Принудительное лечение по уголовному делу

Прокурор разъясняет: основания применения принудительных мер медицинского характера

Принудительное лечение по уголовному делу

  • 13.05.2015
  • Прокуратура разъясняет
  • 3016

Принудительные меры медицинского характера — это меры государственного принуждения, назначаемые судом к лицам, страдающим психическими расстройствами в случае совершения ими общественно опасного деяния (преступления), запрещенного уголовным законом.

Меры медицинского характера являются принудительными, так как применяются независимо от желания лица и его близких, влекут ограничение некоторых прав и свобод больного.

Принудительные меры медицинского характера назначаются судом :

1) невменяемым лицам;

2) лицам, совершившим преступление в состоянии вменяемости, но заболевшим психическим расстройством после его совершения, что делает невозможным назначение или исполнение наказания;

3) лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости;

4) лицам, совершившим в возрасте старше 18 лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего 14-летнего возраста, и страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости.

Основания применения принудительных мер медицинского характера установлены статьей 97 Уголовного кодекса РФ.

Такими основаниями являются: совершение лицом преступления или общественно опасного деяния; представление опасности в силу психических расстройств лица для себя или других лиц; связь психических расстройств лица с возможностью причинения иного существенного вреда (например, совершения нового общественно опасного деяния.

Суд может назначить следующие виды принудительных мер медицинского характера:

а) принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях;

б) принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, общего типа;

в) принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа;

г) принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях.

 В соответствии с требованиями п. 3 ст.

196 Уголовно-процессуального кодекса РФ по каждому уголовному делу назначение и производство судебно-психиатрической экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое состояние подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.

К обстоятельствам, вызывающим такие сомнения, могут быть отнесены, например, наличие данных о том, что лицу в прошлом оказывалась психиатрическая помощь (у него диагностировалось врачами психическое расстройство, ему оказывалась амбулаторная психиатрическая помощь, он помещался в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, признавался невменяемым по другому уголовному делу, негодным к военной службе по состоянию психического здоровья и т.п.), о нахождении его на обучении в учреждении для лиц с задержкой или отставанием в психическом развитии, о получении им в прошлом черепно-мозговых травм, а также странности в поступках и высказываниях лица, свидетельствующие о возможном наличии психического расстройства, его собственные высказывания об испытываемых им болезненных (психопатологических) переживаниях и др.

Вопросы, связанные с психическим состоянием лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, подлежат тщательному исследованию и оценке судом.

В  судебном  заседании  обязательно участие  лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера,  его  законного  представителя и защитника (адвоката).

Законными представителями лица признаются близкие родственники, которыми могут быть родители, усыновители, братья,  сестры.

При отсутствии близких родственников либо их отказе от участия в деле законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства.

В случае  признания доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания, суд выносит постановление о его освобождении от уголовной ответственности или от наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

Решение  суда,  принятое по результатам рассмотрения дела, может быть обжаловано в апелляционном порядке лицом, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, его защитником, законным представителем, потерпевшим, его представителем и прокурором, а также иными лицами в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает их права и законные интересы.   

Начальник уголовно-судебного отдела прокуратуры Камчатского края

старший советник юстиции                                       А.Н. Храмов                                                        

Источник: http://kamprok.ru/prokuror-razyasnyaet-osnovaniya-primeneniya-prinuditelnyh-mer-meditsinskogo-haraktera/

Уголовный кодекс – глава 15. принудительные меры медицинского характера

Принудительное лечение по уголовному делу
– Уголовный кодекс – глава 15. принудительные меры медицинского характера

Статья 97. Основания применения принудительных мер медицинского характера

1. Принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам:а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части настоящего Кодекса, в состоянии невменяемости;б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;в) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, – г) утратил силу. – Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ.2. Лицам, указанным в части первой настоящей статьи, принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.3. Порядок исполнения принудительных мер медицинского характера определяется уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации и иными федеральными законами.4. В отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи и не представляющих опасности по своему психическому состоянию, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Статья 98. Цели применения принудительных мер медицинского характера

Целями применения принудительных мер медицинского характера являются излечение лиц, указанных в части первой статьи 97 настоящего Кодекса, или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса.

