Обязаны ли мне вернуть вещи, изъятые сотрудниками уголовного розыска?

Содержание
  1. Леонид Петрашин:
  2. «Со стеллажей на стенах кабинета изъято: сабли — 88 штук, шпаги — 43 штуки, тесаки — 20 штук…»
  3. «В усадьбе бывшего министра образования Табачника 11 моих предметов»
  4. Знай свои права: если полиция просит проехать в отделение, открыть багажник или пришла с обыском | ВЕСТИ
  5. На что имеете право, если вас уже задержали
  6. Ехать ли в отделение, если полицейский настаивает
  7. Что делать, если к вам в дом пришли с обыском
  8. Можно ли отказаться предоставлять сотруднику органов свои документы
  9. Полицейский остановил на улице: на что имею право
  10. Полицейские забрали мой телефон. Как его вернуть? | ОВД-Инфо
  11. Что делать, если телефон изъяли без вас?
  12. Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами (утв. Генпрокуратурой СССР, МВД СССР, Минюстом СССР, Верховным Судом СССР, КГБ СССР 18 октября 1989 г. N 34/15) (с изменениями и дополнениями)

Леонид Петрашин:

Обязаны ли мне вернуть вещи, изъятые сотрудниками уголовного розыска?

Прокуратура сняла с запорожского коллекционера фиктивные обвинения, служившие прикрытием правового беспредела

С историей запорожского коллекционера огнестрельного и холодного оружия Леонида Петрашина «ФАКТЫ» познакомили читателей в июне 2010 года. Полковник милиции в отставке, затем руководитель охранной фирмы, а ныне пенсионер Леонид Петрашин в начале 1990-х годов увлекся собирательством оружия.

По его словам, тогда интересные экземпляры старинных ружей, пистолетов, сабель и ножей можно было недорого приобрести на антикварных рынках столицы.

Что-то привозили из-за границы друзья, иногда совершенно незнакомые люди, узнав о коллекции, приносили ржавые сабли и кинжалы, хранившиеся на чердаках.

Леонид Григорьевич изучал историю оружия, занимался его реставрацией, тщательно составлял экспозиции на витринах, оборудованных в собственной квартире, буквально превратив ее в музей, который был доступен для посещения запорожских и иногородних коллег, курсантов школы милиции. Часть экспонатов владелец предоставлял для выставок в Музее запорожского казачества на Хортице и областном краеведческом музее. А еще — оружие, соответствующее эпохе, использовал в съемках художественного фильма «Тарас Бульба» режиссер Владимир Бортко.

Тогдашний городской голова Запорожья даже обещал помочь выделить какое-нибудь помещение для обустройства выставки, но вопрос так и остался открытым. Со временем арсенал вырос до двух с половиной тысяч редких и ценных экземпляров, что, по оценкам специалистов, стоит более пяти миллионов долларов.

Широкая известность коллекции, видимо, и сыграла злую шутку с ее владельцем — люди, обладающие властью, решили завладеть раритетными экспонатами. На тот момент в нашей стране выработалась особая методика грабежа коллекционеров. По словам Леонида Григорьевича, в Запорожье он стал вторым потерпевшим, а по Украине — восьмым.

«Со стеллажей на стенах кабинета изъято: сабли — 88 штук, шпаги — 43 штуки, тесаки — 20 штук…»

— Как повод ворваться ко мне и изъять часть экспонатов правоохранители использовали убийство из пистолета Макарова валютчика в Васильевском районе Запорожской области, — объяснял 65-летний Леонид Петрашин. — Якобы по оперативным данным стало известно, что этот пистолет хранится… в моей коллекции. Ко мне пришли правоохранители и изъяли восемь единиц оружия.

Второй раз милиционеры нагрянули с обыском к коллекционеру в апреле 2010 года, когда он находился в больнице после инсульта.

— Как раз в то злополучное утро, когда забрали коллекцию, я ненадолго покинул больницу, чтобы заехать домой, — рассказывал сразу после тех событий коллекционер.

— Сотрудники милиции встретили меня во дворе дома, сначала увезли в Ленинский райотдел к следователю, а затем доставили в областное управление внутренних дел. Там я провел почти пять часов. У меня не брали показания, я просто сидел под охраной сотрудника.

Но вот позвонить по мобильному жене не мог — не разрешали. Лишь когда оружие вынесли из квартиры, меня отпустили.

Снимать процесс обыска и изъятия оружия супруге не позволили, пригрозив разбить фотоаппарат… у нее на голове! И ее с больным ребенком закрыли в комнате. Моих адвокатов тоже не пустили на порог квартиры, зато понятых привезли с собой, и те подписали все, что им велели.

Кроме экспонатов, следователь Ленинского райотдела милиции и сотрудники управления уголовного розыска забрали почти все бумаги и документы на оружие. Несмотря на то что в постановлении об обыске значилось огнестрельное оружие, изымали и холодное оружие, к которому не должны были прикасаться.

Но самое страшное: предметы, имеющие историческую и художественную ценность, паковали в мешки навалом, не утруждая себя их детальной описью.

