Нанесение вреда человеку при оказании услуг

Об ответственности за производство, продажу товаров, выполнение работ, оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни, здоровья потребителей

Нанесение вреда человеку при оказании услуг

Статьей 238 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность за производство, хранение или перевозку в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно за неправомерные выдачу или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности.

Ответственность за указанные действия предусмотрена за производство, хранение, перевозку в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, которые по своему составу, конструкции, свойствам или качеству не отвечают требованиям, установленным в нормах федерального законодательства, установленных в Законе Российской Федерации «О защите прав потребителей», в Федеральных законах «О качестве и безопасности пищевых продуктов», «О техническом регулировании», «О безопасности пищевой продукции» и других федеральных законах, международно-правовых актах, нормативных и правовых актах Российской Федерации, если эти товары, продукция, работы или услуги являются опасными для жизни или здоровья человека.

Опасность товаров, продукции, работ или услуг для жизни или здоровья человека признается реальной, то есть в них на момент производства, хранения, перевозки или сбыта установлено наличие веществ или конструктивных недостатков, которые при употреблении или ином использовании этих товаров и продукции в обычных условиях могли повлечь смерть или причинение тяжкого вреда здоровью человека. Под реальной опасностью услуг понимается такое их качество, при котором выполнение работ или оказание услуг в обычных условиях могло привести к тяжким последствиям.

Если нарушение допущено, но товары, продукция, работы, услуги не представляли реальной опасности причинения тяжкого вреда здоровью или смерти человека, такое деяние является административным правонарушением. Наказание за это предусмотрено ст. 14.

4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде штрафа на граждан, юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также дисквалификации должностных лиц.

При этом возможна конфискация предметов административного правонарушения.

Потерпевшим по уголовному делу может быть признано физическое лиц, независимо от того, состояло ли оно в договорных отношениях с лицом, осуществлявшим производство, хранение или перевозку в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья человека, неправомерные выдачу или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности.

К уголовной ответственности за перечисленное может быть привлечен как руководитель организации, осуществляющей такую деятельность, независимо от ее организационно-правовой формы, или индивидуальный предприниматель, или их работник, так и лицо, фактически осуществляющее производство и оборот продукции и товаров, выполнение работ, оказание услуг без соответствующей государственной регистрации.

Необходимым условием наступления уголовной ответственности за производство, хранение, перевозку товаров, продукции, не отвечающих требованиям безопасности, является совершение этих деяний в целях сбыта.

О наличии цели сбыта свидетельствует не только количество произведенного, хранимого, перевозимого товара, продукции, не отвечающих требованиям безопасности, но и совершение действий, подтверждающих намерение лица сбыть этот товар, продукцию, например, их предпродажная подготовка, рекламирование, наличие договоренности с торговыми организациями, потребителями об их реализации, размещение товара, продукции в местах торговли и т.п.

https://www.youtube.com/watch?v=3-6O54vswT8

Под официальным документом понимается такой документ, который в соответствии с законом или иным нормативным правовым актом призван удостоверять соответствие товаров, продукции, работ или услуг требованиям безопасности.

Неправомерной выдачей признается составление такого документа или внесение изменений в уже существующий документ, заверение документа и пр.

в целях удостоверения соответствия товаров, продукции, работ или услуг, не отвечающих требованиям безопасности, и предоставление его заинтересованному лицу.

Максимальное наказание за преступление предусмотрено в виде лишения свободы на срок до 10 лет.

Источник: https://mosoblproc.ru/explain/ob-otvetstvennosti-za-proizvodstvo-prodazhu-tovarov-vyipolnenie-rabot-okazanie-uslug-ne-otvechayushhih-trebovaniyam-bezopasnosti-zhizni-zdorovya-potrebiteley/

Врачебные ошибки подводят под статью

Нанесение вреда человеку при оказании услуг

СКР обнародовал предлагаемое наказание за ятрогенные преступления

Врачей больше не будут судить по статьям УК о халатности, причинении тяжкого вреда здоровью или смерти по неосторожности. Следственный комитет представил новую статью, которая вводит уголовную ответственность за врачебные ошибки

Сергей Коньков / «Коммерсантъ»

Следственный комитет раскрыл содержание новой статьи Уголовного кодекса, которая вводит уголовную ответственность за ятрогенные, то есть связанные с врачебными ошибками, преступления. Ранее СКР предложил ввести новую статью в Уголовный кодекс — ст. 124.1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)» и ст. 124.2 «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи».

