Примеры статей в УК РФ, где преступления совершаются по неосторожности и с двойной формой вины

Двойная (сложная) форма вины

Примеры статей в УК РФ, где преступления совершаются по неосторожности и с двойной формой вины

Статья 27 УК РФ регламентирует ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины, т.е. со сложной формой вины.

Согласно этой статье, «если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

При сложной (двойной, смешанной) форме вины психическое отношение лица, совершившего преступление, к ближайшим и менее тяжким последствиям, предусмотренным статьей Особенной части УК РФ, выражается в умысле, а к более отдаленным и тяжким — в неосторожности.

Следовательно, речь идет только о преступлениях с материальными составами, в которых содержится не менее двух последствий, различных по степени тяжести и общественной опасности и разделенных по времени их наступления.

Например, это имеет место при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). В данном составе психическое отношение виновного к ближайшему последствию (причинению тяжкого вреда здоровью) выражается в умысле, а к более отдаленному (смерти) — в неосторожности.

В соответствии со ст. 25, 26 УК РФ форма вины в преступлениях с материальными составами определяется не отдельно по отношению к действию или бездействию, но и к последствию, а не только отдельно к последствию.

При наличии двух последствий форма вины определяется отдельно по отношению к каждому из них. Когда формы вины применительно к ближайшему и более отдаленному последствиям различны и выражаются соответственно в умысле и неосторожности, то налицо в соответствии со ст. 27 УК РФ преступление с двумя формами вины (или ее еще называют сложной формой вины).

Необходимо отличать сложную форму вины, характеризующую один состав преступления, от разных ее форм в двух разных составах, представляющих собой идеальную совокупность деяний и проявляющихся чисто внешне как одно преступление.

Например, виновный с целью завладения чужим имуществом, срывая с головы потерпевшего шапку, толкает его, последний падает, ударяясь головой о кромку тротуара, от чего ему причиняется перелом основания черепа, т.е. тяжкий вред здоровью.

На первый взгляд может показаться, что здесь имеет место разбой с причинением тяжкого вреда здоровью по неосторожности, т.е.

деяние со сложной формой вины (умысел в отношении хищения имущества и неосторожность применительно к тяжкому вреду здоровья потерпевшего).

Однако такое решение неправильно, ибо содеянное не является разбоем, поскольку насилие не опасно для жизни или здоровья, а представляет собой идеальную совокупность двух преступлений — грабежа с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, и причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности. В данном случае налицо два состава преступления и каждый из них с присущей ему формой вины.

Важное значение имеет теоретическое выяснение, в каких случаях исходя из описания в уголовном законе конкретных составов преступлений деяние может быть только умышленным, только неосторожным либо умышленным или неосторожным.

Анализ диспозиций статей Особенной части УК РФ позволяет констатировать, что конкретный состав с субъективной стороны характеризуется умышленной формой вины при наличии любого из следующих условий:

1) сконструирован как формальный (например, предусмотренный ст. 213, 297) или усеченный (ст. 162, 209, 210);2) в законе указано на умышленный характер данного преступления (ст. 105 — 108, 167);

3) в законе указано на цель (примечание 1 к ст. 158, ст. 158 — 162, 164) или мотив (ст. 145); 4) в законе содержится указание на заведомость (ст. 140), самовольность (ст. 330).

Следует отметить, что преступления с формальными и усеченными составами или составами, содержащими указание на цель, могут быть совершены только с прямым умыслом.

В соответствии со ст. 27 УК РФ умышленным в целом признается преступление, совершенное с двумя формами вины.

Все другие составы преступлений могут характеризоваться как умышленной, так и неосторожной формой вины.

В.П. РЕВИН

Источник: http://www.blog.servitutis.ru/?p=544

Преступления с двумя формами вины

Примеры статей в УК РФ, где преступления совершаются по неосторожности и с двойной формой вины

Иногда законодатель усиливает ответственность за умышлен­ное преступление, если оно по неосторожности причинило по­следствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существова­ние двух разных форм вины в одном преступлении. Они могут па­раллельно сосуществовать только в квалифицированных составах преступлений:

  • умысел – как конструктивный элемент основного состава умышленного преступления;
  • неосторожность – в отноше­нии квалифицирующих последствий.

