Можно ли привлечь человека к уголовной ответственности за угрозы и оскорбления?

Путин внес в Госдуму законопроект о смягчении статьи об экстремизме

Можно ли привлечь человека к уголовной ответственности за угрозы и оскорбления?

Евгений Разумный / Ведомости

Президент России Владимир Путин внес в Госдуму законопроект о частичной декриминализации ст. 282 Уголовного кодекса (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Документ опубликован в базе документов нижней палаты парламента.

Законопроектом предлагается изменить ч. 1 ст. 282 кодекса. Уголовная ответственность за экстремизм, совершенный публично, в интернете или СМИ, будет наступать в том случае, если нарушение совершено более одного раза в течение года. В текущей версии этой части статьи в кодексе уголовная ответственность наступает сразу.

Первое нарушение, если «действия не содержат уголовно наказуемого деяния», Путин предложил наказывать по КоАП. Для этого в кодекс будет внесена ст. 20.3, предполагающая для граждан до 20 000 руб. штрафа, до ста часов обязательных работ или до 15 суток ареста, а для юридических лиц — до 500 000 руб. штрафа.

Поправки будут рассмотрены на ближайшем Совете Госдумы 8 октября, сообщил председатель нижней палаты Вячеслав Володин.

Поправки в УК предложены для того, чтобы исключить случаи уголовной ответственности «за деяния, совершенные однократно и не представляющие серьезной угрозы для основ конституционного строя и безопасности государства», говорится в пояснительной записке к документу. Анализ правоприменительной практики показывает, что сейчас не во всех случаях привлечение к ответственности обоснованно, и на это ранее указал Верховный суд, отмечается в записке.

Верховный суд 20 сентября внес поправки в собственное постановление от 2011 г. по делам об экстремизме в интернете, подчеркнув, что не всякий лайк и репост, даже если такая информация признана экстремистским материалом, следует квалифицировать как экстремизм.

Сама экстремистская публикация или ее репост не может служить доказательством преступления, необходимо доказать цель возбудить ненависть или вражду.

Наличие такой цели должно подтверждаться другими доказательствами, в том числе данными о личности обвиняемого — участии в экстремистских объединениях, привлечении ранее к ответственности за действия экстремистской направленности.

На протяжении последних лет в России стремительно росло число уголовных дел, которые возбуждаются по публикациям в социальных сетях, связанным с критикой действующей власти или просто существующего положения вещей.

В июне эту тему поднял на прямой линии с президентом депутат Госдумы Сергей Шаргунов, который затем вместе с депутатом Алексеем Журавлевым внес в Госдуму поправки о декриминализации «экстремистских» лайков и репостов.

Путин по итогам прямой линии поручил Общероссийскому народному фронту (ОНФ) и Генпрокуратуре провести анализ правоприменительной практики по экстремистским делам.

В начале августа Mail.ru Group, владеющая соцсетями «В контакте» и «», обратилась в Госдуму с призывом объявить амнистию по ст. 282 и 148, а в Верховный суд – с просьбой обобщить судебную практику по этим делам.

Компания заявила о необходимости изменить законы в части наказания за лайки и репосты. 13 августа администрация «В контакте» тоже раскритиковала необоснованные преследования за публикации в интернете и обратила внимание на рост числа таких случаев.

В связи с этим компания разрешила пользователям скрывать свой профиль, оставив доступ к нему только друзьям.

Предложение перевести в КоАП ч. 1 ст. 282 Уголовного кодекса, по которой выносится больше всего приговоров за экстремизм, было в рекомендациях по изменению антиэкстремистского законодательства и практики его применения, разработанных Советом по правам человека (СПЧ) при президенте.

Но на самом деле правозащитники предлагали значительно более широкий комплекс мер, вспоминает директор центра «Сова» Александр Верховский. Они предлагали исключить из диспозиции статьи слова про «унижение достоинства» и «социальную группу» — слишком широкие понятия, которые могут быть истолкованы расплывчато.

А также декриминализировать статью, преследующую за оскорбление чувств верующих, и уточнить запрет на использование нацистской символики, предусмотрев наказание не просто за демонстрацию, а демонстрацию именно в целях пропаганды, в противном случае простая публикация исторических фотографий может обернуться уголовным делом.

Но в администрации пошли по пути минимальных уступок, констатирует Верховский: «Полагаю, единственное, что их беспокоило — это большое количество уголовных дел за репосты в соцсетях. Именно на борьбу с ними направлены как президентские поправки, так и недавние разъяснения Верховного суда, — вспоминает он. — Хотя на самом деле ст.

282 УК — далеко не единственная используется в подобных случаях, еще есть оскорбление чувств верующих, призывы к сепаратизму».