Презентацию своих предложений ведомство провело на конференции «Национальной медицинской палаты», посвященной проблеме уголовного преследования врачей.

Ст. 124.1 предполагает уголовную ответственность за «ненадлежащее оказание медицинской помощи или услуги», если это повлекло за собой смерть человека или двух и более лиц либо «гибель плода человека и/или причинение тяжкого вреда здоровью человека».

Под плодом человека понимается «внутриутробно развивающийся человеческий организм с девяти недель до рождения». Наказание — штраф от 200 тыс. до 500 тыс. руб. либо лишение свободы на срок от двух до семи лет и запрет занимать определенные должности.

Ст. 124.2 предусматривает уголовную ответственность за внесение недостоверных сведений в медицинскую документацию, ее сокрытие либо уничтожение, а также за «подмену биологических материалов с целью сокрытия ненадлежащего оказания медпомощи другим медицинским работником», действия которого повлекли смерть, причинение тяжкого вреда здоровью либо гибель плода.

Наказания за те же деяния, совершенные руководителями медицинских организаций, — принудительные работы или лишение свободы на срок до четырех лет и запрет на занятие деятельностью.

После того как медицинские преступления будут сконцентрированы в одной статье УК, врачей больше не будут судить по ст.

109, 118 и 238 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности», «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности» и «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности»), рассказал президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль.

​Именно на эти три статьи приходится большинство случаев привлечения медиков к уголовной ответственности. «И потому придумано ввести вместо трех одну статью. Но я полагаю, что судить врачей, с тем чтобы их посадить, можно только в случае умышленного, подчеркну, умышленного вреда здоровью», — сказал Рошаль.

СКР не может не реагировать на жалобы граждан на врачей и медицинскую помощь, заметила в ответ и.о. руководителя управления взаимодействия со СМИ комитета Светлана Петренко.

За последние пять лет таких обращений стало в три раза больше — их количество выросло с двух до шести тысяч, рассказала она. «В каждом конкретном случае мы организовываем проверку.

Далеко не по каждому такому случаю возбуждается уголовное дело, а из всего объема уголовных дел в суд уходит только 10%. То есть в 90% случаев уголовные дела против врачей прекращаются», — отметила она.

Против отдельной статьи для медицинских работников на конференции выступил медицинский юрист Иван Печерей. «Получается, что каждый врач, выходя на работу каждый день, осуществляя свои профессиональные обязанности, фактически оказывается потенциальным преступником, а его профессиональная деятельность рассматривается как сфера преступления», — сказал он.

В 2017 году в суд было направлено 175 уголовных дел, связанных с врачебными ошибками, следует из презентации СКР, представленной на конференции. Это на 11 больше, чем в 2016 году. Количество жалоб на медицинскую помощь в СКР в 2017 году составило 6050. Это на 1100 больше, чем годом ранее. В 2012 году их было только 2100.

Большинство осужденных в 2017 году врачей (74,7%) обвинялись в причинении смерти по неосторожности (ст.109 УК). В оказании услуг, не отвечающим требованиям безопасности (ст. 238 УК), — 10,9%. Еще 6,3% подозревались в причинении тяжкого вреда по неосторожности (ст. 118 УК). Оставшиеся проходили по статьям о халатности и неоказании помощи больному.

У врачебного сообщества с СКР остаются разногласия в отношении предложенной статьи Уголовного кодекса, отметил Леонид Рошаль. В статье не указано, какие именно нарушения профессиональных обязанностей врача будут трактоваться как причина нанесения тяжкого вреда здоровью или смерти пациента. Ее формулировка оставляет возможности для очень широкого трактования.

По словам Рошаля, медицинскому сообществу также не нравится появление в этой статье термина «плод». «Если мы оставим статью в таком виде, в котором она предлагается сейчас, из профессии уйдут врачи-акушеры», — сказал он.

