По какой статье судить

И сказали хором — вор он: авторитетов будут судить за статус

По какой статье судить

На протяжении последних десятилетий в российском правосудии складывается такая практика, что лидеры преступных группировок, в первую очередь общеуголовной направленности, остаются в стороне от преступлений, организаторами которых чаще всего являются.

Поэтому воров в законе в стране задерживают за какую-то ерунду вроде хранения наркотиков, оружия или вовсе за административные проступки.

На этом фоне привлечение одной из центральной фигур в криминальном мире Шакро Молодого (по паспорту Захарий Калашов) — стало событием из ряда вон выходящим. А ведь так быть не должно — посчитали авторы законопроекта об ужесточении ответственности для лидеров организованной преступности.

Документ, внесенный российским президентом в парламент, уже одобрила Госдума в первом чтении. Как будет действовать механизм по сдерживанию воровского хода, разбирались «Известия».

Документ, который может стать переломным в борьбе с оргпреступностью, был внесен российским президентом Владимиром Путиным 14 февраля. По замыслу составителей документа, закон поможет пресечь устоявшуюся практику, когда лидеры преступной иерархии благодаря своему положению уходили от уголовной ответственности.

В Уголовном кодексе и раньше, еще с 2009 года, существовала статья для главарей ОПГ и преступных сообществ — 210 УК РФ, но привлечь по ней топ-менеджеров мафии было крайне сложно.

Ответственность наступала только в случае, если лицу доказывали помимо организации преступного сообщества совершение хотя бы одного тяжкого или особо тяжкого преступления.

«При этом уголовная ответственность за сам факт лидерства такого лица в преступной иерархии не предусмотрена», — говорится в пояснительной записке.

Этот недочет законотворцам предложили исправить и ввести статью 210 прим. 1 УК РФ — «Занятие высшего положения в преступной иерархии». Санкция статьи предусматривает от восьми до пятнадцати лет плюс штраф до пяти миллионов рублей.

Отдельно законотворцы собираются выделить понятие «участие в собрании» главарей и топ-менеджеров.

Речь идет как о сходках, так и о закрытых конференциях, на которых руководство преступных сообществ собирается «в целях координации действий организованных групп, создания устойчивых связей между ними, разработки планов и создания условий для совершения преступлений, раздела сфер преступного влияния и преступных доходов между преступными сообществами (преступными организациями) и их участниками».

Помимо новшеств, законодатель усиливает действующее наказание. Так, законопроект увеличивает действующие размеры штрафов, сроки ограничения и лишения свободы по статье 210 УК РФ.

«Согласно законопроекту лицу, совершившему преступление, предусмотренное частью четвертой статьи 210 и (или) статьей 2101 Уголовного кодекса Российской Федерации, не может быть назначено наказание ниже низшего предела или назначен более мягкий вид наказания, чем это предусмотрено данными статьями. Исключается также возможность применения условного осуждения», — говорится в пояснительной записке.

Не исключено, что правильное применение норм избавит отечественную правоохранительную систему от постыдных фактов, когда управленцев (смотрящих и воров в законе) привлекали за пустяковые преступления вместо того, чтобы вменять соучастие в десятках и сотнях преступлений в роли организаторов.

Дело Шакро Молодого стало, пожалуй, одним из редких случаев, когда серьезного босса упекли за серьезное преступление.

«Совершенно очевидно, что организованная преступность является ключевым и самым опасным звеном всего преступного мира. Поэтому любые инициативы, направленные на борьбу с данным злом, только могут приветствоваться.

Тем более что, если обратиться к официальной статистике, то количество тяжких и особо тяжких преступлений в 2018 году, совершенных организованными группами или преступными сообществами, выросло по сравнению с 2017 годом на 17,6 % и составило 15 141 преступление», — рассказал «Известиям» исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений Матвей Гончаров.

Архивы РУБОПа пылились не зря

По мнению специалистов в области отечественного уголовного права, нововведение — безусловный шаг вперед для борьбы с непосредственными руководителями криминалитета.

«Сама норма, хоть и не бесспорна, но закону не противоречит, как и логике привлечения к ответственности. Положительный отклик она получила в Верховном суде, правительстве и Генпрокуратуре.

Она лишь конкретизирует что роль лидеров преступных сообществ должна быть более весомой, нежели простое участие в группировках, исходя из их более серьезной, объединяющей роли.

Посыл у нормы, безусловно, правильный», — считает адвокат Александр Иноядов.

https://www.youtube.com/watch?v=wAyA-W3NVcQ

Он остроумно заметил, что как минимум норма будет демотивировать представителей преступного мира бороться за господство и передел сфер влияния. Вероятно, разумное большинство предпочтет отсидеться в «заместителях».

Кроме того, считает Иноядов, сам факт принятия нормы, введения ее в действие повлияет на присутствие воров в законе в стране. «Не исключено, что определенная группа граждан переместится в другую юрисдикцию. Однозначно и то, что будут усилены меры конспирации, применяемые в преступных сообществах», — говорит собеседник «Известий».

Любопытно, что будет положено в основу доказательств? Скорее всего, это будут материалы оперативно-разыскной деятельности: прослушивание телефонных переговоров, наблюдение, показания других членов сообщества.

«Вероятно, у силовиков уже имеется фокусная группа представителей криминального мира, в отношении которых эта норма может быть применена.

Закон здорово облегчит процесс доказывания их вины — не нужно будет тратить силы и средства на обвинения в конкретном преступлении. Достаточно будет установить факт того, что лицо занимает руководящую роль.

По сути уменьшается объем доказательств», — говорит Александр Иноядов.

