Оскорбление достоинства

Обидные слова на оскорбления не тянут – Брестская газета

Оскорбление достоинства

Давайте попробуем разобраться, что же конкретно является оскорблением в юридическом, а не в общечеловеческом смысле. Потому что это далеко не одно и то же. Оказывается, можно, руководствуясь тремя правилами (не оскорблять нецензурно, не называть человека прямо и характеризовать его действия, а не личность), обижать людей направо и налево, не нарушая букву закона.

Брестчанка Анна* решила наказать обидчиков, которые на одном из сайтов назвали ее «хрюшкой» и наградили рядом других неприятных характеристик. Заявление в милицию было подано, процесс по привлечению к ответу «оскорбителей» запущен. Но, как выяснилось, не все так просто и однозначно.

Осложнялось дело тем, что сначала нужно было установить личности написавших комментарии. Однако главная загвоздка оказалась не в этом. Определить, было ли оскорбление, должна лингвистическая экспертиза, оплатить которую нужно самой Анне.

Но уже сейчас кандидат филологических наук, декан филфака БрГУ им. А.С. Пушкина Ольга Фелькина, проводящая лингвистические экспертизы по факту оскорбления более 10 лет, говорит, что Анну вовсе не оскорбили.

«Оскорбление с бытовой точки зрения и с юридической точки зрения – это несколько разные вещи, – поясняет эксперт. – В том, что Анна посчитала оскорблением, есть обидные слова. Но это не оскорбление».

«Дура» – слово неприятное, но приличное

«Гадюка», «дурочка» – это не оскорбления. А то, что является оскорблением, я не могу произнести. Если одна соседка назвала другую дурой, она, несомненно, унизила честь и достоинство последней, потому что выразила сомнение в ее умственных способностях.

Но с точки зрения Кодекса об административных правонарушениях и Уголовного кодекса РБ, это оскорблением не является. Потому что в кодексах оскорбление трактуется как такое унижение чести и достоинства, которое выражено в неприличной форме.

А слово «дура», может, и неприятное, но приличное, – поясняет Ольга Фелькина. – Неприличная форма может трактоваться по-разному. Несомненно, неприличны в любой речевой ситуации обсценные (нецензурные – прим. авт.

) слова, то есть те, которые интеллигентный человек не употребляет и даже малоинтеллигентный старается не употреблять при детях и женщинах. Все остальное – жаргонные, просторечные слова».

Кодекс РБ об административных правонарушенияхСтатья 9.3. Оскорбление Оскорбление, то есть умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, – влечет наложение штрафа в размере от 4 до 20 базовых величин.

По словам специалиста, здесь возникает область сомнений и большую роль играет речевая ситуация. Одно и то же слово, произнесенное на кухне или, например, на сессии парламента, будет обладать разной степенью неприличия.

Получается, что по закону, если тебя обидно обозвали, но сделали это в рамках цензуры, то состава преступления нет. И даже если в речи было употреблено неприличное слово, гарантии, что это признают оскорблением, тоже нет.

Главное не «тыкать»

«Многие люди ходят по улице, разговаривают о чем-то своем, используя нецензурные слова. То есть они употребляют неприличные выражения, но это не оскорбление, если слово употреблено для выражения эмоций, не подразумевая конкретного человека», – говорит Ольга Фелькина. Это другое правонарушение – хулиганство.

Специалист привела следующий пример: «Когда Киркоров обругал девушку в розовой кофточке, была шумиха по поводу заключения экспертов, которые признали, что там оскорбления нет. Он употребил в своей речи обсценное слово (срифмовал в ответ на слово «звезда» – прим. авт.

), но это еще не означает, что был факт оскорбления. Слово не характеризовало журналистку. Если бы он прямо назвал ее нецензурным словом, то факт оскорбления признал бы любой эксперт.

Но если слово употреблено не в форме «ты – …», а в контексте, то есть без прямого называния человека, то оскорблением это не является».

Учитывать нужно и формулировку. «Ты дурак» и «ты глупо себя ведешь» – это тоже разные вещи. Первое – это унижение чести и достоинства, характеристика личности, а второе – не унижение, потому как это оценка поведения. Притом что сказано вроде бы одно и то же», – разъясняет Ольга Антоновна.

С самими неприличными словами также возникает вопрос: какое нецензурное, а какое цензурное? «Есть такие слова, которые любой носитель русского языка посчитает нецензурными, но это каких-нибудь пять корней, от которых образовано все остальное. Если можно сослаться на соответствующие словари, тогда решение несомненно», – говорит специалист.

Уголовный кодекс РБ Статья 189. Оскорбление 1.

Умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме (оскорбление), совершенное в течение года после наложения мер административного взыскания за оскорбление или клевету, наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до одного года, или ограничением свободы на срок до двух лет. 2.

Оскорбление, нанесенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до трех месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет.

Проводя экспертизы, Ольга Фелькина пользуется различными словарями – как нормативными, так и словарями жаргонной лексики и т. п. В заключении должны быть ссылки, определения, пометы. Если в словаре нет помет «бранное», «просторечное», тогда нет оснований считать его неприличным.

