если вас ударил полицейский, зафиксируйте это как можно скорее
  10. Не надо думать, что ваш случай — слишком мелкий повод для обращения в суд
  11. Суд поверил вам, а не полицейским? Это не повод расслабляться
  12. Пишите жалобы сразу во все инстанции (главное, сильно не откладывать)
  13. Будьте готовы к долгому суду и символической компенсации (по крайней мере, в российском суде)
  14. Избиения и угрозы: как следователи Зеленодольска реагируют на жалобы на полицейских
  15. “По мнению полиции, я был задержан через два часа после того, как написал твит из автозака”
  16. В Уголовный кодекс должна быть введена статья “Пытка”

Полицейский хип-хоп. Дубинкой по голове на музыкальном фестивале

Произвол сотрудников полиции, угрозы и избиение

Избитый полицейским на музыкальном фестивале в Москве студент Максим Сидоренко обратился в Следственный комитет России с требованием наказать его обидчика.

Об этом сообщает правозащитная организация “Зона права”.

В общей сложности сотрудник полиции нанес лежащему на земле студенту 7 ударов дубинкой по телу и голове, молодой человек терял сознание, а после избиения частично потерял слух.

Максиму Сидоренко 22 года, он оканчивает 4-й курс бакалавриата в Высшей школе экономики. После посещения музыкального фестиваля в Лужниках у него диагностировано сотрясение головного мозга.

Полицейский, бивший его дубинкой по голове и нанесший открытую рану, также разбил айфон пострадавшего и, как видно на снятом очевидцами видео, обещал “пристрелить” его и других участников фестиваля.

Личность полицейского не установлена, видеозапись приложена к заявлению о преступлении, направленном в СК.

Избиение произошло вечером 1 мая 2019 года рядом с территорией спорткомплекса “Лужники” в Москве, где в этот день проходил хип-хоп-фестиваль Hip-Hop Mayday.

По словам Максима Сидоренко, несколько десятков полицейских начали избивать людей, которые не смогли попасть на мероприятие и слушали музыку за оградой “Лужников”.

Часть из них начали выкрикивать оскорбления в адрес полицейских, но “под раздачу” попали все, в том числе и Максим.

По словам пострадавшего, вход на фестиваль был бесплатным, поэтому желающих пришло слишком много. Пустили не всех, в результате чего почти тысяче человек пришлось остаться за забором спорткомплекса.

В какой-то момент молодые люди начали требовать прохода на территорию “Лужников”, выкрикивать оскорбления в адрес полицейских и кидать в них разные предметы, а те – избивать всех подряд, не пытаясь найти виноватых:

Они хотели напасть на этих агрессивных ребят, но под раздачу попали и невинные люди тоже

– Это случилось примерно в 20.45, сотрудники полиции выбежали из ворот и напали на ребят, которые вели себя агрессивно, – рассказал Радио Свобода Максим Сидоренко. – Точнее, они хотели напасть на этих агрессивных ребят, но под раздачу попали и невинные люди тоже.

Ребята провоцировали сотрудников, закидывали их подручными средствами – бутылками, мелкими камнями. Сотрудники реагировали на это выходом и соответствующими действиями.

По моим данным, порядка 11 человек получили более серьезные травмы, а порядка 30 человек получили незначительные травмы, из них большинство, я считаю, было невиновных.

Максим Сидоренко

– Как вас избивал полицейский?

Все удары он наносил резиновой дубинкой, он ударил меня по голове три раза

– Когда этот полицейский выбежал из ворот, я стоял спиной к нему. Он меня схватил за капюшон и приступил к своим действиям. Все удары он наносил резиновой дубинкой. Первый удар мне пришелся в правое бедро, тем самым у меня был сразу разбит мобильный телефон, стоимость которого – 40 тысяч рублей.

Затем был нанесен совершенно неправомерный удар по голове, он ударил по голове три раза, он меня оглушил, появился звон в ушах. Он меня повалил на землю, я оперся на локоть, и он меня стал тащить дальше. Потом уже события развивались так, что он подвел меня к забору и начал угрожать людям, что он всех “пристрелит”.

Я не понимаю, кто его так разозлил, но на видеозаписи, которая имеется в общем доступе, запечатлен момент, как сотрудник угрожает застрелить всех рядом стоящих ребят.

Рана на голове Максима

– Вы пытались ему объяснить, что не имеете отношения к этим беспорядкам?

Рана была открытая, текла кровь, поэму ее сразу обработали и зашили

– Я попытался спросить: “За что вы меня взяли? В чем я виновен?”, просил меня отпустить, но на это следовало только: “Стой!” – и больше никакой реакции не было. Со мной была подруга, она немедленно вызвала скорую, и через 15 минут меня забрали и на скорой отвезли в приемный покой НИИ Склифосовского.

Там у меня сразу же взяли соответствующие анализы и диагностировали открытую черепно-мозговую травму и сотрясение мозга (в распоряжении Радио Свобода есть полный текст медицинского заключения). Рана была открытая, текла кровь, поэтому ее сразу обработали и зашили.

Меня госпитализировали, шесть дней я пролежал в НИИ Склифосовского, затем получил выписку о состоянии здоровья и стал наблюдаться у невролога по месту жительства.

Медицинское заключение Максима Сидоренко

– Пострадали в тот день не только вы, но только вы пытаетесь восстановить справедливость и наказать этого полицейского. Почему для вас это важно?

Конечно, меня это сильно задело, потому что я не совершал никаких противоправных действий

– Да, все верно, только я. Для меня это важно, потому что, во-первых, я получил серьезную травму головы, реабилитация после которой проходит в течение 21 дня.

Конечно, меня это сильно задело, потому что я не совершал никаких противоправных действий.