Статья 99. Виды принудительных мер медицинского характера

1. Суд может назначить следующие виды принудительных мер медицинского характера:а) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.2. Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Статья 100. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар.

Статья 101. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре

1. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, если характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом стационаре.2. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения.3. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения.4. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения.

Статья 102. Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера

1. Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляются судом по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.2. Лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры. Освидетельствование такого лица проводится по инициативе лечащего врача, если в процессе лечения он пришел к выводу о необходимости изменения принудительной меры медицинского характера либо прекращения ее применения, а также по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника. Ходатайство подается через администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение, вне зависимости от времени последнего освидетельствования. При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения. Первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения, в последующем продление принудительного лечения производится ежегодно.3. Изменение или прекращение применения принудительной меры медицинского характера осуществляется судом в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера.4. В случае прекращения применения принудительного лечения в психиатрическом стационаре суд может передать необходимые материалы в отношении лица, находившегося на принудительном лечении, органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Статья 103. Зачет времени применения принудительных мер медицинского характера

В случае излечения лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления, при назначении наказания или возобновлении его исполнения время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы.

Статья 104. Принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания

1. В случаях, предусмотренных частью второй статьи 99 настоящего Кодекса, принудительные меры медицинского характера исполняются по месту отбывания лишения свободы, а в отношении осужденных к иным видам наказаний – в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь.2. При изменении психического состояния осужденного, требующем стационарного лечения, помещение осужденного в психиатрический стационар или иное лечебное учреждение производится в порядке и по основаниям, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации о здравоохранении.3. Время пребывания в указанных учреждениях засчитывается в срок отбывания наказания. При отпадении необходимости дальнейшего лечения осужденного в указанных учреждениях выписка производится в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.4. Прекращение применения принудительной меры медицинского характера, соединенной с исполнением наказания, производится судом по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

ug-kodeks.ru/ug/ug-kodeks.ru/ugolovnij_kodeks_-_glava_15.html

23.07.2019 – Олег Лупанов

Здравствуйте! Могу ли я сразу обратиться в суд о принудительном лечении сына от алкоголизма, если он и так у них лечится не однократно?

Источник: https://ug-kodeks.ru/ug/ug-kodeks.ru/ugolovnij_kodeks_-_glava_15.html

Правовые основания, процедура назначения и отмены принудительных мер медицинского характера

Принудительное лечение по уголовному делу

Основания для назначения принудительных мер медицинского характера, их продление, изменение, отмена, виды, цели, круг лип, к которым они применяются, регламентируются уголовным законодательством (ст. 97—104 УК).

Процессуальными нормами предусматривается особое судопроизводство по назначению и прекращению принудительных мер медицинского характера.

Обязательным является судебное разбирательство с участием прокурора и защитника в целях доказывания совершенного общественно опасного деяния и выбора вида принудительных мер (ст. 438 УПК).

Лицо, в отношении которого рассматривается дело, может быть вызвано в судебное заседание, если этому не препятствует характер его психического заболевания (ст. 437 УПК).

Если суд вопреки решению СПЭ не считает необходимым применять к больному принудительные меры медицинского характера, то он обязан дать извещение о больном в органы здравоохранения для принятия необходимых медицинских мер в обычном порядке.

Закон предусматривает, что “принудительные меры медицинского характера назначаются только в том случае, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо опасностью для себя или других лиц” (ч. 2 ст. 97 УК).

