Можно ли пойти на службу по контракту, чтобы меня сразу отправили в горячую точку?

Жизнь за Украину. Он повторял: «Я военный до мозга костей»

Можно ли пойти на службу по контракту, чтобы меня сразу отправили в горячую точку?

«Харьковская неделя» продолжает спецпроект о воинах XXI века.

Их портреты висят в воинских частях и родительских домах.

Для побратимов они навсегда останутся в строю, а мамы и жены будут вспоминать их голос в телефонной трубке. В последние минуты жизни они твердили: «У меня все хорошо».

«Харьковская неделя» продолжает спецпроект о воинах XXI века, которые отдали свою жизнь за Украину.

– Папочка наш, – гладит фотографию шестилетняя Вероника.

Рядом сидит ее брат Миша, внимательно рассматривает портрет мужчины в военной форме.

– Этот флаг наш папа вешал, – показывает он рукой на стену.

«Ніхто, крім нас!» – написано на стяге. К нему прикреплен шеврон 79-й отдельной десантно-штурмовой бригады.

Папа Вероники и Миши – подполковник Дмитрий Головко – погиб в 2015 году при выполнении боевого задания в Луганской области.

«Это так просто не пройдет, будет война»

Дмитрий Головко вырос в Бахмуте Донецкой области. После окончания школы и местного техникума тайком от мамы поступил в Киевский институт сухопутных войск. Службу проходил в 3-м полку специального назначения, а в 2004–2005 годах в должности заместителя командира разведывательной роты 7-й ОМБр отправился в Ирак.

 «Муж шел на войну, чтобы спасти молодых ребят»

Чтобы снова лететь в горячую точку в составе миротворческой миссии, тогда еще майора Головко отправили изучать английский язык в Харьков. Здесь он и познакомился со своей будущей женой.

Я тогда была студенткой ХПИ. Мы познакомились с Димой в кафе в марте 2008 года, – вспоминает Юлия Медак. – Сначала просто общались, встречались раз в неделю и гуляли по городу. А уже к концу мая поняли, что любим друг друга.

Так вышло, что в Ирак он так и не поехал, вернулся в свою воинскую часть. Начался сентябрь, и мы стали ездить друг к другу в гости на выходные: то он в Харьков, то я в Кропивницкий.

В 2009 году у Дмитрия закончился контракт, и он уволился в запас.

Муж рассказывал, что армия была очень бедной. Он был десантником и говорил, как ребята прыгали на парашютах с истекшим сроком годности. Им хотелось больше прыжков, но не было горючего, чтобы заправить вертолет. Тогда он решил уйти, – вспоминает Юлия.

Дмитрий Головко переехал в Харьков, устроился охранником. Вместе с Юлией они сняли недорогую квартиру и стали жить вместе.

 «Мы не выйдем. Найдите меня»

У нас тогда не было ни денег, ни горячей воды в квартире, но мы были так счастливы! Часто гуляли в лесу, много разговаривали. Дима был очень интересным собеседником, хорошо знал историю и много мне рассказывал, – вспоминает Юлия.

В начале 2011 года пара узнала радостную новость – они ждут двойню. Дмитрий устроился на тяжелую работу: чтобы обеспечивать семью, пошел на стройку.

Мы переехали в малогабаритную квартиру, там у нас родились дети. Тогда я полюбила мужа еще больше, потому что он меня очень поддерживал. Домой с работы он не то что шел, а бежал. Дима купал детей, вставал к ним ночью, радовался, когда они начали ползать, – очень их любил.

Еще когда я была беременна, каждое утро, уходя на работу, целовал мой живот и говорил: «Миша, Вероника, ведите себя хорошо, не толкайте маму». Когда мы гуляли в выходные всей семьей, я часто слышала «Вот мамашка джек-пот выиграла!». Муж был очень хорошим хозяином, все умел делать, даже стол смастерил сам! – говорит Юлия.

Счастье семьи длилось недолго. В 2014 году в Украине началась война. Еще в 2013-м, во времена Евромайдана, Дмитрий болезненно воспринимал все новости и говорил жене: «Это так просто не пройдет, будет война».

Юлия только отмахивалась, мол, разве такое возможно в нашей стране, да еще и в XXI веке?! Но уже тогда она чувствовала, что эти события не могут не зацепить их – семью майора в отставке.

 «Сын очень хотел жить»

И вот в конце марта 2014 года ему пришла повестка по месту прописки – в Кропивницкий. Некоторые из Харькова убегали, чтобы спрятаться на время от войны, а он буквально полетел в военкомат. Оттуда Диму отправили в Николаев, в 79-ю отдельную десантно-штурмовую бригаду, а потом в Херсон.

Муж ненадолго приехал домой в апреле, рассказывал, что призывали молодых ребят, которые не знали, как воевать. И до августа убеждал меня, что находится в Запорожской области. А я верила… – вспоминает Юлия.

О том, что Дмитрий прошел горячие точки, участвовал в штурме Саур-Могилы и был контужен, семья узнала только спустя несколько месяцев.

Он приехал неожиданно, решил сделать близким сюрприз.

Мы были у родителей в селе. Вечером ни с того ни с сего на машине уезжает папа. Уже было темно, мы с детьми идем ко двору, я вижу, что кто-то сидит на корточках и говорит: «Привет».

Я не поверила, а это Дима приехал! Худой, очень уставший, с вывихнутым коленом. Мы побыли пару дней в селе, а потом поехали с детьми на водохранилище.