В новой редакции ст. 282 УК реализована та же система административной преюдиции, что была использована в ст. 212.1 УК, карающей за участие в несанкционированных митингах, напоминает руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. Именно по этой статье судили активиста Ильдара Дадина.

То есть невозможно будет привлечь к уголовной ответственности за публикацию в интернете сразу. Сначала человека нужно привлечь по административке. «Судимость» по административной ответственности сохраняется в течение одного года. Если человек повторно постит экстремизм в течение этого времени, возникают основания для привлечения к уголовной ответственности.

В этой ситуации резко повышается роль административок, теперь нужно будет активно защищаться именно там, отмечает эксперт.

https://www.youtube.com/watch?v=rsRAYk942L0

В дополнение к этой новой экстремистской статье КоАП останутся и три прежних, указывает Чиков. Пока там «основная» экстремистская статья — это 20.

29 (массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения).

Однако ответственность по ней возникает только за публикацию материалов, включенных в соответствующий перечень.

В целом оперативникам ЦПЭ работать теперь будет сложнее, констатирует эксперт: сидеть у компьютера и штамповать уголовные дела по ст. 282 УК будет невозможно.

Однако законопроект никак не затрагивает ст. 280 УК, у которой подследственность ФСБ. То есть просматривается конкурентная борьба между МВД и ФСБ за экстремистские уголовки.

Полицейским работу планируется усложнить, а госбезопасности — нет.

Привлечь пользователей к уголовной ответственности можно будет только после того, как первое решение вступит в силу, а только потом привлекать за второй проступок, поясняет Чиков.

Причем, во второй раз привлечь за старый пост будет нельзя, чтобы завести уголовное дело, необходимо будет, чтобы спорный пост был бы размещен после первого из-за которого пользователь получил административное наказание, говорит Чиков.

Фактически этот закон должен исключить заведение новых уголовных дел по постам, размещенным годы назад, говорит он. «Судебная практика по привлечению к административной ответственности исходит из того, что срок давности течет с момент выявления факта публикации.

А в уголовных делах — с момента размещения спорного текста. Таким образом, привлечь к административному наказанию можно будет за публикацию любой давности, покуда она доступна онлайн. А вот к уголовной — только за свежую», — пояснил Чиков.

Новый законопроект — хорошая новость для обвиняемых, подсудимых и осужденных по ст. 282, добавляет Чиков: уголовные дела после принятия и вступления в силу поправок должны быть прекращены, а приговоры отменены. Срок давности привлечения к административной ответственности — 1 год, то есть для большинства не будет и административки.

Сначала должно быть вступившее в силу постановление об административном правонарушении, если повторно будет совершено подобное деяние, то материалы по делу об административном правонарушении прокурором будет передаваться в Следственный комитет, который уже через суд будет добиваться возбуждения уголовного дела, сказал «Ведомостям» адвокат Сергей Бадамшин. Под повторным правонарушением подразумевается размещение поста уже после того, как пользователя привлекли к административному правонарушению, говорит он. Кроме того, по привлечению к административной ответственности предусмотрен определенный срок давности.

Поддержка президентом инициатив по декриминализации действий пользователей в социальных сетях — это важный сигнал для реализации необходимых изменений как в законодательстве, так и в правоприменительной практике, говорит гендиректор Mail.Ru Group Борис Добродеев.

По его словам, декриминализация действий пользователей, совершенных в интернете, отвечает интересам российской интернет-индустрии. «Мы поддерживаем данную инициативу и готовы сделать Mail.

Ru Group площадкой для привлечения общественной экспертизы по данному вопросу», — отмечает он.

Источник: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2018/10/03/782645-putin-o-dekriminalizatsii

Травля в интернете: статья за оскорбление в интернете и кибермоббинг

Можно ли привлечь человека к уголовной ответственности за угрозы и оскорбления?

Привлечь обидчика к ответственности непросто, но возможно. Главное – соблюдать правила.

Иногда интернет-хулиганы переходят все возможные границы. Хоть интернет обрывай. Этого делать не нужно. Статью за оскорбления в интернете пока не ввели, но обидчиков возможно наказать согласно букве закона.

Это третья статья агентства Репутация.Москва из цикла полезных материалов об интернет-безопасности. Подробнее о кибербуллинге и кибермоббинге можете узнать из соответствующих материалов.

Травля в интернете: статья и наказание

В российском законодательстве нет отдельной статьи за оскорбление в интернете. Подобные дела регулируются общими нормами. Оскорбления проходят по статье 5.61 КоАП. Раньше этот состав подпадал под статью 130 УК РФ, но с 2011 года она утратила силу. Распространение ложных данных и подрыв репутации подпадает под статью 128.1 УК РФ Клевета. Угроза жизни – статья 119 УК РФ.

На практике большинство проблем порождаются отсутствием в законодательстве специальных понятий. Каждый интернет-пользователь знает, что такое скриншот. Однако в кодексах и законах такого понятия нет. Поэтому к скриншоту относится правило относимости.

