Можно ли привлечь работника по ст. 159 УК РФ?

В каком случае наступает уголовная ответственность за преступление, предусмотренное ст.165 ук рф? | сайт прокуратуры ульяновской области

Можно ли привлечь работника по ст. 159 УК РФ?
Ответ: 

В Уголовном кодексе РФ предусмотрена ответственность за причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, совершенное в крупном размере (ст.165 УК РФ).

Данная статья Уголовного кодекса РФ применяется при отсутствии признаков мошенничества. Как правило, это выражается в том, что ущерб причиняется не в виде утраты имущества, а в виде неполученных доходов (упущенной выгоды). В частности, по ст.

 165 квалифицируется получение путем обмана услуг телефонной связи, доступа к сети “Интернет” с использованием чужого пароля и логина, транспортных и иных услуг, уклонение от оплаты электроэнергии, поселение постояльцев в гостиницу без должного оформления и т.п.

(присвоение при этом денежных средств, полученных работником, наделенным полномочием получать плату, рассматривается в качестве хищения этих денег и квалифицируется по ст. 160 УК).

Применение ст. 165 возможно и в иных ситуациях, например, при злоупотреблениях опекунов и иных представителей (в т.ч. и коммерческих), злоупотреблениях при исполнении банком платежных поручений и т.п.

В последнем случае отсутствуют в своей совокупности или отдельно такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью безвозмездное окончательное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или пользу других лиц.

Следует отметить очень важную составляющую данного состава преступления, поскольку с 01.01.2012 его применение возможно в случае причинения ущерба в крупном размере, то есть более 250 тыс. руб.

При решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 165 УК РФ, следствию и суду необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием.

Обман или злоупотребление доверием в целях получения незаконной выгоды имущественного характера может выражаться, например, в представлении лицом поддельных документов, освобождающих от уплаты установленных законодательством платежей (кроме указанных в статьях 194, 198 и 199 УК РФ) или от платы за коммунальные услуги, в несанкционированном подключении к энергосетям, создающим возможность неучтенного потребления электроэнергии или эксплуатации в личных целях вверенного этому лицу транспорта.

Данное разъяснение требует уточнения.

Самовольное подключение к энергосетям, создающие возможность неучтенного потребления электроэнергии, как и само безучетное использование энергии ввиду отсутствия обмана и злоупотребления доверием влекут не уголовную, а административную ответственность по ст.

 7.19 КоАП РФ. Уголовная ответственность на основании ст. 165 может наступить за уклонение путем обмана от оплаты электроэнергии и иных коммунальных услуг, например путем искажения показаний счетчика электроэнергии.

Преступление окончено в момент причинения ущерба собственнику (как правило, в момент непоступления денежных средств, когда они по обстоятельствам дела должны были поступить в кассу или на счет потерпевшего).

Злоупотребление доверием в ст.165 УК РФ понимается иначе, чем в норме о мошенничестве.

Злоупотребление доверием в этом контексте предполагает обязанность лица в силу трудового или иного договора, закона или специального полномочия действовать в чужих интересах.

Совершая в личных интересах деяние вопреки вверенным его попечению интересам, причиняя вред вверенному интересу, обязанное лицо тем самым злоупотребляет оказанным ему доверием.

Отсутствие обязанности печься о чужих интересах в рамках фидуциарных отношений исключает признание содеянного в качестве злоупотребления доверием в смысле ст. 165. Поэтому нельзя квалифицировать этой статье, например, невозврат долга.

Хотя предоставление кредита или займа и предполагает доверие, но это доверие совсем другого рода. Если при невозврате долга установлен обман в намерении исполнить обязательство на момент совершения сделки – содеянное квалифицируется по ст.

 159 УК.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла. Субъект преступления – лицо, достигшее возраста 16 лет.

Источник: //www.ulproc.ru/node/23543

Вс рф готовит новые разъяснения об особенностях рассмотрения дел о мошенничестве

Можно ли привлечь работника по ст. 159 УК РФ?

Почти 10 лет прошло с момента принятия Верховным Судом Российской Федерации постановления о судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате (Постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2007 г. № 51; далее – Постановление № 51).

За это время нормы Уголовного кодекса о мошенничестве претерпели значительные изменения.

В 2012 году была введена дифференцированная ответственность за мошенничество – теперь на квалификацию деяния влияет то, в какой сфере экономической деятельности совершено посягательство на чужое имущество (УК РФ был дополнен ст. 159.1-159.6). Впоследствии одна из этих статей – ст. 159.