980 оскорбителей за год попали под суд

Наша собеседница отмечает, что раньше, лет десять назад, экспертизы были единичны: два-три обращения в год. Сейчас – около десятка, и это только те, которые делают на филфаке.

Наблюдая за ситуацией в течение многих лет, Ольга Фелькина резюмирует: «Оскорбления происходят гораздо реже с точки зрения юридической, чем с точки зрения бытовой. На вопрос «Было ли оскорбление?» большая часть экспертиз дает отрицательный ответ».

По словам старшего инспектора управления охраны правопорядка и профилактики УВД Брестского облисполкома Дмитрия Козореза, лингвистическая экспертиза назначается на этапе проведения проверки правоохранительных органов только в том случае, если обвиняемое лицо не признает свою вину.

Если лингвист не подтверждает факт оскорбления, административный процесс прекращается. Дмитрий Козорез отмечает, что часто встречаются случаи примирения сторон. Тем не менее в текущем году в Брестской области за оскорбление к административной ответственности привлечены 977 человек, к уголовной – 3.

Во время судебного процесса экспертиза может назначаться повторно.

Кстати, проведение экспертиз в РБ – лицензируемая деятельность. Но, как поясняет начальник филиала судебных экспертиз в Брестской области Владимир Горевой, суд в разовом порядке может поручить проведение экспертизы лингвисту с соответствующей степенью (кандидату наук, профессору), не имеющему лицензии. Тогда лингвист выступает не в качестве эксперта, а просто как специалист.

* Имя изменено автором

Источник: https://www.b-g.by/society/13941/

Оскорбление: деликт, правоприменительная практика

Оскорбление достоинства

До 2011г. оскорбление было уголовным преступлением. Однако Федеральным законом от 7 декабря 2011 г.

N 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ» были внесены изменения в Уголовный кодекс РФ, Уголовно-исполнительный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ и КоАП РФ, была проведена декриминализация некоторых преступлений, согласно которой ряд составов преступлений был переведен в разряд административных правонарушений.

Так, из Уголовного кодекса РФ была исключена ст. 130, предусматривавшая уголовную ответственность за оскорбление, а КоАП РФ был дополнен ст.5.61 «Оскорбление».

Согласно ч.1 ст. ст.5.61 КоАП РФ, оскорбление – это унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Ч.

2 данной статьи содержит квалифицированный состав правонарушения: оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Его квалифицирующим признаком является публичность доведения оскорбительных действий, что позволяет унизить потерпевшего перед другими лицами. Для этого виновный использует публичное выступление или публично демонстрирующееся произведение или средство массовой информации.

Кроме того, ч.3 ст.5.61 КоАП РФ предусматривает ответственность за непринятие мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Таким образом, декриминализировав оскорбление, законодатель сохранил в первых двух частях ст.5.61 КоАП РФ признаки бывшей ст.130 УК РФ и ввел новый состав административного правонарушения в виде непринятия мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Таким образом, была не только изменена отраслевая квалификация этого правонарушения, посягающего на честь и достоинство личности, но и значительно расширен круг административно наказуемых деяний, охватываемых составом «оскорбление», путем введения еще одного квалифицированного состава административного правонарушения в виде оскорбления, предусмотренного частью третьей ст.5.61 КоАП РФ, под которым понимается непринятие мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Законодатель, декриминализировав общий состав оскорбления, оставил в качестве уголовно наказуемых деяний специальные составы этого преступления (ст.297, 319, 336 УК РФ).

Специальные виды оскорбления являются уголовными преступлениями. Это, во-первых, оскорбление участников судебного разбирательства, а также оскорбление судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ст.297 УК РФ). Во-вторых, оскорбление представителя власти (ст.319 УК РФ). В-третьих, оскорбление военнослужащего (ст.336 УК РФ).

Объектом оскорбления являются честь и достоинство личности. Законодатель не раскрывает эти понятия, в правовой литературе они трактуются по-разному.

Честь – нравственная категория, отражающая благородство, честность. Она нередко определяется через достоинство, но честь – это оценка личности со стороны других лиц, общества.

Достоинство же – это оценка собственных качеств потерпевшим, но такая самооценка базируется на объективных характеристиках социальной значимости личности.

Охраняя достоинство личности, Конституция РФ возводит в ранг юридической аксиомы положение о том, что «ничто не может быть основанием для его умаления».

Подробнее об этом см. в статье «Защита чести, достоинства и деловой репутации: состав правонарушения, правоприменительная практика».

Как правило, оскорбление сводится к обвинению в каком-либо пороке, качествах, действиях, которые осуждаются обществом. Это могут быть оскорбительные выражения общего характера, действия.

Общественная опасность оскорбления заключается в том, «что виновным отрицается ценность индивида как носителя общечеловеческого достоинства в сфере общения» (Шахманаев К.А. Уголовно-правовая защита чести и достоинства личности (уголовно-правовой и криминологический анализ). Автореф. дис. на соискание ученой степени к.ю.н. – М., 2009. С.13.).

Потерпевшим может быть только физическое лицо, способное к самооценке, обладающее чувством собственного достоинства. Такой способностью не обладают малолетние, душевнобольные, а также умершие люди.

Надругательство над телами умерших образует состав преступления, предусмотренный ст. 244 УК РФ. Не могут быть потерпевшими при оскорблении юридические лица, а также коллективы.