Я не согласен с действиями сотрудника полиции, поэтому я иду до конца и подаю заявление в Следственный комитет, – рассказал Максим Сидоренко.

Сидоренко просит Следственный комитет возбудить уголовное дело в отношении сотрудника полиции, избившего его дубинкой. Интересы молодого человека представляет адвокат Дмитрий Джулай, сотрудничающий с правозащитной организацией “Зона права”:

Это превышение должностных полномочий и угроза убийством

– Мы просим СК провести проверку на предмет наличия в действиях полицейского признаков составов преступлений, предусмотренных частью 3-й статьи 286 “Превышение должностных полномочий с использованием насилия”, а также статьи 119 УК РФ “Угроза убийством”.

На видео видно, что сотрудник полиции явно находится в неадекватном состоянии, выкрикивает угрозы “пристрелить” в адрес толпы, хотя никто на него не нападает. Никаких противоправных действий вокруг него не совершается, то есть основания для подобной реакции у него отсутствуют.

По сути, он просто находился в паническом, неадекватном состоянии и представлял угрозу для собравшихся граждан.

Адвокат Дмитрий Джулай

–​ Что стало причиной этих беспорядков?

Закон о полиции запрещает наносить удары в область головы, шеи, ключицы, половых органов и в проекцию сердца

– Как я понял, в тот день в 18 часов был ограничен проход на территорию спорткомплекса “Лужники”, и люди собрались перед забором. Видимо, кому-то это не понравилось, кто-то начал вокруг выкрикивать что-то непонятное в адрес сотрудников полиции, провоцировать их.

После этого ворота открылись, оттуда выбежала толпа полицейских с дубинками наперевес, и они начали избивать всех подряд, не разбираясь. В том числе под раздачу попал Максим, хотя он вообще стоял в этот момент спиной к воротам.

Никаких противоправных действий он не предпринимал, не находился в состоянии алкогольного опьянения. Это впоследствии подтвердили врачи, когда он в тот же день обратился к ним после полученных телесных повреждений.

Оснований для того, чтобы его избивать, применять к нему физическую силу, спецсредства, дубинку, – у сотрудника полиции не было. Тем более он избивал его уже лежащего.

Кроме того, закон о полиции запрещает наносить удары в область головы, шеи, ключицы, живота, половых органов и в проекцию сердца, однако сотрудник полиции нанес ему не менее трех ударов, со слов Максима, по голове, отчего причинил ему сильные телесные повреждения. Врачи ему поставили диагноз – открытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибленная рана затылочной области.

​– Удалось ли установить личность полицейского?

– Нет, не удалось. На данный момент есть видео.

Установить личность очень легко, поскольку есть видеозапись с лицом этого полицейского, так что сотрудникам Следственного комитета не представляет никакой трудности направить запрос в ГУ МВД о том, кто в этот день нес службу по охране общественного порядка, и среди сотрудников этого подразделения провести опознание по фотографии, – рассказал Радио Свобода адвокат Дмитрий Джулай.

Российские правозащитные организации сообщают о фактах полицейского произвола довольно часто, притом что многие россияне, ставшие его жертвами, не надеются восстановить справедливость и никуда не обращаются.

Российские СМИ со ссылкой на социологов отмечают, что доверие граждан к МВД резко упало в 2018 году, и напоминают 10 ярких историй о полицейском насилии и произволе, которые больше других запомнились россиянам.

В 2018 году организация “Зона права” добилась осуждения 13 сотрудников МВД, обвиненных в превышении должностных полномочий и по другим тяжким статьям УК.

Источник: https://www.svoboda.org/a/29958447.html

Жалоба на действия полиции: как и куда её подавать

Произвол сотрудников полиции, угрозы и избиение

Если вы считаете действия полиции в отношении себя неправомерными, их лучше всего обжаловать по горячим следам. Чем быстрее вы обратитесь в управление собственной безопасности ГУВД Москвы, тем быстрее его сотрудники смогут остановить своих распоясавшихся коллег.

Жалуемся в УСБ по горячим следам↑

Попасть в поле зрения полиции – ситуация сама по себе неприятная. Но если вдобавок стражи закона по-хамски себя ведут, вымогают деньги или каким-то образом превышают служебные полномочия – общение с ними может стать настоящим кошмаром. Для защиты граждан от таких представителей полиции существует специальная структура – Управление собственной безопасности (УСБ).

Подать жалобу на действия сотрудников полиции лучше всего по горячим следам. Чем быстрее вы обратитесь в УСБ, тем быстрее его сотрудники смогут остановить своих распоясавшихся коллег.

Устные жалобы на действия полиции принимаются по следующим телефонам:

УСБ ГУВД Москвы: (495) 255-96-57

УСБ ГУВД Московской области: (499) 317-24-66

УСБ МВД РФ: (495) 667-07-30

Борьба с коррупцией и правонарушениями должностных лиц: 8-800-250-02-35 (бесплатная «горячая линия»), 8 (495) 667-74-47 («горячая линия»): для обращения по вопросам нарушения прав и законных интересов граждан сотрудниками органов внутренних дел.

Если же телефонов Управлений собственной безопасности нет под рукой, нужно просто позвонить 02. При обращении в 02 или в УСБ сразу потребуйте зафиксировать ваш звонок.

Во время телефонной беседы вам необходимо сообщить информацию о себе, оставить контактные телефоны и подробно рассказать сотруднику УСБ о том, какие именно некорректные действия стражей порядка вынудили вас подать жалобу на полицию.

Пишем жалобу на полицию↑

Однако наиболее эффективный способ призвать сотрудников полиции к ответу – письменная жалоба в УСБ. Чтобы это оружие попало точно в цель, бумагу надо грамотно составить.