На сегодняшний день, считает адвокат, с внешней стороны, без показаний членов банды доказать управленческие действия лидера ОПС при совершении конкретного преступления — при условии соблюдения преступниками мер конспирации — невозможно. Поэтому закон даст правоохранителям недостающий инструмент для того, чтобы криминальные генералы не оставались безнаказанными.

Любопытно, что защита в суде по таким процессам будет строиться на отрицании факта лидерства в преступном сообществе. В криминальной субкультуре, во всяком случае на сегодняшний день, вор в законе не может открещиваться от своего статуса.

Критики переживают за бизнес

В среде практикующих юристов, в частности, у адвокатов законопроект вызвал противоречивый отклик.

«В том виде, в котором он внесен, на мой взгляд, законопроект принимать преждевременно. Опасность кроется в оценочных формулировках. Взять хотя бы «занятие высшего положения в преступной иерархии» (речь о новом составе статьи 210 прим. 1. — Прим. «Известий»).

Что такое высшее положение? Кто это определяет? Опять же, нет документа, который четко определяет преступную иерархию. Я, например, не слышал ни о каких нормах, табелях о рангах, конкретизирующих роли в преступном мире.

Введение такой правовой конструкции отдает все на откуп правоприменителю», — считает адвокат Евгений Корчаго.

По его мнению, еще одна проблема новых составов — лишение возможности рассматривать такие дела судом присяжных.

«Если бы статья о занятии высшего положения в преступной иерархии была бы отнесена к судам присяжных, то тогда ее отрицательный эффект был бы ниже.

В этом случае правоохранительным органам пришлось бы по-настоящему доказывать, что есть преступная иерархия, что человек занимает в ней существенное положение.

Сегодня, когда действующую статью 210 УК РФ исключили из категории дел, рассматриваемых присяжными, начали применять в качестве довеска… к предпринимательским составам», — считает Корчаго.

Адвокат подчеркнул, что не сомневается в искренних намерениях законотворцев приструнить криминалитет воров в законе, а не предпринимателей.

«Речь о том, что техника, в которой оформлен законопроект, — дубинка в помощь правоохранителям, чтобы кошмарить бизнес», — резюмировал собеседник «Известий».

Правозащитники, впрочем, беспокоятся не только за бизнесменов, но и за отошедших от дел авторитетов. Вызывает вопрос у адвокатов временное действие статуса лидера преступной группировки, который вводится в Уголовный кодекс.

«Человек, может быть, в отставку ушел, то есть был вором в законе. Его можно привлечь к ответственности. Более того, нет тяжких последствий, принципы вины не установлены.

Любое наказание должно быть за деяние либо бездействие, которое принесло преступный результат.

В данном случае, если человек занимает в иерархии определенное положение, но не совершает преступных действий, [он] уже понесет уголовную ответственность», — поделился своими опасениями с bfm.ru адвокат Владимир Жеребенков.

Нарушить молчание

Если вдуматься, то предложенный законопроект говорит о том, что сухим из российской мафии никому выйти не получится — либо нары, либо кресло свидетеля на процессе в отношении бывших «соратников». Это важнейшая перемена в подходе к расследованию.

Законопроект делает управленцу-члену мафии предложение, от которого он не сможет отказаться, если решает отойти от дел.

 Законодатель освобождает человека от уголовной ответственности за участие в преступном сообществе и даже за совершенные в его составе преступления, но требует в обмен отступничества: добровольно прекратить участие в организации, сообщить о собрании лидеров, способствовать раскрытию и пресечению деятельности ОПГ.

Вероятно, что разработчики нововведения в уголовном законодательстве вдохновлялись в том числе зарубежным опытом 50-летней давности. В октябре 1970 года в США был принят знаменитый закон RICO (The Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act — англ. Закон о борьбе с оргпреступностью и коррупцией).

Норма позволила преследовать криминальные анклавы, в первую очередь итальянские мафиозные кланы, путем выявления в их структурах признаков преступных сообществ. В дальнейшем силовики доказывали суду лишь принадлежность конкретного человека к организации, и он получал внушительное наказание.

В то же время тем гангстерам, кто готов был пойти на сделку, правосудие делало послабления. Так в США удалось ликвидировать «Коза Ностру».

Американский закон вынудил сторонников мафии отказаться от их главной идеологической основы — кодекс молчания или кодекса чести Омерта (итал. omertà — взаимное укрывательство, круговая порука).

Эти неписаные правила близки к так называемым понятиям в среде русскоязычной оргпреступности, а также взращенной на их почве молодежной субкультуре АУЕ (арестантские уклад един).

Омерта включает в себя следующие постулаты: есть только одна причина покинуть организацию — смерть; обидчик одного члена организации обижает всю организацию; правосудие вершит только организация; члены организации подчиняются главе организации беспрекословно; предательство карается убийством предателя и всех его родственников; под предательством когда-то подразумевалось даже произнесение любых слов в стенах тюрьмы во время следствия.

Источник: https://iz.ru/851815/ivan-petrov/i-skazali-khorom-vor-avtoritetov-budut-sudit-za-status

Статья «Доведение до самоубийства». Как она работает? — Meduza

По какой статье судить

Филипп Будейкин, проходящий по делу так называемых «групп смерти» «ВКонтакте», 16 ноября арестован судом — петербуржец проходит по делу о «доведении до самоубийства» подростков в интернете.

Соответствующий уголовный состав закреплен в 110 статье УК и применяется хоть и нечастно, но регулярно: в 2013 году по ней осудили 33 человека, в 2014-м — 17 человек, в прошлом году — еще 15.

«Медуза» выбрала несколько показательных случаев, демонстрирующих, кого именно в России судят за доведение до самоубийства.

Учительница и ученик

В 2007 году после долгого разбирательства Красносельский суд Петербурга вынес решение по нашумешему делу учительницы Веры Новак — она была приговорена к четырем годам условно; кроме того, должна была выплатить пострадавшим 300 тысяч рублей.

