Можно ли как то наказать подростка, который откровенно провоцирует взрослую девушку?

Доносчик или ребенок в беде? Что делать родителям, если их дети ябедничают

Можно ли как то наказать подростка, который откровенно провоцирует взрослую девушку?

Раньше ябеды зачастую становились изгоями. Но последнее время дети все чаще жалуются взрослым на свои проблемы с ровесниками. Что же делать родителям в таких случаях?

Иллюстрация: Марина Савицкая

Вот такое письмо пришло по почте недавно.

Пишет читательница Арина из Украины:

«…появился вопрос по взаимодействию с детьми. А именно — о том, как быть мне и ребенку, если он склонен ябедничать.Мой сын всегда предпочитает привлекать взрослых к решению конфликтов с детьми. Например, мы гуляем с подругой и детьми, у нас сыновья ровесники.

Сын подруги — парень активный и веселый, хулиган, в хорошем смысле этого слова.И он в шутку может сказать сыну какую-то глупость. Сын обижается. И вместо того, чтобы отшутиться в ответ или попросить прекратить, или еще как-нибудь решить конфликт напрямую с приятелем, сын бежит жаловаться его маме и мне.

Я всегда прошу его самого решать такие вопросы: объяснить “мне не нравится, не делай так, пожалуйста” или сказать “сам дурак”, или, на худой конец, “прекрати, а то стукну”. Но он не хочет решать такие вопросы сам.Написать вам меня сподвигла история, которая произошла вчера.

Детей попросили принести в класс сменную обувь. У нас сейчас все еще 25 градусов тепла, в классе жарковато.

Я дала сыну с собой легкие тканевые туфли на липучке (он ходил в подобных в сад 3 года подряд). Они объективно выглядели нормально, не были девчачьими, и вообще он сам их выбрал. Но оказалось, что всем остальным ребятам в классе дали с собой кроссовки, кеды и кожаные туфли. То есть более “крутую” обувь.

Поэтому один мальчик начал смеяться над обувью моего сына. Сын пошел жаловаться учительнице, учительница отчитала мальчика. И сын рассказал мне эту историю и сказал, что он больше в этих туфлях не пойдет. И я дала ему с собой другую “нормальную” обувь.

Простая история, но в ней мне непонятно, как относиться к тому, что ребенок ябедничает.

Я думаю, что дети не любят ябед, и решать вопрос напрямую с обидчиком более правильно с точки зрения уважения окружающих. Вместе с тем решать самому, вероятно, менее эффективно.

Подскажите, пожалуйста, как относиться к “доносам”, если для меня главная ценность школы — это отношения в коллективе?Насколько вероятно, что ябеда интегрируется в коллектив и над ним не станут смеяться еще больше?

Или как убедить ребенка, что такие небольшие проблемы он может и должен решать сам?»

Арина в своем письме также упомянула, что в моем многолетнем блоге про тему ябедничества, кажется, никогда ничего не было. Я повспоминала и поняла, что читательница, по всей видимости, права: действительно, никогда и ничего.

Почему же так? Ведь тема-то важная и наверняка так или иначе, в том или ином периоде развития ребенка волнует многих родителей, а сформировать и проговорить свое отношение к проблеме приходится и вовсе практически всем родителям, даже если их ребенок никогда не ябедничает.

Благодаря Арине я задумалась над этим вопросом и поняла, что причина моего «неписания», по всей видимости, очень проста: далеко не все в этой теме ясно для меня самой. Поэтому предлагаю: давайте сегодня попробуем разобраться вместе.

Полвека назад я росла в мире, где семейное и общественное отношение к доносам и ябедам было вполне однозначным.

Моя бабушка по этому поводу всегда говорила нечто по ощущению средневековое: «Доносчику — первый кнут!» Выражение ее лица при этом было таким сложным, что все было ясно.

Лишь много лет спустя я узнала, что приблизительным истоком этой народной пословицы было российское Соборное уложение XVII века.

Здесь надо понимать, какую эпоху только что пережили все взрослые люди, окружавшие мое взросление.

Моего собственного дедушку арестовывали два раза, оба раза по доносам: один раз в 1934-м (разобрались и выпустили), второй раз перед самой войной (он был видным геологоразведчиком — через два месяца опять выпустили и услали в долгую экспедицию).