Следственный комитет не будет привлекать медицинских работников к уголовной ответственности за врачебные ошибки, несколько раз заявил в ходе конференции замруководителя главного управления криминалистики СКР Анатолий Сазонов.

«Мы привлекаем к уголовной ответственности медицинских работников, которые допустили грубейшие нарушения стандартов и протоколов лечения, — пояснил он.

​— Что касается термина «плод человека», то мы готовы с медицинским сообществом это обсуждать и приходить к консенсусу», — заявил Сазонов.

Отдельно он отметил, что СКР отказался от «усиленно навязываемых предложений» о привлечении врачей к уголовной ответственности за причинение легкого и среднего вреда здоровью. Сазонов не раскрыл, кто навязывал СКР такие нормы.

Леонид Рошаль отметил, что все изменения в УК, обсуждаемые со Следственным комитетом, пока далеки от финального варианта. Работу с СКР врач назвал конструктивной.

При этом Национальная медицинская палата продолжит настаивать на том, что решать, может ли врач заниматься профессиональной деятельностью, должен не суд, а «профессиональное врачебное объединение, как это происходит в других странах», резюмировал Рошаль.

Дискуссия о необходимости изменить статьи об уголовной ответственности за ятрогенные преступления обострилась после резонансного дела ​врача-гематолога ЕленыМисюриной. В 2013 году она провела забор костного мозга у пациента с несколькими сложными диагнозами, в том числе с онкологическим. Вскоре после процедуры пациент скончался.

По версии следствия, причиной смерти мужчины стала врачебная ошибка: Мисюрина якобы могла проколоть сосуд иглой и вызвать у пациента внутреннее кровотечение.

В январе 2018 года Мисюрину приговорили к двум годам колонии: суд признал ее виновной во врачебной ошибке, повлекшей смерть пациента. Приговор суда вызвал резкую критику со стороны медиков.

После выступлений в защиту Мисюриной главврачей столичных больниц и ведущих медиков к критике приговора также присоединились московские власти в лице мэра Сергея Собянина и его заместителя Леонида Печатникова, а также еще ряд федеральных политиков.

В апреле Московский городской суд отменил приговор в отношении Мисюриной и вернул дело в прокуратуру для устранения процессуальных нарушений.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/07/20/5b5072cc9a7947a9996679f0

Вс требует чаще привлекать виновных к административной, а не уголовной ответственности

Нанесение вреда человеку при оказании услуг

supcourt.ru

Пленум Верховного суда РФ 28 мая отправил на доработку проект постановления о судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 238 Уголовного кодекса РФ (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности).

Проект 7-страничного документа, содержащего 15 пунктов, представил судья ВС РФ Олег Борисов. По его словам, Пленум ВС РФ впервые дает разъяснения по этой статье УК. Судья вкратце изложил историю вопроса. Так, первоначально ст.

238 УК РФ была установлена ответственность исключительно в рамках правоотношений, касающихся прав потребителей. Впоследствии, однако, были приняты законодательные акты, в том числе касающиеся незаконного производства и оборота спиртосодержащей продукции, и со временем действие ст.

 238 стало распространяться на другие сферы как легальной, так и теневой экономики.

– До внесения изменений в ст. 238 в 1997 году в РФ было осуждено по этой статье 37 лиц, в 1998-м – девять. В настоящее время эта норма применяется несоизмеримо чаще, – отметил Борисов. – Так, в 2016 году по ст. 238 было осуждено 4370 лиц, в 2017 году – 4500. При этом порядка 80% лиц осуждается по ч. 1 ст. 238 УК РФ – за деяния, не повлекшие тяжких последствий.

В постановлении, в первую очередь, подчеркивается, что ст. 238 УК РФ предусмотрена ответственность за выпуск товаров, оказание работ и услуг, если эти товары, продукция, работы или услуги являются реально опасными для жизни и здоровья человека, то есть могут повлечь смерть или причинение тяжкого вреда здоровью.

– Несоответствие товара, продукции требованиям не может свидетельствовать об опасности для жизни и здоровья человека! – подчеркнул докладчик.