В письменной жалобе на противоправные действия полиции подробно укажите место, время и обстоятельства происшествия, опишите действия сотрудников полиции, которые вы считаете неправомерными. Обязательно укажите все данные нарушивших ваши права полицейскими. Также можно указать номера патрульных машин.

В конце потребуйте от УСБ привлечь нарушителей к ответственности. Данные лица, подающего жалобу, должны быть указаны в документе максимально подробно: фамилия, имя и отчество, адрес, телефон, паспортные данные, дата подачи заявления, личная подпись. Без этого вашу жалобу к рассмотрению в УСБ не примут.

Даже сотрудники Управления собственной безопасности зачастую покрывают своих. Поэтому самый простой способ подать жалобу так, чтобы в УСБ ее не завернули – заказное письмо с уведомлением о вручении. В этом случае Управление собственной безопасности будет вынуждено принять ваше обращение и провести проверку.

По закону, вам обязаны ответить в течение месяца с момента поступления жалобы в УСБ. При отправке почтой срок поступления жалобы отсчитывается от даты, указанной в уведомлении о вручении, которое возвратиться к вам по указанному обратному адресу.

Чтобы подстраховаться, можно отправить сразу три копии: в УСБ г. Москвы, столичную прокуратуру и мэру города. В этом случае в жалобе стоит указать, в какие инстанции вы направили копии.

По поданной вами в УСБ жалобе на действия полиции будет проведена проверка. При незначительных нарушениях ваших прав этого, как правило, бывает вполне достаточно, чтобы привлечь виновных к служебной ответственности.

Требуем возбуждения уголовного дела↑

Если же сотрудники полиции совершили серьезное правонарушение: незаконное задержание, личный досмотр, рукоприкладство, подбрасывание наркотиков или патронов, изъятие паспорта, вымогательство крупных сумм – в прокуратуру нужно подавать не жалобу, а заявление о возбуждении уголовного дела по факту превышения полномочий (или самоуправства, или вымогательства взятки) сотрудниками полиции. Такими делами занимается прокурор района или города, или его заместитель. Процедура прокурорской проверки в данном случае жестко регламентирована законом. Обидевшему вас сотруднику полиции придется несладко – вплоть до увольнения из органов или уголовного срока.

Также вы можете самостоятельно подать заявление в суд. Этот вариант подходит и тогда, когда вас не устраивают меры, принятые по вашей жалобе или заявлению УСБ и прокуратурой.

Источник: https://www.molnet.ru/mos/ru/police/o_3267

Полицейские гораздо чаще нарушают ваши права, чем вы думаете. Как их за это наказать (и получить денег) — Meduza

Произвол сотрудников полиции, угрозы и избиение

Месяц назад в Москве прошел марш против полицейского произвола. Несогласованное шествие обернулось массовыми задержаниями, причем суд уже как минимум трижды признал, что полицейские хватали и сажали в автозаки случайных прохожих.

Пока никто из этих сотрудников не привлечен к ответственности.

«Медуза» вместе с главой юридической службы «Апологии протеста» Алексеем Глуховым рассказывает, что делать, если полицейские нарушили ваши права, и почему не надо останавливаться даже после получения компенсации через суд.

Научитесь распознавать, когда полиция нарушает ваши права

Необоснованное применение силы сотрудниками полиции — самое очевидное, но не единственное нарушение, с которым вы можете столкнуться при взаимодействии с полицией. Вот примеры других наиболее распространенных нарушений.

Задержание без последствий. Даже если вас просто продержали в отделе разрешенные по закону «О полиции» три часа, а затем отпустили без составления протокола, то нарушено ваше право на свободу передвижения.

Например, весной 2019 года суд в Санкт-Петербурге признал, что полицейские, доставив пикетчика в отдел для получения «объяснений» и просто отпустив его, незаконно ограничили его свободу («Апология протеста» будет добиваться компенсации после вступления решения суда в силу).

Задержание для составления протокола.

Если после задержания на вас составили протокол об административном правонарушении, а потом суд оштрафовал вас или отправил под арест, то, с точки зрения системы правосудия, доставление и задержание оправданны.

Такое необоснованное задержание (ведь можно было просто установить личность и выписать потом повестку) целесообразнее оспаривать не отдельно, а вместе с тем нарушением, за которое, как вы считаете, вас наказали неправомерно.

Ночь в отделе. Если вы задержаны по статье, которая предполагает административный арест, вас могут оставить в отделе полиции до суда — на срок до 48 часов. Такое ограничение свободы тоже должно быть обосновано.

Например, в марте 2019-го прокурор в Нижнем Новгороде признал незаконным решение оставить на ночь в отделе главного редактора издания «КозаПресс» Ирину Славину, поскольку это исключительная мера — а полиция обязана, но не смогла обосновать, почему дело нельзя рассмотреть без длительного задержания.

Условия содержания. Большинство отделов полиции в России не рассчитаны на массовые задержания. Должно существовать специальное помещение для задержанных, в котором не менее четырех квадратных метров приходится на каждого человека.

На ночь всех должны обеспечить постельными принадлежностями, отдельным спальным местом, обеспечить питание по нормативам. Часто это не делается — всех задержанных отправляют в условную «ленинскую комнату», и держат их всю ночь.

Все это также считается нарушением и может быть оспорено.

Вас обязали сдать анализы, но они ничего не показали? Требуйте компенсации!

Сотрудник полиции может отправить вас на освидетельствование по наркотикам, сославшись на субъективные признаки: покраснение глаз, неадекватное поведение и тому подобное. За отказ от освидетельствования по статье 6.9 КоАП грозит штраф или административный арест. Если вы уверены, что ничего не употребляли, отказываться лучше не стоит.