Преступлений с двумя формами вины в уголовном законода­тельстве немного, и все они сконструированы по одному из сле­дующих двух типов.

Первый тип преступлений с двумя формами вины

Первый тип образуют преступления с двумя указанными в зако­не и имеющими неодинаковое юридическое значение последствия­ми. Речь идет о квалифицированных видах преступлений, основной состав которых является материальным, а в роли квалифицирующе­го признака выступает более тяжкое последствие, чем последствие, являющееся обязательным признаком основного состава.

Отдаленные последствия выступают в качестве квалифицирующего признака, существенно повышающего общественную опасность деяния. К преступлениям данного типа можно отнести:

  • ч. 2 ст. 167 УК – умышленное уничтожение или повреждение имущества, повлекшее по неосторожности смерть человека;
  • ч. 4 ст. 111 УК – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека;
  • ч. 3 ст. 205 УК – терроризм, повлекший по неосторожности смерть человека, и др.

Общими, характерными для этого вида составов признаками являются:

  1.  это преступление с материальным составом;
  2.  умыслом виновного (прямым или косвенным) охватывается деяние и близкие (обязательные для этого состава) его последствия;
  3.  отдаленные последствия являются более тяжкими и выступают в роли квалифицирующего признака;
  4. психическое отношение виновного к обязательным последствиям выражается в форме умысла, а к отдаленным – в неосторожной форме вины. В целом такое преступление считается умышленным;
  5. квалифицирующее последствие причиняет вред другому непосредственному объекту (не тому, которому причиняется вред в основном составе). Так, если основным непосредственным объектом в ч. 1 ст. 205 УК (терроризм) является общественная безопасность, то по ч. 3 этой статьи объектом будет жизнь и здоровье человека.

Второй тип преступлений с двумя формами вины

Второй тип преступлений с двумя формами вины характери­зуется неоднородным психическим отношением к действию или бездействию, являющемуся преступным независимо от послед­ствий, и к квалифицирующему последствию.

К этому типу отно­сятся квалифицированные виды преступлений, основной состав которых является формальным, а квалифицированный состав включает определенные тяжкие последствия.

Они могут указы­ваться в диспозиции в конкретной форме (например, смерть че­ловека при незаконном производстве аборта — ч. 3 ст. 123, при угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, ч. 2 ст.

211 УК РФ) либо оцени­ваться с точки зрения тяжести (крупный ущерб, тяжкие последст­вия). В составах подобного типа умышленное совершение пре­ступного действия (бездействия) сочетается с неосторожным от­ношением к квалифицирующему последствию.

Общими признаками для этих составов являются:

  1. основной состав законодательно сконструирован как формальный.

    Ответственность устанавливается за сам факт совершения общественно опасного деяния;

  2. общественно опасное действие (бездействие) совершается умышленно;
  3. квалифицированный вид преступления конструируется как материальный состав, повышающий общественную опасность деяния за счет наступления тяжких последствий (например, ч. 1 ст.

    220 УК устанавливает наказание за незаконное приобретение, хранение, использование, передачу или разрушение радиоактивных материалов, ч. 2 – за те же деяния, повлекшие по неосторожности смерть человека, т.е. материальный состав с неосторожной формой вины. В целом это – умышленное преступление).

Последствия от преступлений с формальным составом в законе описываются двумя способами. В некоторых статьях они прямо называются (смерть человека по ч. 3 ст. 206 УК – захват заложника или по ч. 3 ст. 230 УК – склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ). В других законодатель использует оценочные понятия, такие, как тяжкий вред (ч.