Это был наш последний отдых…

 «Саша уезжает на войну»

На протяжении недели Дмитрий рассказывал жене об ужасах войны: обстрелах «Градами», погибших друзьях.

У него был хороший друг Сергей Кривоносов – первый заместитель командира 2-го батальона 79-й отдельной аэромобильной бригады, Герой Украины. Прямо у Димы на глазах он погиб от ракеты «Града».

Муж рассказывал, что они с ребятами просто землю собрали в мешок и отправили жене… Говорил, что там, на войне, правды нет.

После пройденного на Донбассе Дмитрий решил уволиться (у подполковника пятеро детей, трое – от первого брака).

Правда, долго прожить на гражданке ему не удалось – раздражала мирная жизнь и тянуло обратно к побратимам.

«Папа очень нас любил»

В сентябре он «завис» в Николаеве: две недели был там, каждый день ходил на могилу к своему другу. Приехал домой только перед днем рождения детей. Муж был в очень тяжелом состоянии, постоянно смотрел фильмы о войне.

Тогда я поняла, что он не сможет работать, поэтому он сидел с детьми, а я начала зарабатывать. Мы всегда поддерживали друг друга. Он говорил: «А как мои ребята? Ты бы видела их лица, как они расстроились, когда увидели, что я их бросаю».

Миллион раз повторял мне: «Я военный до мозга костей», – вспоминает Юлия Медак.

 «Микола був при тямі, намагався врятувати побратима»

Уже в октябре подполковник Головко понял, что не сможет сидеть дома, пока на Донбассе продолжается война, и решил поступить на контрактную службу в погранвойска. Юлия вспоминает: счастью мужа не было предела, ведь быть пограничником – мечта его детства. Только в мае подполковника отправили в зону АТО.

Я смотрела на все это молча, смысла останавливать его не было. Он уезжал в конце мая, а 6 июня его не стало. Прошло всего 10 дней его службы… Это было в Станично-Луганском районе. Его оперативно-розыскная группа следила за границей, чтобы не допустить контрабанды.

В тот день каким-то образом он оказался за рулем «Кугуара», хотя не имел прав и опыта вождения. Там была плохая дорога, стояли противотанковые ежи. Как написано в документах, что-то произошло с колесом, машину повело, и они перевернулись. У Димы случился разрыв сердца.

В 2014 году он был под обстрелами «Града», каждую минуту мог погибнуть от пули, а тут вот так, на ровном месте. Его еще и виноватым сделали в этой аварии: мол, он совершил административное правонарушение, ДТП можно было избежать, – говорит вдова военного.

Еще вечером Дмитрий разговаривал с женой и говорил, что едет на задание, а утром она услышала в телефонной трубке от его мамы: «Димы больше нет».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ. Сын сказал: «Мама, это моя работа»

Я ничего не осознавала, была в шоке и жила эти дни, как робот. После похорон ложилась спать и мне хотелось, чтобы Дима мне приснился и рассказал, что с ним случилось. Уснуть в ту ночь мне так и не удалось… Детям сообщила только через три месяца, перед их днем рождения.

Они его ждали, говорили: «Приедет папа, я ему покажу, расскажу». А мне эти слова, как нож по сердцу. Я долго готовилась, а потом рассказала им. Вероника сразу расплакалась, спрашивала: «Почему?».

Эти детские глаза… Миша осознал не сразу, еще месяц после этого, когда видел машины скорой помощи, говорил: «Она привезет нашего папу». Они зацепились за фразу мою: «Папа очень нас любил и не хотел, чтобы так вышло», – говорит Юлия.

Силы жить ей дали дети. До сих пор у Юлии Медак длятся суды.

Сейчас вместе с дочкой и сыном она живет в небольшой арендованной части дома и надеется, что в ближайшем будущем у них появится обещанное собственное жилье.

Источник: https://2day.kh.ua/zhizn-za-ukrainu-on-povtoryal-ya-voennyj-do-mozga-kostej

Как и где набирают добровольцев в сирию

Можно ли пойти на службу по контракту, чтобы меня сразу отправили в горячую точку?

– Здравствуйте, мне сказали, что к вам можно обратиться по поводу работы. – Какая работа вас интересует, по какой специальности? – Работа за рубежом. Я так понимаю, это Сирия. – По какой специальности? – Я пулеметчик. Имею серьезный опыт. – Загранпаспорт в наличии? – Да. – Проблемы с законом есть? – Нет, судим не был, не привлекался, не разыскивался.

– Задавайте вопросы, что вас интересует? – Сроки командировки, оплата, задачи? – Контракт на год, в командировке — до полугода. Оплата высокая. – Мне говорили, это 80 тысяч рублей в неделю плюс дополнительная оплата за боевые выходы. – Вам неправильно говорили. Понедельной оплаты у нас нет, у нас оплата за месяц. При подготовке на полигоне – это 80 тысяч рублей в месяц.

При выезде в командировку — 120 тысяч. При… хм.. ведении интенсивных действий — 240 тысяч. Такой расклад. Но прежде, чем к нам поступить, вам надо будет сдать нормативные тесты. По физической подготовке, по медицине и по специальности. – Меня будут переподготавливать на другую специальность? – Не будут. Вас проверят по всем направлениям. Если вы пулеметчик — по огневой.

– С кем контракт? – Это пока лишнее. – Я сейчас в Петербурге, с кем мне связаться? – Если вы считаете, что соответствуете нашим требованиям и пройдете тесты, приезжайте в Молькино, в Краснодарский край. – Этот телефон будет работать? – Да. Набирающая бойцов частная военная компания не афиширует наименования. Её нет в справочниках и регистрах.