После войны его уже не трогали — возможно, лишь потому, что в войну он горел в танке и остался неходячим инвалидом первой группы, хотя и продолжал удаленно работать в бухгалтерии родной геологоразведки. Так что отношение бабушки и ее сверстников к доносам, пусть даже к детским, никакого удивления не вызывало и не вызывает, не так ли?

Я и мои сверстники принимали все это как данность, хотя наша молоденькая первая учительница усиленно пыталась насаждать доносы. Уходя куда-нибудь из класса, она прямо говорила: вот ты и ты будете следить, чтобы детки вели себя хорошо, а кто будет баловаться, тех запишете и потом мне скажете.

https://www.youtube.com/watch?v=U8GpNPVne2k

Надо сказать, что особого успеха ее тактика не имела, и, возвращаясь, она неизменно слышала от назначенных:

— Все дети вели себя хорошо!

Уважение коллектива казалось потенциальным ябедам важнее.

Однако потихоньку и не на глазах у всех некоторые девочки у нас в классе той же учительнице «стучали», нам это было доподлинно известно и всегда вызывало презрение.

Как ни странно, в этом вопросе у нас существовал половой диморфизм. Если ябедничала девочка, говорили: дура-ябеда! Если мальчик, градус презрения был выше и говорили: подлец! В результате мальчики ябедничали намного реже девочек.

По мере нашего взросления тема вообще закрылась, так как «неуставные» контакты между миром взрослеющих детей и миром взрослых практически стремились к нулю. Все свои проблемы и конфликты мы решали сами, вмешивать в это взрослых казалось просто странным.

Изменилось ли что-то в этой области теперь, по прошествии всех этих лет?

Разумеется, да, и, на мой личный взгляд, изменения очень большие.

Сейчас я попробую для начала просто перечислить все факторы, которые, по-моему, «сыграли» на этом поле.

  1. Родители в целом стали уделять намного больше времени и внимания взрослению собственных детей, а также их социальным проблемам и психоэмоциональному состоянию.
  2. Сгладилась, в какой-то степени ушла в прошлое общественная травма, связанная с политическими репрессиями 30-х и 50-х годов.
  3. Со времен перестройки так или иначе нарастает европеизация значительной части российского общества (по крайней мере городского). В общем потоке перенимаемого — идеи личной ответственности за происходящее вокруг: если ты видишь какой-нибудь непорядок — не игнорируй, но и не бросайся сам махать кулаками, а немедленно позвони или сообщи в соответствующую инстанцию. Они обязаны разобраться.

Как последний пункт касается нашей темы? Да очень просто и прямо. Он фактически диктует: если твоего ребенка обидели в школе и он тебе об этом рассказал, не советуй ему промолчать, «попробовать договориться» или «дать в морду» обидчику, сразу иди к учительнице, к директору или в районо.

Добавьте сюда интернет-возможности, которые на порядок упростили коммуникацию всех со всеми.

Буквально вчера был пример, который меня поразил.

Мальчик-пятиклассник на переменке словесно оскорбил одноклассницу.

Вечером того же дня девочка как-то раздобыла электронный адрес и прислала матери мальчика на телефон подробную письменную претензию с требованием разобраться и принять меры, оформленную так литературно и структурно грамотно (мать мальчика мне ее на приеме вслух зачитала), что хоть сейчас без всякой правки подавай заявление куда угодно. Вполне допускаю, что девочке помогали с оформлением ее родители, но совершенно не удивлюсь, если девочка проделала все это сама.

Мир изменился. Но условное «подсознание» нашего постсоветского общества по-прежнему требует осуждать тех детей, кто в любой форме ябедничает и доносит, и решать большинство текущих социальных проблем самому или уж с помощью друзей.

Однако новые ценности вроде бы требуют привлекать всех: родителей, учителей, «инстанции», общество в целом (см. несколько недавних шумных интернет-кампаний по поводу «ребенка оскорбили в школе»).

А как же в этих обстоятельствах вести себя конкретным родителям? Если их собственный ребенок ябеда? Или если он, наоборот, рассказывает о ябеде-однокласснике и запрашивает отношение к этому явлению своего родителя?