4 УК РФ – была признана неконституционной в части, позволяющей отнести мошенничество в сфере предпринимательской деятельности в особо крупном размере к преступлениям средней тяжести, и, поскольку указания КС РФ по внесению в нее поправок не были исполнены, утратила силу с 11 июля 2015 года.

Тем не менее в прошлом году мошенничество в сфере предпринимательской деятельности снова было выделено в специальный состав мошенничества (ч. 5-7 ст. 159 УК РФ). Кроме того, была введена ответственность за мелкое хищение, совершенное подвергнутым административному наказанию лицом (ст. 158.1 УК РФ).

Дополнение кодекса указанными статьями, а также использование мошенниками не известных ранее способов противоправного завладения чужим имуществом или правом на него, появившихся в условиях развития информационных технологий, и обусловило необходимость актуализации разъяснений Суда, отметила судья ВС РФ Татьяна Хомицкая, представлявшая проект нового постановления о судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате (далее – проект постановления; текст документа имеется в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ) на вчерашнем заседании Пленума ВС РФ.

Нельзя не отметить, что многие положения Постановления № 51 общего характера, например о том, какие действия могут расцениваться как обман или злоупотребление доверием потерпевшего, какие факты свидетельствуют о наличии умысла, направленного на хищение чужого имущества или приобретение права на него, чем отличается мошенничество от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), какие обстоятельства устанавливаются судом при квалификации деяния как присвоения или растраты (ст. 160 УК РФ) и др., предполагается перенести в новое постановление.

Среди новых разъяснений, предлагаемых проектом постановления, стоит обратить особое внимание на следующие.

Хищение безналичных денежных средств.

Планируется прямо указать, что завладение чужими безналичными, в том числе электронными, денежными средствами должно рассматриваться именно как хищение чужого имущества, а не приобретение права на него, что соответствует положениям гражданского законодательства, согласно которым безналичные денежные средства относятся к имуществу (ст. 128 ГК РФ).

С массивом судебных решений по делам о мошенничестве можно ознакомиться в Энциклопедии судебной практикиинтернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Кроме того, в связи со спецификой данного предмета хищения предполагается уточнить, как определяется момент окончания преступления и место его совершения.

В сложившейся судебной практике мошенничество признается оконченным с того момента, когда имущество поступило в незаконное владение виновного лица, и это лицо получило реальную возможность пользоваться или распоряжаться им.

По аналогии предлагается считать хищение денежных средств оконченным с момента зачисления их на счет (банковский, оператора электронных денежных средств, оператора мобильной связи), который прямо или косвенно контролируется совершившим деяние лицом или тем лицом, в пользу которого совершено преступление.

Однако некоторые разработчики проекта считают, что возможность распорядиться похищенными средствами у виновного лица возникает раньше: с момента списания денег с банковского счета владельца или уменьшения остатка электронных денежных средств, учитываемых без открытия банковского счета.

По их мнению, с этого момента и следует считать преступление оконченным, поскольку на практике не всегда можно установить, куда именно перечисляются списанные мошенниками деньги, а ущерб владельцу причиняет сам факт изъятия их с его счета. Какой из вариантов будет закреплен в итоговом тексте разъяснений, предстоит определить редакционной комиссии, созданной для доработки проекта постановления.

Два варианта разъяснений предложено и по вопросу определения места совершения хищения безналичных денежных средств (оно учитывается при определении территориальной подсудности уголовного дела).

Им будет считаться либо место фактического нахождения виновного лица в момент совершения деяния, либо место нахождения банка, в котором открыт счет владельца, или иной организации, ведущей учет его электронных денежных средств.

Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5-7 ст. 159 УК РФ).

ВС РФ планирует напомнить судам, что к уголовной ответственности по указанной статье может быть привлечен только ИП или член органа управления коммерческой организации в случае умышленного причинения значительного ущерба (не менее 10 тыс. руб.) контрагенту-предпринимателю.

Как подчеркнула Татьяна Хомицкая, суды не должны, с одной стороны, квалифицировать данные деяния как обычное мошенничество, а с другой – назначать уголовное наказание в случаях, когда обязательства нарушаются не потому, что предприниматель изначально не собирался их исполнять, а из-за отсутствия возможности их исполнения в связи со сложным финансовым положением. Кроме того, в итоговый текст проекта постановления могут быть включены разъяснения об условиях освобождения предпринимателей от ответственности за мошенничество в силу малозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ), сообщила судья ВС РФ.

Мошенничество в сфере кредитования (ст. 159.1 УК РФ).

Проектом постановления предлагается уточнить, что по данной статье квалифицируется представление заемщиком кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений, например о месте работы, величине доходов, непогашенной задолженности и др.