Среди посвященных она известна как «ЧВК Вагнера». До недавнего времени основные силы этого формирования принимали участие в вооруженном конфликте на территории самопровозглашенной Луганской народной республики, сейчас идет перебазирование в Сирию.

ЧВК Вагнера — одно из самых засекреченных подразделений, воюющих в Новороссии.

Командиры и бойцы никогда не дают интервью, их фотографии с украинскими трофеями не появляются в социальных сетях, о них не упоминают в официальных релизах власти ЛНР и ДНР.

Неофициально их называют «чистильщиками».

Вагнеру и его команде приписывают расстрел из гранатометов начальника штаба 4-й бригады ДНР Александра Беднова (Бэтмена), подрыв командира бригады «Призрак» Алексея Мозгового, разоружение бригады особого назначения «Одесса», репрессии среди «казаков», оперировавших на востоке Луганской области.
Командиром формирования украинская пресса считает действующего российского офицера, заместителя командующего российской группировкой сил МВД на Северном Кавказе, бывшего командира спецназа «Витязь» полковника внутренних войск Евгения Вагнера. «Фонтанка» выяснила «боевой путь» подразделения и узнала, кто действительно скрывается за мистическим псевдонимом. Ядро будущей «ЧВК Вагнера» сформировалось там же, куда бойцы отправились сегодня, — на территории Сирийской республики.

Осенью 2013 года российские менеджеры частной военной компании Moran Security Group Вадим Гусев и Евгений Сидоров сформировали отряд из 267 «контракторов» для «охраны месторождений и нефтепроводов» в воюющей республике.

После месячной подготовки в лагере под Латакией вместо охраны буровых установок «Славянский корпус» влип в боевое столкновение с частями Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ — запрещенная в России организация) и после ранения шестерых своих бойцов отступил.

Результатом не то незапланированного боя, не то денежных недоразумений с заказчиком стало разоружение «корпуса» и эвакуация в Москву. Во Внуково два чартера из Сирии встретили следователи ФСБ. Гусева и Сидорова задержали, предъявив обвинение в наемничестве. Бойцов допросили и отправили по домам, изъяв предварительно электронные носители информации.

Спустя полгода, как рассказали участники, многие из них встретились в Крыму в роли «вежливых людей», разоружавших украинские военные базы. Через год с небольшим на Юго-Востоке Украины появилось не известное ранее, хорошо вооруженное и снаряженное подразделение.

Не прошло и двух лет, как поредевший в боях батальон вновь погрузился в самолеты курсом на Сирию. Известные «Фонтанке» кондотьеры из ЧВК Вагнера были крайне сдержанны в общении с журналистами, но частью знаний поделились.

По их словам, «Славянский корпус» как единое подразделение перестал существовать в октябре 2013 года, когда командиры пошли под арест, а бойцы разъехались по своим регионам. Вновь на службу они вернулись уже к другому заказчику.

Позвал их коллега, из бойца ставший командиром, — Вагнер.

Полковник Евгений Вагнер из внутренних войск не имеет никакого отношения к одноименной ЧВК. Человек с позывным «Вагнер» служил не в МВД, а в частях спецназа ГРУ Генерального штаба Вооруженных сил России.

Последнее место службы — командир одного из отдельных отрядов Второй отдельной бригады спецназа ГРУ ГШ, которая дислоцирована под Псковом.
Уволен в запас подполковником. Работал по контракту с Moran Security Group, охранял суда в опасных районах от пиратских нападений.

В сентябре 2013 года вместе со «Славянским корпусом» первый раз посетил Сирию. Тогда он ещё не был командиром и не был Вагнером. Пафосный позывной он взял после сирийской командировки. Как говорят его коллеги, «потекла крыша»: «Повернулся на немецкой теме.

Вообразил себя арийцем». Первая работа якобы была в Крыму: «Группа «Вежливые люди».

Разоружали украинские базы, устанавливали российский порядок». Эту работу вспоминают с доброй ностальгией: платили немного, но климат приятный, жить не в окопе и риск номинальный.

Идиллия продолжалась недолго, вскоре ЧВК Вагнера начала работу на землях самопровозглашенной Новороссии.

Кроме «операторов ЧВК» из бывшего «Славянского корпуса» к Вагнеру потянулись профи со всей страны: кого привлекли условия оплаты, кого «возможность профессионального роста», кого идеологические соображения.

Кого нет у Вагнера — так это местных жителей и российских военных «отпускников». Объявлений о наборе, как в пасторальные времена «Славянского корпуса», никто не давал. Наученные опытом предшественников, хозяева ЧВК стараются не оставлять следов в Сети. Но, несмотря на отсутствие рекламы, любой военный специалист через два-три телефонных звонка может найти свой путь в подразделение.

В «Славянском корпусе» обещали 5 тысяч долларов США в месяц, в ЧВК Вагнера ставки в рублях. 80 тысяч во время подготовки в Молькино, 120 тысяч – при пересечении границы Украины.

При мероприятиях «по наведению порядка» на территории, контролируемой ЛНР, — 180 тысяч рублей в месяц. За боевые действия с украинскими подразделениями – «боевые» 60 тысяч рублей в неделю плюс к окладу.

«Сирийские» расценки почти совпадают.

Цена жизни — обещанные 3 миллиона рублей семье. Каждый боец при поступлении на службу подписывает контракт, который носит символический характер, так как понятно, что в случае чего денег по нему с «работодателя» взыскать невозможно. Гарантий нет, но у Вагнера — репутация: «Четкий денежный расчет, никаких мухлежей.