3 ст. 123 – незаконное производство аборта); иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 128 – незаконное помещение в психиатрический стационар и т. п.). Во многих нормах в виде отдаленного последствия указывается лишение жизни по неосторожности. Такая конструкция состава наглядно дает понятие двойной формы вины с ее характерным признаком – умышленно совершаемым деянием и допущением последствий по неосторожности.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 “О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 “О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 “О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)”

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 “О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов”

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/prestupleniya-s-dvumya-formami-vini

Две формы вины в одном преступлении по УК РФ

Примеры статей в УК РФ, где преступления совершаются по неосторожности и с двойной формой вины

Федоров П. Р. Две формы вины в одном преступлении по УК РФ // Молодой ученый. — 2016. — №28. — С. 709-711. — URL https://moluch.ru/archive/132/36877/ (дата обращения: 09.02.2020).



Согласно ст. 14 УК РФ преступным признается лишь такое общественно опасное деяние, которое совершается виновно. В большом количестве случаев преступления, предусмотренные особенной частью уголовного кодекса Российской Федерации, совершаются с какой-то одной формой вины.

Но иногда законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении.

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 года такую комбинацию называет преступлениями, совершаемые с двумя формами вины.

Актуальность данного вопроса обусловлена различным толкованием понятия двух форм вины, постоянной критикой определения, данного в статье 27 УК РФ, и множественностью предложений по ее изменению. Исходя из этого, целью данной работы является правильное уяснение и понимание сути преступлений с двумя формами вины.

После многих дискуссий и споров по поводу формулировки статьи 27 УК РФ 1996 года «Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины», эта статья была принята в следующей редакции: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно» [1]. В действующем законодательстве имеется значительный ряд составов с двумя формами вины. Таких составов после изменений и дополнений, внесенных в УК РФ Федеральным законом № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года и другими Федеральными законами, стало более пятидесяти. Все они по конструкции относятся к сложным составам с квалифицирующими признаками.

Из анализа норм, содержащихся в Особенной части УК РФ, можно назвать два вида составов с двойной формой вины. Первый вид — материальные составы с двумя последствиями, причем вторые последствия более тяжкие, чем первые, являющиеся обязательными признаками простого состава.

Более тяжкие последствия выступают в качестве квалифицирующего признака, существенно повышающего общественную опасность деяния. К ним можно отнести ч. 2 ст. 167 УК, ч. 4 ст. 111 УК и другие составы. Второй вид преступлений с двойной формой вины характерен для формальных составов, т. е.

характеризуется неоднородным психическим отношением к действию, образующему основной формальный состав, и воспроизведенному в квалифицированном составе последствию, являющемуся квалифицирующим признаком материального состава.

Последствия от преступлений с формальным составом в законе описываются двумя способами: в некоторых статьях они прямо называются, например, смерть человека по ч. 3 ст. 206 УК, в других законодатель использует оценочные понятия, такие как тяжкий вред или иные тяжкие последствия.

Во многих нормах в виде тяжкого последствия указывается лишение жизни по неосторожности. Такая конструкция состава наглядно дает понятие двойной формы вины с ее характерным признаком — умышленно совершаемым деянием и допущением последствий по неосторожности.Правовое значение двойной формы вины состоит в следующем:

  1. Анализ субъективного отношения виновного к тяжким последствиям своего действия (бездействия) позволяет решить вопрос о наличии или отсутствии состава преступления (если, умышленно причинив тяжкий вред здоровью, лицо не предвидело, не должно было и не могло предвидеть наступления смерти потерпевшего, то его нельзя привлечь по ч. 4 ст. 111 УК).
  2. Исследование субъективного содержания преступлений с двумя формами вины необходимо для их отграничения от умышленных, с одной стороны, и неосторожных — с другой в тех случаях, когда они сходны по объективным признакам, т. е., в конечном счете, для правильной квалификации.
  3. Наличие двойной формы вины в деянии, вменяемом лицу, позволяет оценить степень опасности совершаемых им действий (бездействия), что влияет на размер наказания.
  4. Учет особенностей психического отношения виновного к деянию, его основному и дополнительному последствиям влияет, с учетом мотивов преступления, на индивидуализацию наказания.