А если в результате анализы чисты, вы можете обратиться в суд с иском о компенсации морального вреда: вас необоснованно заподозрили, задержали, вы потратили время, ездили на экспертизу (так, например, было с тремя активистами в Петербурге — иск по их делу еще готовится).

Вас также не могут заставить сдавать отпечатки пальцев в случае обычного задержания. Дактилоскопия обязательна только для подозреваемых в совершении преступлений — и для тех, кого суд отправил под административный арест. От вас также могут потребовать сдать отпечатки, если другим способом установить вашу личность невозможно.

Если вас задержали с паспортом, а потом не арестовали, но все равно сняли отпечатки пальцев, вы можете пожаловаться в прокуратуру и суд на нарушение закона — отпечатки придется удалить из базы. Если вас убедили сдать отпечатки пальцев добровольно, вам достаточно потом прийти в тот же отдел полиции и потребовать удалить их из базы (на это у полиции есть 30 дней).

Если вас ударил полицейский, зафиксируйте это как можно скорее

Чем больше следов, которые подтверждают ваши показания, что вас били, тем лучше.

Поэтому во всех протоколах и иных оформляемых документах, где у вас есть возможность что-то написать от себя, указывайте, что вас избили сотрудники полиции.

Это нужно, чтобы выполнить условие последовательности показаний: вы не просто вдруг вспомнили, что вас когда-то побили в полиции, а утверждали это с самого начала.

Как только у вас появится возможность, обратитесь в медицинскую организацию, где ваши травмы опишут. Вы можете требовать вызвать скорую помощь прямо в отдел полиции.

Если это сделать не получилось, сразу после выхода из отдела идите в травмпункт, а лучше в государственную или частную организацию по медицинской экспертизе, где подробно опишут каждую царапину и ушиб, а также сроки и возможные причины их появления.

Государственное бюро судмедэкспертизы есть в каждом крупном городе — вот, например, сайт московского.

Потом необходимо найти свидетелей, которые видели вас до задержания — условно говоря, без фингала под глазом. Логика следующая: полицейские вас забрали целым и невредимым, но вышли вы из отдела полиции с фингалом. Значит, где вы получили фингал?

Все это пригодится, когда вы обратитесь с заявлением о преступлении в Следственный комитет.

Не надо думать, что ваш случай — слишком мелкий повод для обращения в суд

Допустим, суд решит выплатить вам 100 рублей морального вреда за время, проведенное в отделе. Для вас эта сумма ничего не значит. Более того, это не означает, что полицейского признали виновным. Выплачивая компенсацию, суд просто констатирует, что ваши права были нарушены — и абстрактное государство таким образом заглаживает это нарушение.

Но каждая выплата из казны влечет за собой служебную проверку внутри самой полиции. Виновных в нарушении будут привлекать к ответственности. Речь необязательно идет об увольнении — полицейскому или полицейским могут объявить дисциплинарные взыскания. И если у них будет достаточно таких взысканий, в следующий раз они могут задуматься, надо ли нарушать закон под угрозой возможного увольнения.

Более того, вы можете сами добиться, чтобы выплаченную вам компенсацию потом взыскали с конкретного сотрудника полиции, нарушившего ваши права. Так, к примеру, поступил бывший координатор штаба оппозиционного политика Алексея Навального в Челябинске Алексей Табалов.

В 2017-м его признали невиновным в административном правонарушении за организацию пикета и выплатили 500 рублей компенсации. Полтора года спустя Табалов добился, чтобы эти 500 рублей (и еще 300 рублей госпошлины) в казну вернул майор полиции, составлявший протокол.

Мизерная компенсация морального вреда в российских судах — повод для обращения в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), который неоднократно признавал незначительное возмещение нарушением Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Суд поверил вам, а не полицейским? Это не повод расслабляться

После марша против полицейского произвола 12 июня 2019 года судья Головинского районного суда Москвы Лилия Винедиктова отказалась наказывать троих задержанных на акции. В решении она указала, что полицейские «могли ошибаться», утверждая, что задержанные участвовали в марше.

Такое решение не означает, что действия полицейских будет кто-то проверять. Наказание для них в этой ситуации было бы возможно, если бы суд указал в решении, что одновременно считает показания полицейских заведомо ложными. Чтобы проверку точно провели, на действия полицейских надо, опять же, подавать жалобу.

В уголовном процессе вас могут оправдать, вы получите право на реабилитацию.

Но это все равно не значит, что полицейские или следователи сделали что-то не так, ведь реабилитация — это компенсация за невиновное поведение должностных лиц.

После оправдательного приговора руководство полиции или СК может само как-то наказать сотрудников за плохую работу (скажем, лишить премии), но формально это никак не будет связано с вашим делом.

Пишите жалобы сразу во все инстанции (главное, сильно не откладывать)

Жаловаться на действия полицейских можно их начальству (в отдел или управление МВД), в управление собственной безопасности МВД, в прокуратуру или сразу в суд. Сообщение о преступлении, совершенном полицейскими, надо направлять в Следственный комитет.

Причем жаловаться можно во все инстанции сразу, чтобы понять, какая из них более эффективно возьмется за дело (например, прокуратура может изучить жалобу более детально, чем суд, сразу отказавший в рассмотрении). Ответ каждой инстанции можно затем обжаловать в суде (а решение суда — в вышестоящем суде).

Срок подачи жалобы зависит от нарушения. Вынесенное судом решение по делу об административном правонарушении можно обжаловать в течение десяти дней. На обжалование незаконного доставления и задержания дается три месяца. Если в полиции сломали ваш телефон или порвали одежду, потребовать возмещения материального ущерба через суд вы можете в течение трех лет.

