Можно ли засудить человека за события 30-летней давности?

Жизнь и судьба ликвидатора аварии: Григорий Александров

Можно ли засудить человека за события 30-летней давности?

Григорий Александров, ликвидатор аварии на ЧАЭС ©www.bryanskrai.ru

В июле 1986 г. в городе Новозыбков (Брянская обл. России) из запаса были призваны на военную службу 30 человек для участия в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Среди них был Григорий Александров, рассказавший RFI о событиях 25-летней давности, о судьбе ликвидаторов и о жизни родного Новозыбкова, пострадавшего от катастрофы.

25 лет исполнилось с момента самой страшной катастрофы в истории мирного атома – аварии на Чернобыльской АЭС. В ликвидации её последствий принимали участие сотни тысяч человек. 600 тысяч ликвидаторов прошли через чернобыльскую зону за первые 4 года после аварии.

Среди них был Григорий Тихонович Александров (ныне член общественной организации инвалидов-ликвидаторов «Чернобыль» России). В зоне Чернобыльской катастрофы он работал летом-осенью 1986 года.

Офицера запаса Григория Александрова призвали на военную службу для работы в Чернобыле из его родного города Новозыбков Брянской области России. Призыв запасников в Новозыбкове был объявлен 12 июля 1986 года.

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: У нас выбора не было. У нас в армии есть приказ – набираем команду! Было поднято из районов – с Брянской области, Смоленской, Курской, Орловской – со всех областей было поднято некоторое количество людей, которые должны были сформировать наши роты. Ну, а офицерский состав шел по приказу.

Григория Александрова призвали в Чернобыль вместе с 30 земляками. В Новозыбкове в воинской части был сформирован инженерно-дорожный батальон, который был ликвидирован по возвращении из Чернобыля.

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: Генерал-майор Киреев, начальник инженерных войск Московского округа нас сформировал здесь, помогал формированию. Он нас встречал, он поблагодарил нас, кто-то получил награды, ну, на этом и все…

Московский инженерно-дорожный полк, с которым Григорий Александров прибыл в Чернобыль, занимался среди прочего строительством водозащитных сооружений для фильтрации воды в районе Припяти.

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: Мы там строили дороги, дамбы и т.д. Пришло время, пришлось послужить в этом месте, в этой части, где нужно было, где нужны были наши силы, умы. Ум приложить, наши возможности, старание. Мы это все выполнили. Все сделали.

Пришлось Григорию Александрову побывать и в самой опасной зоне – в районе самого четвертого энергоблока.

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: Наш батальон, вернее, наш полк – в полк входило 3 батальона – располагался в 8 км от станции. В западном районе ветер уходил в другую сторону, поэтому там считалась зона «более чистой».

Но если карту посмотреть – никто ничего не знает точно, короче говоря. 3 месяца полк находился в этом распоряжении. Выполнены работы. Там были зоны 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я. Пятая зона – это территория станции.

Вот мой батальон и моя рота непосредственно принимала участие в очистке территории самой станции: очистке крыши. Со Злынки у нас парень там на трубу лазил. В октябре нам пришлось выполнить тот объем работ, который требовался в то время.

Я не хочу сказать – нужно это было или не нужно. Это нужно было, наверное. Поэтому каждый выполнял то, что ему было поставлено.

Понимали ли ликвидаторы Чернобыльской аварии в 1986 году, на что они идут и чем рискуют?

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: 90% личного состава, офицеры – само собой – и личный состав на 90% — я вам сразу говорю – понимали, да. Ты идешь на крышу – это очень сложный участок, ты не знаешь, сколько ты получаешь там (облучения) за 3, за 2 минуты, за 5 минут. Но каждый шел и каждый понимал, что нужно эту задачу решить, выполнить, а уже что потом будет – будем разбираться потом.

Из Чернобыля Григорий Александров вернулся в родной Новозыбков. По стечению обстоятельств город попал в зону радиоактивного загрязнения.

Из российских городов Новозыбков сильнее всего пострадал от последствий катастрофы и получил мрачное название «эпицентра российского Чернобыля». Город попал в «зону отселения» по чернобыльской классификации пострадавших территорий.

Безуспешными оказались попытки ликвидаторов перебраться из зараженной местности в безопасные территории.

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: В 1987-89 годы у нас были попытки на общественных началах, через нашу организацию мы пытались это «пробивать», выселяться куда-то. Но понимаете, переезжать в те жилые места, которые нам предлагали, не было смысла. В Брянске нам сразу сказали: «Для вас строится дом». Он построился, но, оказалось, что его заселили другими людьми.

То есть у нас не было никакой перспективы выехать отсюда. А за свой счет мы в то время не могли уехать. Те, кто принимал в 1986 году участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, это сейчас люди, которым кому-то там далеко за 50. Уже смысла нет. Детей кто-то куда-то отправляет в другие зоны, а сами мы уже, наверное, останемся здесь.

Потому что в этом возрасте менять место жительства очень сложно.

В интервью РФИ Григорий Александров рассказал о жизни Новозыбкова, об отношении земляков к радиационной беде и к тем скромным льготам, которые они получают за проживание на зараженных территориях.