В соответствии нормами, предусматривающими ответственность за специальные виды оскорбления, потерпевшими являются: судья, присяжный заседатель, иные лица, участвующие в отправлении правосудия; представитель власти; военнослужащий.

Субъектом правонарушения становится вменяемый гражданин 16 лет. В ч.3 ст. 5.

61 КоАП РФ предусмотрен специальный субъект – должностное лицо, юридическое лицо, в обязанности которого входило предупреждение (пресечение) оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средстве массовой информации.

Ими могут быть редакторы газет, журналов, иных средств массовой информации, другие лица, ответственные за подготовку, выпуск публично демонстрирующегося произведения или средства массовой информации.

Объективная сторона деликта характеризуется действиями – унижением чести и достоинства другого лица, выраженным в неприличной форме. Такие действия могут быть совершены словесно, физическим действием, путем жестов.

При этом потерпевший сам решает, произошло унижение его чести или достоинства или нет.

При оскорблении унижение чести и достоинства выражается в отрицательной оценке личности потерпевшего, которая подрывает его престиж в глазах окружающих и наносит ущерб уважению к самому себе.

Например, прокуратура Бурятии отказала председателю Народного Хурала М. Гершевичу в привлечении Т. Никитиной к административной ответственности в связи с публикацией в мае 2013г.

в газете «Московский комсомолец в Бурятии» статье «Народный Хурал: комедия масок».

Основанием для отказа стало отсутствие в статье высказываний, направленных на унижение чести и достоинства депутатов, выраженных в неприличной форме.

Унижение чести или достоинства должно быть выражено в неприличной форме, отсутствие таковой исключает квалификацию правонарушения как оскорбления.

Определяющее значение при решении вопроса о наличии либо отсутствии состава правонарушения, предусмотренного ст. 5.

61 КоАП РФ, является не личное восприятие деяния потерпевшим как унижающего его честь и достоинства, а то, было ли это деяние выражено в неприличной форме.

Понятие «неприличная форма» законодательно не раскрывается, но под ним понимается действие виновного в грубой, циничной форме, противоречащей правилам поведения, принятым в обществе либо разделяемым большинством членов данного общества, это форма унизительного обращения с человеком.

Сегодня исследователи справедливо отмечают, что правоприменители нередко сталкиваются с проблемой толкования термина «неприличная форма» (например, Шахманаев К.А. Уголовно-правовая защита чести и достоинства личности (уголовно-правовой и криминологический анализ). Автореф. дис. на соискание ученой степени к.ю.н. М., 2009. С.14).

Указание на «неприличную форму» ведет лишь к появлению многочисленных вариантов ее определения, неопределенности как в теории, так и на практике» (Ганжа Ю.В. Преступления против чести и достоинства личности: уголовно-правовая и криминологическая характеристика. Автореферат диссертации на соискание ученой степени к.ю.н. М., 2007. С.19).

Установление признака «неприличная форма» является вопросом факта и решается правоприменителем с учетом всех обстоятельств дела: сложившихся в обществе представлений, этнической, профессиональной и иной характеристики субъекта и потерпевшего, характера их взаимоотношений и т.д. Необходимо отметить, что, согласно судебной практике, именно объективная сторона оскорбления вызывает больше всего споров и противоречий, поскольку судебные инстанции по-разному оценивают неприличную форму оскорбления.

Нередко данный вопрос («Выражено ли высказывание в неприличной форме?») адресуется экспертам-лингвистам, что не является правильным. Данный недостаток можно преодолеть путем внесения изменений в действующее законодательство, конкретизирующих данную норму.

Если в действиях субъекта отсутствует данный признак, значит, они не образуют состава правонарушения. Так, прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела в отношении челябинского блогера А. Табалова по ст.319 УК РФ в связи с публикацией в октябре 2011г.

в «ЖЖ» статьи «Достали! Пойду и проголосую!», содержащей высказывание: «Ведь для всего этого уголовного сброда в лице Евдокимовых, Давыдовых, Мотовиловых, Мякушей, Истоминых, Караваевых, Мошаровых, Юревичей и прочих предстоящие выборы – это тест на профпригодность, на лояльность своему нацлидеру жуликов и воров».

В апреле 2013 г. СК закрыл уголовное дело против обозревателя Газеты.Ру Божены Рынски об оскорблении полицейских. Следствие пришло к выводу, что использование слов «животные», «нелюди», «зверье» в отношении омоновцев не является неприличным.

Вместе с тем, суды нередко принимают решения, ставящие под сомнение формулировку «неприличная форма». Например, в ноябре 2013г. суд Ростова-на-Дону признал блогера С. Резника виновным по ст.319 УК РФ.

Поводом для возбуждения уголовного дела стала публикация Резником в «ЖЖ» постов «Арбитражное самодурство продолжается» и «Из грязи в князи – из попы в ТОПы», содержащих сведения о председателе Арбитражного суда Ростовской области О. Соловьёвой.

В частности судья была названа «городской крокодилицей арбитражного судопроизводства с куриной фамилией» и «содержанкой судебной системы».