Большие деньги вложены, солидное снаряжение, солидная подготовка». Для сравнения: ополченцы из «официальных» вооруженных формирований ДНР и ЛНР получают ежемесячно примерно 15 тысяч рублей — как раз на курево, туалетные принадлежности и мобильную связь.

Даже проверенные и опытные в зону конфликта попадают только через тренировочный центр.

Как рассказывают наши собеседники, подготовка перед заброской через границу проходила в Ростовской области, затем база была перенесена в Молькино под Краснодаром.

Два лагеря ЧВК примыкают к расположению 10-й отдельной бригады спецназа ГРУ: «Подготовка идет день и ночь, день и ночь. Стреляют из всего. Очень много денег выделяется, безумно много. Один ПТУР «Корнет» стоит, как машина.

Ежедневно отстреливать по 10 – 15 штук, это как?» «Сначала под Луганском чистая работа была, по противнику.

Потом пошло… начали внутри «порядок конституционный» наводить — причесывать зарвавшихся командармов и казачков», – объяснили ветераны.

И пресса Украины, и многие комментаторы из числа луганских ополченцев считают Вагнера исполнителем убийств начальника штаба 4-й бригады ЛНР Александра Беднова и командира «Призрака» Алексея Мозгового, которые находились в затяжном конфликте с главой республики Игорем Плотницким.

Собеседники «Фонтанки», услышав прямой вопрос, посмотрели на журналиста удивленно и промолчали. Заметим, что и среди сторонников Бэтмена и Мозгового нет единой точки зрения на причастность ЧВК Вагнера к этим ликвидациям.

Если история о гибели командиров ополчения является табу, то о захвате «отдельной бригады МГБ ЛНР «Одесса» и аресте её командира Алексея Фомичева (Фомы) говорят спокойно и не скрывают своей роли в «наведении порядка», демонстрируя откровенное презрение к боевым качествам ополченских и казачьих формирований. Заметим, что казаки платят «вагнеровцам» той же монетой, считая их пижонами, не бывавшими в окопах.

В окопах ЧВК Вагнера, видимо, действительно сидит редко, бойцы, по их словам, задействованы в основном в составе диверсионно-разведывательных и разведывательных групп, они же контролируют базы снабжения и сопровождают VIP в «зеленой зоне». Контракт на год, обычный режим работы — месяц в деле, 10 дней дома. Из этого срока на Украине проходит когда две недели, когда три.

Иногда группы возвращаются через несколько дней, если их сильно прижмут и они понесут потери. Точных данных о потерях у «Фонтанки» нет — их число лежит между 30 и 80 погибшими.

Среди них, как минимум, один петербуржец, погибший 21 августа 2014 года. Сирийская тема присутствовала всегда.

Так, почти одновременно со «Славянским корпусом» в командировку под Дамаск уехала не связанная с Гусевым группа по контракту с загадочным кипрским офшором.

Осенью 2014 года первые команды, говорят осведомленные собеседники, уехали и от Вагнера. Строгий запрет на следы в соцсетях действует, их найти не удалось.

Обнаруженное украинскими блогерами и журналистами фото, якобы сделанное российскими контрактниками в районе Ас-Саиямия в октябре 2014 года, на самом деле только размещено в эту дату.

Как установила «Фонтанка», на самом деле эта фотография «Славянского корпуса» датируется 17 октября 2013 года, днем столкновения с ИГИЛ. Лето 2015 года — точка поворота. В августе в Молькино формируется серьезная команда.

В сентябре бойцы начинают убывать к месту службы. Корреспондента убеждали, что отправляют бойцов бортами военно-транспортной авиации, вместе с военными и гуманитарными грузами, направляемыми Башару Асаду.

Сколько всего контрактников ЧВК переправлено на территорию Сирии, сказать сложно, оценки сильно разнятся, но если до сентября 2015 года это были десятки бойцов, то сегодня — это сотни, если не тысячи. И каждому обещано по 240 тысяч рублей за месяц боев.

Финансирование является самым большим секретом ЧВК.

Большинство солдат удачи не знают и фамилии своего командира, о том, кто им платит, не знает почти никто.

Российские корпорации, которые можно считать частными военными компаниями, известны наперечет, и их руководители утверждают, что не имеют никакого отношения ни к украинским событиям, ни к отправке ландскнехтов в Сирию, ни к Вагнеру лично.

«РСБ-Групп» не участвует в отправке кого-либо в Сирию, – говорит генеральный директор компании Олег Криницын. – Я слышал об этом, но перед нами такие задачи не ставились.

Будут предложения, будут задачи — будем обсуждать».

Заместитель генерального директора Moran Security Group Борис Чикин объяснил, что прежняя работа Вагнера по контракту с Moran – дело минувших дней: «Прошу понять, что в нашей компании есть очень небольшой штат постоянных работников — это прежде всего организаторы, менеджеры.

Сотрудники, непосредственно осуществляющие охрану судов в пиратоопасных районах, заключают временный контракт на определенный срок, после чего их отношения с Moran Security Group прекращаются». Что касается Сирии, то Борис Чикин заверил: «Наша компания предложений об участии в сирийском проекте не получала.

Если предложения поступят — рассмотрим». Под большим секретом и шепотом называют фамилию одного известного ресторатора, близкого к верховной власти и к министерству обороны.

Но, насколько известно «Фонтанке», безвестная фирма-«прокладка», от имени которой заключаются контракты на войну, формально никак не связана ни с самим ресторатором, ни с контролируемыми им компаниями.