Чтобы суд принял снимок экрана как доказательство, его необходимо нотариальнозаверить. В этом случае одна описательная страница протокола обойдётся минимум в 3000 рублей. Скриншоты выступят приложением к протоколу. За них возьмут по 100 рублей за штуку.

Волчий вопросВ Челябинске разгорелся спор. Местный житель в качестве домашнего питомца завёл волка. Он гуляет с ним по городу, а прохожие с удовольствием фотографируются с животным. Местный ветврач и зоозащитник Карен Даллакян раскритиковал такие прогулки, ведь волк может разносить опасные для человека болезни. Его оппонент решил ему ответить на странице ВКонтакте, использовав выражения «лжеветеринар», «весёлый молочник» и «мелкий лгунишка».Скриншот записи .comЗоозащитник сделал скриншоты всех записей, заверил их у нотариуса и сдал на лингвистическую экспертизу. На это у него ушло больше недели, но только так можно добиться результатов.

Оскорбление. Это не специальная статья за оскорбление в интернете. Она апеллирует общими понятиями об унижении чести и достоинства личности. Оскорбление может быть адресовано одному человеку или группе лиц. Канал передачи значения не имеет. Обидчик рискует получить штраф до 3000 рублей. Однако ему должно исполниться 16 лет.

Клевета. С юридической точки зрения это распространение лживой информации, подрывающей репутацию. Этот состав гораздо серьёзнее, поэтому относится к уголовному законодательству. Виновному грозит штраф в 500 тысяч рублей. В наиболее отягчающих обстоятельствах – 5 миллионов рублей.

Угрозы. В таких случаях обидчик угрожает убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Травля в интернете по статье может стоить обидчику лишения свободы до 2 лет, его сферу работы ограничат и добавят исправительные работы.

Если нет времени на оформление бумаг, хотя бы пожалуйтесь модераторам сайта или сообщества. В их интересах поддерживать дружественную атмосферу. Конфликты им не нужны, поэтому руководство сайтов идёт навстречу пострадавшим. Похожие системы работают в онлайн-играх.

Если стали жертвой травли

В конце 2017 года уполномоченный при президенте по правам ребёнка Анна Кузнецова заявила: 30 % российских детей сталкиваются с травлей в интернете.

Статья описывает и другую статистику: 48 % детей в возрасте 14-17 лет становились жертвами шантажа, 46 % подростков видели агрессивное поведение в сети, а 44 % получали агрессивные сообщения.

При этом только 17 % детей обратились за помощью к родителям.

Лучшая профилактика – поддерживать доверительные отношения с ребёнком. В трудную минуту объясните, что он вам дорог, вы волнуетесь о нём и понимаете важность его переживаний и страхов.

Ребёнку лучше заранее знать о существовании травли в интернете. Статьи об этом периодически появляются на образовательных порталах. Изучайте их, чтобы быть в курсе последних троллинг-методик. Объясните ребёнку, что неприязнь может вызвать что угодно. Гнев – единственное, на что способны завистники и хулиганы.

Чемпионат по кибербуллингу

Яркий пример травли ради травли – паблик Buceta Rosa в соцсети ВКонтакте, появившийся во время чемпионата мира по футболу 2018 года в России.

По мнению активистов сообщества, российские девушки позорят честь страны, накидываясь на иностранных болельщиков. Активисты ищут россиянок по футбольным хештегам и сбрасывают ссылки в паблик.

Далее начинается травля. Администрация ВКонтакте вынесла предупреждение Buceta Rosa.

Скриншот .com

Всегда сохраняйте доказательства травли. Сделайте скриншоты, запишите аудиосообщения и загрузите обидные картинки на компьютер.

Когда появится статья за оскорбление в интернете

В марте 2018 года Молодёжный парламент при Государственной Думе предложил ввести специальную статью за оскорбление в интернете.

Она должна стать частью Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Правом возбуждать административное дело будет обладать Роскомнадзор.

Ведомство также определит, есть ли в сообщениях оскорбительный подтекст. Виновные заплатят штраф – 10 000 рублей.

Лазейка для тролляВ практике встречается запрещённый приём, которым пользуются подкованные злоумышленники. Это аргумент «я ничего не писал, меня тогда взломали». Доказать обратное проблематично. К сожалению, «лечится» это только показаниями свидетеля. Он должен подтвердить, что господин N писал оскорбление сам с целью оскорбить.

Другая инициатива младопарламентариев – расширить уроки ОБЖ. Угрозы современным подросткам изменились, поэтому в рамках уроках пройдёт курс цифровой грамотности. Эксперимент провели в московских школах вместе с экспертами Регионального общественного центра интернет-технологий. О его результатах пока не сообщали. Законопроект ещё не прошёл нулевое чтение.