, с целью получения кредита, который он заведомо не собирается возвращать. Если же для получения кредита используется чужой паспорт или документы несуществующего физического или юридического лица, данное деяние квалифицируется как простое мошенничество (ст.

159 УК РФ, напомним, предусматривает более суровое наказание, чем ст. 159.1 УК РФ). Также данная специальная статья не может применяться в случаях мошенничества по договорам займа между гражданами и договорам микрозайма, считает ВС РФ.

Мошенничество при получении выплат (ст. 159.2 УК РФ). Планируется, в частности, разъяснить, незаконное получение каких именно социальных пособий, субсидий и компенсаций регулируется данной статьей, а каких – ст. 159 УК РФ.

К первым относятся, например, пособие по безработице, средства материнского капитала, субсидия на приобретение жилья, а ко вторым – субсидии на поддержку предпринимательства, стипендии и гранты и др. Также уточняется, что к ответственности по ст. 159.

2 УК РФ привлекаются как лица, не обладающие правом на получение соответствующих выплат, так и те, кто имеет это право, но представляет недостоверные данные – для увеличения размера пособия, к примеру.

Мошенничество с использованием платежных карт путем обмана уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации (ст. 159.3 УК РФ). Согласно позиции ВС РФ, отраженной в п.

13 Постановления № 51, не является мошенничеством снятие денег с чужой карты без уполномоченного сотрудника кредитной организации (то есть в банкомате) – это деяние квалифицируется как кража (ст. 158 УК РФ).

Проектом постановления предлагается дополнить данное разъяснение, указав, что кражей, а не мошенничеством, является и хищение безналичных денежных средств путем использования конфиденциальной информации держателя карты, например ввода корректного логина и пароля в платежных сервисах.

Мошенничество в сфере страхования (ст. 159.5 УК РФ).

В положении проекта постановления, посвященном этой статье, приведены примеры действий, которые могут расцениваться как обман относительно наступления страхового случая или размера страхового возмещения, и лиц, которые могут привлекаться к ответственности за данное преступление.

К ним отнесены страхователь, застрахованное лицо, иной выгодоприобретатель, а также вступивший в сговор со страхователем представитель страховщика или эксперт. Стоит отметить, что данный перечень субъектов не является закрытым.

Мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК РФ).

В отличие от всех остальных видов мошенничества, которые совершаются путем обмана или злоупотребления доверием владельца имущества, способом хищения при мошенничестве в сфере компьютерной информации является вмешательство в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-коммуникационных сетей, отмечает ВС РФ. Под таким вмешательством понимаются в том числе так называемые компьютерные атаки – воздействие программ или программно-аппаратных средств на серверы, компьютеры, смартфоны.

В случаях, когда хищение совершено не с помощью незаконного воздействия на программное обеспечение, а путем использования данных собственника денежных средств для авторизации в системе интернет-платежей, например, имеет место не мошенничество, а кража, полагает Суд. Если же в целях завладения чужим имуществом или правом на него создается поддельный сайт благотворительного фонда, интернет-магазина и т. д. или адрес электронной почты, виновное лицо должно привлекаться к ответственности за простое мошенничество.

Существенно ли будет отличаться итоговый текст нового постановления от рассмотренного проекта, портал ГАРАНТ.РУ расскажет после его принятия Пленумом ВС РФ.  

Источник: //www.garant.ru/news/1148691/

Финансовое мошенничество согласно статье 159 УК РФ | Финансовые махинации статья УК РФ

Можно ли привлечь работника по ст. 159 УК РФ?

Множество граждан России и всего мира регулярно теряют свои деньги в результате финансовых мошенничеств.

Преступники разрабатывают все новые способы, побуждающие граждан расстаться со своими накоплениями: от финансовых пирамид до лотерей.

Методы обмана или введения в заблуждение могут быть разными, объединяет их только уголовно-правовая квалификация преступления как мошенничества, предусмотренного статьей 159 Уголовного кодекса РФ.

Виды финансовых мошенничеств

Мошенничество по российскому законодательству, согласно ст.

159 УК РФ, представляет собой неправомерное завладение чужими деньгами или имуществом с целью обращения его в свою пользу или в пользу третьих лиц, совершаемое с помощью обмана или злоупотребления доверием.

Далеко не все деяния, попадающие под эту статью, имеют характер финансовых. Практика скорее назовет ими только действия, имеющие два признака:

  • преступление совершается в финансовой сфере с использованием ее ресурсов и механизмов, основано на применении опыта добросовестных банков, страховых компаний, инвестиционных фондов;
  • преступление носит массовой характер, оно разрабатывается в целях хищения средств у большого числа лиц, не нацелено на одного человека, не имеет индивидуального характера, в его разработке и реализации также участвует группа лиц, иногда имеющая интернациональный характер.