По его словам, однако, правоприменитель сейчас зачастую исходит из презумпции опасности. В постановлении же указывается, что судам следует отличать преступления по ст.

 238 УК РФ и правонарушения, предусмотренные КоАП РФ (в частности, о продаже товаров ненадлежащего качества или нарушении требований технических регламентов).

Если при производстве товаров, оказании услуг были допущены нарушения, но эти товары, продукция, работы или услуги не представляли реальную опасность причинения тяжкого вреда здоровью или смерти человека, то такое деяние не образует состава преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ.

В постановлении устанавливается, что потерпевший в данном случае не обязательно должен состоять в договорных отношениях с производителем или, к примеру, продавцом опасного товара. А под уголовную ответственность по ст.

 238 может подпадать лишь то лицо, которое производило, хранило или перевозило товар в целях сбыта.

О наличии такой цели должно свидетельствовать не только количество опасного товара, но и совершение действий, подтверждающих намерение реализовать товар, – например, предпродажная подготовка, реклама, договоренность с торговыми организациями и пр.

П. 11 проекта постановления затрагивает нарушение правил дорожного движения. Судам указывают, что если уголовная ответственность за нарушение специальных требований или правил установлена в других статьях УК РФ, то содеянное не должно квалифицироваться по ст. 238 УК РФ.

К примеру, нарушение правил дорожного движения водителем автобуса, повлекшее гибель пассажиров, следует квалифицировать по ст. 264 УК РФ.

А вот если водитель при этом был пьян, то руководитель организации, допустивший его к работе, может быть одновременно привлечен к ответственности по ст. 238 УК РФ.

Предполагается, что принятие постановления позволит устранить необоснованно широкое толкование норм УК и разграничить уголовную и административную ответственность за похожие деяния.

Профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Университета прокуратуры РФ Николай Пикуров отметил, что при работе над проектом постановления в составе рабочей группы изменил свою позицию по некоторым вопросам: ранее в научных работах он придерживался одной точки зрения, но после обсуждения их в рабочей группе склонился к иной трактовке.

Актуальность документа отметил заместитель генпрокурора РФ Леонид Коржинек.

– Сложность в квалификации действий по ст. 238 УК РФ обусловлена несовершенством действующего законодательства и не имеет простых решений, – отметил он и поблагодарил ВС за проработку проблем.

С некоторым возмущением рассказал представитель Генпрокуратуры о случаях возбуждения уголовных дел по ст. 238 УК РФ за нарушение санитарного законодательства в гостиницах.

– Не менее актуальным является вопрос привлечения к ответственности по указанной статье медицинских работников, – сказал он.

По словам Коржинека, если ранее ненадлежащее оказание медицинской помощи квалифицировали по ч. 2 ст. 109 или ч. 2 ст. 118 УК РФ, то после внесения изменений в ст. 238 и принятия закона об основах охраны здоровья граждан РФ медработников стали чаще привлекать по ст. 238.

– Во многих случаях такая квалификация представляется небесспорной, – заявил замгенпрокурора.

Кроме того, он предложил внести в документ дополнительные разъяснения в части разграничения ответственности с другими преступлениями, в том числе со ст. 216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении строительных или иных работ).

В итоге проект постановления был направлен на доработку редакционной комиссией.

Источник: https://legal.report/vs-trebuet-chashhe-privlekat-vinovnyh-k-administrativnoj-a-ne-ugolovnoj-otvetstvennosti/

Ответственность врачей за ненадлежащее оказание медицинской помощи

Нанесение вреда человеку при оказании услуг

Проблемы ответственности медицинских работников за ненадлежащее оказание медицинских услуг либо медицинской помощи, повлекшее вред здоровью человека либо смерть, становятся все более актуальными на современном этапе развития общества.

Статьей 41 Конституции Российской Федерации каждому гарантировано право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Согласно ст.

4 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон) одними из основных принципов охраны здоровья являются ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, должностных лиц организаций за обеспечение прав граждан в сфере охраны здоровья, а также доступность и качество медицинской помощи; недопустимость отказа в оказании медицинской помощи.

При этом, под качеством медицинской помощи в названном законе понимается совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата.