Леонид Григорьевич продемонстрировал копию протокола обыска. Страницы не пронумерованы.

В строках, где должно быть указано, кому изъятое имущество оставлено на хранение и кто несет уголовную ответственность за его растрату, стоят прочерки.

«Со стеллажей, расположенных на всех 4-х стенах кабинета, изъято: сабли — 88 штук, шпаги — 43 штуки, тесаки — 20 штук, палаши — 3 штуки, топоры — 2 штуки, мечи — 4 штуки, штык-ножи — 69, гранаты Ф-1 — 3 штуки…»

Забрав чужое имущество, запорожская милиция… возбудила в отношении Леонида Петрашина уголовное дело по статье «Хранение огнестрельного оружия, боеприпасов без предусмотренного законом разрешения». Прокуратура настаивала на пятилетнем сроке заключения для «нарушителя закона».

— А ведь еще в 2003 году я обратился к Юрию Фомину — начальнику отдела разрешительной системы областного управления МВД, которая выдает соответствующие документы на оружие, — сообщил «ФАКТАМ» Петрашин.

— Он объяснил, что в пределах квартиры я могу хранить сколько угодно оружия, лишь бы не выносил на лестничную клетку. Так я и не выносил! Кроме того, чтобы перерегистрировать такую коллекцию, надо описать каждый экспонат — цвет и форму рукоятки, клейма, рисунки, номера.

При этом обязательно делаются два ракурсных снимка предмета. Это объемная работа, я с ней успел справиться лишь частично…

*До визита правоохранителей стены в доме коллекционера выглядели так (фото Евгения Чубука)

«В усадьбе бывшего министра образования Табачника 11 моих предметов»

Уже тогда, в 2010-м, Леонид Петрашин выяснил, что дорогостоящую коллекцию «заказали» влиятельные люди в Украине:

— Я знаю подоплеку изъятия коллекции: заказчиками были очень серьезные люди из Киева. И фамилии их мне известны. Но им нужны были всего лишь несколько уникальных предметов из моей коллекции.

А правоохранители решили забрать все. Потом коллекцию раздерибанили и пополнили чужие собрания. Но я этого так не оставлю! Знаю, что вернуть вывезенное из моей квартиры будет сложно, но дарить его никому не собираюсь.

Готов дойти до Страсбургского суда…

С тех пор в Украине произошло немало событий: проворовавшуюся власть народ объявил вне закона. «Дважды несудимый» Янукович позорно сбежал в соседнюю страну, прихватив, сколько мог, ценностей из своего дворца в Межигорье. Разбежались и его друзья-приспешники, частично забрав награбленное, частично бросив дорогостоящие презенты и вещи в своих усадьбах.

Когда в феврале 2014 года корреспонденты центральных СМИ побывали в особняках, то засняли древние фолианты, уникальные скульптуры, картины известных живописцев и прочие ценности, радовавшие их бывших владельцев.

И вдруг на стенах «хатынки» бывшего генпрокурора Украины Виктора Пшонки Петрашин увидел и опознал как минимум три экспоната из своей коллекции!

— Я определил, что там мои австро-венгерская сабля и масонский меч, а также советский морской кортик с поясом, — рассказывал Леонид Григорьевич.

— Однако у меня они были расположены в тематическом порядке: парадные — к парадным саблям, боевые — к боевым, как в музее положено. У Пшонки не было разделения, он просто цеплял все подряд, как сорока.

А теперь хочу, чтобы провели «ревизию» в усадьбе бывшего министра образования Табачника, у которого 11 моих предметов.

*”В доме бывшего генпрокурора Пшонки были вот эта австро-венгерская сабля, масонский меч и советский кортик из моей коллекции”, — показывает Леонид Петрашин (фото автора)

Балканские кремниевые ружья были замечены Петрашиным среди вещей, поспешно собираемых в доме Януковича. Коллекционер заявил, что ехать и забирать силой принадлежащие ему экспонаты он не будет, все должно производиться на законном основании.

Но только в декабре прошлого года дело сдвинулось с мертвой точки. Сначала Леонида Петрашина пригласили на личную встречу к генеральному прокурору Украины Юрию Луценко.

Генпрокурор дал поручение принять безотлагательные меры, направленные на защиту законных прав и интересов заявителя.

24 февраля в судебном заседании прокурор Запорожской местной прокуратуры № 3 объявил постановление об отказе от обвинения Петрашина. Обвинение основывалось на выводах экспертизы, что огнестрельное оружие из коллекции пригодно к использованию. Однако эксперты Харьковского научно-исследовательского института судебных экспертиз имени профессора Бокариуса это не подтвердили.

— Луценко понял всю глупость того, что творилось, — рассказывает Петрашин. — Другие тоже поняли, но не могли признаться. А он сказал, что все это «изъятие и уголовное дело» — фикция, подстава, заранее спланированная ради чужого обогащения.

Кстати, Дмитрий Табачник — первый, кому захотелось девять предметов из моей коллекции.