Для понимания, каким образом мошенники побуждают физических и юридических лиц добровольно расстаться с деньгами, нужно изучить классификацию наиболее часто встречающихся видов финансовых мошенничеств.

В любом случае в своей основе они имеют продуманный план, организацию, каждый из участников которой отвечает за свой участок работы, возможность замены участника или метода. Все эти подготовительные меры приводят к хищению средств в большинстве случаев.

Среди наиболее распространенных типов финансовых мошенничеств:

  • торговля инсайдерской информацией. Сотрудники банков, министерств, регуляторов как сами продают информацию, которая может повлиять на котировки акций той или иной компании на рынке ценных бумаг, так и, владея этими данными, совершают такого рода сделки, получая незаконную прибыль. Интересно, что такая торговля вряд ли будет квалифицирована как мошенничество, а вот продажа под видом инсайдерской, заведомо ложной информации точно будет квалифицирована как финансовое мошенничество согласно ст. 159 УК РФ;
  • мошенничество с финансовой отчетностью. Внося искажения в бухгалтерскую или финансовую документацию, мошенники обманывают инвесторов, вынуждая их покупать предприятия или акции по заведомо завышенной стоимости. В странах англосаксонского права сам факт подделки отчетности станет преступлением, в России необходимо будет доказать, что отчетность была подделана именно с умыслом получить финансовую выгоду, и она была получена. Тогда может быть применена 159 статья УК РФ, но также для банков и иных компаний может быть в этом случае применена и статья 172.1 «Фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации»;
  • любые способы привлечения средств с условием выплаты процентов и доходов, заведомо превышающих рыночное предложение, которые на определенном моменте перестают выплачиваться. Такими мошенничествами славятся финансовые пирамиды (например, знаменитая «Властилина»), различные кредитные кооперативы и партнерские программы. Здесь же можно отметить сравнительно новый способ финансирования проектов стартап – краудфандинг, если средства изначально привлекались без намерения предложить за них эквивалентное возмещение – товар или долю участия. Так, первый в России случай возбуждения уголовного дела против участника проекта по привлечению народного финансирования на площадке StartTrack (дочерней структуры государственного Фонда развития интернет-инициатив) Д. Баранова, основателя сети столовых, уже произошел . Помимо 159 ст. УК такая деятельность может попасть и под действие статьи 172.2 УК РФ «Организация деятельности по привлечению денежных средств и иного имущества»;
  • мошенничество в сфере кредитования. Здесь и получение кредита с помощью предоставления недостоверной отчетности, и его заведомое невозвращение с последующим банкротством компании, и махинации с предметом залога. В зависимости от обстоятельств конкретного дела, такие деяния могут быть квалифицированы и по 159 ст. УК РФ, и по ст. 159.1 (специальная статья, посвященная мошенничеству в сфере кредитования), и по статье 176 УК РФ «Незаконное получение кредита». Возможен здесь в качестве дополнительного и состав ст. 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство».

Все эти деяния при рассмотрении их судом будут изучаться со всех сторон, при этом следственные органы и суд не всегда применят именно квалификацию «Мошенничество», иногда следователь предпочтет найти более узкий состав.

Мошенники часто выходят на след жертв через email. Например, отправляют топ-менеджерам письма с фейковыми платежными документами. Реальный кейс.

Финансовая махинация как отдельный вид мошенничества

Общественности наиболее хорошо знаком такой вид финансового мошенничества, как финансовая пирамида. Он имеет долгую историю, встречается и в зарубежной, и в российской практике. Можно с полной уверенностью диагностировать, что предложение представляет собой финансовую пирамиду, если оно имеет следующие особенности:

  • предлагается доход, превышающий обычную процентную ставку, при этом компания не является понятным участником финансового рынка, это не банк, не инвестиционный фонд;
  • в основе работы схемы лежит механизм выплаты новым вкладчикам за счет средств предыдущих участников;
  • финансовой операции о деятельности компании нет в открытом доступе, или она не соответствует российскому законодательству о бухгалтерском учете либо существенно искажена;
  • компания не имеет никаких лицензий, в ее деятельности можно найти признаки лжепредпринимательства;
  • компания недавно вышла на рынок;
  • компания активно рекламирует свою деятельность в СМИ или пользуется вирусной рекламой в социальных сетях.