Мое мнение на сегодняшний день такое.

  1. Родителю следует самому определиться. Если сообщать обо всех школьных нарушениях и обидах учителю кажется вам вполне приемлемым и современным — ок. Если вы не хотите знать о происходящем, как не знали о вашей школьной жизни ваши родители и прародители, тоже ок. 
  2. Далее вы в понятной ребенку форме сообщаете ему свое отношение, уточняя, что это отношение именно ваше личное. Вот такой ему достался родитель, который именно так к этому относится. На конкретном текущем примере это будет проделано или теоретически — тут без разницы, главное, чтоб было понятно и не допускало разночтений. Ребенку обязательно нужно знать отношение к вопросу значимых взрослых, а также к чему готовиться ему самому и на что он здесь может рассчитывать: на «доносчику первый кнут» или на то, что если тебя кто-то обидел, то мама всегда выслушает, поддержит, а потом пойдет и разберется с обидчиком.
  3. Если ваше отношение к проблеме дифференцированное, то следует четко и понятно (для ребенка понятно) вслух дифференцировать. Например, если то, что ты видишь или о чем узнала, угрожает жизни и здоровью человека или людей, может привести к травмам или разрушениям, надо немедленно сообщить всем, кто может помочь и предотвратить: учителям, родителям, первому встречному милиционеру. Это я считаю долгом каждого порядочного и ответственного человека. Если речь идет о школьных девчачьих разборках, не сопровождающихся прямым членовредительством, я не люблю ябед, не хочу ничего об этом знать, разбирайся сама и на меня не рассчитывай.

Здесь, конечно, надо понимать (и я понимаю), что любое дифференцирование условно.

Например: приятели и приятельницы девочки-подростка тайком собрались в городской поход — идти на весь день исследовать опасную многоэтажную «заброшку», а девочку с собой не взяли, потому что она трусиха и с ней много возни. Девочка обиделась и настучала на них учительнице, а та позвонила родителям, поход подростков сорвался, и в результате их пропесочили и наказали все, кому не лень.

Была ли угроза жизни и здоровью подростков в этом походе? В общем-то, была. Было ли поведение девочки ябедничеством из ее личной обиды и в конечном счете «девчачьими разборками»? Да, было.

В общем, вопросов здесь явно больше, чем ответов.

Я призываю всех заинтересованных читателей высказаться по теме, может быть, из палитры разных мнений родится какая-нибудь общая современная картина. Мне самой интересно.

Спасибо Арине за поднятую тему.

Источник: https://snob.ru/entry/183513/

Дети, готовые ударить свою маму

Можно ли как то наказать подростка, который откровенно провоцирует взрослую девушку?

Количество случаев, когда дети-подростки бьют своих родителей, в Украине пока что измеряется сотнями. Однако и эти 400—500 обращений ежегодно свидетельствуют о серьезной, опасной тенденции.

О масштабах проблемы говорить сложно, поскольку большинство родителей предпочитают терпеть издевательства только ради того, чтобы «не выносить сор из дома», да и боятся стыда и осуждений, что «сами виноваты».

Но уже очевидно, что проблема есть, и чем быстрее общество начнет открыто, честно, откровенно о ней говорить, тем легче будет ее преодолеть.

Насилие в семье — это не только избиение — бывает не только физическим, но и психологическим, вербальным и экономическим. Причин возникновения такого явления, как насилие над родителями, много, и эксперты не могут определить, какая из них — на первом месте. Так, свою роль играют и ошибки в воспитании, и влияние окружения, и особенности характера или нарушения психики ребенка.

ДЕТИ УЧАТСЯ НАСИЛИЮ ОТ… СВОИХ РОДИТЕЛЕЙ

«Определенный конфликт между ребенком и родителями не возникает в один день, это ведь не происходит так, что подросток проснулся и решил, что нужно издеваться над родителями.

Это происходит с годами, и здесь все зависит от условий развития и воспитания ребенка.

Большинство таких случаев зависит именно от родителей», — объясняет Алена КРИВУЛЯК, консультант национальной детской линии правозащитного центра «Ла Страда Украина».