Новак признали виновной в доведении до самоубийства ученика Романа Лебедева. В 2005-м четырнадцатилетний Роман покончил с собой, бросившись под поезд. В предсмертной записке он утверждал, что не может больше терпеть унижения со стороны своей классной руководительницы.

Сама учительница свою вину полностью отрицала. 

По мнению следствия, в этой истории были и другие пострадавшие: по крайней мере, двое одноклассников Романа Лебедева подтвердили, что учительница Новак оскорбляла и унижала детей (всего следствие доказало 15 эпизодов избиения детей и оскорблений в их адрес). 

На суде бабушка погибшего школьника рассказывала, что, пока шло следствие, ей и ученикам, давшим показания, неоднократно угрожали, их оскорбляли и унижали.

Кроме того, сотрудники школы, в которой учился Лебедев, распространяли ложные сведения о том, что мальчик употреблял наркотики, был игроманом и задолжал крупную сумму денег.

Помимо приговора учительнице Вере Новак суд вынес частное определение: в школе царит нездоровая, пагубно влияющая на психическое здоровье детей обстановка. Кто и что должен с этим делать, суд не уточнил. 

Родители и сын

В октябре 2010 года Новосибирский областной суд признал супружескую пару виновной в доведении до самоубийства своего девятилетнего сына. Следствию удалось доказать, что мама и папа систематически избивали ребенка, обзывали его, заставляли выполнять работу, часто непосильную.

По версии следствия, последней каплей стало уличное происшествие: девятилетний мальчик задел и уронил на улице чей-то мопед. Хозяин мопеда стал требовать от родителей возмещения ущерба, те, в свою очередь, обрушили гнев на ребенка.

Как было сказано в сообщении прокуратуры, «зная, что за этим последует суровое наказание от родителей, ребенок 19 октября 2009 года покончил жизнь самоубийством».

Суд приговорил мать ребенка к четырем годам заключения, а отца — к 5,5 года лишения свободы в колонии общего режима.

Интернет-травля

Суд по одному из первых российских дел о доведении до самоубийства в интернете, о котором стало известно широкой публике, завершился в декабре 2011 года в Сочи.

31-летняя Анна Симоненко обвинялась в том, что зарегистрировалась в социальной сети «» под разными вымышленными именами, чтобы отомстить бросившему ее возлюбленному.

На странице юноши, который в момент ссоры с Симоненко только что вернулся из армии, женщина публиковала информацию о том, что он придерживается «нетрадиционной сексуальной ориентации».

В результате бывший возлюбленный Симоненко решил, что его честь опорочена и он должен покончить жизнь самоубийством. Об этом он не раз говорил своим близким. 21 марта 2010 года молодой человек исполнил свое намерение и повесился.

https://www.youtube.com/watch?v=t107_6VT6-Y

В ходе следствия было установлено, что Анна Симоненко, в прошлом занимавшаяся проституцией, познакомилась с молодым человеком, когда ему было 16 лет. Вскоре после этого знакомства его призвали в армию. Вернувшись, юноша узнал, что Симоненко беременна, и девушка заявила, что именно он — отец ребенка.

Тот факт, что молодой человек провел больше года в армии, да еще и (по утверждению СК РФ по Краснодарскому краю) был бесплодным из-за перенесенной в детстве операции, Симоненко не смутил.

Сперва она вынудила родственников юноши дать ей четыре с половиной тысячи рублей на аборт, а затем стала преследовать молодого человека в «Одноклассниках».

Суд приговорил Анну Симоненко к году и девяти месяцам колонии-поселения и штрафу в размере 800 тысяч рублей.

Свекровь и невестка

В 2014 году в Ростовской области свекровь получила шесть месяцев колонии за доведение невестки до самоубийства. Жительница Песчанокопского района Ростовской области Наталья Волошина после свадьбы сына осталась жить вместе с молодой семьей.

Как выяснило следствие, на протяжении почти двух лет (с апреля 2012 года по июнь 2014-го) этой сложной семейной жизни Волошина постоянно унижала невестку: оскорбляла ее, нецензурно бранила, требуя, чтобы женщина отказалась от родительских прав на собственного ребенка.

По сообщениям прокуратуры, Волошина также неоднократно предлагала невестке свести счеты с жизнью, чем «ввела ее в состояние острой безвыходности», которое, как выразилась старший помощник прокурора Ростовской области по взаимодействию со СМИ Оксана Сухарева, «возникло на фоне хронического и постоянно нарастающего психического напряжения».

В результате 6 июня 2014 года невестка Волошиной не выдержала травли и повесилась в своем доме. Трехлетняя дочка Волошиной — после того, как ее бабушку отправили в колонию-поселение — осталась жить с отцом.

Следователь и начальство

13 октября 2016 года специальная комиссия завершила расследование причин самоубийства следователя отдела полиции № 1 Уфы. За полтора месяца до того, 22 августа, 34-летний мужчина покончил с собой в своем рабочем кабинете. На видео, опубликованном на его странице в соцсети, следователь сообщал, что это решение связано с усталостью и разногласиями с руководством. 

По этому факту было возбуждено уголовное дело по статье «доведение до самоубийства» — однако специальная проверка состава преступления не выявила: как сообщили в пресс-службе МВД по Башкирии, «вины непосредственного руководителя следственного подразделения и руководителя территориального отдела полиции в самоубийстве сотрудника не установлено». Тем не менее бывшего руководителя суицидента уже после того, как уголовное дело было закрыто, перевели на новое место работы.