В соответствии со ст.

37 Закона медицинская помощь организуется и оказывается в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, обязательными для исполнения на территории Российской Федерации всеми медицинскими организациями, а также на основе стандартов медицинской помощи, которые утверждаются Министерством здравоохранения РФ.

В настоящее время Министерством здравоохранения Российской Федерации утверждено 56 порядков оказания медицинской помощи по отдельным видам, профилям, заболеваниям и состояниям, среди которых Порядок оказания скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи; Порядок оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю «хирургия»; Порядок оказания медицинской помощи больным с сердечно-сосудистыми заболеваниями и другие, а также более 100 стандартов первичной медико-санитарной и скорой медицинской помощи.

С учетом названных документов, а также с учетом особенностей половозрастного состава населения, уровня и структуры заболеваемости населения Российской Федерации, основанных на данных медицинской статистики, формируются программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

Медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

На основании Закона федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации осуществляется ведомственный контроль качества и безопасности медицинской деятельности подведомственных им органов и организаций.

На территории Санкт-Петербурга контроль за качеством оказанной медицинской помощи в соответствии с подведомственностью осуществляют: Управление Росздравнадзора по Санкт-

Петербургу и Ленинградской области, Комитет по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга, администрации районов.

Вред, причиненный жизни или здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, а также моральный вред может быть возмещен в судебном порядке в соответствии с требованиями ст. 151, 1064 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ).

Исковое заявление подается в суд в письменной форме по месту нахождения медицинской организации.

В соответствии с требованиями ст. 131 Гражданского процессуального кодекса РФ в исковом заявлении должны быть указаны:

– наименование суда, в который подается заявление;

– наименование истца, его место жительства или, если истцом является организация, ее место нахождения, а также наименование представителя и его адрес, если заявление подается представителем;

– наименование ответчика, его место жительства или, если ответчиком является организация, ее место нахождения;

– в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования;

– обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;

– цена иска, если он подлежит оценке, а также расчет взыскиваемых или оспариваемых денежных сумм;

– сведения о соблюдении досудебного порядка обращения к ответчику, если это установлено федеральным законом или предусмотрено договором сторон;

– перечень прилагаемых к заявлению документов (копии искового заявления по количеству участвующих лиц; документ, подтверждающий уплату государственной пошлины; доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочия представителя истца; документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют и другие).

Ответственность медицинских работников может вытекать из договора возмездного оказания услуг (ст.ст. 779-783 ГК РФ).

Согласно ст.

84 Закона граждане имеют право на получение платных медицинских услуг, предоставляемых по их желанию при оказании медицинской помощи, и платных немедицинских услуг (бытовых, сервисных, транспортных и иных услуг), предоставляемых дополнительно при оказании медицинской помощи.

Платные медицинские услуги оказываются пациентам за счет личных средств граждан, средств работодателей и иных средств на основании договоров, в том числе договоров добровольного медицинского страхования. При оказании платных медицинских услуг должны соблюдаться порядки оказания медицинской помощи.

Согласно ст.

1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, осуществляется по правилам параграфа 2 главы 59 части второй ГК РФ.

В соответствии со ст.

1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Кроме того, на отношения оказания медицинских услуг договорного характера распространяет свое действие Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей».

За ненадлежащее исполнение медицинскими работниками должностных обязанностей Уголовным кодексом РФ предусмотрена ответственность за ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей при наступлении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК РФ), причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенного вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 118 УК РФ), заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК РФ), неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ), халатность (ст. 293 УК РФ).

В случае оказания медицинской помощи ненадлежащего качества граждане могут обратиться в следующие организации:

Управление Росздравнадзора по Санкт-Петербургу и Ленинградской области

Санкт-Петербург, наб. канала Грибоедова, д.88/90

Руководитель Управления – Измайлов А.Ф.

Комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга

Санкт-Петербург, ул. Малая Садовая, д.1

Председатель Комитета – Колабутин В.М.

Отдел здравоохранения администрации Невского района Санкт-Петербурга

Санкт-Петербург, пр. Обуховской Обороны, д.163

Начальник отдела – Илюшин Ю.М.