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: Как говорится, я уже человек такого возраста, что мне не страшно. Я вам скажу: люди называют их «гробовые». Эти деньги они называют «гробовые». Получают доплату определенную. Допустим, хозяйка, которая 300 или 400 рублей в месяц получает «лишних» денег, считает – это хорошо.

Хоть так вот государство нас обеспечивает. А в принципе, конечно, деньгами этого не возместить. Нужно для людей создавать условия. Слава Богу, у нас то кому-то путевочку, более или менее, стараются дать… Администрация области, города старается как-то.

Но, понимаете – город более 40 тысяч, каждого человека нельзя обеспечить.

25 лет спустя после Чернобыльской аварии продолжают ли ликвидаторы ощущать особое внимание к себе?

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: Лично я на себе ощущаю. У нас наше здравоохранение, наш отдел здравоохранения к нашим ликвидаторам относится очень хорошо. Если есть возможность дать какие-то лекарства – нам во всем помогают. В Брянск я приезжаю в диагностический центр – там приехал, показал свои документы и все. У нас, в этом отношении, здесь все поставлено, я считаю, нормально.

Но достаточно ли одного внимания врачей людям, которые прошли через «чернобыльский ад» и живут, медленно угасая от болезней? Не забывает ли общество о том, что сделали эти люди? Не ранит ли своим равнодушием тех, кто совершил настоящий подвиг, считая, что просто выполнял свой долг? Об этом заставляют задуматься слова Григория Александрова.

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: 1986-87 год. Люди, которые отработали на Чернобыльской станции, наш батальон – 97% — отработали на самой крыше. Люди «хватанули» там дозу радиации. Кто-то выжил, кто-то не выжил. Кто-то больше дозу получил, кто-то меньше.

К ним какое отношение? Это не просто я бью себя в грудь – я ликвидатор! Просто отношение должно быть: да, этот человек, действительно, вышел, ничего не болит (когда выходишь, ты ничего не понимаешь, ничего тебя не трогает, ничего не волнует). Ты свою задачу выполнил, вышел, пришел в себя. А через два года начинаешь болеть.

Понимаете, ты должен выполнить свой долг, за тобой Родина, дети, жена, мать, дедушка, бабушка. Ты должен это сделать. Мы тогда жили в едином Союзе, Украина это или Белоруссия – это нам было все равно.

Как жить, сознавая необратимые последствия трагедии и, может быть, свою собственную обреченность? Этот груз с души не снимут медицинские обследования, путевки и доплаты. Есть ли в Новозыбкове специальный центр психологической помощи ликвидаторам чернобыльской аварии?

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: В городе нет. Такого центра нет. У нас есть центр «Радимичи». Туда можно обратиться, там есть свои психологи.

RFI: Это общественная организация.

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: Да. А так, конкретно, чтобы какой-то был создан кабинет, чтобы пришел и там «разгрузился»… У нас был период где-то в 1989: к нам приезжали из Москвы из Института Пирогова психологи, терапевты, невропатологи. С ними когда разговариваешь – они тратили 40-50 минут на одного человека на прием.

С ними было, действительно, и общаться приятно. Теперь такого у нас в городе нет. А хотелось бы этого для людей, которые теряют надежду, у которых заболевания – такие бывают вещи, что лучше их никогда не переносить.

А если бы был какой-то врач-психолог, к которому ты пришел непосредственно, побеседовал, «разгрузился» — тогда человек, может быть, лишние 5 лет прожил бы.

Правда, помнит о ликвидаторах аварии православная церковь. 26 апреля в новозыбковском соборе неизменно проходит служба, на которой поминают уже усопших и молятся о здравии выживших.

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: У нас отец Владимир – храм Святого Михаила, центральный храм – это человек, который действительно лет 10, может, даже больше, 26 апреля проводит службу. Мы приходим, он говорит: «Вам ничего не надо, и свечечки дадим, только приходите все».

Он действительно отслуживает молебен. Я не очень-то церковный человек, но я знаю: я прихожу, креститься не надо, я там встал в сторонке, постоял. Приятно то, что список дадим, он всех зачитает, обо всех расскажет.

Это очень приятно, это очень-очень действует морально на людей, которые находятся в этот момент в церкви.

Четверть века спустя после катастрофы ученые и политики так и не пришли к единому мнению о числе погибших от последствий Чернобыля. Называют цифры от 4 до 400 тысяч жертв. Но человеческую цену Чернобыля можно оценить и по статистике малой – на примере небольшого райцентра Новозыбков, куда в 1986 году после аварии вернулось около 30 ликвидаторов.

Григорий АЛЕКСАНДРОВ: Из нашего города там было 32 человека призвано. Именно из нашего города. Район я сейчас немножко не помню. В живых осталось 9 человек. Я вам объясняю — в живых осталось 9 человек. Остальные у нас потихоньку уходят. Из жизни.

Источник: http://www.rfi.fr/ru/obshchestvo/20110426-zhizn-i-sudba-likvidatora-avarii-grigorii-aleksandrov

«Отца румынской демократии» пытаются засудить за разгон местного «майдана»

Можно ли засудить человека за события 30-летней давности?