Незаконное избиение в полиции — это преступление по . Срок давности по этой статье — десять лет с момента избиения. Отказ в возбуждении уголовного дела затем можно обжаловать вплоть до ЕСПЧ.

Будьте готовы к долгому суду и символической компенсации (по крайней мере, в российском суде)

Если вы жалуетесь на нарушение прав при доставлении и задержании, надо пройти четыре инстанции: районный суд по месту нахождения отдела полиции, сотрудники которого задержали, потом суд субъекта Федерации, а потом еще две кассационные инстанции — это президиум суда региона и судебная коллегия по административным делам Верховного суда. Только после этого решение можно считать окончательно вступившим в силу, чтобы потом его можно было оспаривать в ЕСПЧ. Жалобу на решение по делу об административном правонарушении или об уголовном деле можно подавать после рассмотрения во второй (апелляционной) инстанции.

Российские суды, как правило, присуждают незначительные компенсации. Так, за доставление и удержание в отделе полиции могут назначить всего десять тысяч рублей. В Петербурге суд назначил 50 тысяч рублей за двое суток неправомерного удержания в отделе полиции.

Помните: если вы намерены судиться вплоть до ЕСПЧ, то уже в российском суде следует требовать ту сумму, на которую вы претендуете по итогам разбирательства.

Проще говоря, нельзя сначала требовать в российском суде 100 тысяч рублей, а дойдя до ЕСПЧ, увеличить требование до 10 тысяч евро — суд будет ориентироваться на сумму первоначального иска.

Эту сумму имеет смысл определять, основываясь на практике рассмотрения подобных дел в европейском суде.

Этот текст — часть спецпроекта «Медузы», посвященного полицейскому произволу и необходимости реформировать правоохранительную систему. Другие материалы по этой теме вы можете найти здесь.

Источник: https://meduza.io/feature/2019/07/17/politseyskie-gorazdo-chasche-narushayut-vashi-prava-chem-vy-dumaete-kak-ih-za-eto-nakazat-i-poluchit-deneg

Избиения и угрозы: как следователи Зеленодольска реагируют на жалобы на полицейских

Произвол сотрудников полиции, угрозы и избиение

В апреле прошлого года полицейские задержали двоих жителей Зеленодольска — Дениса Ефимова и Михаила Карпеева. У последнего при себе было 10 грамм гашиша, что и стало поводом для внимания правоохранителей. Мужчина купил наркотик и ехал с ним в машине друга из Казани в Зеленодольск.

Во время задержания этого самого друга — Дениса Ефимова — по его словам, избили. Он подавал жалобы на действия правоохранителей в местный Следком и прокуратуру. Во время проверок сотрудники следственного органа не допрашивали главного свидетеля избиения — Михаила Карпеева. Правоохранители пришли за ним в конце прошлой недели.

Не обошлось без угроз, провокаций и новых жалоб на действия полицейских.

Во время задержания Ефимов несколько раз падал, и я видел, как его с застегнутыми на спине наручниками тащили по асфальту лицом вниз

“Нас задержали сотрудники ДПС и сразу подъехали люди на легковых автомобилях. У меня обнаружили наркотическое средство, о существовании которого Денис Ефимов ничего не знал.

Во время задержания Ефимов несколько раз падал и [я] видел, как его с застегнутыми на спине наручниками тащили по асфальту лицом вниз”, — вспоминает Михаил Карпеев в жалобе на действия полицейских (имеется в распоряжении редакции).

Эту жалобу он напишет главе следственного отдела по Зеленодольску в феврале этого года — практически через год после случившегося, — когда правоохранители самовольно войдут в его квартиру.

События, о которых говорит мужчина, произошли 18 апреля 2018 года. Карпеев тогда жил в Зеленодольске и работал слесарем на заводе. В тот день он поехал в Казань, чтобы купить гашиш.

Договорился с другом — Денисом Ефимовым — о том, что тот подвезет его до дома. Сам Ефимов работал кузнецов в Казани.

— Нам было удобнее заехать в город по объездной дороге. Так ближе к дому Михаила и моему. Мы живем по соседству. Рядом с этим въездом склад “Магнита”. Когда мы подъезжали к нему, я заметил, как на меня в лобовую едет машина без фар.

Я маленько растерялся, остановился, выбежал с машины, а сзади уже две-три машины стоят. Нас с Михаилом сразу завалили на землю, начались удары по лицу. Я начал кричать и меня положили на задний капот.

Один из них сказал: “Еще раз рот откроешь, будешь лежать”, — вспоминает Денис Ефимов.

В этом задержании участвовали сотрудники ГИБДД, полицейские и оперативники отдела наркоконтроля МВД по РТ. По словам Ефимова, во время избиения он обозвал одного из них, “потому что не понимал, за что бьют”. После этого его, как он говорит, положили лицом на асфальт, застегнули наручники и начали волочить лицом о землю.

— По отношению ко мне ударов не было. Не знаю, почему, но они сразу пристали к Денису. Я в наручниках просто наблюдал за картиной.

После того, как его [Дениса] подняли, нас посадили в машину [оперативников отдела наркоконтроля] — меня рядом с водителем, а Дениса назад посередине. Пока мы ехали его колотили дальше.

Я видел, как его дергали за волосы. Слышал удары в бок, такой характерный звук, — рассказывает Михаил Карпеев.

По дороге они “обещали утопить, если будут не те показания”, пытались душить

Денис сидел между сотрудниками Дмитрием Скырковым и Ильдаром Имамовым. Он вспоминает, что по дороге они “обещали утопить, если будут не те показания”, пытались его душить и кидались степлерами в отделе.