Достоверной информации о действиях и потерях ЧВК в Сирии осенью 2015 года пока нет.

Игорь Стрелков на профильном форуме сообщает, что «в Сирии «Вагнер» и другие ЧВК уже понесли чувствительные потери», отмечая, что «в том-то и прелесть дешёвых наёмников из числа выброшенных на улицу в результате реформы армии офицеров, что их даже хоронить не требуется – так, песочком присыпали и хватит».

Его анонимный оппонент попросил «Фонтанку» вспомнить о боевых качествах «Славянского корпуса»: «17 октября 2013 года в районе Эс-Сахны 267 русских были атакованы исламистами численностью более 2 тысяч человек.

Террористы потеряли до 300 человек, в том числе двух амиров. Потери русских — 6 раненых. Аналогов успешного проведения боевой операции такого рода в современной истории нет. «Славянского корпуса» нет.

Но бойцы его сражаются».

Денис Коротков

contraktnik.ru — работа для военных специалистов

Источник: https://soldat.pro/2016/05/14/kak-i-gde-nabirayut-dobrovolcev-v-siriyu/

Служба по контракту в ВСУ: Генштаб подробно разъяснил детали набора и рассказал о преимуществах

Можно ли пойти на службу по контракту, чтобы меня сразу отправили в горячую точку?

По данным Минобороны, с начала 2016 года контракты подписали 18,5 тысяч украинских военнослужащих.

Генштаб Вооруженных сил Украины детально разъяснил условия и особенности службы в украинских войсках.

Сроки подписания контракта

Для прохождения воинской службы военнослужащие могут подписать контракт:

  • на 6 месяцев – для лиц, которые были уволены с воинской службы с марта 2014 года по настоящее время, а также срочников и военнослужащих, призванных по мобилизации и отслуживших не менее 11 месяцев. После завершения шестимесячного контракта он может быть продлен по желанию военнослужащего на этот или больший срок. При это отмечается, что в случае нежелания проходить службу военный будет гарантированного освобожден без дополнительных требований. В случае окончания особого периода или оглашения решения о демобилизации действие шестимесячных контрактов прекращается досрочно;
  • на 3 года – для рядового состава;
  • от 3 до 5 лет – для сержантского и старшинского состава;
  • от 2 до 5 лет – для офицерского состава и для кандидатов, которым присвоено первичное офицерское звание по результатам подготовки на “военной кафедре”;
  • на особый период – до завершения этого периода (на основании Указа президента Украины об объявлении решения о полной демобилизации);

В Генштабе уточнили, что все желающие подписать контракт должны обратиться в военный комиссариат по месту жительства и выбрать должность в соответствии с открытыми вакансиями.

Требования к кандидатам

На службу по контракту в украинскую армию принимаются граждане в возрасте от 18 до 60 лет (для женщин – от 18 до 50 лет). При этом у кандидата должна отсутствовать судимость за совершение тяжких преступлений.

https://www.youtube.com/watch?v=0tscG7ZD4Uc

Также будущий военный должен иметь базовое среднее образования и быть пригодным к службе по состоянию здоровья. Окончательный вывод о пригодности кандидата по медицинским показаниям может дать только военно-врачебная комиссия. При этом те граждане, которые получили отрицательное заключение, могут пройти повторный медосмотр только через 5 лет.

Особенности службы по контракту для женщин

Женщины в возрасте от 18 до 50 лет также могут служить в украинских войсках. Они назначаются на следующие должности: связи – “телефонист”, “телеграфист” и другие; тыла – “повар”, “портной” и другие; медицинские – “фельдшер”, “медицинская сестра”, и другие; штаба – “делопроизводитель”, ответственный исполнитель, “бухгалтер”.

Также отмечается, что на данный момент Минобороны прорабатывает вопрос расширения воено-четных специальностей для женщин.

Должности и военные специальности на выбор

Кандидатам предлагают в первую очередь должности в боевых воинских частях (подразделениях) Сухопутных войск ВС Украины, Высокомобильных десантных войск ВС Украины, Сил специальных операций, Военно-Морских Сил ВС Украины.

Все кандидаты с февраля 2016 направляются военными комиссариатами исключительно в учебные центры. Направление сразу в воинскую часть невозможно. Вместе с тем, желающий служить по контракту может обратиться в конкретную воинскую часть и получить письменное согласие командира части для прохождения службы по контракту именно в этой части.

Материальное обеспечение военнослужащих

В нынешнем году Минобороны существенно увеличило зарплату украинским военным, отныне ежемесячно украинские солдаты получает не менее 7 тысяч грн. В зависимости от должности, звания, срока и места прохождения службы зарплата увеличивается.

Также выплачивается вознаграждение всем военнослужащим, выполняющим свои обязанности в зоне АТО, независимо от звания и должности. Военнослужащие первой линии обороны ежемесячно получают дополнительно 4200 грн. В других районах АТО – 1200 грн.

Мобилизованным, в случае подписания контракта, также выплачивается единоразовое вознаграждение:

  • рядовому составу – восемь минимальных заработных плат (11 024 грн по состоянию на апрель 2016);
  • сержантскому и старшинскому составу – девять минимальных заработных плат (12 402 грн по состоянию на апрель 2016);
  • офицерскому составу – десять минимальных заработных плат (13 780 грн по состоянию на апрель 2016).

Кроме того, в случае переезда к новому месту службы из одного населенного пункта в другой военные получают подъемную помощь.