Первого демократического президента Румынии после свержения режима Чаушеску – Иона Илиеску – обвинили в преступлениях против человечности. Одновременно обвинения выдвинуты против едва ли не всех руководителей силовых структур начала 1990-х. Что заставило румынские власти устроить процесс, поводом для которого стали события 25-летней давности?

В отношении бывшего президента Румынии Иона Илиеску (первого главы государства после революции 1989 года, свергнувшей Николае Чаушеску) выдвинуты обвинения в преступлениях против человечности.

Предметом разбирательства стали события, произошедшие более чем четверть века назад – гибель людей в результате массовых беспорядков в июне 1990 года.

Илиеску возглавлял Румынию в 1990–1996 и 2000–2004 годах.

«Думаю, что нынешние власти получают удовольствие, сводя счеты со своими предшественниками»

Также в среду генеральная прокуратура Румынии обвинила в преступлении против человечности Вирджила Мэгуряну, бывшего главу Румынской службы информации – спецслужбы, которая в начале 1990-х пришла на смену прежней госбезопасности «секуритате».

Кроме того, уголовное преследование может быть возобновлено в отношении бывшего главы МВД Михая Кицака (причем посмертно – экс-министр умер в 2010 году), а также против бывшего начальника румынской полиции Корнелиу Диамандеску, экс-министра обороны Виктора Стэнкулеску и еще ряда отставных высокопоставленных силовиков.

Первый президент демократической Румынии Илиеску и экс-глава спецслужбы Мэгуряну в среду посетили генпрокуратуру, где выслушали предъявленные им обвинения. Как сообщает ТАСС, экс-президент отказался разговаривать с журналистами, а Мэгуряну назвал выдвинутое обвинение «глупым».

«Победа демократии» и минериада

Трагические события, вину за которые могут возложить на первого посткоммунистического лидера страны, вошли в новейшую историю Румынии под именем «минериада» (от miner – «шахтер»).

Противостояние началось в апреле 1990 года, когда предвыборная манифестация оппозиционной Национал-царанистской («национально-крестьянской») партии превратилась в бессрочный митинг.

Он продолжился и после того, как на выборах в мае того же года победил Фронт национального спасения (ФНС) во главе с Ионом Илиеску.

Поясним, Илиеску, который при Чаушеску занимал высокие посты (в частности, возглавлял отдел пропаганды ЦК РКП, был первым секретарем румынского комсомола, затем министром по делам молодежи), в 1984 году попал в опалу, был исключен из ЦК и снят со всех постов.

Впрочем, до прямых преследований дело не дошло, поскольку Чаушеску сохранял дружеское расположение к бывшему функционеру. В 1989 году опальный «партократ» принял активное участие в демонстрациях против коммунистической власти.

После того как в декабре того же года Чаушеску был свергнут и расстрелян, бывший член ЦК Илиеску возглавил ФНС – новую, уже демократическую правящую партию, от которой и был избран президентом.

Нестабильность, воцарившаяся после свержения Чаушеску, во многом напоминала политическое противостояние в постсоветской России 1991–1993 годов.

Весной 1990 года в течение почти трех месяцев в центре Бухареста было перекрыто автомобильное движение, а сотни демонстрантов, соорудив палатки и баррикады, день и ночь протестовали против прихода к власти «бывших коммунистов» – партии ФНС.

Утром 13 июня полиция предприняла попытку вытеснить с площади протестующих, после чего в центре столицы вспыхнули ожесточенные столкновения.

Манифестанты атаковали здания МВД, госбезопасности, телевидения и другие государственные учреждения. Тогда по призыву Илиеску на помощь властям приехали около 10 тыс.

шахтеров из угледобывающего региона Валя Жиулуй, которые совместно с полицейскими и армейскими подразделениями разогнали участников беспорядков.

В результате шесть человек погибли, 542 обратились за медицинской помощью, а около 1 тыс. были задержаны.

Шахтеры также разгромили штаб-квартиры оппозиционных партий и движений – организаторов антиправительственных протестов. Илиеску публично поддержал действия шахтеров и поблагодарил их за «восстановление демократии».

Партия «левых» олигархов

В 2005 году против Илиеску уже выдвигали обвинения по факту гибели людей в ходе шахтерских беспорядков, но дело закончилось ничем. Как полагает бывший посол Молдавии в Бухаресте Емельян Чобу, истинной причиной возбуждения нынешнего уголовного дела против экс-президента и его окружения стало политическое противостояние в современной Румынии.

Илиеску сейчас сохраняет звание сенатора от Социал-демократической партии (PSD).

Оппозиционные социал-демократы очень серьезно представлены в законодательной власти: 59 из 168 сенаторов, 145 из 398 депутатов, почти половина румынских депутатов в Европарламенте, половина глав местных заксобраний.

Для сравнения: у партии действующего президента Клауса Йоханниса – формально правящей Национальной либеральной партии – 58 мест в нижней палате и 30 в сенате.

«Власти хотят потеснить PSD, почетным председателем которой является Илиеску. Кроме того, считается, что именно из этой партии в основном вышли все олигархи, которые сколотили капиталы в первые годы после 1989-го и которых хотят убрать нынешние власти», – отметил Емельян Чобу в комментарии газете ВЗГЛЯД.