Сразу после задержания Карпеева и Ефимова привезли на медосвидетельствование — анализ на наличие наркотиков в организме. Карпеев сдал мочу. Он понимал, что его задержали с поличным и за это нужно будет ответить. Ефимов из-за отбитых почек не мог сдать анализы.

— Когда приехали в наркологию, там дежурила, как они [правоохранители] сказали, начальница наркологии. Я рассказал ей, что у меня гудят почки, мне их отбили. Она спросила, били ли меня. Я ответил, что да.

Потом эти полицейские еще спрашивали, зачем я об этом сказал. Врачу я объяснил, что не могу писать, предложил взять кровь. Кровь брать не стали и сразу написали отказ от медосвидетельствования.

Это и стало причиной того, что на меня повесили употребление и арестовали на семь суток, — говорит Денис Ефимов.

Во время суда по аресту выяснилось, что врачи якобы предложили Ефимову сдать кровь, но он отказался. Такой отказ приравнивается к употреблению наркотических средств. Мужчина опровергает официальные показания медработников. По его словам, он говорил судье об избиении, не соглашался с позицией следствия, уточнял, что у него не нашли наркотики, но это не повлияло на конечное решение.

Против его друга Михаила Карпеева в это время возбудили уголовное дело. 28 августа Зеленодольский райсуд признал его виновным в хранении наркотиков и назначил один год условного заключения, освободив из под стражи в зале суда. До этого момента Карпеев сидел в СИЗО, а Ефимов начал борьбу с полицейским произволом.

Ефимов из-за отбитых почек не мог сдать анализы

Он жаловался на избиение во время собственного судебного заседания. Писал в прокуратуру, но так и не получил ответа. Со второй попытки смог зафиксировать побои и на основании этого подать заявление в Следственный отдел управления СКР по Зеленодольску на действия правоохранителей.

— Из спецприемника меня один раз увозили в больницу. Там врач осмотрел, сказал, что у меня понижение почки. Эти полицейские сразу пошли к завотделения и она опровергла слова врача.

Говорила, что у меня пониженная почка из-за того, что я худой, а ее врач “постоянно чушь какую-нибудь пишет”. Когда я выходил из спецприемника, я тоже уехал на скорой, потому что опасался провокации со стороны полицейских. Они уже ждали меня за воротами.

Во второй раз в больнице мне все-таки дали справку об ушибах от побоев. Там был молодой хирург, который сказал, что с этой справкой меня никто не посадит. На следующий день после освобождения в мой адрес продолжились провокации со стороны полицейских.

Я видел, как они говорят с местными пьянчугами и потом эти люди разводили меня на драку, — рассказывает Денис Ефимов.

Мужчина уточнил, что также после задержания потерял два своих телефона и машину с радаром, видеорегистратором, инструментами внутри. Телефоны ему вернули разбитыми после освобождения из-под ареста, а машина все это время находилась на штрафстоянке.

— Через полтора месяца после ареста мне позвонили со штрафстоянки и сказали, что набежало пени на 72-74 тысячи рублей. А мы ее когда-то за 30 тысяч купили — это “десятка”.

Пришлось отказаться от машины. Когда я ее осматривал, из нее пропал радар, авторегистратор, инструменты.

Я начал говорить об этом гаишникам, они сказали, чтобы я забыл про всё, что в ней находилось, — говорит Денис Ефимов.

Когда я пришел в Следственный комитет, было видно, что следователь ведет себя неадекватно и уже заранее на стороне полицейских

В мае прошлого года он обратился за помощью к правозащитникам “Зоны права”. Вместе с юристом Андреем Сучковым они составили заявление в Следком. Летом Дениса Ефимова пригласил следователь для дополнительных разъяснений.

— Когда я пришел в Следственный комитет, было видно, что следователь ведет себя неадекватно и уже заранее на стороне полицейских. Он начал диалог с каких-то наездов, спрашивал, как так полицейские могли мне почку опустить, кто это докажет.

Я сказал, что Карпеев все видел, но он на тот момент был в СИЗО. Следователь сказал: “Что мне делать нечего, я что еще в СИЗО к нему поеду?” Я ответил, что это их работа. В итоге время прошло, они вынесли отказ и все. Мы обжаловали его вместе с юристом в суде.

Отказной отменили и вот начали новую проверку, — говорит Ефимов.

По словам Андрея Сучкова, новая проверка также закончилась отказом в возбуждении дела. Михаила Карпеева как главного свидетеля событий к тому моменту так и не допросили. Ефимов с юристом снова обжаловали этот отказ, судья отменил постановление и проверка началась вновь.

На этот раз правоохранители все же дошли до Михаила Карпеева. Его пытались доставить к следователю 7 февраля. По словам мужчины, около 20:00 он спал после работы и слышал, как в его квартиру кто-то звонит и стучит. Он не обратил внимание: “Не хотелось вставать”.

— Дверь была не заперта. Я услышал, как кто-то ее открывает и заходит в квартиру. Я встал и вышел в коридор. Там стояли двое мужчин в гражданской одежде.

Они не представились, не показали документов и начали меня уговаривать ехать в следственный отдел. У них не было повестки и я отказался. В ответ начались какие-то угрозы.

Я сказал, что не знаю их и что они проникли в мою квартиру незаконно, начал вызывать полицию. После этого они ушли, — вспоминает Михаил Карпеев.

На следующий день, 8 февраля, полицейские вернулись за ним, но уже на работу — завод им. М. Горького в Зеленодольске. Около 9:00 Карпеева вызвал сотрудник службы безопасности и сказал, что за ним приехали полицейские. На деле это были оперативники отделения наркоконтроля.