Социальные гарантии

Контрактники имеют право на сохранение рабочего места, должности и среднего заработка, если они приняты по контракту в случае возникновения кризисной ситуации, угрожающей национальной безопасности, объявление решения о проведении мобилизации и (или) введение военного положения на срок до окончания особого периода или до дня фактической демобилизации.

Военнослужащие и члены их семей обеспечиваются служебными жилыми помещениями, соответствующие требованиям жилищного законодательства. С этой целью в каждой военной части формируется фонд служебного жилья. Отмечается также, что на данный момент проходит согласование законопроект относительно выплаты денежной компенсации за съем жилья лицам рядового, сержантского и старшинского состава.

После завершения первого контракта (в том числе шестимесячного) , военнослужащие, которые продлили срок службы, могут бесплатно получить высшее образование без отрыва от воинской службы (заочно).

Источник: https://nv.ua/ukraine/events/sluzhba-po-kontraktu-v-vsu-genshtab-podrobno-razjasnil-detali-nabora-i-rasskazal-o-preimushchestvah-109471.html

Служба поневоле

Можно ли пойти на службу по контракту, чтобы меня сразу отправили в горячую точку?

Однако РБК удалось найти фотографии солдат и командиров реактивной батареи 7-й базы, собранные в российских социальных сетях украинскими волонтерами из команды сайта Informnapalm. На них артиллеристы и их командиры позируют на фоне «Градов» с боекомплектом у границы с Украиной (судя по меткам геолокации). Среди этих военных есть и два собеседника РБК.

Корреспондент РБК обнаружил своих собеседников на фотографиях российских артиллеристов у границы с Украиной ( Екатерина Кузьмина / РБК)

 Фотографии датированы началом ноября. Двумя месяцами ранее на границе с Украиной погиб служивший на 7-й базе контрактник из Астраханской области Анатолий Терехов. Первым об этом сообщил эксперт астраханского Комитета солдатских матерей Анатолий Салин, местные СМИ подтвердили его информацию.

Сейчас заявление солдат 7-й базы с просьбой о расторжении контракта окружная прокуратура переправила в гарнизонную, сообщила РБК ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова. В самой прокуратуре не смогли оперативно прокомментировать эту информацию.

Спорные контракты

Принуждение к подписанию двухлетних контрактов для переброски на учения в Ростовскую область с неформальным обещанием уволить досрочно (которое выполняется не всегда) происходит и в других частях постоянной боевой готовности, сообщают организации солдатских матерей из разных регионов.

«Сыну объяснили, что контракт – формальность. Он нужен, потому что срочников можно отправлять на учения только на месяц, а в Ростовскую область требуется на три», – рассказал РБК отец одного из военнослужащих 138-й мотострелковой бригады, дислоцированной в Ленинградской области.

Его сыну не только устно пообещали уволить в срок, когда должна была завершаться его служба по призыву, но и выдали соответствующую справку.

Такую же выдали и его сослуживцу: «Командование войсковой части обязуется уволить заключившего контракт на 2 года военнослужащего по собственному желанию на дату окончания срока его службы по призыву (копия справки за подписью начальника штаба есть у РБК)».

Председатель Военной коллегии адвокатов Владимир Тригнин не видит разницы между контрактниками и срочниками относительно участия в учениях. Направить в зону конфликта могут как срочника (если он прослужил не менее 4 месяцев), так и контрактника, объясняет эксперт.

«Скорее всего, отдельным командирам необходимо укомплектовать часть контрактниками, а из числа срочников желающих недостаточно.

Со срочниками удобно заключать контракт, так как по истечении 3 месяцев он уже фактически прошел учебку и знает, как обращаться с оружием и освоил военно-учетную специальность», – констатирует Тригнин.

Что касается обещаний и справок от командования, то они, по мнению адвоката, будут иметь ничтожную силу при попытке оспорить контракт.

В гарнизонном суде, куда следует обращаться, аргументом может стать либо сведение о принуждении к подписанию контракта, либо отсутствие выплат заработной платы, уточняет Тригнин. «Однако ключевым аргументом для суда будет подпись под контрактом», – говорит адвокат.

Согласно «Положению о порядке прохождения военной службы» и ФЗ «О воинской обязанности», контракт считается действительным после подписания сторонами: солдатом и уполномоченным командиром части.

География жалоб

Подписывая контракты в части, командование все-таки нарушает приказ министра обороны «Об утверждении Временного типового положения о пункте (отбора на военную службу по контракту)», настаивает председатель нижегородского Комитета солдатских матерей Наталья  Жукова. По ее словам, согласно приказу, сначала желающие служить по контракту подписывают проект контракта для подготовки приказа о вступлении контрактов в силу.

К ней регулярно с апреля прошлого года обращаются родители солдат с похожими историями. Она, в свою очередь, обращается в военную прокуратуру и к вышестоящему командованию. Согласно выписке из журнала обращений военнослужащих, Жуковой удалось помочь 18 срочникам. Среди них нижегородцы из 9-й висленской мотострелковой бригады и 6-й танковой бригады из Мулино.

Основания для опасения у родителей есть, считает Жукова.

Известны случаи гибели во время этих учений контрактников 9-й бригады Армена Давояна и Александра Воронова, а также попадания в плен к украинским военным рядового той же бригады Петра Хохлова, подписавшего контракт во время срочной службы в 2014 году. Осенью Хохлова обменяли на пленных украинцев и передали в руки ополченцев. Подробно в этих случаях РБК разбирался в октябре.

 26 января Жукова направила в прокуратуру заявление о ситуации с двумя выпускниками вуза, которых в ноябре уговорили вместо прохождения службы по призыву сразу подписать двухлетний контракт.