Еще в 2005 году, при президенте-либерале Траяне Бэсеску был арестован олигарх Дину Патричиу, совладелец одной из крупнейших нефтяных компаний страны Rompetrol и одного из крупнейших НПЗ «Петромидия».

Как отмечал молдавский портал AlfaNews, нефтяной олигарх известен близостью к бывшей партноменклатуре, связанной с Илиеску и руководством социал-демократов.

При том же Бэсеску, в 2010 году был арестован миллиардер и медиамагнат Сорин Овидиу Вынту, также связанный с условно «левой» оппозицией.

В 2012 году лидер Социал-демократической партии, экс-премьер Адриан Нэстасе был приговорен Верховным судом Румынии к двум годам лишения свободы по обвинению в коррупции – незаконном получении средств на избирательную кампанию 2004 года (Нэстасе баллотировался в президенты, но с небольшим перевесом выиграл Бэсеску – тогдашняя ситуация во многом напоминала «оранжевый» майдан на Украине).

В сентябре этого года президент Клаус Йоханнис в очередной раз призвал лидера социал-демократов Виктора Понту, своего недавнего соперника на президентских выборах, уйти в отставку – и вновь в связи с целым букетом обвинений: в подлоге, отмывании денег, злоупотреблении служебным положением и уклонении от налогов.

«Думаю, что нынешние власти получают удовольствие, сводя счеты со своими предшественниками», – считает Емельян Чобу.

Кроме того, процесс над Илиеску может обладать пропагандистским эффектом. «В нынешней элите нет ни одного политического деятеля, лидера, который пользовался бы уважением в обществе», – отмечает Чобу.

По его словам, рейтинги, составленные по результатам соцопросов, показывают, что наиболее популярными лидерами Румынии по-прежнему остаются Николае Чаушеску и диктатор времен Второй мировой войны Ион Антонеску.

Пробный шаг

«В Румынии, как и во всех двенадцати балканских странах, происходят сложные политические и экономические процессы, идет борьба различных сил в каждой стране», – указал в комментарии газете ВЗГЛЯД политолог, специалист по международной регионалистике по проблематике «Европейский союз и Российская Федерация» Олег Андреев. Собеседник также полагает, что главная причина, по которой возникли претензии к экс-президенту, – «внутриполитическая борьба в Румынии».

Из этого надеются извлечь политическую выгоду, набрать очки. Но Андреев эту надежду не разделяет. «Здесь есть пробный шаг: каковы будут отклики, каково будет мнение», – отметил он. Народу Румынии сейчас не до этого, добавил эксперт, пояснив, что интересуют, прежде всего, отклики областных и региональных элит в стране, подхватят ли они это, будет ли раскрутка или нет.  

Собеседник подчеркнул, что за претензиями к экс-президенту Румынии стоит несколько сил, поскольку политические выгоды «нужны всем политическим силам, как сторонникам нынешнего президента Клауса Йоханниса и премьер-министра Габриэля Опри, так и в рот глядящим проамериканским политическим лидерам или более умеренным, «евросоюзным», у них стопроцентная ориентация на Брюссель». «В Румынии сейчас ищут то, как побольнее ударить», – резюмировал эксперт.

Источник: https://vz.ru/world/2015/10/21/773628.html

Срок исковой давности по гражданским делам: определение, нюансы | Правоведус

Можно ли засудить человека за события 30-летней давности?

Срок исковой давности (СИД) – есть срок, предоставляемый для защиты ранее нарушенного права путем искового производства в судебной инстанции.

Сроки исковой давности устанавливаются на основании Гражданского кодекса РФ, и в случае их пропуска принудительную защиту нарушенного права истца в суде осуществить будет гораздо сложнее, поскольку суд вправе отказать в иске (ст.

199 ГК РФ) с обоснованием решения утратой истцом возможности судебной защиты.

Поэтому, перед тем, как подавать иск в суд, неважно, это исковое заявление о взыскании долга, о наследовании имущества или иные виды гражданско-правовой ответственности, в первую очередь необходимо установить, не пропущен ли срок исковой давности по данному гражданскому делу. Вместе с тем стоит отметить, что пропуск исковой давности сохраняет за истцом право на обращение в суд по двум причинам:

  1. В соответствии со статьей 199 ГК РФ суд в любом случае обязан принять иск и рассмотреть представленное дело по существу. Решение об отказе в иске судом может быть вынесено только в случае заявления истцом или ответчиком об истечении срока давности.
  2. На основании ст. 205 ГК РФ срок исковой давности может быть восстановлен.

Виды сроков исковой давности

Сроки исковой давности по гражданским делам бывают общими и специальными. В свою очередь, общий срок по гражданским делам составляет 3 года, а установление специального срока напрямую зависит от дела, к которому оно применяется. К примеру:

  • срок по иску чекодателя ко всем причастным лицам составляет 6 месяцев;
  • срок по требованию, связанному с имущественным страхованием, составляет 2 года;
  • срок по иску о ненадлежащем качестве выполненных работ, связанных с перевозкой грузов, составляет 1 год;
  • срок для предъявления требований к продавцу, нарушившему права преимущественной покупки, составляет 3 месяца;
  • срок для предъявления требований по иску по договору бытового подряда о ненадлежащем качестве выполнения работ составляет 1 год (п. 1 ст. 725 ГК РФ);
  • срок для предъявления требований по иску по договору строительного подряда о ненадлежащем качестве выполнения работ составляет 5 лет (п. 1 ст. 756 ГК РФ).