По информации проекта РосКомСвобода, оскорбления в интернете всё чаще заканчиваются для россиян судебными штрафами.

Агентство Репутация.Москва поможет, если вы стали жертвой травли в интернете. Эксперты в устранении негатива бесплатно проконсультируют вас, расскажут, как справиться с переживаниями и как действовать в сложных ситуациях.

Источник: https://reputation.moscow/2018/07/18/travlya-v-internete-statya-za-oskorblenie-v-internete-i-kibermobbing/

Вы обиделись: как привлечь к ответственности за оскорбление и клевету

Можно ли привлечь человека к уголовной ответственности за угрозы и оскорбления?

Хамство, публичные оскорбления и клевета заполонили интернет и СМИ, стали чуть ли не нормой на различных российских ток-шоу. Некоторые не то что не осуждают или не обсуждают такое поведение, а оправдывают его. Логика — примерно как с историями об изнасилованиях: “сама виновата — юбка короткая”.

В XIX веке за оскорбления могли вызвать на дуэль, в конце XX — поговорить “по понятиям”. Как в наше время можно наказать обидчика?

Не важно, где и как озвучено оскорбление — в офисе, в компании знакомых, на ТВ, радио или в интернете: если есть свидетели, то оскорбление считается публичным.

Мы же помним, как Владимир Жириновский умеет оскорблять? Это его фирменный стиль, можно сказать. И ничего, все привыкли.

И недавний информационный повод — истерика постоянного участника всевозможных теле- и радиошоу писателя Михаила Веллера. Выкинул микрофон и чашку во время эфира на радио “Эхо Москвы”, оскорбил ведущую, до этого сравнил слушателя, чей вопрос был озвучен, с “дубиной” и “мякинной головой” (оскорбления в адрес ведущей приводить не будем — там запредельное хамство).

И уже вокруг такого поведения Веллера — дискуссия. Хотя, казалось бы, спорить тут не о чем: так вести себя нельзя, и все — даже если не нравятся реплики ведущей. Как нельзя гадить в подъезде, например, даже если там уже грязно.

Как реагировать на публичные оскорбления и клевету — выбирать тому, кого обидели или опорочили. Отшучиваться ли, отвечать подчеркнуто вежливо или игнорировать. Или — подавать в суд.

Понятно одно: обидчик — конечно, если у него нет психических отклонений — прекратит прилюдные оскорбления, когда понесет адекватное наказание, причем тоже публичное (к Владимиру Жириновскому это не относится: эпатажное поведение — это его стиль жизни на публике).

Хейтеры, бойтесь возмездия!

Мы перенесли в интернет часть повседневных хлопот и проблем: покупки, запись на прием к врачам или чиновникам, электронные дневники школьников, банковские расчеты, а еще — выяснение отношений.

Сетевой “профком” может засовестить оступившегося уже не на собрании, как в советские времена, а на страницах в соцсетях.

Причем виновник обсуждений и осуждений может даже не знать, что его критикуют и оскорбляют. Обычно неравнодушные граждане словно соревнуются друг с другом — кто больнее ударит, изощреннее оскорбит обсуждаемого. И не важно, звезда он или ставший вдруг интересным многим персонаж.

Как жертва кибербуллинга может законным путем найти анонимного пользователя, оставляющего оскорбления или клевету в сети?

“На сегодняшний день, конечно, это сделать непросто, но технически возможно, — рассказывает первый зампред комитета Совфеда по конституционному законодательству Алексей Александров. — Например, через поиск пользователя интернет с использованием IP-адреса устройства, с которого был выход в Сеть, но только при условии, что данный пользователь зарегистрирован в России”.

С анонимными пользователями тягаться, конечно, гораздо труднее — они и прячутся за фейковыми аккаунтами именно из-за того, что боятся нести ответственность за свои слова.

“Искать анонимного сетевого обидчика — дело хлопотное (и, прямо скажем, “мелкобытовое”), правоохранительные органы за это берутся неохотно, — считает председатель одной из столичных коллегий адвокатов Евгений Корчаго.

 — А вот когда рассматриваются, допустим, дела по киберпреступлениям, экстремизму, то к подозреваемому выдвигаются с обыском, изымают компьютеры. И тогда установить автора комментариев и действий в Сети вполне возможно”.

Юридическая практика наказаний за оскорбления и клевету

За оскорбление физического лица предусмотрена административная ответственность (КоАП РФ, статья 5.61 “Оскорбление”). Наказывается штрафом, размер которого зависит от того, в какой форме было выражено оскорбление (в публичной или непубличной), и вида субъекта правонарушения.

Так, юридическому лицу, которое нанесло оскорбление в публичной форме, может быть назначен штраф в размере до 500 тысяч рублей, а гражданину — до пяти тысяч рублей.