В итоге их направили вместо учебной части в 6-ю танковую бригаду – войсковую часть постоянной боевой готовности, где младшие командиры пообещали двум вчерашним студентам скорую отправку «на  Украину».

После вмешательства родителей и правозащитников их оставили в части, идет разбирательство с участием вышестоящего военного начальства, говорит Жукова.

Солдатским матерям также удалось добиться вынесения представления гарнизонной прокуратуры в адрес командования 36-й борзинской бригады в Забайкалье (документ есть у РБК) за несвоевременное увольнение пятерых военнослужащих.

Они полгода, до лета 2014 года, проходили службу по призыву, затем их уговорили подписать все тот же двухлетний контракт, пообещав, что позволят уволиться уже в ноябре. Однако в части их задержали. Прокуратура признала их срочниками, подлежащими демобилизации в ноябре.

Но в то же время она не нашла нарушений в самом акте подписания контракта.

Несколько подобных обращений зафиксировали в организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», рассказал ее пресс-секретарь Александр Передрук. Депутат городского заксобрания Борис Вишневский попросил окружную военную прокуратуру проверить, не отправляют ли срочников на Украину.

Передрук рассказал РБК также о ситуации с призванным из Пермской области солдатом 51-го тульского полка ВДВ, которого принуждали подписать контракт в августе 2014 года. В сообщении на сайте пермского омбудсмена говорится, что правозащитникам удалось добиться от суда и прокуратуры признания действий командования незаконными.

Просьбы о помощи поступают и от подписавших контракты срочников из 200-й мотострелковой бригады (поселок Печенга) к мурманской правозащитнице Ирине Пайкачевой. По ее словам, речь также идет о вернувшихся из Ростовской области военнослужащих, пытающихся расторгнуть такие контракты.

Перегибы на местах

В пресс-службе Минобороны пообещали ответить на официальный запрос РБК о случаях давления на срочников с целью отправки в Ростовскую область в установленные законом сроки. При этом в ведомстве обратили внимание на неоднократные официальные опровержения присутствия российских военных на территории Украины.

В случаях возможного давления на срочников при заключении контрактов, скорее всего, имеют место «перегибы на местах» или даже ложные заявления солдат, родителей и правозащитников, преследующих личные цели, разъяснил источник РБК в Минобороны.

В армии заинтересованы исключительно в добровольном принятии решения о приеме на службу по контракту, настаивает собеседник.

В случае возможных нарушений при подписании контрактов военнослужащие должны обращаться в военную прокуратуру, подчеркнул собеседник.

Мельниковой удалось получить ответ начальника Главного управления кадров Минобороны Виктора Горемыкина на обращение с описанием подобной ситуации.

«Командиры воинских частей не наделены полномочиями по приему военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, на военную службу по контракту.

Все мероприятия производятся через пункты (отбора на военную службу по контракту) при военных комиссариатах», – говорится в разъяснении Горемыкина, датированном 16 сентября.

Командирам частей просто не хватает нужного числа контрактников для ротации ростовской группировки войск, объясняет Мельникова нарушение установленной процедуры. «Думаю, они пытаются соблюдать требование, что участие в этой секретной операции должны принимать только контрактники», – говорит правозащитница.

В частях действительно могла возникнуть нехватка контрактников, соглашается военный эксперт Александр Гольц. «В процессе реформы армии существовал замысел сформировать 10–15 частей постоянной боевой готовности, укомплектованных преимущественно контрактниками, – говорит Гольц.

– Эти силы позволяли одержать быструю победу над любым противником на пространстве СНГ, но были рассчитаны на скоротечный конфликт, например отражение вторжения талибов в Среднюю Азию. Проблемы возникли, к​огда текущая операция в Ростовской области затянулась почти на полгода и требует регулярной ротации».

Эксперт не исключил и сокращение количества желающих служить по контракту после новостей о похоронах контрактников-отпускников в регионах.  

Максим Солопов

Источник: https://www.rbc.ru/politics/03/02/2015/54cfa2519a79477e6df87cc4

Армия, командировка

Можно ли пойти на службу по контракту, чтобы меня сразу отправили в горячую точку?

Увидел на пикабу очередной пост про армейскую службу, начал писать коммент, с вопросами, но решил сам запилить пост на эту тему.

Срочную службу проходил не скажу в каком подразделении, в каких войсках и в каком году. Скажу лишь, что с того момента еще не прошло 10 лет.

Не буду про призыв, службу в общем, расскажу о конкретных событиях.

Пункт постоянной дислокации, то есть часть, где служили, находилась в подмосковье. Служба протекала обычно, штатные учения, занятия, работы. И вот, подорвали нас как-то ночью по сигналу тревоги. Мы, в общем то, к учебным тревогам были привыкшие, поэтому, особо не напряглись.

Смущало только одно: тревога с таким названием, которое прозвучало из радиолы, подразумевала, что солдаты должны были выносить все имущество из расположения и направляться в точку сбора. Естественно, нам никто ничего не объяснял. Надо так надо. За каждым бойцом закреплено определенное имущество: оружие, обмундирование, тумбочка, постельное, мыльно-рыльное и т.д.

Соответственно, каждый взял свое и потащил. В среднем на бойца приходилось: оружие, снаряженный рюкзак, броник, подсумки, шлем, все это поверх бушлата, в правой руке свернутый матрас, внутри постельное и всякая мелочь, в левой-тумбочка. Писаря тащили еще компы, мониторы.