Территориальный отдел Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по городу Санкт-Петербургу в Невском и Красногвардейском районах

Санкт-Петербург, пр. Обуховской Обороны, д.123

Начальник Территориального отдела – Воденко А.В.

Прокуратура Невского района Санкт-Петербурга

Санкт-Петербург, ул. Народная, д. 38, лит. А

Прокурор района – Винецкий В.В.

Невский районный суд Санкт-Петербурга

Санкт-Петербург, ул. Ольги Берггольц, д. 12

Председатель суда – Горобец С.В.

Источник: https://www.gov.spb.ru/gov/terr/nevsky/news/69522/

«Опасная статья УК РФ»

Нанесение вреда человеку при оказании услуг

Другие статьи

В уголовных делах в отношении врачей наметилась опасная тенденция – стала формироваться практика привлечения врачей к уголовной ответственности по ст.

238 УК РФ «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Как правило, медицинские работники привлекаются к уголовной ответственности по п. «в» ч.

2 данной статьи, а именно – выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, если они повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека».

Данная статья предусматривает до шести лет лишения свободы и содержит состав тяжкого преступления, в отличие от «любимых статей» УК РФ, обычно возбуждаемых против врачей – ст.

109 часть 2 (причинения смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) и ст.118 ч.

2 (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) – статей небольшой тяжести.

До недавнего времени, среди инкриминируемых врачам составов преступлений, наиболее ходовой статей была ст. 109 ч. 2 УК РФ. Хотя Следственный комитет РФ озвучивает лишь общую статистику – в 2017 году против врачей было возбуждено 1791 уголовное дело, но эксперты сходятся в оценке, что наиболее часто дела возбуждались именно по 109-ой статье УК.

Андрей Ковалев, директор Российского центра судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения России на недавней научно-практической конференции по уголовным делам о профессиональных преступлениях, совершенных медицинскими работниками», назвал 238-ю статью «немой», подразумевая, что врач не является субъектом этой статьи.

Однако практика показывает, что «немая» статья заговорила и стала звучать все громче.

Врачей начали привлекать по этой статье и, конечно, самым резонансным стало дело врача Елены Мисюриной, когда статья 109-я, которая была инкриминирована вначале, была заменена на 238-ю статью.

Дело в том, что срок давности по таким преступлениям составляет 10 лет (в отличии от, например, статьи 109 УК РФ срок давности которой составляет всего 2 года), что и привело к изменению обвинения в деле врача-гематолога.

Откуда же «растут ноги» применения этой уголовной статьи в отношении врачей и потеснит ли она «ходовые» 109 и 118 статьи УК РФ?

Как считают эксперты, в целом растущая «популярность» применения статей УК вместо гражданских исков по отношению к медицинским организациям вполне объяснима.

«Нередко руководству медучреждения проще переложить уголовную ответственность на врача, чем медицинской организации платить пациенту или его родным в рамках гражданского судопроизводства.

По уголовным статьям – ответственность личная», – говорит президент Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе, Алексей Старченко. Объяснимо и то, что наиболее часто против врачей возбуждались дела по 109 и 118 статьям УК.

«То, что называют врачебной ошибкой, которая приводит к негативным последствиям в виде причинения тяжкого вреда здоровью, либо смерти, всегда квалифицируется как преступление с неосторожной формой вины, – комментирует Иван Печерей, медицинский юрист, доцент кафедры судебной медицины и медицинского права МГМСУ им. И. А.

Евдокимова, – конечно, врач, оказывая медицинскую помощь пациенту, не хочет наступления негативных последствий, не хочет убить или причинить тяжкий вред здоровью. Поэтому, если врач совершает какие-то ошибки, он совершает их не с прямым умыслом, он совершает это по неосторожности. Соответственно, 109-я статья – это одна из наиболее ходовых статей в отношении медицинских работников».

Что касается статьи 238-й, то как говорит Иван Печерей, за нее, как правило, к ответственности привлекаются руководители предприятий как должностные лица.

Соответственно, если уж и применять эту статью к медицинских работникам, то надо было бы ее применять к администрации медицинской организации, к главному врачу и иже с ним, потому что услуги «не отвечающих требованиям безопасности» оказывает не доктор, услуги оказывает организация. Это общая правоприменительная практика.