“При этом привлечение к административной ответственности не освобождает виновное лицо от обязанности компенсировать моральный вред в соответствии со статьей 151 ГК РФ, — рассказывает адвокат Евгений Корчаго. — На практике, если речь идет об оскорблении физического лица, стоит обратиться и к администрации ресурса”.

За клевету виновное лицо можно привлечь к уголовной ответственности или обратиться в суд с гражданским иском.

“Верховный суд указал на то, что при определении порочащего характера информации необходимо определить, относятся ли сведения к реальным фактам, либо носят оценочный характер и выражают личное отношение. Доказать на практике порочащий характер информации непросто, — считает Корчаго. — Однако ответчик должен доказать, что сведения соответствуют действительности”.

По словам адвоката, в его практике был случай, когда бизнесмен подал в суд на местного чиновника (это было в одном из российских регионов) за клевету. Тот рассказывал их общим знакомым и соседям, что предприниматель — вор.

В суде были представлены как свидетельские показания, так и аудиозапись клеветнических высказываний (один из знакомых записал их на диктофон). То есть доказать факт оговора, клеветы, оскорблений вполне возможно — было бы желание.

Адекватное возмездие: шаг за шагом

Мало кто захочет тратить время и деньги на выяснение отношений в суде с сетевыми троллями и хейтерами. Но если публичные оскорбления — уже за гранью терпения пострадавшего, то вот что, по мнению адвоката Евгения Корчаго, нужно предпринять, чтобы дело об оскорблении оказалось в суде.

Первое. Найдите свидетелей публичного оскорбления и желательно запись (аудио- или видео-) порочащих высказываний.

Второе. Сделайте скриншот (если оскорбление было в сети) соответствующей страницы в интернете. И — внимание! — этот скриншот лучше послать или показать нотариусу, который откроет страницу, сделает скрин и заверит его печатью. В этом случае у вас есть “железобетонные” доказательства для прокуратуры или суда.

Третье. Должно быть понятно, что оскорбление адресовано конкретному лицу. Необходимо установить личность виновного и обратиться в прокуратуру.

Четвертое. Если это дело об оскорблении, то надо обратиться в прокуратуру с просьбой о привлечении нарушителя к административной ответственности. Потом — идти в районный суд и требовать компенсации морального вреда и защиты чести и достоинства.

Наконец, пятое. По делу о клевете — идти в мировой суд для заявления в порядке частного обвинения. Суд возбуждает уголовное дело по факту клеветы и решает вопрос о виновности гражданина. На уголовном процессе можно заявить и гражданский иск о компенсации.

Дополнительных нюансов много: например, можно не обращаться в суд по клевете, а требовать, чтобы озвученная информация была признана не соответствующей действительности. В этом случае можно рассчитывать на компенсацию морального вреда.

Есть нюансы и с тем, какие эксперты будут определять факт оскорблений или клеветы (при проведении лингвистической, например, экспертизы). В каждом конкретном случае лучше использовать все возможные способы доказательств.

Потерянное поколение хамов

Рано или поздно наказание за буллинг, оскорбления и клевету станет таким же привычным делом, как, собственно, и сами нарушения.

Пока этот явный правовой перекос в сторону безнаказанности хамов и клеветников существует из-за того, что мало у кого доходят руки до адекватной защиты.

В полиции, прокуратуре, судах хватает гораздо более важных, по мнению правоохранителей, дел.

Однако уже сейчас к многочисленным “кастрюльным” делам (так на профессиональном сленге называют семейно-бытовые ссоры и драки) прибавились и сетевые или медийные (на радио и ТВ) разборки. Это тоже часть нашей жизни.

“В интернете сплошь и рядом встречаются клевета и анонимные оскорбления, однако сейчас этот вопрос никак не урегулирован”, — считает сенатор Алексей Александров.

По мнению Александрова, принятие законопроекта о проверке паспортных данных пользователей интернета повысило бы персональную ответственность каждого.

Как отметил сенатор, обязательная проверка паспортных данных не нарушит конституционные права граждан, однако поможет навести порядок в “столь специфической форме общения”, как интернет.

Предполагается, что при регистрации нового либо перерегистрации уже существующего пользователя в Сети потребуется ввод паспортных данных.

“Технически это возможно осуществить путем привлечения к этой процедуре операторов сотовой связи, у которых имеются ваши персональные данные, полученные при регистрации сим-карт, — рассказал в интервью РИА Новости Алексей Александров, первый зампред комитета Совфеда по конституционному законодательству. — Это, конечно, усложняет процесс регистрации пользователя, но делается для безопасности, а также защиты прав человека в сети интернет”.

На самом деле это лишь одна из мер для защиты от оскорблений и клеветы (в данном случае в Сети). Пока у нас рьяно начали защищать только чувства верующих — впрочем, это уже совсем другая история.