Затем особо подчеркивается, что не следует назначать принудительное лечение лицам, не представляющим “опасности по своему психическому состоянию”, и в отношении их “суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения” (ч. 4 ст. 97 УК). Последовательность формулировок ст. 97 УК, по сути, определяет этапы при решении вопроса о возможности и необходимости применения принудительных мер медицинского характера:

  • 1) поскольку закон четко указывает, что принудительные меры медицинского характера могут быть применены не ко всем лицам с психическими расстройствами, а только к тем, которые представляют общественную опасность, сначала необходимо доказать, что лицо с психическим расстройством представляет общественную опасность;
  • 2) после этого в соответствии со ст. 434 УПК необходимо доказать связь психического расстройства лица “с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда”;
  • 3) в случае если психически больное лицо не представляет общественной опасности или отсутствует (не доказана) связь между общественной опасностью и имеющимся у лица психическим расстройством, суд решает вопрос о необходимости передачи соответствующих (медицинских) материалов по данному лицу органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством РФ о здравоохранении (ч. 4 ст. 97 УК, ч. 2 ст. 443 УПК).

Выбор и назначение конкретного вида принудительной меры медицинского характера входят в компетенцию суда. Заключение СПЭ по данному вопросу не является для суда обязательным, оно, как и любое доказательство по делу, подлежит оценке.

При принятии данного решения суды не должны связывать себя выводами СПЭ и при дифференцированном подходе к назначению принудительной меры медицинского характера должны исходить из совокупности доказательств по данному делу, а заключение СПЭ является лишь одним из этих доказательств.

Решение суда по данному вопросу должно быть мотивированным (ст. 80, 88 УПК). При решении вопроса о выборе меры медицинского характера, так же как и при решении вопроса о необходимости назначения принудительного лечения, следует исходить из общего принципа необходимости и достаточности.

В соответствии с этим принципом не рекомендуется назначать принудительные меры медицинского характера лицам, риск совершения которыми повторных общественно опасных деяний минимален.

Основным критерием выбора меры медицинского характера в отношении больного является его опасность для себя или других лиц (общественная опасность).

В качестве критерия назначения и отмены принудительного лечения нередко используется “индекс потенциальной общественной опасности” (О), под которым понимается среднее арифметическое между оценкой тяжести ожидаемого от пациента общественно опасного деяния (Т) и оценкой вероятности его совершения в баллах (В). Степень тяжести общественно опасного деяния определяется согласно тяжести соответствующих преступлений, отраженных в максимальных сроках наказания в УК:

  • 1 — небольшой тяжести (до трех лет лишения свободы),
  • 2 — средней тяжести (до пяти лет лишения свободы),
  • 3 — тяжкие (до 10 лет лишения свободы), 4 — особо тяжкие (свыше 10 лет лишения свободы). Вероятность общественно опасного деяния (В) также измеряется в баллах: 0 — отсутствие вероятности, 1 — малая вероятность, 2 — условная вероятность, 3 — безусловная вероятность,
  • 4 — высокая вероятность. Индекс потенциальной общественной опасности (О) может иметь девять значений — от 0 до 4. Считается, что оптимальные значения индекса у пациентов с адекватно назначенным видом принудительного лечения лежат в диапазоне от 1 до 1,5 балла.

Характер и степень общественной опасности лиц с психическими расстройствами являются квалификационными критериями. Они положены в основу выделения законодателем различных категорий психически больных и дифференциации в соответствии с этим принудительных мер медицинского характера, которые могут быть к ним применены.

При назначении принудительных мер медицинского характера суд не устанавливает конкретные сроки принудительного лечения. По определению закона, такое лечение необходимо проводить до выздоровления лиц, страдающих психическими расстройствами, либо до такого улучшения их психического состояния, которое исключает совершение ими повторных общественно опасных деяний, предусмотренных УК[1].

Сроки пребывания психически больного на принудительном лечении зависят от многих факторов, таких как:

  • 1) клинические особенности имеющегося у лица психического расстройства;
  • 2) наличие противопоказаний для проведения определенных видов лечения (например, индивидуальная непереносимость фармакологических средств, наличие сопутствующих соматических заболеваний и пр.);
  • 3) эффективность предпринятых медико-реабилитационных мероприятий.