Источник: https://meduza.io/feature/2016/11/22/statya-dovedenie-do-samoubiystva-kak-ona-rabotaet

Не инструмент репрессий. Как судят за оскорбление чувств верующих

По какой статье судить

“Худший прогноз не оправдался, однако свобода выражения и право на насмешку по-прежнему не гарантированы”. К такому выводу пришли эксперты Международной правозащитной группы “Агора”, опубликовавшие доклад (полный текст, pdf) о практическом применении в России статьи об оскорблении чувств верующих.

Поправки в 148-ю статью УК РФ, которые установили наказание до двух лет лишения свободы за оскорбление чувств верующих, внесли летом 2013 года, вскоре после начала дела Pussy Riot. Тогда трех девушек за панк-молебен “Богородица, Путина прогони” в храме Христа Спасителя в Москве обвинили в хулиганстве, однако это только подогрело дискуссии о необходимости наказания за критику церкви.

Доклад “Агоры” – первая попытка проанализировать практику уголовных дел по 148-й статье УК РФ.

Как пишут авторы исследования со ссылкой на статистику судебного департамента, с 2014 года в России было вынесено 27 приговоров за оскорбление чувств верующих.

Наибольшее число осужденных пришлось на 2017 год – 10, в 2018-м их было 8. При этом, в основном, по наблюдениям “Агоры”, судят за перепосты картинок в Интернете и за слова, написанные в сети.

Дамир Гайнутдинов

Юрист “Агоры”, автор доклада Дамир Гайнутдинов в интервью Радио Свобода рассказал подробнее о том, почему возникла необходимость проанализировать применение этой статьи и почему не стоит ожидать ее декриминализации:

Было ощущение, что пик применения этой статьи прошел

– Мы этой темой занимались довольно давно, у нас в производстве были дела об оскорблении чувств верующих, были дела, связанные с религией.

С точки зрения анализа практики применения, мне не удалось найти в свободном доступе никаких материалов на эту тему, а было интересно посмотреть, потому что довольно много времени уже прошло с поправок в Уголовный кодекс.

Было ощущение, что пик применения этой статьи прошел, и как будто на спад пошла практика. Мы решили проверить, так ли это действительно. Я начал искать все материалы дел по 148-й. И то, что удалось найти, мы обобщили в одном документе и свели вместе.

– Подтвердилась ли гипотеза о том, что пик прошел? Можно ли говорить о либерализации?

– Не совсем так. Речь не идет о том, что 148-я статья стала применяться мягче, потому что статистика этого не подтверждает. По данным Судебного департамента, по этой статье до конца 2018 года было 27 приговоров. Но сама 148-я статья направила практику от развилки, которая началась с дела Pussy Riot, по более мягкому варианту.

То есть то, что изначально подавалось обществу как ужесточение, по сути, обернулось смягчением практики. А количество приговоров с тех пор, как в 2016 году начался рост, – 6, в 2017 – 10, в 2018 – 8 – не такое большое, чтобы делать выводы о какой-то динамике.

Эта статья не стала массовой, и она не стала инструментом репрессий, как ожидалось.

Pussy Riot на Красной площади в Москве, 2012 год

– Судя по статистике, которую вы публикуете в докладе, наибольшее число приговоров – десять – суды вынесли в 2017 году. Этому есть какое-то объяснение, или это просто случайность?

– Судя по всему, это действительно случайность. На самом деле, за несколькими исключениями, это, в основном, дела проходные, не суперрезонансные, если не считать дело Соколовского, которому вменили явно в довесок, потому что могли. Я не могу сказать, что в 2017 году была какая-то кампания по защите чувств верующих.

– Если говорить в целом об этих делах, что можно о них сказать? Может быть, можно выделить какие-то наиболее абсурдные?

– Мне кажется, они все довольно странные, судя по описанию фабулы. Показательна история Виктора Краснова в Ставрополе о том, что “Бога нет”: в фабулу дела вошла эта фраза. А речь там шла о дискуссии “ВКонтакте” по поводу роли женщины, в которую включились активно несколько граждан, которые продвигали традиционные ценности.

Краснов возразил им с точки зрения атеиста. Понятно, что в таких дискуссиях люди, как правило, выражения не выбирают, и стороны довольно резко в отношении друг друга высказывались. Эта история показательна с той точки зрения, что бытовой разговор нескольких человек, оказавшись в Интернете, сделал возможным применение статьи Уголовного кодекса.

Когда те же самые разговоры ведутся на лавочке во дворе, ничем не заканчиваются. Из них всех, пожалуй, буквально 2–3 эпизода, когда речь шла о каких-то активных действиях в отношении почитаемых каких-то объектов.

В Калмыкии было дело о хулиганских действиях в буддистском храме, в Кировской области – об осквернении Поклонного креста на въезде в город, к которому местные жители приколотили чучело, и, пожалуй, все.

А все остальное практически – это Интернет. И это вполне укладывается в рамки общего давления на свободу слова онлайн. Как правило, этими делами занимаются те же Центры “Э”, расследуются они точно так же, как дела о возбуждении ненависти и вражды (ст. 282 УК РФ).

Все эти истории до появления новой редакции 148-й статьи, скорее всего, проходили бы по разряду возбуждение вражды и ненависти по религиозному признаку, то есть 282-я статья.

Технология та же самая, но появилась возможность вещи, связанные с религией, квалифицировать не по 282-й, а по 148-й.

Руслан Соколовский играет в игру Pokemon Go в церкви

Это возможность для произвола и возможность для давления следователя на обвиняемого

– Но при этом по 282-й наказание строже. Как часто вместо 148-й статью могли вменить 282-ю? На чем основан выбор?

– В том-то и дело, что 282-я более тяжкая. Ее ужесточали примерно в это же время в 2014 году, то есть преступления по 282-й статье перешли из категории небольшой тяжести в категории средней тяжести. Поэтому мы и говорим о том, что де-факто получилось такое смягчение практики. Но если смотреть статистику дел по 282-й статье, а их гораздо больше, то там довольно много религиозных вопросов.