Вот в таком виде, периодически роняя все это в лужи и грязь, батальон выдвинулся в точку сбора на территории части. Надо сказать, что казарму и КХО вынесли полностью, кроме, пожалуй, коек. Идти было около километра. Пока тащили заебались страшно. На точке сбора уже ждали уралы и покемоны. Погрузили в них имущество, погрузились сами. И поехали.

Мы, по-прежнему, были уверены, что это просто очередная учебная тревога. Даже когда в конце пути выгрузились на ж/д станции, и стали перегружать скарб и свои тела в вагоны, думали, что просто учения и сейчас все закончится и поедем обратно. Не сложилось.

Эшелон был очень длинным, всего их было 2. Ехало нас 1 батальон и пару отдельных взводов. В нашем эшелоне было 5 пассажирских вагонов и штук тридцать платформ: БТРы, БРДМы, артиллерийские установки, кунги, транспорт, что-то неведомое под тентами. При отправлении оркестр на платформе заиграл славянку, а у нас заиграло очко.

Офицеры ничего не говорили о пункте назначения. В пути кормили очень хреново, 2 раза в день ложкой сечки и компотом. Даже хлеб иногда не давали.

Солдаты начали бунтовать, на что начпрод(пидор), обозвал всех голоданами, дал особо ретивым лещей и некоторым по ебалу, мотивируя тем, что солдат все равно нихрена не делает, только спит всю дорогу, и кормить, в общем то, незачем и не за что.

На 3 сутки в окнах мы увидели нескольких верблюдов и арбузные поля, на 5 сутки была дана команда занавесить окна и упереть в стены у изголовья броники, были вскрыты цинки, снаряжены бк. В окне промелькнула табличка Кизляр и Штирлиц все понял. Догадывался, конечно и раньше, но не верил.

По прибытии на отдаленный перрон где-то под Махачкалой, нас запрягли разгружать эшелон. Это было естественно, потому что больше некому. Пять дней лежа и отсутствие нормального корма, разумеется, дали о себе знать. Мышцы, после долгого бездействия ослабли, голод тоже не прибавлял сил. Разгружали 3 дня.

Особо тяжело дались три вагона 6 метровых шпал. Разгрузив эшелон, мы экипировались и отправились на ПВД. Движение к пункту временной дислокации заняло почти 5 часов. Солнце жарило адски, кондиционеров в покемонах не было, только бойницы и открытая дверь кузова.

Ехали в машинах повзводно, сидя на ящиках с цинками, гранатами и другими боеприпасами. Оружие, естественно, снаряжено. По началу было весело, все храбрились, шутили, пели песни хором. Пели, кстати, в основном, руки вверх и всякую попсу)) Ситуация казалась не серьезной.

Все-таки 21 век, Кавказ, как говорят по телевизору, чуть ли не курортом стал, религия стала самой мирной и вообще, все хорошо.

Пейзажи, конечно, красивые. Горы, зелень, облака. Молчание наступило в тот момент, когда где-то через час от начала движения, мы выехали на загородные дороги. Машин почти не было, на некоторых участках с обеих сторон нависала горная порода, узко, стремно. Все замолкли и высунули стволы из бойниц.

Нашей колонне из 3 покемонов и 2 БТРов придали 2 вертушки. Колонна останавливалась перед опасными участками и вертушки делали несколько заходов взад-вперед и по периметру над конкретным местом. Периодически мы спешивались для проведения ИРД. Шли недолго, мониторили только конкретные участки. Потом в машину и через какое-то время все по новой.

В таком режиме прошли около 5 часов пути.

В лагерь прибыли уже ночью. Так вот: ночью там кромешная тьма. Вообще нихрена не видать без света. Туманы густые, такие, что даже тлеющей сигареты на вытянутой руке не видно. Спасает только ПНВ или осветительные ракеты. Обычный фонарь тоже не пробивает туман. Только БТРовская луна спасала. Погода в горах очень изменчива и сурова.

Днем может быть под 40 градусов тепла, ночью температура опускается так, что на форме иней лежит. Может днем быть жара, ночью пойдет снег. Пиздец, короче. Почва заслуживает отдельного упоминания. Переночевав в спальниках по прибытию, мы стали обустраивать лагерь. Была дана команда окопать палатки. В том месте где мы стояли земля не копается. Вообще. Даже кирка гнется.

И проблема не в том, что там скальная порода. Там вековая глина, которая имеет такую плотность, что возделывать ее не реально. Потратив весь световой день на это, мы не в копали палатки даже на десятую часть. На следующий день стали ставить палатки как есть. Важен еще один нюанс. Когда стоит жара, почва твердая. Как только начинается дождь, земля под ногами превращается в сель.

Очень жидкая и нереально скользкая грязевая масса. Ходить невозможно. Весь батальон не переставал чистить форму. Хоть и горки проще чистить, чем бушлаты, но блять. В среднем, упасть на этом скользком дерьме можно было 10 раз на день. Форма, берцы, оружие. Все в грязи, все надо чистить. Но как только холодало, эта грязь превращалась в клей.

Выдернуть берцы из этой глины можно было с 50% шансом оставить там подошву. Что говорить о людях, если БТРы вязли в 10 см слое глины.

https://www.youtube.com/watch?v=mpfLXMQN-Do

На этом, пожалуй, все, на этот раз. Если будет интересно, напишу еще.

[моё] Армия Кавказ Солдаты Длиннопост Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам:

Источник: https://pikabu.ru/story/armiya_komandirovka_5412472

Автоправо
Добавить комментарий