Валентина Бондаровская, кандидат психологических наук, президент Всеукраинской общественной организации «Утешение», говорит о трех самых распространенных причинах подросткового насилия. И самая первая из них — это атмосфера в семье. Часто поведение детей является лишь отражением действий их родителей.

«Насилие подростков над родителями — это обратная сторона медали: если дети были постоянными объектами насилия, то у некоторых из них формируется комплекс насильника.

К сожалению, до сих пор в украинской семье ребенок считается собственностью родителей — они обращаются с ним так, как они считают нужным, хотя у нас на законодательном уровне закреплено, что физические наказания запрещены», — объясняет эксперт.

Кроме того, ребенок, который с ранних лет видит, как папа поднимает руку на маму, как родители все время кричат друг на друга или кто-то из них пьянствует, будет считать такое поведение нормальной моделью семьи. Поэтому родителям, которые все время ссорились друг с другом, нечего удивляться, когда их ребенок-подросток начнет кричать на них.

ЛЮБОВЬ, КОТОРАЯ ВРЕДИТ

Родители, все позволяющие или, наоборот, слишком много запрещающие, тоже рискуют впоследствии иметь проблемы со своими детьми. «Звонят мамы и рассказывают: «Мой ребенок отбился от рук, он меня не слушает, домой не приходит, крадет деньги», — но когда мы начинаем разбирать эту проблему, понимаем, что у ребенка до 15 лет была вседозволенность.

Она привыкла к этому и в какой-то момент начала требовать от родителей значительно больше, чем они могут дать. Тогда возникает впечатление, что ребенок издевается над родителями, что он их унижает, но это происходит потому, что раньше у ребенка не было ограничений, и он не понимает, что они должны быть теперь», — рассказывает Алена Кривуляк.

Иногда родители так боятся потерять любовь своих детей, что не устанавливают для них никаких правил, а иногда даже позволяют ребенку доминировать. Подростки быстро чувствуют, что родители уже не в состоянии их контролировать.

Интересно, что такие проблемы не зависят от уровня доходов семьи, а меньше всего конфликтов у родителей, родивших ребенка в очень молодом возрасте (очевидно, им легче понять проблемы или переживания подростка, например, первая любовь).

«СЕЙЧАС УЖЕ И ДЕВОЧКИ БЬЮТ…»

Еще одна «среда риска» — школа. «Особую тревогу вызывает то, что подростки уже в школе проявляют насилие по отношению к девочкам. Соответственно у школьниц уже формируется комплекс жертвы — они не защищаются, не ищут защиты у кого-то, а молчаливо соглашаются на то, что их будут бить.

Хотя сейчас появились уже и девочки, которые бьют, — раньше, если они хотели побить, например, одноклассницу, то договаривались с ребятами из другой школы», — рассказывает Валентина Бондаровская. К тому же детей часто унижают и учителя.

Агрессию, которую подростки накапливают в школе, они приносят домой.

https://www.youtube.com/watch?v=jsXYyEkDuEs

И еще один важный фактор — информационная среда: подростки видят слишком много насилия с экранов телевизоров или мониторов своих ноутбуков. Во многих фильмах или компьютерных играх даже положительные герои решают проблемы и побеждают зло исключительно с помощью насилия — тогда почему в реальной жизни люди должны действовать иначе?

НЕОБХОДИМО ГОВОРИТЬ

Последствий такого насилия — когда подростки поднимают руку или кричат на своих родителей — целый букет.

У матерей и отцов, ставших жертвами своих же детей, может ухудшиться здоровье, часто у них снижается самооценка (иногда они чувствуют себя настолько плохими родителями, что перебирают на себя всю ответственность за поведение ребенка), появляется ощущение страха и тревоги, иногда даже возникают мысли о самоубийстве.

Для многих из них сложно признаться себе (а что уж говорить о других!), что ребенок обращается с ними агрессивно. Поэтому первый шаг для таких родителей — признать, что проблема существует. Дальше, советуют специалисты, обязательно необходимо говорить о сложившейся ситуации.

