Могут ли у меня возникнуть проблемы за отказ от дачи показаний?

Содержание
  1. Как вести себя на допросе
  2. Очевидцы происшествий начали требовать деньги за свидетельские показания
  3. Предприниматель на допросе: пять главных ошибок
  4. “Зачем мне адвокат? Разве я в чем-то виновен?”
  5. “А можно было не отвечать?”
  6. “Не спрашивали — не отвечаем”
  7. Важно не что говорили, а что записано в протоколе
  8. Ко мне пришли с обыском и могут забрать на допрос. Что мне делать?
  9. 2. Есть ли вещи, которые при обыске нельзя трогать (к примеру, вещи, которые не принадлежат мне, а родственникам или коллегам)? Или во время обыска могут забрать что угодно?
  10. 4. Если обыск в офисе – блокируется ли вход и доступ к компьютерам для всех сотрудников? 
  11. 5. На какой стадии процесса может подключаться адвокат? Как его найти, если я не готовился, но уже попал на допрос, а «снаружи» некому помочь?
  12. 6. Почему адвоката могут не пускать ко мне? Могут ли мне отказать в своем адвокате и оставить возможность получить только государственного?
  13. 7. Как вести себя на допросе? Отказываться ли от показаний или отвечать? Рассказывать ли подробности? Как обезопасить себя и понять, где грань «не сказать лишнего»? Что делать, если предлагают сотрудничать со следствием?
  14. 8. Оказывается, мой телефон прослушивается. Насколько в суде законны доказательства, изъятые из личных звонков и переписок?
  15. 9. Как обезопасить себя (чистить мессенджеры, пароли в компьютере, хранить или нет информацию в облачных хранилищах)?
  16. 10. После обыска меня решили задержать. Могу ли я сопротивляться и в каком случае меня не имеют права задерживать? Как долго меня могут держать на допросе и после него в изоляторе без обвинения?
  17. Отказ от дачи показаний

Как вести себя на допросе

Могут ли у меня возникнуть проблемы за отказ от дачи показаний?

Как вести себя на допросе? Такой вопрос возникает у каждого, кто впервые сталкивается со следствием. Подавляющее большинство из нас никогда не бывали на допросах, и не знают, как себя вести, когда поступает вызов от следователя. Особенно, когда рядом нет хорошего адвоката по уголовным делам.

Если вызывает следователь МВД (а равно СКР или ФСБ РФ), значит, уже возбуждено уголовное дело. Если приглашает оперработник, значит, пока еще уголовного дела нет. Идет доследственная проверка. Но идти по вызову надо, независимо от того, в какой форме вас вызывают – устно или повесткой. И в любом случае прийти лучше со своим адвокатом по уголовным делам.

Уголовное дело может быть возбуждено «по факту» либо в отношении конкретного лица. Лицо, указанное в постановлении о возбуждении уголовного дела, приобретает статус подозреваемого, а значит – и процессуальные права. Этими правами надо активно пользоваться.

Дело, возбужденное и расследуемое в связи с ведением бизнеса, представляет самую серьезную угрозу. На торжество законности в период следствия уповать нельзя ни в коем случае.

Следовательно, проблема правовой безопасности остается острой, и решать ее следует совместно со своим адвокатом по экономическим преступлениям.

Он и должен объяснить применительно к конкретной ситуации как вести себя на допросе.

Наличие в производстве у следователя возбужденного уголовного дела дает ему самый широкий и лучший арсенал средств для ограничения и ущемления гражданских прав, для создания реальной угрозы экономической безопасности предприятия, и даже для фальсификации доказательств.

Пожалуй, не ошибусь, если замечу, что самое эффективное средство защиты – знание, и прежде всего знание законных возможностей следователя и знание своих законных возможностей.

Закон достаточно четко регламентирует порядок сбора доказательств вины подозреваемого или обвиняемого в уголовном деле.

Доказательства, добытые следствием с нарушением закона, не могут ничего доказывать и не должны приниматься судом в качестве доказательств.

Конечно, неискушенный в юридических тонкостях человек не в состоянии быстро сориентироваться в сложной обстановке набирающего ход следствия и занять правильную позицию в том или ином вопросе. Разбираться в этом обязан адвокат, особенно в случаях подозрения в мошенничестве или ином экономическом преступлении.

И не случайно лучший адвокат по уголовным делам в Москве – в прошлом хороший следователь.

Но часто подозреваемый в совершении преступления может и не успеть прибегнуть к услугам адвоката, поскольку следователь при активном содействии оперативных работников в первые же часы после возбуждения уголовного дела спешит использовать главные козыри: психологический натиск, внезапность и различного рода спекуляции с имеющейся по делу информацией.

Вот почему важно выиграть время.

По крайней мере, заявление подозреваемого о том, что необходимо время для того, чтобы вспомнить все интересующие следствие обстоятельства, в сложной и неясной обстановке уголовного дела будет вполне разумным.

Если вас пытаются уличить в совершении преступления, можно прямо заявлять, что без совета со своим адвокатом (именно – со своим, а не с адвокатом следователя!) показаний по существу дела дать не сможете.

А вот растерянность ведет только к усилению психологической атаки, и тут-то для некоторых недобросовестных сотрудников правоохранительных органов открывается поле деятельности для организации различного рода не совсем законных игрищ и даже провокаций. Могут просто сказать: “Мы знаем, что ты тут случайный человек.

Виноват твой приятель. Он уже во всем признался. Расскажешь все о нем и пойдешь домой”. В результате в деле возникает организованная преступная группа, или как минимум, предварительный сговор, т.е., отягчающие или квалифицирующие признаки. Уверенность в себе (но не переходящая в наглость) дает лучший результат.