Я отказался покидать рабочее место без законных на то оснований, потому что я не понимал, куда меня сейчас повезут — в СИЗО или в подвал

— Сотрудник службы безопасности завода сказал мне переодеваться. Я отказался покидать рабочее место без законных на то оснований, потому что я не понимал, куда меня сейчас повезут — в СИЗО или в подвал. Минут через 30 после этого сотрудники полиции пришли в мой цех, нашли мастера и попросили его найти меня. Я пришел в табельный кабинет.

Я спрашивал, на каком основании они пришли, где повестка, просил предъявить документы, удостоверяющие личность. В ответ они мне показали какую-то “ксиву”», где фотография была закрыта банковской картой. Я напомнил, какие документы, согласно Конституции РФ, являются документами, удостоверяющими личность.

После этого началась словесная перепалка, — рассказывает Михаил Карпеев.

Во время перепалки, по его словам, один из оперативников заявил, что Карпеев пьян. За него вступился мастер. Он сказал, что не мог допустить пьяного подчиненного до рабочего места. Сам Карпеев предложил оперативникам провести медосвидетельствование его состояния.

— В ответ они [оперативники] промолчали. Я созвонился с юристом. Он посоветовал ехать в Следственное управление. Сказал, что есть много свидетелей того, кто и во сколько меня забрал. Я переоделся, приехал.

Там в кабинет зашел какой-то человек, не представился, поздоровался с оперативниками и задал вопрос: “Что, тоже в машине находился в тот момент?”. Я сказал: “Да”. Он спросил, что там происходило. На это я ответил, что ничего им не расскажу без присутствия адвоката и беру 51-ю статью.

Мне дали подписать бумагу, что я отказался свидетельствовать и отвезли меня обратно на завод, — говорит Михаил Карпеев.

Мужчина поясняет, что сослася 51-ую статью Конституции РФ из-за того, что в кабинете следователя помимо него находились и сотрудники отделения наркоконтроля. Он считает, что эти оперативники могут быть знакомы с теми, кто задерживал его с Ефимовым.

Я ответил, что ничего им не расскажу без присутствия адвоката и беру 51-ю статью

“Считаю подобные действия сотрудников полиции недопустимыми, нарушающими мои конституционные права Использование бесцеремонных действий сотрудников полиции для доставления меня в СО СК считаю попыткой оказать на меня психологическое давление”, — указал Михаил Карпеев в жалобе на имя главы следственного отдела по Зеленодольску.

Мужчина сообщил “Idel.Реалии”, что после подачи жалобы у него начались проблемы. В рамках условного срока он должен каждый месяц сдавать анализы на наличие наркотических средств в организме. В последний раз сдать анализ не получилось.

— Обычно ты приносишь мочу в баночке, тебе показывают чистый тест, вскрывают его при тебе, погружают и показывают результат. На этот раз было не так. Врач, которая обычно меня отмечала, просто вышла из кабинета. Я почувствовал, что что-то не то.

Медсестра как-то быстро открыла тест, не показав мне погрузила в банку, достала, не показывая сказала, что я употреблял марихуану и быстро выкинула его в мусорку. Я после задержания ничего не употреблял, никакой марихуаны там быть не может.

Я сказал ей об этом, а она в ответ: “Приходи завтра в девять утра”, — рассказывает Михаил Карпеев.

Пришел бы я на утро, а они с поддельными анализами меня бы там уже ждали

Он не вернулся в больницу на следующий день. Мужчина переживает, что такие действия медсестры могли быть провокацией со стороны правоохранителей. “Пришел бы я на утро, а они с поддельными анализами меня бы там уже ждали”, — говорит Михаил Карпеев.

Сейчас он ждет ответ главы следственного отдела на свою жалобу и новых действий со стороны силовиков. Ведь производство по жалобе Дениса Ефимова все еще продолжается.

Подписывайтесь на наш канал вTelegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Источник: https://www.idelreal.org/a/29771781.html

За последний год было всего несколько случаев, когда полицейских наказывали за применение насилия. По статистике правозащитного проекта “Зона права”, уголовные дела по обращениям граждан с жалобами на пытки и насилие со стороны полицейских, заводят только в 5% случаев.

В Иркутской области полицейский получил 3,5 года условно за избиение задержанного. В апреле сотрудники ОВД задержали рабочего, избили его сначала на улице, затем в багажнике машины доставили в отдел и там продолжили. В результате избиений потерпевший получил разрыв желудка, ему присвоили инвалидность.

Петербургский полицейский Евгений Рыжов в июне прошлого года задержал подростка и несколько раз ударил по лицу. Затем без законных оснований повез его в отделение. На прошлой неделе суд приговорил Рыжова к четырем годам условно и запретил ему два года работать в органах государственной власти.

17 октября прокуратура Бурятии запросила сроки от 4,5 до 8 лет колонии для четверых полицейских. По версии следствия, три год назад они задержали 17-летнего Никиту Кобелева и пытались добиться от него признания в краже.

Они надели на подростка противогаз и начали бить. В этот момент Кобелева стошнило, и он захлебнулся рвотными массами. Семья подростка рассказала о полицейском произволе в программе “Пусть говорят”.

Полицейские свою вину отрицают, МВД отказалось увольнять их до вынесения приговора.

В апреле житель Краснодарского края Никита Хацкевич сообщил, что его избили в полиции ради признания в краже медного кабеля.

В совершении преступления он так и не сознался, а в больнице у Хацкевича нашли сотрясение мозга и множественные ушибы.

Следственный комитет отказался возбуждать уголовное дело, объяснив это тем, что в полиции не сохранились записи с камер наблюдений, хотя суд признал задержание Хацкевича незаконным.

В Нижнем Тагиле в сентябре трое полицейских получили реальные сроки до пяти лет за пытки задержанного. Они избили местного жителя Максима Червоткина, надели ему на голову пакет и требовали признаться хоть в каком-нибудь преступлении. В итоге Червоткина отпустили – после того как он придумал преступление и сознался в нем.