В апреле 2012г. по ст. 319 УК РФ был осужден Д. Шипилов, опубликовавший в своем «ЖЖ» два поста «Повелители мух», «Говорит и показывает», в которых содержалась критика губернатора Кемеровской области А.-Г. Тулеева и начальника Департамента культуры и национальной политики области Л. Зауэрвайн.

Очевидна тенденция принятия произвольных решений по вопросу о неприличной форме. В делах по специальным видам оскорбления суды занимают более требовательную позицию.

Речевое произведение, содержащее признаки объективной стороны оскорбления, включает оценочные языковые средства, причем не имеет значения, соответствует отрицательная оценка потерпевшего действительности или нет.

Действия субъекта должны отражать негативные качества потерпевшего.

Однако отрицательная оценка лицом производственной деятельности работника не содержит состава оскорбления; в отличие от клеветы при оскорблении виновный сообщает не о конкретных фактах, а дает оценку его личным качествам и поведению в целом.

Для правовой квалификации оскорбление должно быть выражено в действиях, которые направлены персонально против конкретной личности или конкретных лиц.

Нецензурная брань, свидетельствующая о явном неуважении к обществу, но персонально никого не оскорбляющая, квалифицируется как хулиганство (административно-правовой деликт).

Признаки оскорбления налицо только в тех случаях, когда действия лица направлены против определенного человека и нет сомнений в том, что речь идет именно о нем.

Если унижаются честь и достоинство лица, которое невозможно идентифицировать как потерпевшее от оскорбления, то состав преступления отсутствует.

Так, в 1999 г. за оскорбление был осужден каноник Е. Платонов, который отправил уведомление военному комиссару И. Рожкову с надписью «Пошел Ты на х*й со своей армией…». При том, что если речевое произведение не идентифицируется с конкретной личностью, не содержит ее отрицательной оценки, то оно не может быть расценено как диффамационное.

Другой пример, в высказывании: «Все эти люди из разных социальных и маргинальных слоев общества, большинство приезжих, объединены одной навязчивой идеей – закрыть Фонд.

Кто-то за деньги, кто-то по глупости, кто-то из-за политических амбиций, а кто-то – из-за личного самолюбия.

Но мы в сортах дерьма не разбираемся» – выражение «сорт дерьма» является оскорбительным по смыслу, но не относится к конкретной личности.

Оскорбительные высказывания в адрес персонально неопределенной группы лиц, идентифицируемой признаками профессии, национальной принадлежности и т.д.

, состава оскорбления не образуют, но в некоторых случаях могут квалифицироваться как преступление (например, ст.

282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») или образовывать состав административного правонарушения (например, ст.5.62 «Дискриминация»).

Состав правонарушения является формальным. Преступление считается оконченным после совершения действий, унижающих честь и достоинство личности. Наступление последствий от унижения чести и достоинства не требуется.

Оскорбление может быть выражено устно (в виде ругательств, прозвищ), письменно (в виде записок, рисунков), а также в виде физических действий (пощечин, плевков и т.п.).

Действия, унижающие честь и достоинство, могут быть совершены как в присутствии потерпевшего, так и в присутствии третьих лиц, в том числе и при отсутствии потерпевшего.

Например, в январе 2013 г. уголовное дело по ст. 319 УК РФ было возбуждено в отношении О. Романовой. Основанием для этого стала публикация в Фейсбуке фотографии сотрудницы полиции с комментарием: «Вот эту ментовскую бл*дь я довела до белого каления. Она непрерывно курила, а я ходила за ней и следила, чтобы она окурки в урну кидала».

Субъективная сторона оскорбления характеризуется умышленной формой вины, причем возможен только прямой умысел. Виновный осознает, что наносит оскорбление другому человеку, и желает этого. Он сознает общественную опасность деяния. Вместе с тем вопрос о субъективной стороне оскорбления является дискуссионным.

В большинстве работ советских и российских юристов признается, что оскорбление может быть осуществлено только с прямым умыслом (например, Чернышева С.А. Защита чести и достоинства граждан. М., 1974. С.

59; Вавилычева Т.Ю. Современные проблемы защиты чести и достоинства личности (уголовно-правовой и криминологический аспекты). Автореферат диссертации на соискание ученой степени к.ю.н. – М., 2012. С.19).

Материал подготовлен сотрудниками, экспертами Института судебных экспертиз и криминалистики.
Бесплатные консультации по телефону: +7 (800) 500-76-44

 

Дата редакции: 13.03.2015

Источник: https://ceur.ru/library/articles/lingvisticheskaja_jekspertiza/item134171/

За оскорбление и агрессию можно схлопотать уголовную статью

Оскорбление достоинства

Оскорбительные слова и выражения мы слышим и видим в соцсетях, в подъездах домов, на улице, в автотранспорте.

Мы все чаще мы сталкиваемся с людьми, произносящими в адрес друг друга оскорбительные слова: “Ты свинья”, “А ты дура, вообще молчи”, “Ты просто мразь, тупой идиот” и др.

Оскорбительные слова и выражения мы слышим и видим в соцсетях, в подъездах домов, на улице, в автотранспорте.

Откуда берется желание унизить, выплеснуть свою агрессию, злость на другого, и насколько безобидны такие высказывания? Культуру общения и ее последствия проанализировала директор Центра экспертных исследований, судебный эксперт Назым Муканова, передает Zakon.kz.