Если относиться к другим типам оскорблений и клеветы легко (например, вовсе игнорировать публичных хамов, клеветников и сетевых хейтеров как класс), то вырастет поколение наших же с вами детей, для которых подобный стиль общения будет нормой. А дальше — больше, ведь безнаказанность расширяет рамки дозволенного.

Источник: https://ria.ru/20170504/1493605715.html

5 угроз уголовной ответственности за клевету | ЮРЛІГА

Можно ли привлечь человека к уголовной ответственности за угрозы и оскорбления?

Положения принятого Верховной Радой 16 января закона на базе законопроекта № 3879 уже всколыхнули общество. Одним из наиболее активно обсуждаемых нововведений стало возвращение в Уголовный кодекс статьи о клевете.

Главный мотив обсуждения – обвинения авторов проекта и власти в целом в наступлении на свободу слова. Значительной частью общества такая инициатива была однозначно воспринята, как введение жесткой цензуры. Это неудивительно, учитывая острую политическую ситуацию за окном.

Но все же стоит оставить эмоции и громкие лозунги в стороне и разобраться в том, что именно предлагается в проекте, а также чем это может грозить обычному человеку, журналисту и бизнесмену.

Уголовно наказуемая клевета: что это?

Ответственность предлагается ввести за умышленное распространение заведомо недостоверных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица.

Из этой формулировки следуют такие выводы:

1. Обвинение в клевете может быть выдвинуто против любого человека, поскольку норма не содержит ограничения по субъекту преступления.

2.

Караемое деяние заключается в распространении недостоверных сведений, что охватывает очень много действий в реальном мире. Например, распространением будет сообщение такой информации третьему лицу в разговоре тет-а-тет либо в почтовом сообщении.

3. Распространение клеветы должно быть умышленным, то есть человек должен осознавать, что он занимается именно этим и, более того, желать этим заниматься.

Следовательно, нельзя по этой статье привлечь к ответственности, например, за случайное оставление на столе документов, в которых содержится недостоверная информация, независимо от того, прочел ли кто-то их.

Также стоит обратить внимание на формулировку «заведомо недостоверные сведения».

То есть для признания обвиняемого в клевете виновным необходимо доказать, что он знал либо должен был быть знать о том, что распространяемые им сведения не отвечают действительности.

Это безусловный плюс, поскольку усложняет привлечение к ответственности того, кто просто пересказывал чужие слова, поверив источнику.

4. Распространяемые сведения должны порочить честь и достоинство другого человека. Здесь мы первый раз встречаем оценочное понятие, что дает возможность для разных трактовок на практике. Однако в этом определении есть и положительный момент – следствию необходимо доказать, что распространяемая информация порочит честь и/или достоинство конкретного человека.

Впрочем, исходя из разъяснений, неоднократно дававшихся судами при рассмотрении гражданских исков о защите чести и достоинства, последние являются субъективными – то есть сам пострадавший индивидуально определяет, порочат ли те или иные сведения его честь и/или достоинство.

Поэтому именно эта часть предмета доказывания будет вызывать наибольшее число споров в каждом конкретном случае. К примеру, гражданин А может считать, что его честь, как спортсмена порочит высказывание о том, что в школе он не мог сдать норматив по физкультуре. Будет ли распространение такой информации гражданином Б в соцсетях уголовно наказуемым деянием?

Некоторые могут сказать, что озвученный вопрос надуман. Однако после внедрения уголовной ответственности за клевету однозначно будут возникать схожие по степени абсурдности ситуации.

5. Распространяемые сведения могут касаться любого человека вне зависимости от каких-либо факторов. То есть можно привлечь к ответственности как за клевету в адрес народного депутата, так и в адрес просто гражданина Украины или иностранца.

На этом заканчиваются признаки «простой» клеветы (квалифицирующие признаки рассмотрим ниже). Давайте попробуем применить их к некой абстрактной ситуации, как это делается на семинарских занятиях по уголовному праву у студентов юридических ВУЗов.

«Случай из жизни»

Предположим, что некий гражданин А рассказал своему другу Б, что их общий знакомый В «по ночам участвует в нелегальных гонках». В последующем оказалось, что данная информация не отвечает действительности. Имеются ли основания для привлечения А к ответственности за клевету?

Поставим себя на место следователя, которому поручено досудебное расследование. В этой ситуации хорошо уже то, что мы точно знаем, что А в принципе может быть субъектом преступления и он точно распространял неправдивые сведения о В.

Но нам еще надо установить, знал ли А о том, что распространяемая им о В информация не отвечает действительности, была ли задета честь или достоинство В.

Например, предположим, что Б тоже относится к числу участников таких гонок и поэтому отреагировал на замечание А в духе «вот и правильно».