Среди таких компаний выделяется несколько узкоспециализированных групп, извлекающих доход при помощи собственного механизма. Это:

  • классическая финансовая организация, растущая за счет средств вкладчиков, при этом она не говорит о направлении инвестирования средств. Такой пирамидой была «МММ». Достигнув определенных размеров, когда число потенциальных вкладчиков перестает расти, она прекращает выплаты;
  • компании с инвестиционной составляющей, при этом средства предлагается вкладывать в активы с неопределенным правовым статусом, это может быть и недвижимость в Германии, и наукоемкие проекты;
  • участники рынка FOREX, предлагающие крайне привлекательные условия и прекращающие выплаты. Такие компании обычно зарегистрированы в оффшорных юрисдикциях, и их можно отличить по только что созданным сайтам с иностранными доменными зонами;
  • псевдокредитная организация. Это относительно новый вид мошенничества, основанный на растущей задолженности граждан и малого бизнеса перед банками. Только у малого бизнеса в стране 16 % банковских кредитов просрочены, ситуация с частными лицами еще хуже. Компания предлагает за определенный процент от задолженности решить проблемы с ее полным погашением, но, получив свою комиссию, она исчезает.

На рынке много организаций такого плана, но наибольшую опасность представляют не те компании, которые раскручивают себя агрессивно, а партнерские программы, информация о которых передается по каналам общения частных лиц. Они, как правило, не оставляют ни одной зацепки следователям.

Квалификация мошенничества по статье 159 УК РФ

Понять, относится ли конкретный факт хищения чужих денежных средств к мошенничеству, можно, если тщательно изучить саму 159 статью УК, комментарии к ней и обобщающие судебную практику методические материалы высших судов. Сутью мошенничества, его основным отличием от других способов хищения становится завладение чужим имуществом путем обмана или злоупотребления доверием. Обман – это:

  • сокрытие истины;
  • предоставление изначально ложной информации;
  • применение поддельных документов, изготовленных с целью совершения преступления;
  • иные действия, направленные на введение в заблуждение.

Злоупотребление доверием, в свою очередь, подразумевает наличие уже существующих должностных или договорных связей. Использование доверенности в непредусмотренных целях, невыполнение договорных обязательств подразумевают, что изначально доверие возникло и было зафиксировано.

Важным элементом состава является приобретение имущества или права на него, возникновение права собственности, полученного преступным путем.

Ответственность за мошенничество

В зависимости от тяжести совершенного деяния законодатель различает и степень ответственности за его совершение. Статья имеет 7 частей, ответственность в которых варьируется следующим образом:

  1. Часть 1. Деяние совершено одним преступником, не причинило существенного ущерба. Оно наказывается или в минимальном варианте штрафом в размере до 120 тысяч рублей, или в максимальном лишением свободы на срок до двух лет. В промежутке судья может выбрать и исправительные работы, и ограничение свободы, и арест.
  2. Часть 2. Преступление совершено группой лиц или по сговору, или с причинением существенного имущественного вреда физическому лицу. Максимальным наказанием будет 5 лет лишения свободы.
  3. Часть 3. Мошенничество совершено лицом, незаконно использовавшим служебное положение, или же в крупном размере; оно будет наказано лишением свободы на срок до 6 лет с дополнительным штрафом, направляемым на возмещение вреда.
  4. Часть 4. Преступление совершено сообществом, имеющим признаки организованной группы, при этом оно или стало причиной лишения гражданина жилой площади, или было совершено в особо крупном размере. В этом случае оно будет наказано лишением свободы на срок до 10 лет с дополнительным штрафом до миллиона рублей.
  5. Часть 5. Если преступники преднамеренно и мошеннически не исполнили свои договорные обязательства в сфере предпринимательского оборота и использование этих способов хищения стало причиной существенного ущерба, они будут наказаны или лишением свободы на срок до 5 лет, или штрафом.
  6. Часть 6. Если те деяния, которые рассматривались в части 5, еще и совершались в крупном размере, то свободы можно лишиться уже на 6 лет.
  7. Часть 7. Те же деяния, но их размер признан особо крупным, повлекут за собой 10 лет лишения свободы.

Для понимания норм статьи нужно учитывать, что значительный ущерб для физического лица – это сумма, превышающая 10 тысяч рублей, крупный размер похищенного – это сумма, превышающая 3 миллиона рублей, особо крупный размер – сумма, которая превысит 12 миллионов рублей. Естественно, в каждом случае судья внимательно изучит детали дела и применит все обстоятельства, которые могут быть признаны смягчающими.

Актуальная судебная практика по делам о финансовом мошенничестве

Изучая актуальные судебные иски, возбуждаемые по ст. 159 УК РФ, можно отметить, что дела именно о финансовом мошенничестве находятся в меньшинстве. Время пирамид проходит, тем не менее интересные случаи в практике правоохранительных органов продолжают встречаться.