“Культура общения является частью культуры поведения, которая выражается в речи, в обмене репликами и беседе, она (культура общения), прежде всего, является показателем воспитанности человека в самом широком смысле слова.

При этом не все любители бранной, нецензурной речи, слов в неприличной форме из-за правовой безграмотности понимают, что оскорбление другого лица по казахстанскому законодательству является уголовно наказуемым проступком.

Поэтому такие действия довольно часто становятся предметом судебных разбирательств и филологических (лингвистических) экспертиз”, – рассказала она.

Между тем, в «Центре экспертных исследований» также, как и в Центре судебных экспертиз МЮ РК проводят судебные психолого-филологические экспертизы, связанные с исследованием текстов, по уголовным делам частного обвинения по оскорблению другого лица.

Экспертизы, как правило, назначают правоохранительные органы, суды, адвокаты.

Кроме того, в Центр экспертных исследований дабы защитить свои права и интересы обращаются казахстанцы с заявлениями о проведении специализированного филологического (лингвистического) исследования на спорные тексты.

Как пояснила эксперт, правовое определение оскорбления содержится в статье 131 Уголовного кодекса РК.

В части первой данной нормы говорится, что оскорбление, это есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Часть вторая этой статьи устанавливает квалифицирующие признаки оскорбления, то есть, совершенное публично или с использованием средств массовой информации или информационно-коммуникационных сетей.

Для юридической квалификации уголовного правонарушения, связанного с оскорблением личности необходимо установить наличие либо отсутствие в действиях подозреваемого оскорбления, т.е. унижения чести и достоинства другого лица, выраженного в неприличной форме.

При этом общим (процессуальным) основанием назначения судебной психолого-филологической экспертизы по данной категории дел является потребность в установлении обстоятельств, влияющих на квалификацию содеянного, мотивов преступления и др. Эти обстоятельства устанавливаются органами уголовного преследования, оцениваются судом с опорой на всю совокупность доказательств, одним из которых является заключение эксперта.

В каждом конкретном случае, основанием назначения судебной психолого-филологической экспертизы будет предположение о наличии в действиях подозреваемого унижения чести и достоинства другого лица, выраженного в неприличной форме.

Заключение эксперта будет являться прямым доказательством, так как наличие унижения и его неприличной формы входит в предмет доказывания.

Как рассказала Н. Муканова, с лингвистической точки зрения неприличная форма – это наличие высказываний в адрес человека, содержащих оскорбительную, непристойную лексику и фразеологию, которая оскорбляет общественную мораль, нарушает нормы общественных приличий.

В ходе филологической (лингвистической) экспертизы подтверждается или опровергается оскорбительный характер исследуемых выражений, т.е. подтверждается или опровергается наличие неприличной языковой формы выражения негативной информации.

“В своем труде «Риторика» (IV век до н.э.

) Аристотель отмечает, что обрушивая на других свой гнев, мы испытываем чувство превосходства: “Чувство удовольствия у людей, наносящих оскорбление, является потому, что они, оскорбляя других, в своем представлении от этого еще более возвышаются над ними…”.

При этом Аристотель обращает внимание на то, что к такому способу самоутвердиться прибегают люди неуверенные, внутренне сомневающиеся в своем положении. Возникает закономерный вопрос: чтобы самоутвердиться, обязательно ли нарушать закон?” – заключила эксперт.

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

Источник: https://www.zakon.kz/4945749-za-oskorblenie-i-agressiyu-mozhno.html

Оскорбление личности: статьи УК РФ и КоАП, понятие и виды

Оскорбление достоинства

Наше общение с другими людьми не всегда происходит на высоком культурном уровне. Порой собеседники позволяют себе грубость, непристойности и тому подобные выпады в наш адрес. Во многих случаях такие действия могут быть истолкованы с точки зрения законодательных норм как оскорбительные.

Итак, давайте узнаем, какие статьи за оскорбление личности и угрозы есть в УК РФ и КоАП.

Что такое оскорбление личности?

Как понять, оскорбил человек собеседника или нет? Каждому из нас то и дело случается обижаться на чьи-то слова или поступки. Но всегда ли речь идёт именно об оскорблении?

За толкованием с точки зрения закона нужно заглянуть в КоАП. Там в статье 5.61 даётся объяснение понятия «оскорбление». Оно складывается из двух факторов: унижение чести и достоинства человека (лица) плюс неприличная форма выражения. Что касается понятия оскорбления личности, то такая формулировка сейчас отсутствует в законодательстве.

Правовое регулирование вопроса

Теперь рассмотрим законодательные нормы.

КоАП

Статью 5.61 можно условно назвать нормой для потерпевших граждан. Её положения распространяются на любого оскорблённого человека. В статье три части.

  • Первая посвящается неквалифицированному правонарушению, то есть фактически любому оскорблению.
  • Во второй речь идёт о публичном оскорблении. Это значит, что у деяния было много зрителей, слушателей или читателей. Оскорбление такого рода возможно в СМИ, в Интернете, в присутствии хотя бы нескольких человек.
  • Третья часть статьи стала для законодательства России принципиально новой нормой.