А его товарищ Анатолий Могилев, тогдашний министр внутренних дел, наверное, подумал: «Если Табачнику помочь, почему к моим рукам не должно что-нибудь прилипнуть? Надо еще и Януковича, и Пшонку порадовать…» Тут, в Запорожье, тогдашнее руководство управления внутренних дел тоже решило: если им можно, то почему нам нельзя «угоститься» экземплярами коллекции? И вот каждый взял себе то, что хотел. Еще в 2014 году один из милицейских начальников заявил: «Берите, что кому нравится, все равно мы ему ничего возвращать не будем».

— Простите, но это ведь серьезное обвинение. Вам откуда об этом известно?

— Я что, случайно 18 лет проработал в криминальной разведке? — парирует собеседник. — Есть люди, которые все мне рассказали. Областное милицейское начальство взяло себе самое большее количество предметов.

Представляете, когда у меня проводился обыск, один из них, ни от кого не скрываясь, говорил: «Вот это мне в коллекцию пойдет…» Осели какие-то экземпляры и у милиционеров рангом пониже.

В уголовном деле, возбужденном против меня, есть сопроводиловка, что в Киев направляется такое-то количество оружия из моей коллекции. Как думаете: почему на этой бумаге нет исходящего номера и печати канцелярии?

— Может, потому что это «левый» документ?

— Совершенно верно! Потому что его в природе как бы не существовало. То есть изъятие этих 356 предметов — банальная кража, которую замаскировали как отправку в Киев в распоряжение Департамента МВД. Спрашивается: зачем отправлять, если еще не было решения суда? Считаю, что в отношении меня совершили уголовное преступление.

*Бывший генпрокурор Виктор Пшонка украсил свой особняк старинным оружием

Шестого марта этого года Леониду Петрашину вернули часть коллекции, которая в свое время была отправлена на экспертизу в Научно-исследовательский экспертно-криминалистический центр при Запорожском областном полицейском главке и хранилась там на складе.

— Из 356 предметов, которые мне должны были отдать, возвратили всего 65! — не скрывает возмущения Леонид Петрашин. — Остальное все украдено! Да и из этих 65 предметов 15 изувечено. По крайней мере, половина запчастей отсутствует: вынимали из них кто что хотел. На двух ружьях приклады переломаны. А ведь есть материалы экспертизы, где указано, что приклады были на месте, целые.

Оставшееся — это, скажем так, то, что никто не захотел брать. Мою коллекцию оно дополняло. Все сохранившиеся предметы — огнестрельное оружие. То, что забрали Янукович, Пшонка, Табачник и Могилев — малая толика по сравнению с тем, что украдено здесь, в Запорожье.

Я могу назвать фамилии людей, совершивших это преступление. В частности, это начальник одного из городских райотделов милиции и предприниматели, которые через него покупали мои вещи.

Правоохранитель водил их в камеру вещественных доказательств, где временно находились предметы моей коллекции, и называл цены.

— Вы знали, что от коллекции остались «рожки да ножки»?

— Да. Очень интересная бумага лежит у меня на столе, называется «Постанова прокуратури № 3». Там сказано, что дело против меня рассыпалось. Почему? В суде обязательно должны быть вещдоки, а вещдоков нет!

И самое смешное: все экспертизы, которые проводились в экспертном центре, являлись заведомо фиктивными! Предметы, которые описывались, были уже украдены.

Но понять это может профессионал, а все было рассчитано на лохов. Допустим, имеется массогабаритный макет автомата Калашникова 1946 года выпуска.

Написано: «Переделан в боевой…» Но это практически невозможно — слишком сложная и дорогостоящая работа. Такое можно только сочинить.

Леонид Петрашин заявляет, что, несмотря на 65-летний возраст, участие в двух войнах, два перенесенных инфаркта и инсульт, точку в этой истории он ставить не собирается.

— Я жив, а потому «никто не забыт и ничто не забыто»! Можно подумать, что я им все это прощу? Не бывать такому! Я уже написал заявление в прокуратуру, открыто уголовное производство, по нему работают люди. Я являюсь потерпевшим.

Иного пути у меня нет. Я единственный из коллекционеров Украины, кто поднял голос в защиту своих прав. И на меня теперь смотрят все: и друзья, и враги, и нейтральные свидетели ситуации.

Надеюсь, что и у других людей, которых обокрали, проснется человеческое достоинство.

— Возвращенные вещи уже развесили по стендам?

— Нет, не все так просто. Надо заново продумывать экспозицию. Снимать и паковать в мешки просто, а создавать тяжело. Это проходит через душу и сердце…

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/232503-iz-356-izyatyh-u-menya-ekzemplyarov-antikvarnogo-oruzhiya-vernuli-vsego-65-ostalnye-byli-razvorovany

Знай свои права: если полиция просит проехать в отделение, открыть багажник или пришла с обыском | ВЕСТИ

Обязаны ли мне вернуть вещи, изъятые сотрудниками уголовного розыска?