Вопрос о продлении, изменении и отмене принудительного лечения решается только судом по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров, которые это принудительное лечение проводят (ч. 1 ст. 102 УК).

Исходя из факта невозможности прогнозирования времени, достаточного для излечения или улучшения психического состояния лица, находящегося на принудительном лечении, уголовным законодательством предусмотрено регулярное освидетельствование таких лиц комиссией врачей-психиатров, что позволяет не только решать, но и осуществлять судебный контроль за ходом применения принудительных мер медицинского характера.

Первое продление принудительного лечения должно быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения, в последующем продление или пересмотр вида принудительного лечения производится ежегодно (ч. 2 ст.

102 УК), и заключение о необходимости продления принудительных мер медицинского характера направляется в суд. Федеральным законом от 20.03.

2001 № 26-ФЗ1 в УК внесены изменения, согласно которым освидетельствование может осуществляться и вне зависимости от установленных законом сроков и времени последнего освидетельствования с учетом психического состояния лица по инициативе лечащего врача, по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника через администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение. Представление в суд заключения комиссии врачей-психиатров осуществляется администрацией психиатрического учреждения, которое проводит принудительное лечение.

Суд продлевает принудительные меры медицинского характера при отсутствии оснований для их прекращения или изменения (ч. 2 ст. 102 УК).

Для изменения принудительной меры медицинского характера нужно, чтобы не только отпала необходимость в применении ранее назначенной судом меры, но и возникла необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера (ч. 3 ст. 102 УК).

Здесь имеются в виду основания для применения различных видов принудительных мер медицинского характера в соответствии со ст. 100 и 101 УК.

Практика показывает, что улучшение психического состояния лица позволяет врачам-психиатрам в своем заключении ставить вопрос о переводе этого лица из стационара специализированного типа с интенсивным наблюдением в стационар специализированного типа и затем — в психиатрический стационар общего типа или переход к амбулаторному наблюдению и лечению у психиатра, а при ухудшении психического состояния — наоборот.

Основанием для прекращения принудительного лечения является либо выздоровление лица, либо такое изменение его психического состояния, при котором отпадает его социальная опасность, а следовательно, и необходимость в применении принудительной меры медицинского характера.

После отмены принудительных мер медицинского характера суд может передать органам здравоохранения необходимые материалы для дальнейшего наблюдения и лечения этих лиц или для их направления в учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством о здравоохранении (ч.

4 ст. 102 УК).

В случае излечения лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления, при назначении наказания или возобновлении его исполнения время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы (ст. 103 УК).

Вопрос о целях применения принудительных мер медицинского характера тесно связан с принципами оказания психиатрической помощи, к которым относятся законность, гуманизм, соблюдение прав человека и гражданина.

Права любого человека и гражданина вне зависимости от того, здоров ли он, страдает ли физическим или психическим недугом, является ли законопослушным гражданином или совершает общественно опасные деяния, обладает ли он свободой в полной мере или в ограниченной форме, — в любом случае являются высшей ценностью общества, а защита и обеспечение условий для их реализации — главная обязанность демократического государства.

Лица, помещенные в психиатрический стационар по решению суда для применения принудительных мер медицинского характера, независимо от типа психиатрического стационара (общего, специализированного, специализированного с интенсивным наблюдением) пользуются всеми правами пациентов психиатрических стационаров, предусмотренными Законом о психиатрической' помощи без каких-либо изъятий.

Они признаются нетрудоспособными на весь период пребывания в психиатрическом стационаре и имеют право на пособие по государственному социальному страхованию и на пенсию на общих основаниях.

При коротких сроках принудительного лечения больной имеет право на оплачиваемый больничный лист с момента поступления на СПЭ. Во всех остальных случаях ему должна быть определена II или I группа инвалидности. В этих случаях III группа инвалидности не устанавливается, так как она подразумевает ограниченную трудоспособность, а не стойкую ее утрату, как при I и II группах инвалидности[2].