И такое ощущение, что выбор статьи является исключительно прерогативой следователя, который квалификацию осуществляет и предъявляет обвинение. С этой точки зрения, нельзя предугадать по 282-й или по 148-й будет возбуждено дело, если речь идет о публикациях в Интернете. Это возможность для произвола, с другой стороны, возможность для давления следователя на обвиняемого – это предмет для торга.

– Я правильно понимаю, что по 148-й не было ни одного реального срока?

– Нет, не было. В основном обязательные работы, условное лишение свободы…

– С вашей точки зрения, почему? Боятся сажать за религию?

– Потому что она сама по себе мягче. Там санкция меньше. И не будут сразу назначать максимальное наказание. Единственная статья из новых, по которой сразу же начали давать максимальные сроки, – это статья о призыве к нарушению территориальной целостности, 280.

1 УК РФ, и там сразу максимальный срок – три года лишения свободы получил Рафис Кашапов. А здесь… Если посмотреть статистику, первые годы было по одному-два приговора. Это явно осторожное опробование. Они прошли, устояли апелляции, можно дальше.

И вот это направление, стандарт, складывающаяся практика, наверное, и обусловила дальнейшее развитие.

– С вашей точки зрения, есть ли какие-то предпосылки к тому, чтобы эта статья была выведена из Уголовного кодекса?

– Я думаю, что нет. В пользу версии о том, что она останется в таком виде в Уголовном кодексе, как раз говорит то, что эта статья ушла из фокуса общественного внимания.

Условная либерализация статьи 282-й была обусловлена общественным резонансом и готовностью Европейского суда. Даже чиновники были вынуждены признать, что палку перегнули.

А тут – дел немного, практика не расширяется, наказания не чрезмерные, с точки зрения общества. Я думаю, что этот статус-кво сохранится пока, – заключает Дамир Гайнутдинов.

Источник: https://www.svoboda.org/a/29940416.html

«Они судорожно искали, до чего бы еще докопаться». Почему студента ВШЭ Егора Жукова задержали по делу о «массовых беспорядках», а судят за экстремизм

По какой статье судить

​«По статье о массовых беспорядках, которая предполагает вообще-то насилие и поджоги, люди уедут лет на пять за лозунги. Что, как ни это, является полноценным определением понятия “политические репрессии”? В общем, тотальное и полное единение силовиков.

Единение в желании уничтожить нас с вами, — рассуждал в своем ютуб-канале об итогах московской акции 27 июля студент четвертого курса программы “Политология” Высшей школы экономики Егор Жуков. — На кого же надеяться? Кто поможет нам в эти фундаментальные моменты развития русской истории? Никто.

Только мы есть друг у друга». 

Это последнее видео, которое сам Жуков успел опубликовать на канале, насчитывавшем на тот момент 113 тысяч подписчиков.

На следующий день, 2 августа, к нему домой пришли с обыском по тому самому делу о массовых беспорядках (статья 212 УК), а к вечеру Пресненский суд отправил 21-летнего студента в СИЗО.

Никакие конкретные действия Жукову не вменялись, следователь лишь упоминал видео, на котором «указанные лица делают жесты направо». 

Студенты ВШЭ организовали группу поддержки Жукова сразу же, как только появились новости о его задержании. Они проводили пикеты у здания ГУ МВД по Москве на Петровке, объявили сбор денег на передачи и оплату услуг адвокатов.

Открытое письмо в поддержку Жукова подписали почти пять тысяч человек.

В суде за него поручились 612 человек, среди них — рэпер Оксимирон (Мирон Федоров), главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, проректор ВШЭ Валерия Касамара и актриса Чулпан Хаматова. 

Почти месяц студент провел в СИЗО. За это время следователи изъяли из университета его личное дело и курсовые работы, а видео из «Блога Жукова» решили проверить на экстремизм. Дома у молодого человека провели повторный обыск — забрали пустой диск, две флешки, либертарианский флаг и фигурки лягушек (последние два предмета — реквизит, использовавшийся в роликах Жукова). 

Вскоре, 3 сентября, следствие попросило перевести Жукова под домашний арест, суд согласился. Против студента прекратили дело о «массовых беспорядках», но тут же ему предъявили новое обвинение — в призывах к экстремизму в интернете (часть 2 статьи 280 УК). 

«Товарищ майор, это видео носит ознакомительный характер»

Согласно обвинительному заключению, с которым ознакомилась «Медиазона», претензии следствия вызвали четыре видео Жукова: «Митинг 4 октября, или Как сливают протест», «Бойкот выборов — это лишь начало», «Мирная революция возможна (доказательства)» и «Митинги? Что дальше?». Два последних ролика начинаются с дисклеймера: «Товарищ майор, это видео носит ознакомительный характер и не преследует цель кого-либо к чему-либо призвать». 

В первом видео Жуков критикует акцию 7 октября 2017 года, когда сторонники Алексея Навального вышли на улицу с требованием допустить политика до президентских выборов. В остальных трех студент объясняет, почему акции гражданского неповиновения, по его мнению, эффективнее политического насилия. 

По версии обвинения, эти видео Жуков публиковал, чтобы «привлечь неограниченный круг лиц к своей экстремистской деятельности, направленной на дестабилизацию общественно-политической обстановки в Российской Федерации».

При этом студент, считает обвинение, испытывал «чувство политической ненависти и вражды к существующему в Российской Федерации конституционному строю», осознавал «общественную опасность» своих действий и предвидел «неизбежность наступления общественно-опасных последствий в виде разрушения общественных отношений, складывающихся по поводу охраны конституционного строя, политической системы и безопасности». 