“Вести” попросили юристов дать ответы на самые распространенные вопросы о том, как грамотно вести себя с правоохранителями

«Вести» продолжают спецпроект, в котором каждую неделю вместе с юристами будут рассказывать о том, на что каждый из нас имеет право в той или иной ситуации, а также разбирать конкретные случаи и давать советы. Сегодня говорим о соблюдении наших прав при общении с правоохранителями.

Все новости проекта “Вестей” Знай свои права

При осмотре авто сотрудник может максимум заглянуть в салон. А требование открыть багажник — это уже досмотр. И тогда водитель имеет полное право потребовать указать причину и составить протокол о подозрении в совершении преступления. Если водитель не совершал никаких противозаконных действий — оснований для составления протокола нет, а проводить досмотр без него не имеют права.

Если все-таки основания для остановки авто и досмотра есть (о них — ниже), нужно обязательно потребовать присутствия понятых: к сожалению, нельзя исключать ситуацию, что вам попробуют что-то подкинуть в багажник.

И помните, что досмотр в любом случае проводится с согласия водителя. Если инспектор сам открывает багажник, проникает в салон и копается в бардачке — это уже даже не досмотр, а обыск.

А он — исключительно уголовно-процессуальное действие и не входит в компетенцию патрульных служб.

Если инспектор пытается проникнуть в автомобиль, немедленно фиксируйте эти действия на видео и звоните 102.

Основанием для остановки автомобиля кроме нарушения водителем ПДД могут быть очевидные признаки технической неисправности транспортного средства; причастность водителя или пассажиров к совершению ДТП, уголовного или административного правонарушения; если необходимо привлечь водителя транспортного средства к оказанию помощи другим участникам дорожного движения или полицейским; если способ закрепления груза на транспортном средстве создает опасность для других участников дорожного движения или же если транспортное средство находится в розыске. Все остальные причины остановки автомобиля — незаконны.

На что имеете право, если вас уже задержали

Задержанный имеет право на свидание с защитником тет-а-тет до первого допроса. В случае если у задержанного нет средств на адвоката, государство обязано немедленно предоставить ему бесплатного защитника.

Сам допрос может длиться без перерыва не более двух часов, в целом — не более восьми часов и только в присутствии адвоката. Каждые два часа человеку должны давать 15 минут перерыва: выпить воды, покурить. Также вы имеете право производить фото-, аудио- и видеофиксацию допроса, а если у вас изымут телефон, запись может производить адвокат.

Если вы находитесь в изоляторе временного содержания более трех часов, вас должны обеспечить горячим питанием. Если в камере не работает санузел, у вас есть право выйти в туалет по желанию — не реже одного раза за четыре часа. По вашему требованию сотрудники полиции должны обеспечить вам врача.

Если наблюдаются малейшие проблемы со здоровьем, расскажите медикам о них — это шанс переехать в больницу. Не подписывайте никаких документов, прежде не изучив их. Заверяя протокол, поставьте прочерки в пустые поля.

И обязательно укажите о своем несогласии с причиной задержания и о других имеющихся возражениях в протоколе задержания.

В соответствии со статьей 29 Конституции Украины, вы имеете право на свободу и личную неприкосновенность.

Задержать человека без решения суда сотрудники полиции имеют право лишь в том случае, если его застали непосредственно в момент совершения преступления или же сразу после этого.

Срок задержания без решения суда по продолжительности не может превышать 72 часов, о факте задержания составляется протокол, в котором в обязательном порядке указываются основания для задержания, место, дата и точное время.

Сотрудник полиции обязан при этом разъяснить основания для задержания, его право иметь защитника, право на медицинскую помощь, право давать показания или же отказаться от дачи показаний по поводу подозрения против него, а также уведомить родственников о его задержании и месте нахождения (по просьбе задержанного и в течение двух часов).

При этом в течение 60 часов с момента задержания вас должны либо отпустить, либо доставить в суд для рассмотрения вопроса об избрании меры пресечения.

Во время задержания может проводиться личный досмотр, досмотр вещей, а также осуществляться изъятие вещей и документов, о чем составляется отдельный протокол либо делается отметка в основном. При этом вы имеете право не подписывать указанные документы без адвоката, о чем письменно указываете в протоколе.

При задержании несовершеннолетнего работники полиции обязаны сообщить об этом его родителям или лицам, заменяющим их. При этом в протоколе об административном задержании отмечается время и дата сообщения родителям, кого конкретно проинформировали и каким образом.

Ехать ли в отделение, если полицейский настаивает

Если сотрудник полиции требует, чтобы вы проехали в отделение, уверенно и вежливо попросите его сообщить причину задержания и суть совершенного правонарушения (в чем вас подозревают) и в корректной форме попросите предъявить служебное удостоверение. Если он настаивает, проехаться с ним придется.

Пререкания с полицейскими могут быть расценены как сопротивление сотрудникам правоохранительных органов. А это — повод для привлечения к административной ответственности (арест на 15 суток). Но в заявлении позже или в протоколе о задержании вы можете отметить, что считаете свое задержание незаконным.

Если есть возможность, позвоните знакомым и друзьям, родителям или адвокату.

Сообщите, что вас задержал такой-то сотрудник полиции на служебном автомобиле с такими-то номерами и везет в такое-то отделение.