«Еще интереснее то, что субъективная сторона преступления по данной статье характеризуется прямым умыслом, что подтверждается мнением ряда авторов комментариев к Уголовному кодексу Российской Федерации.

Прямой умысел заключается здесь в том, что врач видит, что нарушает правила безопасности, осознает, что он их нарушает, и сознательно оказывает услуги с несоблюдением требований безопасности, а не в том, что он хочет причинить вред.

Это означает, что лицо, совершающее преступление, знало о том, что его действия приведут к общественно опасным последствиям, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ст. 25 УК РФ). Типичная ситуация предполагает другую форму вины — неосторожность, когда врач уверен, что все делает правильно.

Вывод, который можно сделать из этого – статья 238 УК РФ не применима к медицинскому работнику, поскольку содержит в себе состав преступления с прямым умыслом, заключающимся в осознанном совершении действия, представляющих опасность для пациентов, который у медицинского работника де-факто отсутствует», – комментирует Иван Печерей.

К тому же, как поясняет юрист субъектом преступления по 238 статье является собственник коммерческой организации, либо руководитель организации, оказывающей определенные услуги. Основание для такой оценки базируется на положении Закона РФ от 07:02.

1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», согласно которому исполнителем признается организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору.

Таким образом, медицинский работник, который состоит в трудовых отношениях с медицинской организацией, и не выступает в деловом обороте от своего имени, поскольку не имеет лицензии на осуществление медицинской деятельности и не заключает договора возмездного оказания услуг с пациентом, не может быть привлечен к ответственности по статье 238 УК РФ.

Данное обстоятельство не исключает факта привлечения его по другим статьям УК, если в его действиях имелась неосторожность, повлекшая причинение тяжкого вреда здоровью либо смерти пациента – по ч. 2 ст. 109, и ч.2 ст. 118 УК соответственно.

Эксперт предлагает внимательно вчитаться в название самой статьи – «… выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности» и ответить на вопрос – какие же требования безопасности установлены к медицинским услугам?

«Есть определение безопасности медицинской помощи, под которой понимается отсутствие недопустимого риска, связанного с возможностью нанесения ущерба (“Отраслевой стандарт. Термины и определения системы стандартизации в здравоохранении»). И сразу вспоминаем и ч. 2 ст.

41 УК РФ «Обоснованный риск», по которой риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Проще говоря, согласно данным определениям медицинская услуга (медицинская манипуляция) не должна иметь недопустимого (необоснованного риска), который может привести к возможному нанесению ущерба. Но в подавляющем большинстве случаев оказания медицинской помощи такого сознательного риска и не бывает.

Проблема в том, что сама по себе медицинская помощь таит в себе риск возникновения тех или иных осложнений, заболевания могут течь непредсказуемо. И для медицинской помощи регламентов, устанавливающих критерии безопасности, к сожалению, нет», – комментирует Иван Печерей.

Закон «О защите прав потребителей» устанавливает, что безопасность услуги подразумевает собой безопасность, услуги для жизни, здоровья, имущества потребителя и окружающей среды при обычных условиях, а также безопасность процесса выполнения работы (оказания услуги).

Но при этом требования к безопасности должны быть установлены каким-либо нормативным актом, однако в настоящее время такого акта в отношении медицинских услуг нет.

«Это позволяет сделать вывод, что применение данной статьи к оказанию медицинских услуг невозможно из-за отсутствия соответствующих критериев безопасности их предоставления, установленных законодательно», – поясняет эксперт.

Таким образом, по экспертной оценке, 238 статья не может применяться к медицинским работникам. Но она применяется.

И есть опасения, что будет применяться и далее. Для органов следствия статья достаточно «удобна», так как дает широкий простор для правоприменения.

Кроме того, все большее распространение этой статьи может быть связано с волокитой на этапе следствия, приводящей к истечению сроков давности по ч. 2 ст. 109 УК РФ.

Пропустив сроки, когда можно завершить расследование, следователи могут ужесточать обвинение, заменяя его на более тяжкое и с большим сроком давности, попутно решая задачи по выполнению плана по раскрытию тяжких преступлений.