Для третьей части статьи 5.61 характерны специальные субъекты. Это люди, которые должны были не допускать публичного оскорбления, но пренебрегли этими обязанностями.

А есть ли статья за публичное оскорбление личности человека в статьях УК РФ?

УК РФ

До 2012 года в УК РФ была актуальна 130-я статья (ст.) за оскорбления человека. По своему смыслу она практически точно соответствовала действующей сейчас статье 5.61 КоАП (за исключением третьей части).

  • Но если оскорбление допущено в отношении представителя власти, речь пойдёт всё же о преступлении. Ему посвящена 319-я статья.
  • Также необходимо обратить внимание на 148-ю статью УК. В ней содержится формулировка об оскорблении чувств верующих. Однако это определение называет не само преступление, а цель определённых противозаконных действий.

Другие

Конституция РФ в 21-й статье утверждает ценность человеческого достоинства и чести. В равной степени это провозглашается Всеобщей деклараций прав человека, которая утверждена без малого семьдесят лет назад.

Виды оскорблений

Деление оскорбление на виды весьма условно. Подчас оно подчиняется не законодательным актам, а случаям из практики. Особенно это касается тех случаев оскорбления, которые подпадают под статью 5.61 КоАП.

Ориентировочно можно говорить об оскорблении:

  1. Представителя власти. Наказанием может стать штраф, обязательные или исправительные работы. К представителям власти относят тех служащих, кто обладает распорядительными полномочиями (причём речь в данном случае не идёт о подчинённых людях).
  2. Чувств верующих. Это не специальная норма, а сопутствующий признак преступления. Сама статья говорит о нарушении свободы вероисповедания и совести. Другие ключевые понятия – это неуважение к обществу и публичность. Диапазон наказаний варьируется от штрафа до лишения свободы.
  3. На рабочем месте. Печальная, но весьма распространённая практика в России. Причём речь не всегда идёт о паре «руководитель – подчинённый», здесь возможны варианты, которые рассмотрены отдельно. Само деяние наказывается по статье 5.61. Разумеется, если не может быть квалифицировано по уголовным нормам.
  4. Несовершеннолетнего. Дети и подростки в России часто становятся объектами оскорблений. Есть родители/педагоги для которых это традиционная методика воспитания. Если нет сопутствующих правонарушений или преступлений, то виновные должны быть наказаны по статье 5.61.
  5. Посредством интернет-общения. Здесь имеются в виду всевозможные форумы, чаты, электронная почта и социальные сети со всеми их подразделами. Деяние квалифицируется по КоАПу, если нет признаков преступления.

Можно говорить также об оскорблениях при беседе (личной или по телефону), путём написания записок или писем, посредством демонстрации непристойных жестов и тому подобных видах. Понять, идёт речь о правонарушении или о преступлении, можно по конкретным признакам, в первую очередь – по объекту и характеру оскорбления.

В целом каждый случай может иметь массу нюансов. Стремление привлечь обидчика к ответственности предполагает чёткую стратегию и максимально полную доказательную базу.

Как затребовать моральную компенсацию?

Обычно люди идут в суд не просто для того, чтобы признать оскорбителя виновным в административном правонарушении. Их цель – возмещение морального вреда.

Поскольку речь идёт о неимущественных правах, подобные иски имеют все шансы на успех. Однако и здесь потребуются доказательства, подтверждение физических и нравственных страданий.

Как правило, если суд признаёт ответчика виновным в нанесении оскорбления, то и моральный ущерб сомнений не вызывает. Вот только присуждаемая сумма часто оказывается поистине символической.

Юристы-практики порой советуют действовать поэтапно:

  • сначала подать заявление в правоохранительные органы (полиция, прокуратура);
  • дождаться привлечения оскорбителя к административной ответственности;
  • получить подтверждающие документы;
  • отсудить компенсацию морального вреда.

Как именно поступать, необходимо решать самому пострадавшему. Здесь важны конкретные обстоятельства и собственные возможности.

Социологи отмечают: пока что оскорбления признаются многими людьми не проступком, а методом общения. В этом отношении Россию опережают многие страны, где неосторожное высказывание или жест могут обойтись нарушителю весьма дорого. Люди порой расплачиваются не только деньгами, но и репутацией, и дальнейшей карьерой.

Пока трудно предсказать, как именно будет развиваться практическая ситуация. Не исключено, что со временем оскорбителей всё же станет меньше. Что послужит причиной – повышение культуры общения или боязнь ответственности – также покажет время.

Источник: http://ugolovka.com/prestupleniya/protiv-voli-i-chesti/oskorblenie

Почему оскорбление государства не есть оскорбление

Оскорбление достоинства

«Решение вопроса» с выборами в Москве и Петербурге оставило у граждан ощущение глубокого оскорбления – и это верное ощущение /Евгений Разумный / Ведомости

Всякая власть по своей природе озабочена словесными преступлениями против себя, в первую очередь оскорблениями. Как таковое оскорбление есть выражение негативного отношения в форме, унижающей достоинство и задевающей честь. В этом и состоит его цель. Для властвующего же необходим статус, безусловно превосходящий статусы подвластных, что оскорблениями с их стороны оспаривается и подрывается.

Всякая негативная характеристика огорчает, но не всякая унижает.