Наряду с этим лица, находящиеся па принудительном лечении, сохраняют следующие права, которые в интересах здоровья и безопасности самих больных и других лиц могут быть ограничены по рекомендации лечащего врача главным врачом или заведующим отделением:

  • • обращение непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки и соблюдения их прав;
  • • подача жалоб и заявлений без цензуры;
  • • встречи с адвокатом или священнослужителем наедине;
  • • исполнение религиозных канонов, доступ к религиозной атрибутике и литературе;
  • • выписка газет и журналов;
  • • получение вознаграждения за труд, если они работают;
  • • переписка без цензуры;
  • • получение посылок, бандеролей, денежных переводов;
  • • пользование телефоном, прием посетителей;
  • • доступность предметов первой необходимости и собственная одежда;
  • • получение образования несовершеннолетними по программе общеобразовательной школы.

В то же время при применении принудительного лечения ограничиваются некоторые права и свободы лиц, в отношении которых оно применяется. Эти ограничения связаны с помещением лица с психическими расстройствами в психиатрическую больницу (отделение) и осуществление в отношении его медицинских вмешательств без его согласия и без согласия его законных представителей.

Принятие Закона о психиатрической помощи, введение уголовной ответственности за незаконное помещение в психиатрический стационар (ст.

128 УК), осуществление судебного контроля, прокурорского надзора, обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве по делам данной категории (ст.

51 УПК) являются гарантией прав граждан при применении принудительных мер медицинского характера.

Источник: https://studme.org/46315/psihologiya/pravovye_osnovaniya_protsedura_naznacheniya_otmeny_prinuditelnyh_mer_meditsinskogo_haraktera

Участие адвоката в производстве о применении принудительных мер медицинского характера

Принудительное лечение по уголовному делу

Основной целью уголовно-процессуального законодательства является защита прав и интересов физических и юридических лиц, интересов общества и государства.

Для возможности реализации ими своих прав законодательством предусмотрен ряд гарантий — средств и условий, обеспечивающих назначение уголовного судопроизводства. Применительно к уголовному судопроизводству одной из основных гарантий является участие адвоката.

Более того, в отдельных случаях участие адвоката в уголовном деле обязательно. В частности, адвокат участвует в производстве о применении принудительных мер медицинского характера.

Производство о применении принудительных мер медицинского характера имеет свою специфику, связанную с тем, что лицо, в отношении которого ведется производство, не является субъектом уголовного права ввиду психического заболевания либо иного состояния, не позволяющего лицу понимать значение своих действий и руководить ими. Только лицо, способное осознавать происходящее, причинно-следственную связь между своими поступками и последствиями, и саморегулировать свое поведение, может быть субъектом преступления. В связи с этим в данном производстве отсутствует состав преступления. Поэтому здесь нет и изобличения лица.

Производство и применении принудительных мер медицинского характера имеет место тогда, когда лицо совершило преступление в состоянии невменяемости либо если такое состояние наступило после совершения преступления.

В первом случае лицо не подлежит привлечению к уголовной ответственности. В случае, если состояние невменяемости наступило после совершения преступления, но до рассмотрения дела судом, последующее привлечение лица к уголовной ответственности возможно.

При наличии у лица состояния невменяемости наказание не может быть назначено, так как основная цель наказания — не возмездие, а исправление осужденного. А для исправления необходимо, чтобы лицо могло оценивать действительность и свои поступки.

Поэтому для назначения наказания в данном случае необходимо предварительное лечение лица.

Так как лицо, действующее в состоянии невменяемости, не является субъектом уголовного права, то и преступление оно не может совершить. Поэтому данное лицо совершает деяние, запрещенное Уголовным кодексом.

Предварительное расследование по делам о применении принудительных мер медицинского характера не проводится. Однако расследование все равно имеет место. Круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, совпадает с кругом вопросов, подлежащих доказыванию при расследовании уголовного дела.

По делам о применении принудительных мер медицинского характера невозможно применение мер пресечения. Однако если лицо вследствие своего состояния несет опасность для окружающих либо для самого себя, оно может быть помещено в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях.