В США менее 10 % от всех случаев привлечения к ответственности составляют мошенничества с финансовой отчетностью, при этом средний ущерб по деяниям этого типа составляет 975 тысяч долларов .

В России почти нет практики привлечения к ответственности за это преступление, статья фактически является мертвой.

Достаточно часто в последние годы применяются нормы о мошенничестве в сфере кредитования, при этом дела возбуждаются по заявлениям банков. Наиболее сложным становится доказательство наличия умысла на невозврат займа еще до оформления договора.

С другой стороны, многие банки с отозванной лицензией могли бы стать фигурантами дел такого порядка, если можно было бы доказать, что они привлекали средства граждан, уже зная о будущем отзыве лицензии.

Одним из немногих громких процессов в банковской сфере можно назвать ситуацию с крупным кредитом, выданным Банком Москвы, средства которого в течение нескольких часов оказались выведены на счета третьих лиц. 

Выбор следователем статьи 159 УК РФ при квалификации конкретного деяния будет основан на его владении конкретным правовым аппаратом, умении доказать наличие факта обмана или введения в заблуждение.

Эти понятия достаточно тонки, и их оценка будет всецело основана на уверенности судьи в квалификации следователя и его умении выделить наиболее значимые признаки преступления. При этом мошенничество по 159 ст.

УК продолжает оставаться одним из наиболее опасных преступных деяний в российском правовом поле.

Источник: //searchinform.ru/resheniya/biznes-zadachi/preduprezhdenie-moshennichestva/finansovoe-moshennichestvo/finansovoe-moshennichestvo-soglasno-state-159-uk-rf/

Изъяны в правоприменении ст. 159 УК

Можно ли привлечь работника по ст. 159 УК РФ?

Соавтор: Денис Волков, младший юрист Юридической группы «Парадигма»

В соответствии с понятием, взятым из нормы ст. 159 УК РФ, мошенничеством признается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Наказание за мошенничество в различных сферах предусмотрено ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.4 (утратила силу), 159.5 и 159.6 УК РФ.

Однако в сфере предпринимательства зачастую возникают ситуации, при которых действия, являющиеся обыкновенной хозяйственной деятельностью, квалифицируются как мошенничество.

В первую очередь речь идет о неисполнении договорных обязательств, которые подпадают под сферу гражданских правоотношений.

Нередки случаи, когда контрагенты, для того чтобы взыскать долг, идут на различные злоупотребления, в частности, пытаясь привлечь другую сторону договора к уголовной ответственности.

Такие действия могут быть направлены как на то, чтобы обязать эту сторону исполнить договор под угрозой уголовного преследования, так и на уничтожение конкурентов, в том числе посредством рейдерского захвата бизнеса.

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов привел статистику уголовного преследования предпринимателей: в 2016 г. было возбуждено 187 077 дел по ст. 159–159.6 УК РФ в отношении бизнеса. Из них только 29 021 дело доведено до суда, что составляет 16,3%, остальные дела «развалились».

Необходимо отметить, что даже те дела, которые закрываются и не доходят до суда, приводят предпринимателя не только к репутационным издержкам и потере контрагентов, но зачастую к ликвидации и закрытию бизнеса.

Кроме того, в случае возбуждения уголовного дела есть существенный риск, что предприниматель может оказаться заключенным под стражу или домашний арест.

В этом случае предприниматель теряет способность управлять бизнесом, и до недавнего времени в такой ситуации он не имел даже возможности нотариально оформить своим доверенным лицам право управлять бизнесом, так как нотариусов не пускали к предпринимателям, которые находились в СИЗО или под домашним арестом.

В соответствии с ч. 1 ст.

108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или суда.

Частью 1.1. ст. 108 УПК РФ установлено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159–159.3, 159.5, 159.

6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также ст. 171–174, 174.1, 176–178, 180–183, 185–185.4, 190–199.4 УК РФ, при отсутствии обстоятельств, указанных в п. 1–4 ч. 1 настоящей статьи.

В качестве примера избрания меры пресечения в виде заключения под стражу можно привести дело в отношении бизнесмена Сергея Полонского.

Изначально Полонский и его подельники обвинялись в хищении в особо крупном размере, однако в ходе судебного процесса обвинение было переквалифицировано на статью о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности.

Поводом для возбуждения и расследования дела послужило подозрение в хищении с 2008 по 2009 г. денег граждан (более 2,6 млрд руб.

) – участников долевого строительства многоквартирных домов ЖК «Кутузовская Миля» и ЖК «Рублевская Ривьера».

12 июля 2017 г. Пресненский районный суд г. Москвы признал виновным Полонского в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности с причинением ущерба в особо крупном размере), и приговорил к 5 годам заключения.