Итак, главная особенность рассматриваемых преступлений, т. е. преступлений с двойной формой вины, состоит в том, что психическое отношение виновного к основному преступлению выражается в форме прямого или косвенного умысла, а к квалифицирующему последствию — в форме неосторожности.

Положения ст. 27 УК РФ отражают реальное существование в Особенной части УК квалифицированных составов преступлений, предполагающих неоднородное психическое отношение к совершаемому преступному деянию и его последствиям, и с достаточной четкостью формулируют признаки таких составов, относящихся к вине.

Предполагается неточной лишь последняя фраза, т. к. преступления, о которых идет речь, являются умышленными не в целом, а лишь частично. Эту фразу следует, очевидно, понимать в том смысле, что совершение преступления с двумя формами вины влечет последствия, установленные законом для умышленных преступлений.

Определенная двойственность ситуации породила мнение, согласно которому законодательная оценка преступлений с двойной формой вины в целом как умышленного не отражает всего спектра различных форм вины, используемых самим законодателем при конструировании норм Особенной части УК РФ, и поэтому должна быть дополнена соответствующей законодательной оценкой в Общей части УК РФ преступлений со смешанной формой вины в целом как неосторожных. Ранее отмечалось, что существуют мнения об изменении ст. 27 УК РФ. Так, на мой взгляд, последнее предложение ст. 27 УК РФ мало согласуется с ее наименованием и содержанием. Оно вообще противоречит сути дискуссии о преступлениях с двумя формами вины, указывая на то, что в целом такое преступление признается совершенным умышленно. Возникает вопрос: а зачем тогда вообще выделять в особую группу сложных составов преступления по признаку наличия двух последствий и вины за каждое из них? В связи с этим многие ученые высказывают мнение, согласно которому отказ от выделения преступлений подобного рода в особую группу и возвращение к оценке таких деяний по правилам ч. 2 ст. 17 УК РФ («совокупностью преступлений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями настоящего Кодекса») устранит противоречия между Общей и Особенной частями УК РФ и поможет устранить разнобой в определении санкций, а также обеспечить справедливое назначение наказания. Но мне наиболее близка точка зрения В. А. Нерсесяна, который предложил свою редакцию ст. 27 УК РФ, которую я считаю более правильной и уместной по отношению к преступлениям с двумя формами вины: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются последствия, которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственностьза такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. Такие последствия повышают общественную опасность содеянного, и за факт их наступления предусмотрена повышенная уголовная ответственность» [2].

В заключение хотелось бы отметить, что, несмотря на кажущуюся простоту данного вопроса, преступления с двумя формами вины были и будут оставаться объектом различных споров и дискуссий.

И связано это прежде всего с проблемой квалификации подобного рода преступлений, т. к.

зачастую преступления с двумя формами вины квалифицируются соответствующими органами как умышленные или неосторожные преступления со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Поэтому очень важно отграничивать преступления с двумя формами вины от совокупности преступлений; от преступлений с двумя и более последствиями, являющимися альтернативными признаками одного и того же состава; от так называемых преступлений со «смешанной» формой вины, т. е.

преступлений, когда сам факт деяния образует состав определенного правонарушения, а причинение по неосторожности тяжких последствий превращает административный проступок в неосторожное преступление; а также от других преступлений, обусловленных различным комбинированием умысла и неосторожности.

Таким образом, наличие в УК РФ преступлений с двумя формами вины требует от органов, осуществляющих производство по уголовным делам, предельной внимательности при квалификации преступного деяния, т. к.

основной задачей квалификации преступлений является обеспечение истинности вывода; ошибка в оценках и выводах ведет к ошибочным юридическим последствиям, искажает действительную картину преступности, неправильно ориентирует судебно-следственные органы, а также ведет к необоснованному осуждению, либо, наоборот, неоправданному смягчению ответственности.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/132/36877/

Отдельные вопросы уголовной ответственности за преступления с двумя формами вины

Примеры статей в УК РФ, где преступления совершаются по неосторожности и с двойной формой вины

А.В.Ведищев

Аннотация. Автор статьи анализирует теоретические вопросы квалификации преступлений с двумя формами вины.