Две недели назад закончился процесс по делу краснодарского адвоката Михаила Беньяша. Его оштрафовали на 30 тысяч рублей за то, что он якобы покусал полицейского. Беньяш отрицает свою вину и настаивает, что это его избили сотрудники полиции при задержании. Травмы у адвоката полицейские объяснили тем, что Беньяш сам бился об асфальт.

“По мнению полиции, я был задержан через два часа после того, как написал твит из автозака”

Московский дизайнер Константин Коновалов, которому полицейский сломал ногу, уже несколько месяцев пытается добиться наказания для полицейских.

Утром 27 июля он вышел на утреннюю пробежку по Тверской улице. Там полиция и Росгвардия готовились к силовому разгону людей, которые могли выйти с мирными протестами к зданию мэрии.

Хотя акция была назначена на час дня, а Коновалов занимался спортом утром, за три часа до начала акции, силовики жестко задержали его и уложили на асфальт.

Один из силовиков наступил ногой на ногу задержанному сломал ему кость.

Позже на Коновалова завели административное дело о нарушении правил проведения публичного мероприятия и оштрафовали на 10 тысяч рублей. Суд также признал законными действия полицейских, совершенные в отношении Константина Коновалова.

— Расскажите, удалось ли вам добиться возбуждения дела или вы так и получаете отказ за отказом?

— Сейчас мы попали в такую стадию, у нас два дела. По одному делу мы подали [в суд] на Следственный комитет, другое дело – когда на меня подали, оштрафовали меня на 10 тысяч рублей. Мы обжаловали это, но заседание не проводится ни по одному, ни по другому делу. По одному мы уже больше двух месяцев ждем, по другому – больше месяца. Заседание не назначают, просто тянут время.

— На Следственный комитет вы подали иск в суд или возбудили дело по этому поводу?

— Мы подали в суд на Следственный комитет из-за того, что Следственный комитет отказывается возбуждать уголовное дело.

— Чем объясняют?

— Они объясняют это тем, что сотрудники полиции действовали в рамках закона, а я был якобы задержан во время протестной акции в 13 часов 15 минут.

Хотя я на самом деле был задержан в 11 часов 05 минут, даже есть доказательство – я в твиттер написал в 11 часов 18 минут из автозака. Но это никого не интересует.

По мнению полиции, я был задержан через два часа после того, как написал твит из автозака.

— Я так понимаю, это в официальных ответах говорят. Возможно, у вас или у вашего адвоката были какие-то личные разговоры со следователями? Может быть, они что-то говорят?

— Нет, с нами вообще никто не общается.

— Вас оштрафовали, вы подали апелляцию – правильно я поняла вас?

— Да.

— Не проходят заседания?

— Да, их просто не назначают. Мы ждем, мы подготовили всю доказательную базу, но не назначают просто заседания.

— Почему – непонятно?

— Да, странно. Адвокат говорит, что такое бывает, явно тянут время.

— Собираетесь ли вы обращаться дальше [в судебные инстанции], например, в Европейский суд по правам человека?

— Я думаю, да. Но нам нужно сначала пройти эти инстанции в России, но их затягивают. Поэтому пока ждем.

— Как вы будете доказывать в суде вашу невиновность?

— Самое главное – меня ни в чем на самом деле не обвиняют. Единственное, в чем меня обвиняют, – это в том, что я якобы выкрикивал: “Это наш город!”, еще что-то. Они всем одинаково прописали.

И якобы не слушался полицейских перед зданием мэрии [на улице] Тверская, 13.

Но так получилось, что это совершенно не совпадает с реальностью, меня задержали в другом месте – в двух кварталах от здания мэрии и в другое время.

— Другое время – это мы уже выяснили. А с местом как-то сможете доказать это?

— Ну конечно. Есть фотография, которую вы только что показали в эфире. Эта фотография сделана ближе к Пушкинской площади, там по кадрам видно, что это за здание. Это не Тверская, 13, как говорит суд.

Дело даже не в том, в чем они меня обвиняют. Дело в том, что они отказываются возбуждать дело и вообще начинать проверку по поводу того, почему мне сломали ногу. Журналисты провели расследование, нашли этого полицейского, 100%, что это он. Но никаких подвижек нет.

— Как фамилия и имя полицейского?

— Если я не ошибаюсь, по-моему, Александр Журавлев.

— Правильно я понимаю, у вас есть все заключения судмедэкспертов о телесных повреждениях?

— Да, все есть.

В Уголовный кодекс должна быть введена статья “Пытка”

Правозащитник Дмитрий Егошин говорит, что очень редко до суда доходят дела, по которым сотрудников полиции признают виновными в злоупотреблении или халатности и они получают тюремные сроки.

По его словам, проблема насилия в стенах райотделов полиции существует, и пока нет каких-то эффективных механизмов, чтобы ее решать.

— Их нужно создавать на законодательном уровне.

Должна быть введена в наш Уголовный кодекс такая статья как “Пытка”.

Должна присутствовать все же какая-то презумпция виновности сотрудников полиции, которые находятся один на один с жертвой. И когда их допрашивают, они, естественно, будут говорить о том, что либо физическую силу они применяли законно и виноват сам потерпевший, либо ничего подобного не было и он был доставлен избитым, либо вышел из отдела полиции и уже тогда получил телесные повреждения.

Нужен комплекс мер для того, чтобы решать эту проблему. Но пока нет подобных механизмов. Правозащитное сообщество об этом постоянно говорит, но пока все стоит на месте.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/russia-police-arbitrariness/30234657.html

Автоправо
Добавить комментарий