Однако фигуранта освободили от назначенного наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности – он был освобожден из-под стражи в зале суда. Его подельники также были признаны виновными и наказаны, но тоже освобождены в связи с истечением срока давности.

Примечательными в данном деле стали факт ареста Полонского в Камбодже, депортация его в Москву и избрание в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу на время следствия. Избрание указанной меры пресечения обусловлено тем, что Полонский нарушил п. 1 ст. 108 УПК РФ – скрылся от органов предварительного расследования.

Несмотря на то что в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г.

N 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» говорится, что в каждом случае необходимо обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения, даже если имеются отягчающие обстоятельства, проблема заключения предпринимателей на время следствия гораздо шире и глубже.

Одной из основных проблем правоприменения норм ст. 159 УК РФ является умышленный перевод разбирательства обычной хозяйственной деятельности между предпринимателями в уголовное преследование.

Проще говоря, возбуждение недобросовестными представителями правоохранительных органов уголовного дела при отсутствии состава мошенничества с целью оказания давления на бизнес, в том числе из коррупционных побуждений.

На практике следствие зачастую возбуждает дело в отношении предпринимателя по общей ст. 159 УК РФ, мотивируя это тем, что «умысел возник до заключения договора». Такая формулировка позволяет обходить процессуальные особенности, предусмотренные для предпринимателей.

Ну а далее, «в связи с тем, что подозреваемый может уклониться и избежать правосудия» или «может помешать следствию» такого предпринимателя заключают в СИЗО до суда. Необходимо учитывать, что применение подобной меры пресечения имеет кумулятивный эффект и моментально сказывается на других сферах: бизнес уничтожается, люди теряют работу, семьи лишаются средств к существованию.

Такие противоправные действия правоохранительных органов наносят ущерб не только предпринимателям, но и стране в целом, так как это приводит к закрытию рабочих мест, сокращению налогов, поступающих в бюджет, а также негативно сказывается на предпринимательской активности и инвестиционной привлекательности нашего государства.

Единственным фактором, который отделяет неисполнение договора от мошеннических действий, является умысел на совершение преступления.

В случае если предприниматель заключил договор, чтобы его не исполнить и похитить деньги, – это преступление, но если он после заключения договора добросовестно исполнял договорные обязательства, а потом в силу обстоятельств (например, из-за кризиса) перестал их исполнять – это предмет для разбирательства в арбитражном суде. Решение указанной проблемы лежит в повышении контроля вышестоящим руководством правоохранительных органов за подчиненными, надзора прокуратуры и более объективном формировании судебной практики в целях реального доказывания умысла. В настоящее время зачастую в обвинительном заключении и приговорах производится лишь констатация предположения, что умысел был.

Другой проблемой является размер причиненного ущерба, который вменяется предпринимателям по данной статье. В новой редакции ст.

159 УК РФ отсутствует квалификация обычного мошенничества в сфере предпринимательства – есть только значительный, крупный и особо крупный размеры ущерба.

Таким образом, предприниматели, совершившие мошенничество в малых размерах, подпадают под ч. 1 ст. 159 УК РФ (обычное мошенничество).

При квалификации предпринимательской деятельности также возникают вопросы: являются ли генеральный директор и бухгалтер предпринимателями и подлежат ли их действия квалификации по специальным составам? На практике под предлогом того, что генеральный директор и бухгалтер не являются предпринимателями, их зачастую заключают под стражу.

В последнее время суды стали чаще применять меру пресечения в виде домашнего ареста вместо заключения под стражу, но такую меру пресечения, как залог в отношении подозреваемых и обвиняемых, практически не используют.

Учитывая, что домашний арест не только ограничивает человека в его перемещениях, но и не позволяет ему исполнять обязанности по руководству бизнесом, вполне целесообразным будет расширение применения по экономическим преступлениям такой обеспечительной меры, как залог.

Устранение проблем правоприменения ст. 159 УК РФ, таких как:

1) решение хозяйственных споров через уголовное преследование предпринимателей;

2) формальность доказывания умысла;

3) отказ рассматривать генерального директора и бухгалтера в качестве предпринимателей;

4) редкое применение меры пресечения в виде залога, существенно улучшит правовое положение предпринимателей, которые сталкиваются с уголовным преследованием за мошенничество, а также снизит количество лиц, необоснованно привлекаемых к ответственности.

Источник: //www.advgazeta.ru/mneniya/izyany-v-pravoprimenenii-st-159-uk/

Судебный участок №2 Засвияжского района Засвияжского судебного района г.Ульяновска

Можно ли привлечь работника по ст. 159 УК РФ?
sh: 1: –format=html: not found
Процедура медиации– способ урегулирования споров при содействии медиаторов на основе добровольного согласия стороны в целях достижения ими взаимоприемлемого решения.