Так, родители могут пойти к школьному психологу или позвонить на национальную горячую линию по вопросам предотвращения насилия, обратиться в общественные правозащитные организации. Самое эффективное консультирование сегодня — комплексное — когда на разговоры со специалистом приходят и родители, и ребенок.

Однако говорить об этой проблеме необходимо и на национальном уровне. У Валентины Бондаровской есть свое предложение для государства — семейный телеканал, на котором на протяжении дня показывали бы программы о создании крепкой семьи, воспитании детей и тому подобное.

Конечно, необходимость такого канала — вопрос для дискуссии. Но то, что об отношениях в семье стоит говорить больше, — очевидно.

Ведь дети, готовые ударить свою маму, не возникают ниоткуда — они растут здесь, рядом, где эта же мама еще несколько лет назад била их или где на нее поднимал руку их отец.

Источник: https://day.kyiv.ua/ru/article/obshchestvo/deti-gotovye-udarit-svoyu-mamu

«Мой ребёнок матерится как сапожник»

Можно ли как то наказать подростка, который откровенно провоцирует взрослую девушку?

«Как он разговаривает со своими друзьями — это же ужас! Мат через слово». Впервые услышать от своего ребёнка ругательство — настоящий шок для родителей. Почему подростки ругаются матом при друзьях, в школе и даже дома и можно ли что-то с этим сделать — рассказывает психолог Яна Филимонова.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Выразить невыразимое

Прежде чем задаваться вопросом, почему подростки ругаются матом, нелишне будет задуматься: а для чего нам самим нужен мат? Сама природа запретных слов парадоксальна. Только представители homo sapiens догадались придумать определенные сочетания звуков, чтобы потом наложить на некоторые из них табу.

Зачем придумывать запрет, который непременно будет нарушен? Ругательства ведь никуда не исчезают из языка, и знание о них передается из поколения в поколение. Можно сделать логичный вывод, что «сильные» слова используются для выражения столь же сильных эмоций.

Чаще всего это чувства отрицательные: злость на грани с яростью, отчаяние, крайняя форма неодобрения, но иногда и позитивные — восхищение, поощрение, удивление.

Во многих подростковых компаниях существует негласный запрет на прямое проявление чувств. Подростки резковаты, они подсмеиваются, а иногда и откровенно насмехаются над нежностью, привязанностью, грустью.

Они пока еще не умеют обращаться с кипящими в них чувствами — как своими, так и чужими.

Использование обсценной лексики помогает немного снизить напряжение и, пусть в такой грубой и примитивной форме, эти чувства выразить, не показавшись при этом слишком уязвимым.

Что делать.

Задумайтесь вот о чем: говорят ли о чувствах в вашей семье? Каким образом вы выражаете любовь друг к другу, радость, грусть, какими словами описываете, что рассержены или устали? Нередко взрослые тоже не умеют напрямую говорить о том, что переживают, и выражают чувства скорее через поведение. К примеру, злость выражается повышением голоса, подзатыльниками или теми же ругательствами, пусть и в смягченной, социально приемлемой форме. В таком случае неудивительно, что подросток использует тот же способ, ругаясь матом.

Чтобы уметь описывать свои переживания словами, ваш сын или дочь должны иметь перед глазами модель такого поведения

Возможно, вам придется учиться этому вместе с ребенком, но, поверьте, это сослужит хорошую службу и вам, и ему.

Говорите о том, как вы рады или устали, потому что на работе был тяжелый день, вы рассержены на хамское поведение водителей на дорогах или грустите о том, что весна никак не наступит. Особенно сложно бывает выражать свои чувства напрямую другому человеку.

Простой способ — использовать так называемые «Я-сообщения», то есть говорить от первого лица и о себе: «Мне нравится, как ты…», «Я не люблю, когда».

«Мы — подростки, и мы другие. Мы уже не дети — детям так говорить не позволено. Но мы и не взрослые с их лицемерной вежливостью, иерархией, необходимостью подчиняться правилам».

Действительно, тинейджеры оказываются в некоторой степени маргиналами: они точно уже не дети, но еще и не взрослые, еще не сформировали устойчивую систему представлений о себе и мире, но уже имеют на все собственное мнение, еще не научились зарабатывать, но уже нуждаются в личных деньгах.