Из удостоверения сотрудника органов желательно переписать его ФИО, звание и должность для возможного обжалования действий в прокуратуре или в суде.

Не забудьте записать номер нагрудного знака работника, он также может вам понадобиться для его идентификации — его нельзя скрывать или каким-либо образом препятствовать прочтению информации на нем и фиксированию его с помощью технических средств (например, камеры смартфона) — об этом говорится в ч. 3 ст. 20 ЗУ «О Национальной полиции».

Права в аэропорту: что делать, если потерялся багаж, задержали рейс, отказали в посадке из-за овербукинга

Отметим, что задержание по подозрению в совершении административного правонарушения не может продолжаться более 3 часов.

Что делать, если к вам в дом пришли с обыском

Обыск может проводиться только по решению суда. Правоохранители обязаны предъявить вам это решение. В нем должно быть прописано, кому конкретно дано право проводить обыск (ФИО и звание), в какой период (например, с 5 по 7 июля 2017 года) и из-за чего он происходит. Перед проведением обыска вам должны сообщить, что именно будут искать в жилище и предложить выдать эти вещи добровольно.

Обыск разрешено проводить с 6 утра до 10 часов вечера и только в присутствии двух понятых и человека, который в этом жилье проживает. Если правоохранители пришли обыскивать жилье со своими понятыми — не соглашайтесь и требуйте, чтобы в качестве понятых выступали, например, ваши соседи.

Протестуйте, если сотрудники полиции одновременно обыскивают разные комнаты, ведь вы имеете право следить за всеми их действиями. Категорически не берите в руки предмет, который вам не принадлежит и который якобы нашли у вас в доме/квартире, когда вы этого не видели.

Правоохранители не имеют права, попав в квартиру, хаотично сгребать вещи в мешки, иначе можно считать, что доказательства добыты незаконным путем — в суде их не должны принять. Требуйте занесения всех нарушений в протокол обыска и просите понятых засвидетельствовать это подписями.

Все происходящее желательно фиксировать на фото и видео.

Все возвращается на свои места”. В новой полиции копов массово меняют старые милиционеры

Можно ли отказаться предоставлять сотруднику органов свои документы

Если вас остановил полицейский и просит предъявить документы, помните: ни один законодательный акт не обязывает вас давать свои документы в руки инспектору — их можно показывать, держа в руках (а если остановили водителя на дороге — то через стекло, давая возможность прочитать и при необходимости переписать данные).

Вы также можете попросить полицейского предъявить его документ, однако пытаться брать в руки служебное удостоверение инспектора тоже не стоит. Это может быть расценено как преступление против авторитета органа государственной власти или его представителя.

Полицейский остановил на улице: на что имею право

Останавливать на улице полицейские имеют право лишь в том случае, когда есть основания полагать, что человек находится в розыске, совершил или намерен совершить правонарушение, или если он находится на охраняемой территории либо в зоне чрезвычайного происшествия.

Права полицейского при этом ограничиваются возможностью опросить человека, а не допросить его, осуществить внешний визуальный осмотр одежды, провести по ней рукой или металлоискателем. При этом осмотр может быть проведен лишь сотрудником правоохранительных органов того же пола. Предоставлять информацию или нет — право человека.

Вы имеете право хранить молчание и не свидетельствовать против себя.

Если у вас возникли вопросы, вы всегда можете задать их по почте: [email protected]

  • Наши эксперты:
  • адвокаты Наталья Тричинец и Юрий Белоус

Источник: https://vesti.ua/poleznoe/246101-znanie-protiv-sily-hramotnyj-dialoh-s-pravookhraniteljami

Полицейские забрали мой телефон. Как его вернуть? | ОВД-Инфо

Обязаны ли мне вернуть вещи, изъятые сотрудниками уголовного розыска?

У задержанных на акциях часто отбирают личные вещи, среди которых может оказаться и телефон. Это особенно неприятно: во-первых, остаться без средства связи в стрессовой ситуации очень неудобно; во-вторых, в памяти телефона содержится личная информация.

Важно помнить, что никто не имеет права произвольно забирать ваше имущество. Без составления протоколов любые подобные действия трактуются как хищение.

При этом совершенно не важно, кто их совершил — простой гражданин или человек в форме. Если никаких документов вам не предоставляют, можно смело отказываться отдавать свои вещи.

Хотя и не факт, что сотрудники полиции прислушаются к вашим законным требованиям.

Оснований для изъятия личных вещей всего три — административное или уголовное производство, а также арест. При этом правоохранители обязаны соблюсти предусмотренные законодательством процедуры и составить протокол. Этот документ зачастую — единственное подтверждение изъятия, поэтому особенно важно проверить, чтобы он был составлен верно.

Итак, после задержания вы остались без телефона. Теперь всё зависит от того, на каком основании его у вас забрали. Рассказываем, что можно сделать, чтобы его вернуть.

Иногда полицейские могут принудительно забрать ваши вещи, в том числе телефон, без составления протоколов или документов о том, что изъятый предмет может быть вещественным доказательством. Это может случиться, например, в автозаке или в отделе полиции.