         В соответствии с ч. 4 ст.

1 Федерального Закона от 27.07.

2010 №193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее – Закон) процедура медиации может применяться после возникновения споров, рассматриваемых в порядке гражданского судопроизводства.

       Процедура медиации применяется для рассмотрения следующих споров:

-возникающих из гражданских правоотношений;

-возникающих из трудовых отношений (кроме коллективных трудовых споров);

-возникающих из семейных правоотношений.

      Процедура медиации не применяется, если указанные споры:

–   затрагивают или могут затронуть  права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в медиации;

–   публичные интересы.

Обращение к процедуре медиации возможно на любой стадии гражданского процесса.

В соответствии с ч. 2 ст. 4 Закона стороны могут применить процедуру медиации в любой момент до принятия решения по спору судом.

 Основанием является соглашение сторон о применении процедуры медиации, заключенное в письменной форме, или ссылка в договоре на документ, содержащий условия урегулирования спора при содействии медиатора, – медиативная оговорка – при условии, что договор заключен в письменной форме (ст. 7 Закона).

При принятии решения о проведении процедуры медиации, стороны заявляют об этом ходатайство и передают суду соглашение о применении процедуры медиации, которое суд приобщает к материалам дела.

Если о решении сторон о применении процедуры медиации заявлено в ходе судебного заседания (предварительного судебного заседания), то в протоколе судебного заседания делается соответствующая отметка.

В соглашении о применении процедуры медиации должно быть указано: дата, стороны, предмет спора, согласие сторон на применение процедуры медиации. Соглашение подписывается обеими сторонами.

В соответствии с ч.1 ст. 169 ГПК РФ по ходатайству  обеих сторон о принятии ими решения о проведении процедуры медиации суд может отложить разбирательство дела на срок, не превышающий шестидесяти дней.

В исключительных случаях в связи со сложностью разрешаемого спора, с необходимостью получения дополнительной информации или документов срок проведения процедуры медиации может быть увеличен по договоренности сторон и при согласии медиатора.

Срок проведения процедуры медиации не должен превышать сто восемьдесят дней, за исключением срока проведения процедуры медиации после передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда, не превышающего шестидесяти дней.

Применение процедуры медиации осуществляется на основании соглашения о проведении процедуры медиации, которое в соответствии со ст. 8 Закона должно содержать сведения:

– о предмете спора;

–     о    медиаторе,    медиаторах    или    об    организации,    осуществляющей деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации;

– о порядке проведения процедуры медиации;

–    об   условиях   участия   сторон   в   расходах,   связанных   с   проведением процедуры медиации (оплата услуг осуществляется сторонами в равных долях, если стороны не договорились об ином – ст. 10 Закона);

– о сроках проведения процедуры медиации. Срок проведения определяется соглашением сторон и должен составлять не более шестидесяти дней, в исключительных случаях по договоренности сторон он может быть увеличен, но не должен превышать ста восьмидесяти дней (ст. 13 Закона).

Основания прекращения процедуры медиации установлены ст. 14 Закона, к которым относятся:

–   заключение сторонами медиативного соглашения,

–   заключение сторонами соглашения о прекращении процедуры медиации без достижения согласия по имеющимся разногласиям,

–   заявление  медиатора  о   прекращении  процедуры  медиации,   заявление стороны (обеих сторон) об отказе от продолжения процедуры медиации,

– истечение срока проведения процедуры медиации.

Если в результате проведения процедуры медиации сторонами заключено медиативное соглашение, то оно ими передается в суд, рассматривающий гражданское дело с участием сторон.

В соответствии с п. 3 ст. 12 Закона медиативное соглашение может быть утверждено в качестве мирового соглашения судом. Утверждение мирового соглашения сторон осуществляется в порядке и в соответствии с требованиями, установленными процессуальным законодательством.

Мировое соглашение должно соответствовать закону и не нарушать права и законные интересы других лиц (ст. 39 ГПК РФ). Утверждение мирового соглашения является основанием для прекращения производства по делу (ст. 220 ГПК РФ).

Образец ходатайства об утверждении медиативного соглашения в качестве мирового соглашения и прекращении производства по делу по ссылке.

Если по результатам проведения процедуры медиации стороны утратили интерес к судебному рассмотрению спору, сторона, занимающая положение истца вправе заявить об отказе от иска, что повлечет прекращение производства по делу.  

Источник: //2zasvrn.uln.msudrf.ru/modules.php?name=info_pages&id=630

Автоправо
Добавить комментарий