Основная проблема обозначена в наличии составов преступлений, где одновременно присутствуют формальная и материальная составляющие объективной стороны, в которых законодатель точно не установил форму вины для основного состава преступления.

Автором предложен способ устранения выявленной проблемы путем разграничения подобных смешанных составов на отдельные составы преступлений с определенной формой вины.

Ключевые слова: двойная форма вины, состав преступления, уголовная ответственность, принцип справедливости

Несмотря на свою многовековую историю, российская уголовно-правовая доктрина до сих пор не устранила все пробелы, причем не только в отношении отдельных составов преступлений, которые появляются с пугающей постоянностью и в большом количестве, но и в отношении основополагающих общих понятий. Одним из подобных общих понятий, вызывающих неумолкающий спор в научной среде, выступает вина, которая выступает в качестве одного из главных критериальных признаков при определении главных понятий уголовного права — преступления и уголовной ответственности. И, хотя разработанный в первой половине XX в. Б. С. Утевским подход к пониманию вины как основания уголовной ответственности [1, с. 59] вызывает немалую критику у современных авторов [2; 3], вина, как понятие, остается краеугольным камнем действующего российского уголовного права.

Сложность вызывает и законодательно закрепленный дуализм вины, ее неоднозначность, выраженная в наличии двух возможных форм вины — умысла и неосторожности (ст.

24 Уголовного кодекса Российской Федерации — далее по тексту УК РФ), которые в свою очередь делятся на конкретные разновидности «интеллектуальным» и «психическим» критериям.

Далее эти разновидности, или разные формы вины, могут объединяться в одном деянии, признаваемом преступным, что вызывает дополнительные сложности для понимания и квалификации содеянного.

Подобные преступления обозначают преступления с двумя формами вины (ст. 27 УК РФ). Характерный пример такого преступления — это преступление против личности, которое повлекло последствия, не охватываемые «волевым критерием» вины, например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, которое повлекло по неосторожности гибель потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ) [4].

Здесь может возникнуть ситуация, при которой необходиом решить, какая же из форм вины является определяющей при установлении степени ответственности, а значит — вида и меры наказания. Один такой спор был рассмотрен В. Ф. Щепельковым [5]. Суть дела заключалась в том, что Ф.

был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 217 УК РФ, правовая конструкция которого содержит указание на двойную формы вины, умышленную в части нарушения правил безопасности, и неосторожную — в части наступивших последствий.

Суд первой инстанции квалифицировал все деяние в целом как неосторожное и освободил Ф. от ответственности в связи с истечением срока давности.

С данным выводом не согласились суды последующих инстанций, по мнению которых двойная форма вины говорит об умышленном характере деяния в целом, что в свою очередь ведет к пролонгации срока давности. Данная позиция обосновывается ст. 27 УК РФ.

Надо отметить, что и Верховный Суд РФ, и Конституционный Суд России , не нашли каких-либо нарушений при квалификации деяния с двойной формы вины в целом как умышленного.

В то же время, если рассмотреть конструкцию состава ст. 264 УК РФ, то можно отметить, что она также содержит указание на двойную форму вины — возможность (в силу отсутствия специального указания) умышленного нарушения Правил дорожного движения и неосторожность в отношении наступивших последствий. Как отмечает З. Соктоев, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г.

, посвященного проблемам квалификации транспортных преступлений, нет разъяснений относительно субъективной стороны дорожно-транспортного преступления. При этом правоприменитель «по инерции» продолжает использовать толкование изложенное в Постановлении от 6 октября 1970 г. № 11 о том, что дорожно-транспортное преступление в целом является исключительно неосторожным преступлением [6, с. 62].

В научной литературе высказываются и доводы против признания составов с двойной формой вины в целом как умышленных.