Также, в соответствии со ст. 208 ГК РФ существуют иски, на которые срок исковой давности не распространяется, а именно:

  • иск к банку на требования вкладчиков о выдаче вкладов;
  • иск на требования о возмещении вреда, причиненного здоровью и жизни истца;
  • иск на требования собственника (иного владельца) об устранении нарушений его права, связанные с лишением правовладения собственностью;
  • иск на требования о защите личных неимущественных благ;
  • другие иски в соответствии с законодательством. 

Приостановление течения срока исковой давности возможно при возникновении исключительных случаев, таких как:

  • если истец находится в Вооруженных Силах, переведенных на военное положение;
  • если имеется мораторий (отсрочка) на исполнение обязательств;
  • если имеется препятствие для предъявления иска, возникшее в результате чрезвычайных обстоятельств;
  • если приостановлено действие правового или законодательного акта, на основании которого регулируются нарушенные права;
  • если между сторонами спора был заключен договор медиации для урегулирования конфликта с участием третьего лица (посредника).

Приостановление течения срока исковой давности по перечисленным гражданским делам возможно в период их возникновения в последние 6 месяцев. После того, как обстоятельства, препятствовавшие подаче заявления, были прекращены, течение срока исковой давности возобновляется.

Исчисление и течение срока исковой давности

В соответствии со ст. 200 Гражданского кодекса РФ моментом начала исчисления срока исковой давности по гражданскому делу считается день, когда истцом были выявлены нарушения его прав.

Начало исчисления срока исковой давности по обязательствам с определенным сроком исполнения (долговая расписка, срок исковой давности по кредитам и другое) определяется п. 2 ст. 200 ГК РФ.

Течение СИД по обязательствам с неопределенным интервалом исполнения исчисляется с момента наступления прав кредитора предъявить требования к должнику. Сроки исковой давности по регрессным обязательствам исчисляются с момента начала исполнения основного обязательства.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону +7 (499) 288-21-46 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Важно отметить, что на основании ст. 201 Гражданского кодекса РФ изменение лиц в отношении установленных обязательств не может изменить ни срок исковой давности, ни порядок его исчисления.

Законодательство РФ в отношении гражданских исков предусматривает возможность приостановления (ст. 202 ГК РФ), перерыва (ст. 203 ГК РФ) и восстановления (ст. 205 ГК РФ) сроков исковой давности.

После перерыва срок исковой давности исчисляется, как вновь установленный, то есть течении СИД до перерыва в новом сроке не засчитывается!

Течение срока исковой давности, если иск остался без рассмотрения, определяется в соответствии со ст.

204 Гражданского кодекса РФ, где указываются некоторые обстоятельства, наличие которых свидетельствует об уважительной причине изменения течения СИД (беспомощное состояние, тяжелая болезнь и другое).

Суд при рассмотрении дела по требованию истца о восстановлении срока исковой давности вправе отнести названную причину к числу уважительных по своему усмотрению.

Причина может быть признана уважительной, если указанные обстоятельства имели место быть в последние 6 месяцев (ровно или менее 6 месяцев) течения срока исковой давности.

Приобретательная давность

В гражданском законодательстве РФ (п. 4 ст. 234 ГК) существует такое понятие, как приобретательная давность, в течение которой физическое или юридическое лицо, которое, не являясь собственником недвижимого имущества, но непрерывно владеющее им, как собственным, на протяжении 15 лет (владение иным имуществом составляет 5 лет), приобретает право собственности на это имущество.

Последствия истечения срока исковой давности

Истечение срока исковой давности по гражданскому делу на основании п. 2 ст. 199 ГК РФ уже само себе может стать причиной отказа в удовлетворении иска, и здесь необходимо особое внимание уделить двум вопросам:

  1. Будет ли прекращено субъективное право кредитора?
  2. Юридическая база задавненного имущества?

Ответ на первый вопрос регулируется ст. 199 и 206 ГК РФ, на основании которых можно сделать вывод, что субъективное право кредитора не прекращается, однако возможность его защиты в принудительном порядке не имеет серьезных оснований.

Нарушенное субъективное право будет защищено в случае, если должник не заявляет самостоятельно о необходимости применения срока давности и иск был удовлетворен судом.

В случае исполнения должником долговых обязательств, в том числе на основании долговой расписки, в добровольном порядке, не зная об истечении срока исковой давности, возврата уже исполненного требовать он не имеет права.

Однако, если судом причины пропуска будут признаны уважительными, то иск может быть удовлетворен, тем самым, создав защиту нарушенного права гражданина.

Ответ на второй вопрос, касающийся судьбы имущества с истекшим сроком давности на истребование, строится на основе правил, учитывающих вид имущества и причин, на основании которых им перестал владеть собственник. Так, например, если предметом спора стала денежная сумма, и в иске было отказано по причине истечения срока исковой давности, то спорная сумма зачисляется должником в собственную прибыль, и с этого момента право кредитора полностью прекращается, соответственно, сумма задолженности переводится в статью убытков и подлежит списанию. Если предметом спора являются какие-либо вещи, то право собственности переходит фактическому владельцу на основании ст. 234 ГК РФ.