Любое лишение возможности пользоваться личными вещами должно быть документально подтверждено. В противном случае вам нужно написать заявление о хищении или о превышении полномочий сотрудниками полиции.

Подавать заявление можно сразу по доставлении вас в ОВД или после окончания задержания.

  1. По административному делу

Если вас задержали по административному делу, изъять ваши вещи могут только если их посчитают предметом совершения правонарушения. Тогда телефон приобщают к материалам дела. Полицейский должен сделать соответствующую запись в протоколе о доставлении или же составить отдельный протокол об изъятии. Обязательно получите копию документов, вам обязаны их выдать.

При этом «найти» телефон правоохранители могут в результате личного досмотра или досмотра ваших вещей. Досмотр проводит сотрудник одного с вами пола при двух понятых того же пола. Если понятых нет, досмотр могут фиксировать на видео. Информация о результатах досмотра должна быть отражена в материалах дела (в протоколе доставления или задержания, или в отдельном протоколе о досмотре).

После задержания вас могут поместить в камеру. Тогда личные вещи тоже изымают и фиксируют это в протоколе.

Когда вас отпустят, все ваши вещи, включая телефон, обязаны вернуть-либо предоставить документы, где указано, почему это сделать невозможно.

Например, в то время, как вы были задержаны или находились под арестом, телефон изъял следователь по уголовному делу. Тогда вам должны выдать копию протокола выемки.

Изъятие по административному делу можно обжаловать в рамках общего производства. Для этого нужно указать свои возражения в апелляционной жалобе. Если в удовлетворении апелляции откажут — подавать жалобу в ЕСПЧ.

Другой способ — обратиться с иском в суд. Как это сделать, описано здесь. И, наконец, можно обжаловать действия полицейских. Шаблон жалобы и информацию о том, как ее подать, вы найдете тут.

В начале следственных действий по уголовному делу вас должны ознакомить с мотивированным постановлением о проведении этих действий. В документе может не быть информации о конкретных основаниях для изъятия. Это дополнительнительная причина обжаловать такое решение.

После того, как вы ознакомитесь с постановлением, следователь предложит добровольно выдать ваши личные вещи. В случае отказа он имеет право изъять их без вашего согласия. Поэтому лучше всего передать заблокированный телефон, после чего следователь должен составить протокол изъятия.

Изъятие может проходить при понятых или под видеозапись. Все свои замечания вы можете отразить в специальной графе протокола. Они могут касаться, например, процедуры следственного действия, немотивированности решения о его проведении, а также нарушения ваших прав.

Протокол не следует подписывать до того, как вам предоставят копию. Важно проверить, чтобы в документе всё было верно записано и не было пустующих не перечеркнутых строк.

После изъятия у следователя есть 10 дней на то, чтобы решить, являются ли изъятые предметы вещественными доказательствами. Этот срок могут продлить еще на 30 дней. Кроме того, телефон могут направить на экспертизу, срок которой закон не устанавливает.

Если за это время телефон не признали доказательством и не передали на экспертизу, вернуть его вам должны в течение пяти дней. Также можно самостоятельно обратиться в Следственный комитет с ходатайством (прил 1).

Решение о приобщении телефона к материалам уголовного дела фиксируется в мотивированном постановлении. В этом случае быстро вернуть будет сложно, но можно обратиться с ходатайством о передаче на ответственное хранение (прил. 2). Передача вещественного доказательства происходит по усмотрению следователя. Если он откажет, придется ждать прекращения уголовного дела или приговора.

Также можно обжаловать в суд действия следователя по изъятию вашего телефона, чтобы признать такие действия незаконными (прил. 3).

Что делать, если телефон изъяли без вас?

Случается, что об изъятии своих вещей вы узнаёте уже после того, как это произошло. Например, обыск или выемка по уголовному делу прошли в ваше отсутствие. Или вас выпускают из ОВД после задержания, но телефон не отдают.

В таком случае нужно выяснить, кто именно проводил изъятие. Если телефон забрали во время обыска в помещении, нужно обратиться к собственнику за копией протокола.

Если личные вещи не возвращают после административного задержания, вам обязаны предоставить документы о невозможности их возврата. В противном случае нужно написать заявление на имя начальника ОВД (прил.

4) и жалобу в прокуратуру (прил. 5).

Если судьбу телефона ни одним из этих способов установить не удалось, вы можете написать заявление на имя руководителя СУ СК РФ по субъекту РФ, где был изъят телефон (прил. 6).

Источник: https://legal.ovdinfo.org/phone

Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами (утв. Генпрокуратурой СССР, МВД СССР, Минюстом СССР, Верховным Судом СССР, КГБ СССР 18 октября 1989 г. N 34/15) (с изменениями и дополнениями)

Обязаны ли мне вернуть вещи, изъятые сотрудниками уголовного розыска?