То есть в глазах Б честь и достоинство В в следствие ложного заявления А совершенно не пострадали.

Но если Б относится к участию в таких гонках резко негативно – ситуация полностью переворачивается, поскольку, понятное дело, отношения между Б и В могут ухудшится.

Как видим, ключевое значение имеет еще целый ряд сведений, без которых решить вопрос о привлечении А к ответственности невозможно. И это еще относительно простая для разбора ситуация. При этом целый ряд таких важных сведений содержит оценочные составляющие, что служит хорошей почвой для злоупотреблений.

Так что статья Уголовного кодекса о клевете неудачна. В ней есть все, чтобы данная норма применялась избирательно.

«Непростая клевета»

А теперь перейдем к квалифицирующим признакам, потенциально утяжеляющим ответственность. Они разделены на две группы по тяжести деяния.

К первой относится клевета со стороны лица, ранее уже осужденного за аналогичное деяние, а также клевета, распространяемая путем публичной демонстрации в произведениях или путем размещения в СМИ или в сети интернет. С первым все понятно – четко указано, что повторное совершение преступления влечет более тяжелое наказание, то со вторым сложнее.

Прежде всего, отметим, что речь идет не об усиленной ответственности журналистов, а об усиленной ответственности любых лиц в случае, если они распространяли клевету путем публичного демонстрирования в произведениях либо размещают такую информацию в СМИ либо в интернете.

То есть, можно сделать следующие выводы:

1. Применить этот квалифицирующий признак можно к любому лицу, а не только к штатному сотруднику СМИ, журналисту, редактору. При этом непонятно, кто именно должен считаться лицом, распространяющим клевету путем размещения в СМИ – тот, кто создал произведение, тот, кто дал добро на размещение клеветы в СМИ, герой телесюжета, который ее непосредственно произносит, или все вместе.

2.

Отягчает ответственность сам факт распространения клеветы в СМИ, интернете или в публично демонстрируемом произведении.

3. Отдельно отметим, что совершенно неясно, кто может привлекаться к ответственности за распространение клеветы в интернете – лицо, непосредственно разместившее недостоверную информацию или лицо, допустившее ее распространение (к примеру – владелец сайта).

Ко второй группе относится лишь одно обстоятельство – объединение клеветы с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Отметим, что данный признак не зависит от того, как именно распространялась клевета – в СМИ или в частной беседе.

Из всего вышесказанного можем вывести следующие основные заключения, которые стоит учитывать, размышляя на тем, стоит ли делится той или иной недостаточно проверенной информацией::

1. Виновным в клевете может быть признан любой человек, поскольку никаких ограничений (кроме общих для всех преступлений положений о невменяемости, малолетстве и т. п.) законом не предусмотрено.

2.

Совершенно не урегулировано, кто будет привлекаться к ответственности за клевету в СМИ и интернете, – автор статьи или сюжета, выпускающий или главный редактор, интервьюируемый (в словах которого содержится клевета), источник неправдивых сведений для журналиста, владелец интернет-сайта, лицо, непосредственно выложившее информацию в интернет, что дает возможность для различной практики применения данной статьи.

3. В качестве квалифицирующего признака указывается не только распространение клеветы через СМИ или Интернет, но и с помощью любого другого произведения, предназначенного для публичной демонстрации, что дает возможность требовать более сурового наказания, например для авторов ролика, выложенного в сети Интернет, или картины, выставленной на художественной выставке.

4. Под признаки преступления подпадает неопределенный круг действий, вследствие которых информация становится известной дополнительно хотя бы одному лицу.

5. Нанесение ущерба чести и достоинству будет в значительной мере определяться субъективным мнением пострадавшего.

Вывод:

В целом же эти 5 угроз создают предпосылки для всего одной, главной, опасности – избирательного подхода сотрудников правоохранительных органов и судей при применении данной статьи Уголовного кодекса.

____________________________________________

«ЮРИСТ & ЗАКОН» – это электронное аналитическое издание, входящее в информационно-правовые системыЛІГА:ЗАКОН и созданное специально для юристов и специалистов, нуждающихся в качественной аналитической информации об изменениях, происходящих в правовом поле Украины. По вопросам приобретения издания «ЮРИСТ & ЗАКОН» обращайтесь к менеджерам ЛІГА:ЗАКОН или к региональным дилера.

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН Связаться с редактором

Источник: https://jurliga.ligazakon.net/analitycs/104194_5-ugroz-ugolovnoy-otvetstvennosti-za-klevetu

Угроза расправой: что делать и куда обращаться?

Можно ли привлечь человека к уголовной ответственности за угрозы и оскорбления?

Казахстанские юристы дали практические советы тем, кто получает угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Интернет уже не раз становился местом поиска защиты и справедливости. К помощи социальных сетей решили прибегнуть и близкие девушки, подвергшейся групповому изнасилованию в Алматинской области.