Эти выводы сделаны на основании комплексной судебной экспертизы, которая показала, что в ролике о митинге 7 октября содержится «призыв к борьбе с властью в России с произвольным выбором формы протеста, в том числе действиями насильственного характера, в частности, насильственному захвату власти и вооруженному мятежу». В остальных видео, говорится в обвинительном заключении, есть «призывы к препятствию работы учреждений, в том числе избирательных комиссий, и мятежу, совершаемым по мотивам политической ненависти или вражды». 

Жуков вину не признал и в своих показаниях отметил, что он «противник любых насильственных форм протеста, поэтому никогда не мог призывать людей к насильственному свержению конституционного строя». 

«Лишь бы не дать Егору просто так спокойно уйти»

Среди доказательств по уголовному делу Жукова числятся либертарианский флаг и фигурка трех лягушек — тот самый реквизит, который забрали при повторном обыске.

Адвокат студента Леонид Соловьев из международной правозащитной группы «Агора» считает, что это незаконно: обыск проводили в рамках дела по статье о «массовых беспорядках», а значит, изъятые предметы могли стать доказательствами только по этому обвинению. 

«Мы везде в суде говорили, что они [следователи] уже на момент [проведения повторного обыска и изъятия курсовых работ] понимали, что обвинение по 212-й уже не состоится, что все близится к освобождению и так далее.

Они судорожно искали, до чего бы еще докопаться, какое бы еще обвинение предъявить. Это абсолютно незаконно, потому что в рамках одного дела можно расследовать только то обвинение, которое предъявлено .

Мы бы очень хотели, чтобы они это как-то обосновали, но напрашивается только один ответ — лишь бы не дать Егору просто так спокойно уйти», — говорит Соловьев. 

Почти одновременно с Жуковым СК снял обвинения в участии в массовых беспорядках еще с четверых фигурантов «московского дела» — Сергея Абаничева, Даниила Конона, Валерия Костенка и Владислава Барабанова. Все они вышли на свободу; Жуков стал единственным, кому предъявили новое обвинение. 

Адвокат Соловьев связывает это с политической деятельностью своего подзащитного: «Все остальные ребята не настолько активно занимаются политической работой, а здесь плюс еще и блог. И, в общем-то, популярность его очень сильно возросла за это время».

По мнению защитника, сыграло роль и то, в каком свете выставили Жукова в своих репортажах о событиях 27 июля государственные телеканалы. Например, НТВ в своей программе сообщал, что Жуков «давно известен своими призывами к революциями».

«Организовывать протестные мероприятии», добавлял телеканал, Жукова научили в Черногории на «форуме молодых лидеров, организованном Демократическим институтом США».

Кроме того, весной студент летал в Ригу на конференцию «Открытой России» Михаила Ходорковского. 

«Скажем так, здесь уже все разделяется на плоскость строго формально юридическую и неформальную, — рассуждает адвокат Соловьев.

— То есть, наверное, в головах у тех, кто принимает решение, находится такая мысль: он является координатором каких-то протестов, чему-то учился, связан с Ходорковским и так далее, но при этом мы это как-то доказать не можем, так давайте хоть что-то за уши притянем, и вот будет ему такое вот наказание и такой вот урок. Мне кажется, что такая логика прослеживается: мы знаем, что преступник, знаем, что иностранный агент и все прочее, но доказать не можем, поэтому хоть что-нибудь да притянем». 

В деле Егора Жукова пять томов. Сам студент и его адвокаты начали знакомиться с материалами на следующий день после завершения следствия, 28 октября.

По словам адвоката Ильи Новикова, уже на третий час следователь сказал, что ознакомление затягивается и решил через суд ограничить Жукова и его защитников в сроках.

Судья Басманного суда Артур Карпов это ходатайство поддержал и дал на ознакомление один день. 

Адвокат Новиков подал жалобу в Мосгорсуд. Он ссылался на приложенный к материалам дела график ознакомления, согласно которому адвокат Соловьев, например, прочитал первые 211 страниц дела за пять минут. Однако Мосгорсуд оставил решение Карпова без изменений.

Редактор: Дмитрий Ткачев

Источник: https://zona.media/article/2019/12/03/zhukov

Ради прибора пошел под статью: за что судят седовласого профессора КНИТУ-КХТИ?

По какой статье судить

Доктору наук Руслану Гарипову грозит 4 года за «схемотоз» во имя закупки уникального анализатора. Себе он ничего не присвоил

Вахитовский райсуд приступил к рассмотрению дела завкафедрой технологии полиграфических процессов и кинофотоматериалов Руслана Гарипова.

В 2014 году он уговорил руководство вуза купить уникальный американский прибор за 2,8 млн рублей. Оперативно исполнить заказ не удалось, рубль обвалился, а прибор вырос в цене вдвое.

По версии силовиков, тогда профессор пустился во все тяжкие, вызвавшись покрыть разницу за счет фиктивных курсов. Сам он вину не признает.

На скамье подсудимых оказался доктор химических наук, заведующий кафедрой технологии полиграфических процессов и кинофотоматериалов КНИТУ-КХТИ Руслан Гарипов Дмитрий Исламов

На скамье подсудимых оказался доктор химических наук, заведующий кафедрой технологии полиграфических процессов и кинофотоматериалов КНИТУ-КХТИ Руслан Гарипов. В этом году профессору исполнилось 63 года, из которых 41 он посвятил преподаванию. Его обвиняют в превышении должностных полномочий при закупке оборудования для университета, ему грозит до 4 лет лишения свободы.

Судебный процесс стартовал в среду, 27 ноября. Следствие считает, что в 2014 году обвиняемый попросил руководство вуза купить термогравиметрический анализатор TGA Q500. Американский прибор широко используется в научных лабораториях.

Он оснащен специальной печью, которая, например, позволяет определить доли органических и неорганических компонентов в веществе, влажность материалов, скорость коррозии при высоких температурах, порог деградации полимеров и точки разложения взрывчатых веществ. Вуз дал добро.