Еще одной особенностью производства о применении принудительных мер медицинского характера является участие законного представителя лица. Оно привлекается к участию в деле на основании постановления следователя или суда. Обычно законным представителем является близкий родственник, однако при его отсутствии к участию в деле привлекается орган опеки и попечительства.

Закон не ограничивает лицо в участии в производстве о применении в отношении него принудительных мер медицинского характера, если лицо в силу своего состояния способно принимать участие в деле.

При решении вопроса об участии лица суд учитывает мнение экспертов, производивших судебно-психиатрическую экспертизу, а также работников медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, куда лицо было помещено.

В связи с тем, что лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительным мер медицинского характера, не является подсудимым, то и адвокат такого лица должен называться представителем, а не защитником.

Участие адвоката по делам о применении принудительных мер медицинского характера обязательно с момента назначения судебно-психиатрической экспертизы в отношении лица.

Однако высказывается и мнение, что участие защитника необходимо раньше, при выявлении признаков, свидетельствующих о наличии у лица психического заболевания, так как само по себе постановление о назначении в отношении такого лица экспертизы является основанием для существенного ограничения прав и свобод данного лица.

Также отмечается, что часто следователь не имеет фактических оснований для назначения экспертизы, но назначают ее, что приводит к нарушению прав и свобод лица.

Процесс сбора доказательств, свидетельствующих о наличии у лица психических заболеваний, может быть длительным. К доказательствам наличия у лица психических заболеваний относятся:

  • показания свидетелей;
  • показания самого лица;
  • характеристики с места жительства, учебы, работы;
  • результаты судебно-психиатрической экспертизы.

Ни одно из данных доказательств не имеет заранее установленной силы и приоритета перед другими, однако на практике именно результаты экспертизы имеют особую значимость в глазах судьи.

Так как судебно-психиатрическая экспертизы проводится не только посредством обследования самого лица, но и исследования документов, которые от него исходят либо к нему относятся.

Поэтому очень важно соблюдение законности на этапе сбора материалов для назначения судебно-психиатрической экспертизы. Участие адвоката является одной из гарантий соблюдения законности в данном случае.

Если Вам или Вашим близким понадобилась юридическая помощь в уголовном деле — Вы всегда можете обратиться за защитой в наше адвокатское бюро «Антонов и партнеры». Работаем круглосуточно.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Материал подготовлен на основе научной статьи: https://cyberleninka.ru/article/n/k-voprosu-ob-uchastii-advokata-v-proizvodstve-o-primenenii-prinuditelnyh-mer-meditsinskogo-haraktera

Источник: https://pravo163.ru/uchastie-advokata-v-proizvodstve-o-primenenii-prinuditelnyx-mer-medicinskogo-xaraktera/

Некоторые проблемы производства по делам о применении принудительных мер медицинского характера

Принудительное лечение по уголовному делу


Ключевые слова: медицинский характер, РФ, дело, лицо, опасное деяние, принудительное лечение, уголовное дело, досудебное производство, психическое расстройство.

В настоящее время отдельные статьи уголовно-процессуального законодательства, регулирующие институт особого производства о применении принудительных мер медицинского характера (далее по тексту ПММХ), имеют ряд неточностей и существенных недоработок. Весьма часто вступают в противоречие с нормами уголовного и уголовно-процессуального права, также регулирующие эти специфические правовые отношения [1].

Действующее уголовное законодательство, по сравнению с УК РСФСР, определяет более широкий перечень видов ПММХ. Однако только Уголовный закон 1960 г. определил виды принудительного лечения и условия их применения [2].

Например, УК РСФСР в зависимости от характера совершённого общественно опасного деяния, а также характера и степени тяжести психического заболевания лица, его совершившего, предусматривал две принудительные медицинские меры: помещение в психиатрическую больницу общего или специального типа (гл. 6 УК). В 1988 г. в ст.