Матерная ругань становится способом отделить себя от остального мира, чем-то вроде запретного языка подростковых компаний.

Что делать.

Подростковый негативизм — в целом нормальное явление. Если вы случайно услышали разговор ребенка с другом или подругой, в котором проскакивали крепкие выражения, возможно, не стоит делать из этого трагедию. Не нужно устраивать подробное расследование: «Твои друзья ругаются матом? А ты? И что, вот так у вас в компании принято выражаться?».

Стоит в спокойном тоне поговорить с подростком о том, что ругательства засоряют речь и очень быстро входят в привычку

Вместо того, чтобы подбирать нужное выражение, так легко заменить его крепким словцом! Но случайно вылетевшее бранное слово может сослужить подростку плохую службу в школе, при поступлении в институт, при знакомстве с парнем или девушкой. Мат расценивается людьми как грубость и словесная агрессия — это нужно учесть, когда употребляешь подобные слова.

Большинство тинейджеров используют табуированную лексику в разговорах со сверстниками — кто-то чаще, кто-то реже. Демонстративно ругаться при взрослых — это уже агрессивный протест, вызов. У родителя, который впервые услышал брошенное в лицо матерное слово, случается шок: «Да как он посмел?».

Прежде чем принимать какие-то меры, следует разобраться, против чего протестует подросток.

Понятно, что в такой ситуации велико искушение сразу перейти к санкциям: он нарушил правила, возможно, оскорбил кого-то из родителей или педагогов.

Но подобный поступок — симптом неблагополучия, и лучше разобраться с его причинами сейчас, чем усугублять ситуацию и иметь дело с более серьезными последствиями.

Три совета родителям:

1. Скажите о своих чувствах. Именно скажите, а не накричите и не обвиняйте. Важно, чтобы вы говорили о себе: «Мне не нравится», «Я совершенно шокирован», а не о своем ребенке: «Ты не смеешь», «Как ты могла» и т. п.

К примеру: «Я в шоке от того, что сейчас слышу. Ты знаешь, что у нас дома такие слова не употребляются (что в школе ругаться матом неприемлемо), и все-таки произнес их».

«Я никогда раньше не слышала от тебя таких грубых слов и просто не могу прийти в себя».

2. Спросите о причинах его/ее поведения. «Я хочу понять, почему ты так поступил». Важно, несмотря на все обуревающие родителя чувства, все-таки выбирать нейтральные глаголы — «сделал», «поступил», а не «что ты устроила» или «как ты мог».

3. Выслушайте то, что вам скажут, и постарайтесь найти в этом рациональное зерно: почему сын или дочь могли повести себя подобным образом?

Привлечь внимание к проблеме

Несмотря на внешнюю грубость, тинейджеры очень уязвимы. Но рассказать о своих проблемах родителям им сложно — трудно найти подходящие слова, стыдно жаловаться, «наматывать сопли на кулак».

Часто девиантное поведение, в том числе использование крепких выражений — крик о помощи. Несчастная любовь, ссора с друзьями или переживания по поводу своей внешности — повод прийти в отчаяние, когда тебе 12 или 16 лет. Но проблемы могут быть и куда более серьезными.

Попал в драку, задолжал денег, друзья впервые предложили попробовать алкоголь или наркотики…

Что делать.

Вам не нужно додумывать, а лишь спокойно слушать, стараясь не давать оценок происходящему, пока не доберетесь до сути. Если вы будете реагировать сочувственно и внимательно, задавать уточняющие вопросы, ребенок в конце концов поделится тем, что его волнует. Несмотря на видимое протестное поведение, родители для тинейджера остаются очень важными людьми.

При словах «ругается матом в школе» мы скорее представим отпетого хулигана, двоечника и прогульщика с сигаретой. Но протестное поведение не всегда связано с отношением ребенка именно к учебе.

Троечник может совершенно спокойно доучиться на положенные ему тройки до выпускного, а отличник — вдруг взбунтоваться, поняв, что физик, кроме своих любимчиков, никого не замечает, как ни старайся, а учительница географии поддерживает травлю самой тихой девочки в классе, потому что сама ее невзлюбила.