Для покупки был объявлен аукцион, который выиграло тюменское ООО «Даная», предложив поставить прибор за 2 млн 839 тыс. рублей. Но договор подписан не с самим поставщиком, а с управляющей компанией «Эскадра» и ее директором Дмитрием Саранчиным. Поставка должна была состояться 19 декабря 2014-го.

Однако тюменская компания свой прибор до Казани так и не довезла: в конце года резко обвалился рубль, и стоимость устройства выросла до 6 млн рублей, то есть более чем в 2 раза. Гарипов, уверено обвинение, прекрасно знал: если прибор не поставят, деньги, выделенные по контракту, вернутся в бюджет.

Тогда профессор, по версии силовиков, придумал хитроумный план: он якобы «ввел в заблуждение» теперь уже бывшего проректора по экономике и инновациям ВалерияАляева и согласовал фиктивный договор на курсыпереобучения и повышения квалификации.

Их стоимость и покрыла разницу в цене лабораторного аппарата.

19 декабря 2014 года завкафедрой подписал акт приема передачи TGA Q500, хотя научного аппарата в вузе еще не было. За ним он поехал лишь в феврале вместе с помощником проректора по экономике Евгением Тремасовым.

В Тюмени профессор якобы попросил поставщика предоставить расчетный счет для перевода новой порции денег и получил в ответ реквизиты некоего ООО «АС-Автоматика».

Затем, по версии обвинения, Гарипов обманом заставил Аляева подписать контракт с «АС-Автоматикой», на счета этой компаний из вуза поступило 3 млн 65 тыс. рублей.

В июне 2015 года обвиняемый изготовил сертификаты «о прохождении программы профессиональной переподготовки и повышении квалификации». Темой курсов указали «Теплофизические методы исследования полимерных композиционных материалов». Документы были розданы сотрудникам кафедры, чтобы скрыть фиктивность курсов.

Сейчас профессору ограничили свободу, но в мягкой форме — ему лишь запрещены определенные действия. Такая мера пресечения будет действовать три месяца «БИЗНЕС Online»

Когда федеральный судья Айрат Галлямов предоставил слово подсудимому, тот робко заявил: суть уголовного дела ему до конца неясна.

«Я, конечно, прослушал все, но ничего не понимаю. В чем меня обвиняют и какие служебные полномочия превысил… Я первый раз в суде, порядок не знаю. Вы меня поправьте, если что. Не признаю себя виновным, — сказал седой профессор, однако от дачи подробных пояснений пока отказался. — Буду давать показания по делу после представления доказательств стороной обвинения».

Адвокат Андрей Вербах заявил, что в материалах уголовного дела нет должностной инструкции и подписи Гарипова, что он был с ней ознакомлен.

Защитник посчитал, что это указывает на невозможность превышения должностных полномочий, а сам подсудимый относится к профессорско-преподавательскому составу, потому не обладает организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями, чтобы проводить закупки или давать кому-то указания о подписании актов.

«Со стороны обвинения говорится, что подсудимый вводил всех в заблуждение. В том же обвинении указано, что 20–25 человек присутствовали на совещаниях», — прокомментировал обвинительное заключение юрист.

По его словам, вуз обращался к контрагенту — фирме «Даная», которая отказывалась поставлять прибор в институт из-за скаканувшего курса.

Тюменским бизнесменам грозили: дескать, внесем вас в список недобросовестных поставщиков.

Причем о письме с яростным предупреждением заявлялось во всеуслышание: по словам адвоката, на том совещании, кроме проректора Аляева, был его коллега, фигурант другого уголовного дела Александр Кочнев.

«Однако они перечисляют деньги на расчетный счет „Даной“. Здесь все перевернуто с ног на голову», — добавил Вербах.

Профессор КНИТУ тут же пояснил, что прибор TGA Q500 был поставлен в университет в мае 2015 года и до сих пор используется на кафедре.

Суд хотел допросить представителя потерпевшей стороны — начальника правового управления КНИТУ Олега Осипенко. Но тот сообщил, что не готов отвечать на вопросы Дмитрий Исламов

Сейчас профессору ограничили свободу, но в мягкой форме — ему лишь запрещены определенные действия. Такая мера пресечения будет действовать три месяца.

Тем временем суд хотел допросить представителя потерпевшей стороны — начальника правового управления КНИТУ Олега Осипенко. Но тот сообщил, что не готов отвечать на вопросы. «Я работаю в университете с 2017 года. И эта ситуация мне не совсем доподлинно известна», — сказал он судье и попросил перерыв для ознакомления с делом.

Адвокат пояснил суду, что Осипенко сам отказался знакомиться с делом, о чем на стадии предварительного следствия написал в заявлении. На неформальный вопрос защитника о том, почему не стали изучать материалы, представитель КНИТУ ответил коротко: «Дел много — людей мало».

Федеральный судья объявил перерыв, чтобы представитель потерпевшей стороны смог ознакомиться с документами. 

Уже в коридоре Вербах сообщил корреспонденту «БИЗНЕС Online», что его клиента попросили поставить подписи в спорных актах. «Его вызвали Аляев, Тремасов, Кочнев и даже предложили поискать другой прибор.

Но как в госзакупках можно изменить прибор, если уже прописано техническое задание? Да и в Тюмень он ездил как профессор, а договаривался обо всем Тремасов. Гарипов же химик, кандидат наук, а эти „контрактники“ понимали, что если деньги под конец года не освоят, то получат выговор.