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами (утв. Генпрокуратурой СССР, МВД СССР, Минюстом СССР, Верховным Судом СССР, КГБ СССР 18 октября 1989 г. N 34/15) (с изменениями и дополнениями)

Обзор документа

Инструкция”О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами”

(утв. Генпрокуратурой СССР, МВД СССР, Минюстом СССР, Верховным Судом СССР, КГБ СССР 18 октября 1989 г. N 34/15)

I. Общие положения

1.

Настоящей Инструкцией устанавливаются единые правила изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества в стадии предварительного следствия, дознания и судебного разбирательства, а также порядок исполнения решений органов предварительного следствия и дознания, суда в отношении вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества.

2. В ходе предварительного следствия, дознания и судебного разбирательства по уголовным делам следователь, работник органа дознания, прокурор, суд обязаны изымать:

а) вещественные доказательства;

б) предметы и документы, запрещенные к обращению (если у владельца отсутствует разрешение на их приобретение и хранение);

в) удостоверяющие личность документы, партийные и комсомольские билеты, награды и документы к ним арестованных обвиняемых (подсудимых), подозреваемых;

г) деньги и иные ценности, обнаруженные при наложении ареста на имущество обвиняемого (подсудимого), на которые может быть обращено взыскание в целях возмещения причиненного материального ущерба или исполнения приговора в части конфискации имущества.

3.

Вещественными доказательствами являются предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления, или были объектами преступных действий, а также деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, и все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению ответственности.

4. К числу изъятых из свободного обращения относятся предметы, приобретаемые только по особым разрешениям (их перечень определен законодательством Союза ССР и союзных республик), а также все иные предметы, изготовление, приобретение, хранение, сбыт и распространение которых запрещено законом.

5. Изъятие орденов, медалей и документов к ним, нагрудных знаков и документов о присвоении почетных званий СССР, союзных и автономных республик производится в случаях:

а) установления принадлежности их лицу, обвиняемому (подозреваемому) в совершении тяжкого преступления;

б) обнаружение наград и документов к ним, принадлежность и право ношения которых не установлены;

в) невозможность обеспечения сохранности их при заключении под стражу обвиняемого (подозреваемого).

II. Изъятие, осмотр вещественных доказательств, наград,
документов, ценностей и иного имущества

6. Факт изъятия вещественных доказательств, наград, документов, ценностей и иного имущества (в том числе предметов и документов, изъятых из свободного обращения) отражается в протоколе следственного или судебного действия.

В случае представления свидетелем, потерпевшим, обвиняемым (подозреваемым), другими лицами, а также представителями организаций и учреждений предметов, документов, ценностей и иного имущества, имеющего значение вещественного доказательства либо изъятого из свободного обращения, а равно подлежащего конфискации или аресту для обеспечения возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, или исполнения приговора суда о конфискации, составляется протокол в соответствии со ст.ст. 70 и 141 УПК РСФСР и соответствующими статьями УПК других союзных республик. При этом следователь, работник органа дознания, прокурор, суд обязаны допросить лицо, представившее названные объекты, о времени, месте и других обстоятельствах их обнаружения, приобретения и хранения.

7. Для изъятия объектов, обращение с которыми требует наличия определенных навыков, точного фиксирования их качественных характеристик, индивидуальных признаков и определения стоимости привлекаются соответствующие специалисты.

В необходимых случаях обнаружение и изъятие предметов, ценностей и документов фиксируется фото- и киносъемкой или видеозаписью.

8. В протоколе перечисляются все изымаемые предметы и документы, а равно описываемое имущество.

При изъятии большого числа предметов и документов в обязательном порядке составляется специальная опись, прилагаемая к протоколу и являющаяся его неотъемлемой частью.

В протоколе или в прилагаемой к нему описи указываются точные наименования, количество, мера, вес, серия и номер, другие отличительные признаки каждого изымаемого объекта, а также места их обнаружения.

При изъятии наград и документов к ним в протоколе указывается их полное наименование и номер, а также излагаются причины, по которым награда изъята без документа или документ без награды.

9.

Исходя из обстоятельств дела, следователь, работник органа дознания, прокурор, суд вправе изъять часть объекта, на котором находятся или могут находиться следы (микроследы), имеющие отношение к расследуемому делу, если нет возможности изъять объект в целом. При этом они обязаны избегать порчи предметов, принадлежащих потерпевшим и иным лицам, а в случае неизбежной порчи принимать меры к возмещению причиненного гражданам ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

10.

Все изымаемые предметы, ценности и документы предъявляются понятым и другим присутствующим при этом лицам, при необходимости помещаются в упаковку, исключающую возможность их повреждения и обеспечивающую сохранность имеющихся на них следов (микроследов), снабжаются бирками с удостоверительными надписями и подписями лица, у которого произведено изъятие, понятых, следователя, работника органа дознания, прокурора, судьи и народных заседателей, которые скрепляются печатью соответствующего органа, о чем в протоколе делается соответствующая отметка.

Если опись изымаемых предметов и ценностей составить на месте невозможно из-за большого их количества, они помещаются в упаковку, которая снабжается бирками с удостоверительными надписями и подписями указанных в предыдущем абзаце лиц.