По последним данным, девушка была похищена в городе Есике на глазах у брата, который был избит нападавшими. Родственники девушки нашли преступников самостоятельно, задержав двоих из них с поличным.

Пользователь Игилик Кантарбаева со ссылкой на брата потерпевшей рассказала об угрозах, которые, по  их словам, получает семья девушки, и давлении, оказываемом насильниками на родственников с требованием забрать заявление из полиции.

«Дорогие друзья! Насильники оказывают давление и открытые угрозы семье Жибек! Один из родственников сильно запуган, даже хотел забрать заявление! Помогите! К кому обратиться в таком случае, есть же какая-то программа по защите свидетелей? Может, у кого-нибудь есть возможность спрятать у себя кого-нибудь из членов семьи Жибек? Помогите хоть советом, пишите мне в личку!» – пишет Игилик Кантарбаева в своем аккаунте в .

Это не единственный случай подобного давления, который стал известен за последнее время.

Известный юрист Сергей Уткин рассказал корреспонденту КТК, что необходимо предпринять родственникам девушки и любому, кто подвергся угрозам. По словам эксперта, нужно не просто шуметь в СМИ, а быстро ознакомить с этими фактами полицию.

«У нас есть статья в Уголовном Кодексе, которая так и называется «Угроза». Если человеку угрожают физической расправой, то он имеет право обратиться в правоохранительные органы. Если эта угроза реальная, а не просто юмор, шутки и прочее, то тогда правоохранительные органы возбуждают дело и занимаются его расследованием, начинают принимать меры по защите и так далее», – сказал юрист.

Согласно статье 115 Уголовного Кодекса РК, угроза убийством, причинением тяжкого вреда здоровью или иным тяжким насилием над личностью либо уничтожением имущества при наличии достаточных оснований опасаться приведения этой угрозы в исполнение наказывается штрафом в размере до 200 МРП либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до 180 часов, либо арестом на срок до 60 суток.

Для того чтобы доказать реальность угрозы, юрист советует фиксировать все попытки запугать или договориться: записывать беседы на диктофон, снимать на фото и видео пришедших недоброжелателей и так далее. Кроме этого юрист отметил, что не стоит пренебрегать мерами личной безопасности.

«Если будет заявление, то правоохранительные органы будут нести ответственность, если вдруг с этими людьми что-то случится. Пусть родственники сохранят корешки, которые им дадут в дежурной части и еще раз все это в СМИ засветят.

Потом уже пусть думают, надеяться на правоохранительные органы или нет, ходить открыто или лучше попрятаться? Но, конечно, лучше попрятаться. Здесь одно другому не мешает – и с заявлением обратиться, и где-то в сторонке быть, на всякий случай.

Если правоохранительные органы меры предпринимать по каким-либо причинам не будут, то по крайней мере не найдет тот, кто хочет найти и что-то сделать человеку», – сказал Уткин.

О необходимости первым делом уведомить о полученных угрозах полицию заявил и адвокат Серик Сарсенов. По его словам, родственникам нужно нанять адвоката, который бы от их лица мог подать заявление в полицию об угрозе расправой.

«Им надо срочно идти к следователю или районному прокурору и писать заявление о принятии к ним мер безопасности и описать полученные угрозы: кто угрожает, как – по телефону или приходят, в общем подробно изложить все эти угрозы, в чем они выражаются.

Если хотят, пусть дочку отправят, например, в Алматы, квартиру ей на какое-то время снимут, для подстраховки. Но одно я знаю точно за время своей 40-летней практики, когда угрожают прямо, никто ничего не сделает.

Если действительно хотят что-то сделать человеку, то это происходит втихаря. Когда же идет прямая угроза, то это просто запугивание, обычно в таких случаях никто ничего конкретно не может сделать», – отметил он.

Напомним, инцидент произошел в ночь на воскресенье, 14 августа 2016 года, в городе Есик Алматинской области. По словам матери потерпевшей, ее 30-летняя дочь подверглась нападению и групповому изнасилованию со стороны четырех мужчин. Как заявила женщина, машина, в которой надругались над ее дочерью, стояла всего в 50 метрах от здания местного РОВД.

Свое обращение к общественности мать записала на видео и выложила ролик в Сеть 20 августа, после чего дело приобрело широкую огласку. В даже появился хэштег ‪#‎защитимжибек.

На данный момент полицейские задержали троих подозреваемых, четвертый разыскивается. По информации ДВД Алматинской области, начато досудебное расследование по двум статьям 120 УК РК «Изнасилование» и 125 УК РК «Похищение человека».

Расследование по этому факту взято под особый контроль.

Источник: https://www.ktk.kz/ru/blog/article/2016/08/22/71593/

Автоправо
Добавить комментарий