Школьнику говорят, что задача решена неверно, и объясняют, где допущена ошибка (констатируют факт), инициатору военной авантюры указывают на то, что жертвы и издержки не стоили результата, а повод был пустым (выражают оценку).

Оба недовольны, но если первого обозвать дураком, а второго негодяем, то это уже будет оскорблением, ибо «дурак» и «негодяй» обозначают устойчивые свойства личности, присутствие которых низводит человека до самого низкого социального ранга, лишает его всякого престижа и всякой ценности. Нельзя поэтому оскорбить людей, которые в своем ничтожестве ни на что не претендуют, и, подобным образом, характеристика некоего сверхсущества, данная по людской мерке, всегда может быть истолкована как оскорбительная. Между этими полюсами находятся власть и люди власти.

В немодных ныне либеральных грезах государство видится как сервис, позволяющий сделать совместное существование людей успешным, а власть признается легитимной, если сформирована в ходе демократических процедур и работает на общее благо.

В реальности же государство всегда обеспечивает две группы интересов в некотором соотношении – общества в целом и привилегированного меньшинства, которым государство фактически контролируется. Весь вопрос в характере этого соотношения.

Когда реализация интересов меньшинства идет вразрез с интересами общества, власть перестает быть легитимной, а если интересы общества игнорируются вовсе, исчезает и само государство.

Примеры полной узурпации власти меньшинством – тоталитарные режимы, которые правильно было бы рассматривать не как государства, а как территории гуманитарной катастрофы, свидетельства общественного маразма.

Закон и мораль оскорбление и унижение личности запрещают. Во-первых, потому, что, строго говоря, никакой ряд поступков не является полным и окончательным свидетельством тех или иных качеств человека, так что даваемая в оскорблении квалификация никогда не может быть до конца обоснованной.

Отсюда происходит требование констатировать и оценивать действия, а не личность. Во-вторых, унижение как способ наказания необратимо роняет статус и это делает всю систему статусов зависящей от государства.

Когда люди делятся на тех, кого уже пороли, и тех, кого могут выпороть, понятия о достоинстве и репутации становятся пустыми, в ходе социальной конкуренции идет отрицательный отбор, в котором побеждают негодяи – люди, для которых публичное достоинство и репутация ничего не значат.

Чтобы избежать этого, в современном обществе запрещают телесные наказания, пытки и избиения в правоохранительной практике, мерами социальной политики обеспечивают всем гражданам достойные условия жизни, специально заботятся о достойном обращении с людьми, существующими в дисциплинарных пространствах, – военнослужащими, заключенными, пленными, беженцами и проч. В-третьих, поскольку статус и престиж для человека – это важнейшие социальные ценности, оскорбление требует немедленных действий по защите достоинства и чести. Интенсивность защиты напрямую связана со степенью публичности оскорбления и со статусом оскорбленного лица. В старину представители элиты разрешали вопросы чести на поединках, а люди попроще кидались в драку, что, конечно, бывает и сегодня. Нельзя не видеть, что благодаря правовой защите чести и достоинства и соответствующим ценностям культуры сегодня развитые общества достигли небывалой эффективности широкого взаимодействия людей.

Оскорбить государство, его органы и символы можно только в переносном смысле, ибо все перечисленное не имеет характера личности.

В традиционной монархии государство, конечно, к личности восходит, и здесь речь идет об оскорблении величества суверена – учредителя государства и помазанника, что в русской истории зафиксировано юридической формулой XVII в. «слово и дело». Появившиеся в XIX в.

персонификации национального и имперского государства в метафорах «отечество» и «родина» преследуют очевидную цель – выдать политический институт, работающий в интересах меньшинства, за воплощение общего блага.

Здесь оскорбление государства трактуется как оскорбление не только всех его граждан, но и абстрактных образований – национального духа, исторической судьбы, социального класса, политических или моральных принципов и т. п.

Не будучи личностью, государство ставится выше любой личности, а потому оскорбление ведет не к поединку и не к драке, а к суровому наказанию. Грань между критикой, несогласием и словопреступлением в силу возвышенного статуса этих абстракций зыбка. Если же несогласный оспаривает сам этот возвышенный статус, т. е. разоблачает созданный правящим меньшинством миф, то «антигосударственный» характер его речей очевиден.

В этом и состоит суть проблемы оскорбления государства и его атрибутов. Правящее меньшинство выдает свои интересы за общие и от имени нации и «родины» наказывает тех, кто осмеливается на критические суждения, оценки и рискованные характеристики как конкретных представителей правящего меньшинства, так и политического устройства в целом.

Возникает псевдоморальная и псевдопатриотическая охранительная репрессивная практика. Для осуществления репрессий особенно удобно то, что «достоинство государства» функционирует как своего рода распределенное ощущение, которым могут обладать все желающие граждане, группы граждан, а также и целые социальные институты.

Это позволяет представить мнение группы, например ветеранов карательных служб, как мнение общества.

В самом деле, если испытывать патриотические чувства – это государственно одобряемое переживание, то вполне естественна жалоба патриота на оскорбление в нем государственного достоинства, например, чьим-то мнением о нелегитимности выборов или их фальсификации.