58 УК РСФСР были внесены дополнения, предусматривающие третий вид принудительных мер, -принудительное лечение в психиатрической больнице с усиленным наблюдением, не имевший аналога в прежнем уголовном законодательстве.

Результаты обобщения практики применения в 2013–2018 гг.

принудительных мер медицинского характера в Республике Коми и ряде других субъектов Российской Федерации, входящих в Северо-Западный федеральный округ, свидетельствуют о серьезных ошибках, допускаемых в ходе как досудебного, так и судебного производства по уголовным делам в отношении лиц, страдающих психическими заболеваниями.

Ошибки по таким делам, к сожалению, стали традиционными, несмотря на их небольшой удельный вес в общем объеме рассмотренных судами дел. Например, в Санкт-Петербурге в 2010 г. он равнялся 3 %, в 2011 г. — 1,86 %, в 2012 г. — 0,67 %.

В то же время весьма высока общественная опасность деяний, совершаемых лицами с психическими расстройствами. Данные проведенного исследования показывают, что 57 % из них составили посягательства на жизнь и здоровье людей, 5 % — посягательства на их половую неприкосновенность, 23,8 % — посягательства на собственность, 13,9 % — другие запрещенные уголовным законом деяния.

Осуществление производства о применении к лицу принудительных мер медицинского характера начинает осуществляться лишь в рамках уже возбужденного общего производства по уголовному делу, установленного ст.

140–148 УПК РФ, на основании вынесенного следователем постановления о возбуждении уголовного дела. УПК РФ, при этом, не содержит правовых норм, регламентирующих самостоятельный порядок возбуждения и производства о применении ПММХ [3].

Данный факт является очевидным пробелом в уголовном процессе, поскольку производство по уголовному делу и производство о применении ПММХ — это совершенно различные правовые институты, так как: 1) преследуют в результате своей деятельности совершенно различные цели; 2) в ходе проведения данных видов производств, представлены и различные участники уголовного процесса.

Очевидно, что рассматриваемое лицо может выступить в качестве участника уголовного судопроизводства со стороны защиты. Однако в гл. 51 УПК РФ правой статус данного участника процесса не определен. Недостаточно исследованы и вопросы, возникающие в связи с его вовлечением в уголовно-процессуальную деятельность.

В сложившейся непростой ситуации следственная практика компенсирует эти недостатки путем применения аналогии. В частности, установлено, что в 93,2 изученных дел лица, в отношении которых велось досудебное производство, в процессуальных документах фигурировали как подозреваемые.

Наряду с этим в изученных делах вообще не встречалась формулировка «лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние», рекомендуемая в юридической литературе.

По нашему мнению, разумно обозначить этого особого участника уголовного судопроизводства «лицом, в отношении которого ведется дело о применении принудительных мер медицинского характера». Представляется, что такая формулировка подчеркивает специфическое процессуальное положение данного лица и не позволяет отождествлять его с подозреваемым или обвиняемым.

Остается проблемным и определение момента привлечения законного представителя этого лица в качестве участника процесса. В статье 437 УПК РФ законодатель предусмотрел только основания его появления в деле.

Представляется возможным считать, что поскольку данной нормой регламентированы права законного представителя, реализация которых возможна на стадии предварительного расследования, то законный представитель должен быть допущен именно на этапе досудебного производства по делу. Однако результаты изучения практики свидетельствуют, что по 23 % дел законные представители не были допущены.

По 70 % дел это было сделано следователями параллельно с вынесением постановления о направлении уголовного дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера.

Законодателем не определены также сроки вынесения постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Это способствует необоснованному затягиванию сроков досудебного производства по рассматриваемым делам. По 35 % изученных дел эти сроки продлевались до года и более в связи «с длительным нахождением лица в болезненном состоянии».

Только по 7 % дел стационарные судебно-психиатрические экспертизы были назначены и проведены своевременно. Все это в конечном итоге препятствует своевременному получению медицинской помощи лицами, совершившими запрещенные уголовным законов деяния в состоянии психического расстройства.