Правило о судьбе имущества и денежных сумм применяется как к физическим, так и к юридическим лицам.

Также, стоит отметить, что в российском законодательстве существуют нормы так называемых пресекательных сроков, когда право собственности у фактического владельца может возникнуть в силу их истечения, что, в свою очередь, также может являться основание для отказа в удовлетворении иска.

Так, например, кредитор вправе истребовать исполнение долговых обязательств либо имущества с наследников должника не позднее 6 месяцев с момента вступления в силу наследства.

Вместе с тем, отказ в иске на основании истечения срока давности становится причиной прекращения субъективного права кредитора и соответственно, права собственности возникают у фактического владельца. В соответствии со ст.

207 Гражданского кодекса РФ правила, устанавливающие сроки исковой давности, применимы и к дополнительным требованиям (уплата процентов, пени, неустойки, неполученные доходы и т.д.). Требования об их уплате погашаются истечением срока исковой давности вместе с основным долгом, независимо от того, как он возник.

Так, в случае, если должник имеет возражение против иска по основному предмету договора по причине истечения срока давности, данное возражение относится и к обеспечению обязательства задатком, поручительством и другими аспектами, тем самым лишая юридической защиты любые дополнительные требования. Исключением является банковская гарантия, обязательство по которой само собой несет самостоятельное значение.

Источник: https://pravovedus.ru/practical-law/civil/srok-iskovoy-davnosti-po-grazhdanskim-delam/

Возвращение к «Непонятому атому»

Можно ли засудить человека за события 30-летней давности?

Весной этого года в Сети вспыхнул интерес к событиям 33-летней давности, когда в СССР произошла крупнейшая техногенная катастрофа на Чернобыльской АЭС.

Подогрел этот интерес выход на экраны американского сериала про Чернобыль. Хотя в этой картине невероятно скрупулезно восстановлен советский быт 1980-х, в ней хватает и неточностей.

В том числе и касающихся биографии реальных людей, ставших непосредственными участниками этой трагедии.

Один из них – Виктор Брюханов, бывший директор АЭС, который после аварии был лишен всех регалий и отправлен за решетку. Сегодня Виктор Петрович живет в Киеве — еще в 2006 году он дал интервью «Профилю» (материал вышел под заголовком «Непонятый атом»), о котором не грех вспомнить сегодня, когда тема Чернобыля снова на слуху и снова порождает массу домыслов.

Непонятый атом

В чернобыльскую квартиру первого директора ЧАЭС, Виктора Брюханова, расположенную в зоне отчуждения — городе Припять, рядом с АЭС, проложен международный туристический маршрут. И хотя от жилья остались пустые комнаты и выцветшие обои, поток желающих прогуляться «в зону» не иссякает.

Все же там, по официальной версии, жил «один из главных виновников самой крупной в мире техногенной катастрофы». Спустя неполных десять лет после аварии выяснилось — Брюханов не виноват. Спустя двадцать лет о нем вовсе забыли.

А Виктор Петрович Брюханов жив, живет в Киеве и хотя редко, но наведывается на Чернобыльскую атомную станцию, которую строил «с колышка».

— В бывшей своей квартире были?

— Один раз, сразу после заключения. Не сдержался. Лучше бы не ходил. Мы с супругой не взяли оттуда ни одной вещи. Пришел — дом нараспашку. Ничего не осталось. Только сломанный стул, и тот не из нашего дома… Слышал, что сегодня там вроде можно посидеть за «моим» рабочим столом. Бред.

— Когда вас осудили?

— Срок засчитывался с момента ареста — 19 августа 1986 года. Отсидел я полсрока. Благодаря администрации колонии освободился досрочно, в сентябре 1991-го.

— Когда вы поняли, что всю вину переложат на вас?

— Сразу. Когда меня обвинили в том, что в ночь аварии я был в лесу с женщиной. Хотя все отлично знали, что был дома, а после взрыва сразу же на станцию помчался. Позже, когда посмотрел закон, я понял, что от расстрела меня спасло исключительно то, что организаторы суда не смогли подвести меня под расстрельную статью. Слишком многое указывало на других. Они насчитали максимум — 10 лет.

— Где сидели?

— Год под следствием в изоляторе КГБ. Во время суда — в обычном СИЗО. После суда — в Лукьяновской тюрьме под Киевом, а потом в колонии общего режима в Луганской области.

— Были скидки на то, что вы высокопоставленный заключенный?

— Я благодарен следствию за то, что меня сразу поместили в СИЗО КГБ. Это потом я узнал, что такое Лукьяновская, Харьковская и Луганская тюрьмы. Изолятор ГБ — почти курорт в сравнении с ними.

Там камеры на двух, максимум на трех человек. Приходилось часто сидеть одному. Как потом узнал, в одиночку сажают только перед расстрелом.

Зэки считают, что это самая суровая кара: тихо так, что радуешься, когда слышишь, как звенит воздух.