Эксперты полагают, что это опасная тенденция, которая негативно скажется на всей системе здравоохранения. Врачебной сообщество считает, что такая правоприменительная практика вынудит докторов действовать осторожнее – раз побочные эффекты могут привести к уголовному делу, то врачи будут проводить более консервативное, менее действенное, но и менее рискованное лечение.

В то же время юристы уверенны, что, с учетом того, что медицинские работники могут привлекать к своей защите адвоката, начиная с этапа доследственной проверки, то если удастся вмешаться в расследование подобного рода дела до того, как его передадут в суд, шанс развалить подобное обвинение достаточно высок. В том, числе, например, за счет переквалификации 238 статьи, содержащей состав тяжкого преступления на статью 109-ю ч. 2 – с составом преступлений небольшой тяжести.

Так, например, необходимо доказать, что в действиях врача отсутствует как прямой, так и косвенный умысел. Доказать то, что врач не желал наступления таких последствий, сознательно не допускал из наступления, а напротив – хотел оказать помощь больному.

В этом случае, даже, если в действиях врача имеются недостатки диагностики и лечения, приведшие к неблагоприятным последствиям, то при отсутствии прямого или косвенного умысла действия врача подлежат квалификации по ст. 109 ч.

2, а не по 238.

Такая правовая позиция, на которую можно ссылаться, содержится в Информационном письме Генеральной прокуратуры РФ «Об организации надзора за расследованием фактов ненадлежащего исполнения врачами обязанностей, повлекших смерть пациентов, либо причинение вреда их здоровью» от 16:06 2016 (приложение к письму).

Также аргументом в пользу снятия обвинения по 238 статье может стать то, что объектом преступлений, предусмотренных статьей 109-ой является жизнь и здоровье конкретного человека, а статья 238 предусматривает, что объектом посягательств являются правоотношения, обеспечивающие охрану жизни и здоровья населения, т.е. неопределенного круга лиц, что практически невозможно вменить в вину конкретному доктору, который имеет дело с конкретным пациентом.

И конечно, при защите необходимо учесть, что не все нормативный акты Минздрава России или других уполномоченных государственных органов содержат положения, которые обеспечивают безопасность медицинских услуг, поэтому нельзя обвинять врача в нарушении требований безопасности при оказании медицинской услуги, если нет четко сформулированного требования к ее безопасности.

Вместе с тем, юрисконсульт Национальной медицинской палаты Лилия Айдарова считает, что основная проблема, которая позволяет следственным и судебным органам применять в отношении медицинских работников 238 статью УК, заключается в том, что базовым для сферы здравоохранения Федеральным законом №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан» предусмотрено разделение понятий «медицинская помощь» и «медицинская услуга».

В соответствии со статьей 2 данного закона, медицинская помощь – это комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг, а медицинская услуга – медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение.

«Чтобы было понятнее, почему субъектом преступления по статье 238 УК РФ зачастую становится непосредственно врач, приведем определение термина «медицинское вмешательство», также предусмотренное статьей 2 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан», входящее в определение медицинской услуги.

Так вот, согласно закону медицинское вмешательство – это выполняемые медицинским работником и иным работником, имеющим право на осуществление медицинской деятельности, по отношению к пациенту, затрагивающие физическое или психическое состояние человека и имеющие профилактическую, исследовательскую, диагностическую, лечебную, реабилитационную направленность виды медицинских обследований и (или) медицинских манипуляций, а также искусственное прерывание беременности. До тех пор, пока в российском законодательстве деятельность врача будет делиться на медицинскую помощь и медицинскую услугу, адвокатам и их подзащитным придется искать коллизии для переквалификации 238 статьи УК РФ на.109 статью УК РФ, искать иные пути, чтобы оградить медицинского работника и медицинскую организацию от применения закона «О защите прав потребителей», – отмечает Лилия Айдарова.

Материал подготовлен информационной службой Национальной медицинской палаты.

Источник: http://www.e-stomatology.ru/publication/dangerous_article.php

Автоправо
Добавить комментарий