Эти доводы обосновываются нарушением принципа справедливости, так как за неосторожность в отношении последствий лицо несет более тяжкую ответственность, чем если бы его действия квалифицировались по совокупности простого умышленного деяния в отношении основного состава и простого неосторожного деяния в отношении последствий [7, с. 31 — 32; 8, с. 40].

В связи с этим стоит заметить, что в настоящее время выделяют два главных вида преступлений с двумя формами вины, разграничиваемых в зависимости от того, выступает ли «основной» состав такого преступления формальным либо материальным, в зависимости от которого формируется сложный состав преступления с двойной формой вины относительно наступивших последствий.

В случае с материальным составом в норме указывается умысел по отношению к результатам состава «первого уровня» и неосторожность по отношению к результатам деяния «второго уровня», например, как это имеет место в конструкции части 4 ст. 111 УК РФ. К преступлениям с формальным составом можно отнести преступления, предусмотренные ст.126, 127, 127.1, 227, 230, 230.1, 230.2 УК РФ и т.д.

Но здесь также существует мнение, что в отношении результатов «второго уровня» наряду с неосторожностью возможна и квалификация как умышленного действия. В частности, это высказывается в отношении иных тяжких последствий.

применительно к п. «в» ч. 3 ст. 126, ч. 3 ст. 127 УК РФ, в отношении причинения тяжкого вреда здоровью применительно к п. «а» ч. 3 ст. 127.1 УК РФ [9, с. 49, 55, 56], тяжкие последствия по п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ [10, с. 180].

В целом, в отношении данных составов каких-либо проблем с оценкой всего состава преступления как умышленного, согласно ст. 27 УК РФ, не усматривается, так как основной состав таких преступлений всегда характеризуется прямым умыслом.

Но такие проблемы усматриваются в отношении тех составов, у которых «основная часть» содержит одновременно признаки формального и материального состава. Так, те же нормы ч. 1 ст. 217 УК РФ, ч. 1 ст. 217.1 УК РФ, и ч. 1 ст.

264 УК РФ указывают на формальность нарушения специальных правил и, одновременно, на материальность последствий такого нарушения — причинение тяжкого вреда здоровью, создание возможности причинения смерти. Тем более, что, к примеру, ч. 2 — 6 ст. 264 УК РФ отсылают только к «формальной составляющей» ч.1 данной нормы, принимая ее в качестве основы для квалифицированных составов.

Аналогичным образом построена и ст. 217.1 УК РФ. К числу подобных «формально-материальных» основных составов можно отнести и неоказание помощи больному, предусмотренное ч. 1 ст. 124 УК РФ.

Особенностью этих всех составов является то, что неосторожность в них выражена в форме небрежности, наиболее характерной формы неосторожности для составов, устанавливающих ответственность за небрежное исполнение возложенных на лицо обязанностей — оказывать помощь больному, соблюдать и контролировать соблюдение правил технической безопасности, соблюдать правила дорожного движения, хранить огнестрельное оружие (ст. 224), боеприпасы (ст. 225), нар — котические средства и прекурсоры (ст. 228.2) и т. п.

Если «основной состав» таких преступлений будет характеризоваться неосторожностью в форме небрежности, то к ним будет неприменимо положение ст. 27 УК РФ, и преступление в целом будет охарактеризовано как неосторожное.

Если же этот состав будет охарактеризован прямым или косвенным умыслом, то данные преступления будут подпадать под понятие составов с двойной формы вины, то есть — умышленными.

Последствия для этих двух вариантов будут отличаться теми же сроками давности, о которых речь шла в начале статьи.

Но при этом разграничение косвенного умысла от неосторожности вызывает определенные затруднения, и особо актуально эта проблема для составов с двойной формы вины, в связи с чем некоторые авторы предлагают вообще исключить составы с двойной формой вины из действующего уголовного законодательства [11, с. 59].