В таких случаях составление описи изъятых объектов производится по месту проведения следствия, дознания или судебного разбирательства с участием понятых (по возможности тех же) и отражением в протоколе сохранности печатей и удостоверительных надписей на упаковке, в которую были помещены изъятые объекты.

11.

Протокол и опись составляются в двух экземплярах, подписываются лицом, производившим изъятие имущества, ценностей или документов, а также других объектов, понятыми и присутствовавшими при этом лицами, в том числе лицом, у которого производилось изъятие, а в случае его отсутствия – совершеннолетним членом его семьи либо представителем домоуправления, ЖЭКа, ДЭЗа, сельского или поселкового Совета, администрации соответствующего предприятия, учреждения, организации, колхоза или совхоза.

Копия протокола и описи выдаются на руки лицу, у которого произведено изъятие имущества, ценностей, наград или документов, а в его отсутствие – совершеннолетним членам его семьи либо указанным в предыдущем абзаце представителям.

12. Изъятые предметы, документы, ценности, являющиеся вещественными доказательствами, должны быть осмотрены (в необходимых случаях – с участием специалиста), подробно описаны в протоколе осмотра.

В протоколе указываются количественные и качественные характеристики предметов, все другие индивидуальные признаки, позволяющие выделить объект из числа ему подобных и обусловливающие его доказательственное значение.

Определение драгоценного металла (золото, серебро, платина и металлы платиновой группы), драгоценных камней и жемчуга производится с учетом мнения специалиста или заключения эксперта. В иных случаях в протоколе осмотра отражается только цвет металла и камней, а также их индивидуальные признаки.

После осмотра вещественные доказательства приобщаются к делу специальным постановлением следователя, работника органа дознания, прокурора, определением суда.

III. Хранение вещественных доказательств, наград,
ценностей, документов и иного имущества

13.

При хранении и передаче вещественных доказательств, наград, ценностей, документов и иного имущества принимаются меры, обеспечивающие сохранение у изъятых объектов признаков и свойств, в силу которых они имеют значение вещественных доказательств по уголовным делам, а также имеющихся на них следов, а равно сохранность самих вещественных доказательств, ценностей, документов и иного имущества (если они не могут быть переданы на хранение потерпевшим, их родственникам либо другим лицам, а также организациям).

14. Вещественные доказательства хранятся при уголовном деле, а в случае их громоздкости или иных причин передаются на хранение, о чем составляется протокол.

Для хранения вещественных доказательств в органах внутренних дел, органах КГБ, прокуратурах, судах оборудуются специальные помещения со стеллажами, обитой металлом дверью, зарешеченными окнами, охранной и противопожарной сигнализацией. При отсутствии такого помещения выделяется специальное хранилище (сейф, металлический шкаф достаточного размера и т.п.).

Ответственным за сохранность вещественных доказательств, приобщенных к делу, является лицо, ведущее следствие или дознание, а в суде – народный судья или председатель суда.

15.

Ответственным за хранение вещественных доказательств, ценностей и иного имущества, изъятых в связи с уголовным делом и хранящихся отдельно от него, является назначаемый специальным приказом прокурора, руководителя органа КГБ, органа внутренних дел, председателя суда работник этого учреждения. Основанием для помещения вещественных доказательств на хранение является постановление следователя, работника органа дознания, прокурора, определение суда.

16. Доступ в помещение для хранения вещественных доказательств, ценностей и иного имущества (хранилище) возможен только в присутствии лица, ответственного за их сохранность.

В случае его отсутствия (или заменяющего его работника) доступ в помещение (хранилище) может быть осуществлен с разрешения и только в присутствии прокурора, начальника следственного подразделения органа прокуратуры, органа КГБ, органа внутренних дел, председателя суда (члена суда, народного судьи), у которых должен находиться дубликат ключа от данного помещения (хранилища).

В таких случаях составляется акт, в котором отражается, в связи с чем и какие объекты изъяты из помещения (хранилища) или помещены в него. Акт передается лицу, ответственному за хранение вещественных доказательств, для внесения соответствующих записей в книгу учета вещественных доказательств.

17. Хранение изъятого в ходе предварительного следствия, дознания или судебного разбирательства огнестрельного и холодного оружия, боеприпасов производится только в органах внутренних дел и органах КГБ, в хозяйственных подразделениях МВД – УВД (УВДТ), КГБ – УКГБ, особых отделов КГБ после проверки в экспертно-криминалистических подразделениях.

Вещественные доказательства в виде взрывчатых веществ передаются на хранение на склады войсковых частей или соответствующих государственных предприятий (организаций), яды и сильнодействующие препараты передаются на склады аптекоуправлений, других организаций, где имеются надлежащие условия для хранения, по согласованию и с ведома их руководства (командования).

В случаях изъятия оружия, боеприпасов, воинского снаряжения, принадлежащего войсковым частям и учреждениям Министерства обороны ССР, КГБ СССР, МВД СССР, они подлежат сдаче на хранение по принадлежности, если это не затруднит проведение следствия или судебного разбирательства.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1205854/

Автоправо
Добавить комментарий