— Правда, что потом вы сами попросились в 70-местную камеру к уголовникам?

— Не просился. Просто на пересылке была камера на 30 мест, а нас туда натолкали около 70 человек. Но утряска мне была не такой тяжелой, как ситуация после вынесения приговора. Тогда охранники за мной наблюдали даже в туалете и сидели ночью у кровати. Я спрашивал: «Зачем?» Отвечали как заведенные: «Так положено». Думали, наверное, как бы я на себя руки не наложил. Да я не из тех.

— Осужденные знали, кто вы?

— Тюрьма — это прежде всего моментальная информация. Я еще не приехал в Луганск, а меня там знали и ждали. Помню, привезли в спецмашине, выхожу, а во двор вывалила вся тюрьма. Смотрят, как на зверька. Я чувствовал себя обезьяной в зоопарке. Потом относились как к поп-звезде — с восхищением, завистью, а по большому счету — с безразличием.

— Что вы делали в тюрьме?

— Изучал английский. Начальники СИЗО, а потом тюрьмы разрешили жене привозить книги, газеты на английском. Теперь по-английски бегло читаю. Говорю хуже.

— А кем работали?

— В котельной слесарем. Почти по специальности. Сначала мне предложили заведовать библиотекой или быть главным диспетчером — распределять всех по работам. Должность настолько же «блатная» в уголовном мире, насколько и опасная для жизни. Я отказался. Побоялся не за свою шкуру, а молвы и сравнений с зятем Брежнева Юрием Чурбановым.

— После освобождения стало легче?

— Какое там. Такие унижения, как при регистрации в милиции или когда ко мне приходили домой и проверяли, не совершил ли я чего, в последний раз испытывал только «на ковре» в ЦК КПУ и в ЦК КПСС.

До сих пор не знаю, что хуже: когда милиционер «законно» переворачивает твою квартиру вверх дном в поисках «оружия, наркотиков, валюты».

Или когда тебя материт секретарь ЦК КПСС, обещая «повесить за яйца», а ты обязан стоять по стойке «смирно»?

— Вам как удалось вернуться в обычную жизнь?

— Я сразу поехал в Чернобыль. Встретили тепло. Дали приличное дело — начальник техотдела. А когда исполнилось 60, приехал как-то на АЭС министр энергетики Украины. Говорит: «Зайдите ко мне». И пригласил на должность замдиректора ассоциации внешнеэкономической деятельности при министерстве. Ближе к 70 должность уступил более молодому и здоровому, сам сосредоточился на общественных делах.

— Не возникает желания обжаловать решение суда, пусть и двадцатилетней давности? Ведь по мнению многих экспертов, включая академика РАН Бориса Дубовского, «осуждение пятерых сотрудников Чернобыльской АЭС — В.П.Брюханова, Н.М.Фокина, А.С.Дятлова, А.П.Коваленко и В.В.Рогожкина… незаконно и необоснованно».

— Кому и зачем это надо? Дело сделано. «Стрелочники» или умерли от лошадиных доз облучения, или, как я, образцово-показательно наказаны. Теребить прошлое некому — нет ни той страны, ни ее граждан. Я для России иностранец, а те, кто еще тихо загибается от радиации, простите за цинизм, не в счет.

— Виктор Петрович, как вы относитесь к тезису о том, что официальная версия суда, поддержанная МАГАТЭ и объясняющая чернобыльскую катастрофу ошибками и халатностью персонала ЧАЭС, направлена на сокрытие настоящих причин аварии? А они, причины, в конструктивных недостатках реактора, который изначально был создан не для мирной энергетики, а для атомного оружия?

— Я не согласен ни с официальной точкой зрения, ни с тем, что пишут журналисты. На суде высказывались ведущие ученые, конструкторы, представители технической экспертизы прокуратуры. И все защищали честь своих мундиров. Все! Это нагромождение лжи и увело нас от поиска причин аварии. Напомню.

На момент создания реактора РБМК-1000 его технологический уровень, возможно, был самым высоким в мире. Но я не возьму на себя дерзость утверждать, будто он использовался для производства атомного оружия. Не знаю. У нас были объекты, куда даже я, директор, был не вхож. Только спецслужбы.

Но уже после того, как познакомился с обвинительным заключением и подписал его, я увидел письмо академика Волкова, сотрудника Института атомной энергетики имени Курчатова. На имя Михаила Горбачева он писал, что не раз обращался к академику Александрову (автору проекта взорвавшегося реактора.

— «Профиль») с требованием проектной доработки реактора. Его не услышали. Когда готовился отчет в МАГАТЭ, в состав комиссии из 25 человек вошла группа Госатомнадзора — организации, напрямую заинтересованной в похоронах версии о проектных недоработках реактора.

Причем почти половину комиссии составили «дети Александрова» — сотрудники Института атомной энергетики имени Курчатова.

— Это правда, что проектанты за то, что «упростили» дорогостоящую систему защиты реактора, получили денежные премии?

— Мне об этом неизвестно. Знаю только, что они были отмечены за изобретение реактора, работающего беспрерывно. Что же касается системы защиты, уверен: она должна быть рассчитана на дурака. То есть, что бы ни сделал персонал неверного, техника не должна реагировать.