Прибор же миллионные контракты принес за выполнение частных заказов, сколько аспирантов с помощью него уже выпустили!» — поделился мнением защитник.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/448253

По какой статье судить врачей

По какой статье судить

11.09.2018 16:55:00

Следственный комитет отказался от использования термина “ятрогения”

Фото pixabay.com

Увеличение жалоб на врачей со стороны больных и стремление довести дело до суда во многом связаны с желанием родственников и их адвокатов получить материальную компенсацию.

В действительности лишь небольшой процент родственников пациентов хочет посадить врача в тюрьму.

Важное упущение – отсутствие в России четкой системы страхования профессиональной ответственности врачей, которая хорошо разработана во многих странах мира.

Национальная медицинская палата (НМП) ставит перед собой три главные цели: повышение квалификации врачей, внедрение независимой медицинской экспертизы и защита врачей.

В отношении судебного преследования врачей позицию НМП четко изложил ее президент, профессор Леонид Рошаль. Когда возникло «дело гематолога Елены Мисюриной», еще до суда над ней, он публично заявил: «Все, что произошло с доктором, – это беспредел».

В конце прошлого года в Петербурге на встрече с Владимиром Путиным Рошаль выступил с осуждением уголовного преследования медицинских работников и раздутой, с его точки зрения, ненормальной критики врачей, которая возникла в стране на фоне значительного улучшения качественных показателей диагностики и лечения. Он заявил: «Если все пойдет такими темпами, то скоро всех врачей пересажают и лечить будет некому». Именно непосредственное активное участие НМП в последнем заседании суда по «делу доктора Мисюриной» сыграло определенную роль в ее освобождении.

Приблизительно в это же время Следственный комитет РФ инициировал внесение изменений в Уголовный кодекс РФ, ссылаясь на резкое увеличением числа жалоб на медицинских работников. Предлагаемые изменения УК, по мнению врачебного сообщества, могли необоснованно ужесточить наказания врачей.

Реакция на складывающуюся ситуацию могла быть троякой: оставить все как есть, войти в конфронтацию со Следственным комитетом РФ, попытаться напрямую выяснить позиции и прийти к взаимопониманию с СК. НМП выбрал третий путь, представлявшийся наиболее конструктивным.

Была создана рабочая группа НМП и Следственного комитета России. Работа проходила практически ежедневно. В результате первого этапа работы удалось значительно улучшить первоначальные вариант предложений СК. С нашей стороны в рабочей группе – юристы и представители Всероссийского государственного университета юстиции.

Позиция Следственного комитета заключалась в том, что статьи 109, 118 и 238 Уголовного кодекса, по которым в основном судят врачей, не учитывают специфику их профессиональной деятельности, поэтому надо не привлекать их к ответственности по этим трем статьям, а все сконцентрировать в дополнении к статье 124 УК РФ.

Ни одного нового наказания в сравнении с действующими в настоящее время положениями УК РФ предложено не было.

Был выработан первый промежуточный вариант дополнений к статье 124: 124.1, 124.2 и 124.3. Затем к обсуждению содержания проекта статей было привлечено профессиональное сообщество, которое высказало ряд существенных замечаний.

Позиция НМП была представлена на пресс-конференции в РИА Новости и в средствах массовой информации. Особые претензии у профессионалов были к статье 124.

1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)» и, в частности, к положению: «Нарушение медицинским работником своих профессиональных обязанностей, если это повлекло по неосторожности гибель плода человека и/или причинение тяжкого вреда здоровью».

Главный вопрос – какие конкретные врачебные нарушения подлежат наказанию, что принципиально важно, возможно ли за непредсказуемые осложнения лечения наказывать врачей тюремным заключением? Твердая позиция НМП, о которой неоднократно заявлял Леонид Рошаль, – врачей можно и нужно наказывать тюремным заключением только за умышленные действия, приводящие к инвалидности или смерти пациентов.

Отдельные серьезные возражения НМП высказывались по включению в статью 124.1 понятия «плод». Причинно-следственные связи в этой сфере определить очень сложно, и возможны ошибки.

Так как плод не является субъектом уголовного права, включение этого понятия в Уголовный кодекс необоснованно и может привести только к валу дополнительных судебных исков.

Этот вопрос обсуждался на специальном совещании, инициированном НМП, с привлечением представителей Следственного комитета РФ, Министерства здравоохранения РФ, акушерство-гинекологической службы страны, микропедиатров, реаниматологов, судебно-медицинских экспертов и патологоанатомов. Было предложено исключить понятие «плод» из статьи 124.1.

Следует отметить, что Следственный комитет РФ в процессе нашей совместной работы перестал использовать термин «ятрогения» (ухудшение физического или эмоционального состояния человека, ненамеренно спровоцированное медицинским работником) как в названии самого проекта, так и в пояснительной записке к нему.

По результатам встречи Леонида Рошаля с председателем Следственного комитета РФ Александром Бастрыкиным 1 августа 2018 года принято решение продолжить разработку различных видов наказания для врачей, не связанных с лишением свободы, за неумышленное причинение вреда пациенту.

Взаимопониманию способствовало приглашение Бастрыкиным президента НМП на свой прием населения по жалобам на врачей.

Национальная медицинская палата, пожалуй, – единственное объединение врачей, которое не только на словах и в СМИ высказывает мнение по обсуждаемой проблеме, но и практически работает над совершенствованием законодательства, направленного на защиту врачебного сообщества, единственная медицинская общественная организация, которая официально ведет диалог со Следственным комитетом, представляя интересы врачей. По нашему мнению, лучше договариваться, чем отказываться от переговоров, особенно если речь идет о наказаниях врачей. Проект изменений в УК РФ разослан по стране, предложения основываются на экспертном мнении членов НМП. Уже достигнуто многое, работа над проектом закона продолжается, и мы приглашаем всех желающих присоединиться к этой работе. 

Источник: http://www.ng.ru/vision/2018-09-11/8_7308_view.html

Автоправо
Добавить комментарий