Я полагаю, что оскорбление государства, его органов, учреждений и атрибутов, в чем бы оно ни состояло, не есть оскорбление как таковое.

Я также не вижу никаких правовых оснований рассматривать соответствующие действия как противоправные, если достоинство и честь конкретных людей не затрагиваются.

Когда «оскорбительные» характеристики даются идеям и институтам (например, национальному духу или государству), то на людей, которые их разделяют или их поддерживают, эти характеристики не распространяются, хотя и могут их огорчать.

Но свобода выражения мнений и оценок в отношении политических идей и институтов имеет гораздо большую ценность, нежели чьи-то огорчения, поскольку такая свобода есть форма обратной связи общества с государством и элемент нормального политического процесса, придающего государству устойчивость.

Но кто же оскорбители и почему обязательно нужно оскорблять? Оскорбления – это неприглядный, но неизбежный элемент жизни, отражающий борьбу за власть и влияние.

Другого человека оскорбляют, чтобы послать ему вызов, заявить о том, как его низко ставят, спровоцировать на ответные действия. Делается это, конечно, не без причины.

Оскорбление применяют как одно из последних (дальше – физическое воздействие) средств, обычно в ответ на игнорирование со стороны другого. Ведь на оскорбление нельзя не ответить.

Разоблачительные видео Алексея Навального почти всегда содержат в себе оскорбления, и материал видео столь же интересен, сколь и реакция оскорбленных влиятельных лиц, которых «крючит и корчит» от необходимости «заметить» Навального и что-то ему отвечать. В данном случае оскорбление есть хорошо рассчитанная форма политического действия.

Точно так же гражданин или группа граждан оскорбляет государство словом, демонстрируя свою непокорность власти и свое желание государство изменить, а потом присоединяет к этому слову дело – политическую борьбу не просто за власть в государстве, а за его трансформацию в ходе реформы или революции.

Надо признать, что оскорбление величества – большого или малого – есть вызов ему, демонстрация его непризнания, желания свергнуть и уничтожить, оскорбление государства или его атрибутов – это акт гражданской войны, впрочем, конечно, холодной. И оно всегда является ответом на оскорбление, которое наносит от имени государства правящее меньшинство.

Иногда это происходит прямо, когда люди власти говорят об экстремистах, национал-предателях, врагах народа, «пятой колонне», масонах, ритуальных убийствах и проч.

Всеми этими словами пытаются политически криминализовать оппозицию, людей, которые указывают на расхождение интересов правящего меньшинства с интересами общества, публично разоблачают узурпацию власти, стремятся вызвать негодование сограждан, инициировать социальный протест и смену как правящей группы, так и всего режима.

Иногда же никаких слов не произносят, но, например, как это было только что в Москве и Петербурге, «решают вопрос» с выборами так, что у граждан остается ощущение глубокого оскорбления. Ощущение это очень верное и свидетельствует о том, что достоинство потеряно «дорогими россиянами» не до конца.

Если покопаться в памяти эмоций, то такое же ощущение должно было возникать от пенсионной реформы, от случаев полицейского произвола, подвигов туристов в Солсбери, украинской войны, меткости зенитчиков – можно перечислять дальше до чеченских войн и октября 1993 г.

Кажется, наши сограждане остыли наконец от энтузиазма растущего потребления и начали оскорбляться, посылая родному государству ответные оскорбления в словесных пассажах, картинках и несимпатичных действиях. Власти охотно принялись с этим растущим явлением бороться, рассчитывая, видимо, при случае подверстывать под статьи об оскорблениях также и оппозиционеров с правозащитниками.

Эффект нетрудно предсказать.

Советский опыт свидетельствует, что люди в условиях преследований за словопреступления быстро осваивают дискурс перманентного, но хорошо замаскированного оскорбления государства и всего, что от него исходит, как форму коммуникации на уровне предельной ясности и доверия, оскорбление же действием принимает характер не сопротивления, а пренебрежения публичным в пользу частного. Здесь предельным оскорблением государства является эмиграция, а спектр иных применяемых форм его игнорирования простирается от плагиата в диссертациях до манипуляций с электросчетчиком и включает в себя также немалое число криминальных действий в отношении государственной собственности. В этом отношении представители правящего меньшинства и «среднего звена» начальников давно уже дают всему обществу пример того, как надо оскорблять государство действием.

Полный расцвет такого вполне советского цинизма и аморализма случится тем быстрее, чем более активно правящее меньшинство будет провозглашать себя «родиной», выдавать свои частные интересы за национальные, чем интенсивнее оно будет бороться с любыми проявлениями самостоятельности граждан, пресекая их сопротивление во всех видах, начиная с язвительных слов. Всё это внешне режим укрепит – как был крепок режим советский, – но окончательно загубит политический процесс, и сложившиеся было в последние годы условия для приемлемой жизни в стагнации в ближайшие 20 лет, на которую российское общество совершенно согласно, уже сейчас превращаются в условия загнивания, запах которого, как запах позора, не позволит жить спокойно. Нельзя забывать о том, что разрушение государства в головах граждан и есть его подлинное разрушение.

Автор — философ, приглашенный преподаватель Европейского университета в Санкт-Петербурге

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/08/06/808135-oskorblenie-gosudarstva

Автоправо
Добавить комментарий