Как японская бытовая техника: если мы на кнопку нажимаем ошибочно, она просто не включается, но не портится и не взрывается. Тем более реактор. У нас же как получилось: когда мы закончили все проверки, нажали кнопку «СТОП», он, вместо того чтобы остановиться, взорвался. Я не физик-ядерщик. Я теплоэнергетик. Попросту — завхоз.

Поэтому лишь со своей колокольни могу предполагать: если бы система защиты реактора была нормально сконструирована, аварии бы не произошло.

— То есть вы все-таки считаете, что причина аварии в проектных просчетах?

— Не хочу себя обелять. Нарушения со стороны персонала были, но они, будь все предусмотрено проектом, привели бы к выходу из строя блока, но не к катастрофе. Кстати, профессор Борис Дубовский, на которого вы ссылаетесь, утверждает, что если бы аварийная защита соответствовала назначению, то ошибки персонала привели бы максимум к недельному простою 4-го блока.

— Опасно, что в бывшем СССР до сих пор используются реакторы чернобыльского типа?

— Четыре ленинградских, четыре курских, три смоленских — одиннадцать в России. Еще два в Литве на Игналинской АЭС. Как опасно? Давайте считать. После взрыва 1986 года в зараженной зоне нельзя жить 300 лет. Радиоактивный стронций будет разлагаться еще примерно 1000 лет.

Я надолго был выключен из дела, потом ослабли связи между странами, поэтому не могу судить о степени безопасности этих 13 реакторов сегодня. Но что касается Чернобыля, могу смело утверждать — с 1989 года и по сию пору ЧАЭС остается самой безопасной из существующих АЭС.

От испуга ее просто доделали как надо.

— Тогда зачем закрыли?

— Обожглись на молоке и дуют на воду. Нужно понять истинные причины катастрофы, чтобы знать, в каком направлении развивать замещающие энергоисточники. Это здравый путь. Мир отошел от чернобыльского шока.

Но нельзя ни абсолютизировать то, что мы называли «мирным атомом», ни отвергать его. Наверное, потому, что не только мы — американцы, французы, англичане, японцы,— все скрывают истинные причины аварий на своих АЭС.

В этом смысле Чернобыль никого и ничему не научил.

— Когда вам стало понятно, что в Чернобыле произошла беспрецедентная катастрофа?

— Как и всем — не сразу. Приведу один пример. Когда после взрыва приехал премьер СССР Рыжков, с ним — секретари ЦК КПСС Лигачев и Щербицкий, им докладывал министр энергетики Щербина. Он уверял: «Мы 4-й блок восстановим и сдадим к ноябрю. А 5-й построим к Новому году».

Чушь? Ее на стройке смиренно выслушивала элита атомной науки СССР, правительственная комиссия, генерал-полковник, командующий Химическими войсками СССР Стукалов, проводивший в зоне заражения разведку. Думаю, тогда никто не понимал, что произошло. Разве только спецслужбы. Но для меня их данные были и остаются тайной. Если вернуться в прошлое, то микроаварии были и раньше.

На Ленинградской АЭС — в 1975 году, на той же Чернобыльской — в 1981-м. Но все скрывалось. О Ленинграде я знал по слухам — от коллег.

— Осталась обида?

— Она где-то глубоко. Стараюсь не показывать… Да и кому? Те, кто меня окружает, пострадали не меньше, а то и больше моего. А те, кто принимал решение меня засудить… им что? Как с гуся вода. Им на меня, на это интервью, на всех плевать.

— Поле аварии вас обследовали врачи?

— Как и всех, ни разу. Потом, при заключении под стражу, выяснилось: я получил 250 рентген. Санитарная норма для работника АЭС — 5 рентген в год. Во время ликвидации аварии норму увеличили до 25 рентген в год и в пять раз повысили зарплату. А после тюрьмы — какая радиация? Радуйся, что жив.

— У вас есть удостоверение ликвидатора?

— Да. Дает право бесплатного проезда в автобусе.

— Мешает фамилия «того самого Брюханова»?

— Мне нет. Дочь, слава богу, ее поменяла, когда вышла замуж. За сына и внуков, бывает, боюсь, потому что в справедливость не верю.

— А кому или во что верите?

— Так в жизни получалось: все, о чем мечтал, сбывалось. Близкие, супруга не отвернулись после взрыва… Грех жаловаться и гневить Всевышнего. Единственное… Перед апрелем 1986-го меня приглашали строить АЭС на Кубу, в Венгрию звали, еще куда-то. Уже не вспомню. Не знаю, почему отказывался. Наверное, судьба. В нее и верю.

— Как полагаете, когда-нибудь мир узнает правду о Чернобыле?

— Думаю, нет. Упущено время. Истину мы не узнаем не потому, что кто-то ее скрывает. Ее не могут понять. А по горячим следам, когда это было возможно, этого не захотели сделать.

https://www.youtube.com/watch?v=pCrX8dpbqps

Интервью опубликовано в журнале «Профиль» № 15-16 от 24 апреля 2006 года

Беседовал Владимир Емельяненко

Источник: https://profile.ru/history/vozvrashhenie-k-neponyatomu-atomu-147564/

Автоправо
Добавить комментарий