Здесь возможно предположить и иные, менее радикальные, варианты устранения выявленной проблемы:

1. Применять положения ст. 27 УК РФ избирательно, то есть, если при квалификации деяния с «двухвариантной» формой вины будет установлено, что «основной» состав имеет умышленную форму вины, то и все деяние характеризуется как умышленное, со всеми вытекающими правовыми последствиями. Если «основной» состав имеет неосторожную форму вины, то положения ст.

27 УК РФ применяться не должны. Этот вариант потребует дополнительного обоснования формы вины в каждом конкретном преступлении, отражения этого обстоятельства в итоговом решении по уголовному делу.

Против этого варианта можно указать на неоднородность правовых последствий для одних и тех же составов преступлений, что, как представляется, будет противоречить принципу справедливости (ст.5 УК РФ);

2. Определить во всех основных составах с «неопределенной» формой вины, то есть, допускающих совершение преступления как умышленно, так и по неосторожности, форму вины, то есть разграничить ответственность за умышленное и неосторожное деяние.

Тем самым будет произведена дифференциация схожих по объективным признакам, но различающихся по степени общественной опасности, в силу различных субъективных признаков, деяний.

Единственным возражением здесь может быть обоснование для различных видов ответственности для внешне одинаково выраженных противоправных деяний, имеющих, кроме того, и одинаковые материальные последствия.

Для остальных составов преступлений, в которых «основной состав» характеризуется только как умышленный, а «вторичный» состав — как умышленный или как неосторожный, должна применяться ст. 27 УК РФ, устанавливающая правило о признании таких преступлений как совершенных умышленно полностью.

Таким образом, для правильной квалификации составов преступлений, в которых законодатель допускает возможность неосторожной вины в отношении наступивших или могущих наступить последствий во главу угла необходимо поставить первичное преступление и точно установить форму вины в отношении «первичного» или «основного» формального состава преступления. Как представляется, определенность с формой вины, кроме соблюдения принципа справедливости, также необходима при определенной категоризации преступлений (ст. 15 УК РФ) и определении ответственности за неоконченное преступление (ст. 30 УК РФ) и соучастие в преступлении (ст. 32 РФ).

Литература

1. УтевскийБ. С. Вина в советском уголовном праве. М.: Госюриздат, 1950. 319 с.2. Гладких В. И. Приглашение к дискуссии: все ли нас устраивает в современных формах вины и практике их применения? // Российский следователь. 2016. № 3. С. 27 — 33.3. Юрчак Е. В.

Концепции вины в юридической науке // Актуальные проблемы российского права. 2015. № 7. С. 21 — 25.4. Иванова Л. В. Психическое отношение лица к последствиям в преступлениях против личности, совершаемых с двойной формой вины // Российский следователь. 2017. № 5. С. 31 — 335. Щепельков В. Ф.

О форме вины в преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 217 УК РФ // Журнал российского права. 2017. № 6. С. 89 — 976. Соктоев З. О взаимообусловленности причинной связи и вины в дорожно- транспортных преступлениях // Уголовное право. 2013. № 4. С. 62 — 67.7. Колочков Е. Д.

Проблемы уголовной ответственности за насильственные преступления против половой свободы и половой неприкосновенности, сопряженные с причинением смерти человеку // Российский следователь. 2017. № 14. С. 30 — 32.8. Яни П. С. Состав нарушения специальных правил безопасности: форма вины // Законность. 2016. № 6. С. 39 — 43.9.

Уголовное право. Особенная часть / Под ред. А.И. Чучаева. М.: Проспект, 2015. 704 с.10. Дубовиченко С. В.

Спорные вопросы субъективной стороны преступления в новом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. 2015. № 2. С. 178 — 182.

11. Лукьянов В. Исключить из УК статью об ответственности за преступления с двумя формами вины // Российская юстиция. 2002. № 3.

Источник: Научно-практический журнал «Северо-Кавказский юридический вестник», 2019, № 1

Источник: https://zakoniros.ru/?p=33403

Автоправо
Добавить комментарий