Подростковый возраст — время, когда юный человек открывает для себя взрослый мир, и открытия эти часто совсем не приятные.

Что делать.

Поговорить с сыном или дочерью о том, что чувствует человек, столкнувшийся с очевидной несправедливостью, и что он может сделать. С одной стороны, фаворитизм в классе — это действительно обидно. Учитель может поощрять своих любимых учеников и не замечать других талантливых ребят. И закрывать глаза на травлю нельзя ни в коем случае.

Но поможет ли матерное слово, брошенное в лицо педагогу, исправить оценки по физике или улучшить положение одноклассницы?

Умение решать сложные проблемы, в том числе иметь дело с несправедливостью — признак успешного взрослого человека. Будет хорошо, если вы поделитесь с подростком тем, как сами разрешали подобные ситуации.

Возможно, это было не в школе, а уже в институте или на работе. Не стесняйтесь рассказать о своих сомнениях: «Я подумал, если я сейчас отвечу начальнику вот так — будут такие-то последствия.

Но тогда… И я решил…».

И обязательно обсудите ту ситуацию, которая волнует вашего ребенка. Вы можете просто задавать ему наводящие вопросы: «Как ты думаешь, а что можно было бы сделать? Какие есть варианты? Чем я могу тебе помочь?»

Матерная ругань дома, в лицо родителям — очевидное нарушение подростком правил. Нередко оно свидетельствует о том, что сами правила и границы семейной системы устарели. Разумеется, не те, которые запрещают обсценную лексику, а более глобальные — те, что регулируют права и обязанности членов семьи.

Родители часто не успевают за происходящими изменениями: ребенок превращается в юношу или девушку, а с ним до сих пор обращаются, как с восьмилетним. Не стучат, заходя к нему в комнату, не принимают его мнение в расчет, не выделяют карманных денег.

В некоторых семьях к детским правам прилагаются и детские обязанности, в других взрослые демонстрируют очевидное противоречие: «Ты уже взрослый, сам договаривайся с учительницей», но «Домой к девяти, мал еще допоздна гулять».

У подростка, находящегося в непонятном положении «выросшего ребёнка», такая несправедливость вызывает закономерный протест. Но он не обладает ни должным авторитетом, ни достаточной степенью рефлексии, чтобы выразить это прямо.

Поэтому протестует при помощи девиантного поведения: «Вы не хотите замечать, что я уже взрослый? Тогда я буду вас шокировать, произнося слова, которые детям знать не полагается».

Что делать.

Родителям может быть в какой-то мере выгодно застревание ребенка в детстве: пока он не повзрослел — мы как будто не постарели. К тому же можно не менять устоявшиеся порядки, не пересматривать внутрисемейные правила, не делить территорию с почти уже взрослым человеком.

Но в итоге это вредит и старшим членам семьи, и подростку. Семья не переходит на следующую ступень развития, а подрастающие дети не осваивают новые сферы возможностей и новые области своей ответственности.

Именно такой подход в итоге способен привести к самодеструкивному поведению, подростковой беременности, неуспешности в учебе (а позже и на работе: у «вечных подростков» проблемы с иерархией).

Тинейджер яростно борется с рамками, которые стали ему тесны, но совершенно не чувствует ответственности за сделанный выбор, и последствия поступков поэтому тоже не просчитывает. Застрять в этом бунте можно на десятилетия.

Простого решения здесь не существует, поскольку явно требуется перестройка отношений внутри семьи. Делать это безопаснее вместе с психологом.

Если хотите попробовать самостоятельно, нужен честный «семейный совет», на котором будет определено: какие правила устарели, каким образом их можно изменить и на каких условиях. К примеру, подростку разрешено раз в неделю оставаться ночевать у друзей, если предварительно он познакомит с ними родителей; разрешено задерживаться в гостях до 11 вечера, если выполнены остальные обязанности, а старшие предупреждены заранее, и так далее. Тинейджер на этом совете должен иметь полноправный голос.

Взросление ребенка — не то, чему нужно изо всех сил противодействовать. Это долгий и поэтапный путь, на котором хорошо иметь поддержку родителей.

Источник: https://mel.fm/vazhny_razgovor/9012685-abuse

Автоправо
Добавить комментарий