Вместе с тем в большинстве случаев сомнения во вменяемости лица, в отношении которого ведется уголовное преследование, возникают уже на начальных этапах предварительного расследования.

Нередко с момента получения данных о психической неполноценности лица до вынесения постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы проходит полгода и более. По 12 % дел такая экспертиза была назначена уже судом.

Например, по уголовному делу № 2–182/03 из допроса лица 31 мая 2015 г. были получены сведения о его нахождении на учете в психоневрологическом диспансере. Однако уголовное дело прокурор направил в суд с обвинительным заключением.

27 ноября 2015 г. по ходатайству государственного обвинителя суд вынес решение о назначении судебно-психиатрической экспертизы.

Постановление о применении принудительного лечения по этому делу было вынесено только 15 апреля 2016 года [4].

Общим основанием для применения всех видов принудительных мер, указанным в ч. 2 ст. 97 УК РФ, является возможность причинения лицом иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

Однако чёткого и исчерпывающего определения понятия «опасность для себя или других лиц» пока не существует ни в одном законодательном акте.

Данное обстоятельство является следствием невозможности дать единое толкование опасности, фактически абстрагируясь от той или иной формы психической патологии.

Вопрос об общественной опасности лиц с психическими расстройствами, совершивших запрещённое уголовным законом деяние, продолжает разрабатываться в судебной психиатрии и юридической науке.

Если законодатель дифференцирует возможные виды ПММХ, то естественно возникает вопрос об определении объективных критериев назначения судом той или иной принудительной медицинской меры.

О потенциальной общественной опасности лица, нуждающегося в применении ПММХ, справедливо предлагается судить по двум параметрам: 1) характеру и степени тяжести психического расстройства как в прошлом в момент совершения общественно опасного деяния, так и во время производства по уголовному делу; 2) характеру и степени тяжести общественно опасного деяния, предусмотренного Особенной частью УК, совершённого данным лицом, при котором детально разработаны допустимые варианты их различных соотношений [5]. Действующее уголовное законодательство обходит молчанием положение о том, что о степени общественной опасности лица, нуждающегося в применении принудительного лечения, необходимо судить не по характеру совершённого им общественно опасного деяния, а по характеру и степени тяжести психического расстройства. Это приводит к разному пониманию степени опасности «для себя или других лиц» судом и экспертами-психиатрами.

Определенная специфика особого производства по применению принудительных мер медицинского характера выражается в предмете доказывания и в использовании в качестве источника доказательств показаний основного участника производства — лица, в отношении которого оно ведется.

По вопросу о предмете доказывания по делам рассматриваемой категории в литературе высказаны различные мнения. Так, А. И. Галаган пишет, что «в данном случае речь должна пойти не об «особых» предметах доказывания, а о конкретных проявлениях обобщенного понятия предмета доказывании.

Совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию по рассматриваемой категории дел, должна выводиться на основе общего положения, приведенного в ст. 15 Основ уголовного судопроизводства» [6].

Подводя итоги, следует заметить, что производство по делам о применении ПММХ является более объемным и детальным, чем обычное досудебное производство по уголовным делам, требует приложения больших умственных усилий следователем, и потому его проведение в рамках обычного уголовного дела представляется нам очевидным законодательным пробелом. Представляется, что необходимо включить в действующий УПК РФ статью, регулирующую порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования в отношении невменяемых лиц и возбуждения в отношении их производства о применении ПММХ. Данные действия будут основываться на соответствующих постановлениях следователя:

1) о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении данного лица на основании п. 248 2 ч. 1 ст. 1 24 УПК РФ;

2) о производстве о применении принудительной меры медицинского характера;

3) о признании гражданина лицом, в отношении которого ведется производство о применении ПММХ.

Литература:

1. Воронин, С.Э. Диалоги об уголовном судопроизводстве России: Монография / С.Э. Воронин. Хабаровск: Изд-во Дальневосточного института МВД РФ. 2017.

Источник: https://moluch.ru/archive/235/54447/

Автоправо
Добавить комментарий