Однако куда чаще жертву примитивно ставят перед выбором: или «колешься» сейчас же по-хорошему, или идешь «на нары». Вот тут как раз и нужен хороший адвокат.

Подозреваемый должен твердо помнить, что подобный прием есть ни что иное как запрещенное законом средство психологического давления. Следователь не имеет права вымогать признательные показания у кого бы то ни было с помощью угроз.

В подобном случае будет правильно, если в конце протокола допроса вы собственноручно укажете на эти угрозы. Вообще следует быть очень внимательным к тому, что пишет следователь в протоколе допроса или иного следственного действия.

Допрашиваемое лицо в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом имеет право внести любые поправки в протокол, а также сделать свои замечания по поводу процедуры допроса. Этими правами следует активно пользоваться.

Интересно, что оперативные сотрудники в отличие от следователя могут целый день «беседовать» с вами, но так и не составить протокола. В этом случае, особенно, когда вам чем-то угрожали, следует требовать составления протокола и внесения в него наиболее интересных для прокурора деталей такой «беседы».

Особенно важно сразу разобраться со своим статусом. От статуса зависит многое. Кто вы в данный момент – дающее объяснения лицо, свидетель или уже подозреваемый? Вы имеете право задать этот вопрос следователю, и получить на него ответ.

Разница в объеме прав существенная: например, если от свидетеля под страхом уголовного преследования закон требует дачи показаний, то подозреваемый и обвиняемый давать показания вовсе не обязаны. На любой стадии процесса подозреваемый и обвиняемый могут отказаться от дачи показаний по тому или иному вопросу.

При этом такой отказ не может (теоретически) расцениваться как доказательство против этого лица. Правда, не следует забывать, что в этом случае отказавшийся от показаний не может рассчитывать на понимание своей позиции со стороны следствия и суда.

Свидетель также имеет конституционное право не давать показаний против самого себя, своего супруга и против своих ближайших родственников. Проблема только в том, что квалифицированный следователь такие вопросы “в лоб” скорее всего и не поставит. Квалифицированный следователь к самоизобличению (увы!) подводит грамотно и тонко, так что вы можете и не заметить, как сами себе устроите ловушку.

Но в любом случае вы не обязаны оправдываться и доказывать свою невиновность. Пока суд на основании законно добытых следствием (следствием, а не вами!) доказательств не установил вашу вину, вы считаетесь невиновным в совершении инкриминируемого преступления.

Все сомнения, возникающие при расследовании, которые следствие и суд не в состоянии устранить в уголовном деле, должны толковаться в вашу пользу.

Вот эти тезисы и являются составляющими элементами принципа презумпции невиновности, вашей правовой безопасности и безопасности вашего предприятия.

Спокойствие, выдержка, хладнокровие, привлечение к своей защите по уголовному делу компетентных и опытных адвокатов, а при необходимости – хороших адвокатов по мошенничеству (Москва) – вот главные правила поведения в подобных ситуациях.

Адвокат Александр Васильев

Источник: //www.advoc.biz/stats/advokat-sovetuet/kak-vesti-sebya-na-doprose.html

Очевидцы происшествий начали требовать деньги за свидетельские показания

Могут ли у меня возникнуть проблемы за отказ от дачи показаний?

Мой знакомый недавно поведал о случае, повергшем его в недоумение. Находясь за рулем, попал он в дорожно-транспортное происшествие с тяжелыми последствиями. Очевидцем ДТП стал прохожий, случайно оказавшийся неподалеку.

Его свидетельские показания моему знакомому очень даже могли пригодиться, так как стало понятно, что без возбуждения уголовного дела, видимо, не обойтись.

Мой знакомый и предложил пешеходу дать их сотрудникам милиции, которые вскоре должны были подъехать.

— Гони сто баксов — тогда задержусь и расскажу ментам все, что видел. А не получу денег — не стану зря тратить время, — вот так излишне расчетливо откликнулся молодой мужчина на предложение исполнить свой гражданский долг.
 

Мой знакомый не нашелся сразу, что ему и сказать. Не денег ему было жалко — сам предельно прагматичный подход собеседника, необычная сделка покоробили.

Да еще подумал: “Дашь деньги этому человеку — потом тебя могут обвинить в попытке подкупить свидетеля”. Короче, поостерегся заплатить, а свидетель флегматично удалился, даже не оставив своих координат.

Позже участник ДТП пожалел, что так поступил: ох как потом не хватало свидетельских показаний для подтверждения его версии произошедшего на дороге.
 

Я, услышав этот рассказ, тоже задумался о предложении платить за свидетельские показания. Согласитесь: не все так безобидно, как может показаться. Сегодня просят баксы, чтобы возместить потерю времени на дачу свидетельских показаний.

А завтра кто-то щедро оплатит необходимые ему свидетельские показания, скорее всего, расходящиеся с истиной. Заполучив их, правосудие не окажется объективным.

Есть большая опасность, что в итоге будет вынесен несправедливый приговор или иное судебное постановление, а это уже страшно…

Мы живем в быстро меняющемся, динамичном мире. Каждое новое поколение живет уже не по тем принципам и устоям, что прежнее. Все больше с годами разнится эта величина от одного поколения до другого.

Но, как мне представляется, остается неизбежной та сторона жизни, которая делает наше общество цельным и формирует каждого человека как личность. Сторона эта — нравственность.

Не раз, к сожалению, приходилось каждому из нас сталкиваться, когда эта немаловажная сторона в жизни человека опускалась за другие личные блага и уходила на второй план.

Когда деньги, материальный интерес затмевали все остальное, в том числе и, казалось бы, незыблемые нравственные постулаты. В результате докатились: уже вот только за деньги готовы свидетельствовать, помогать устанавливать истину, а значит, и добиваться справедливости.
 

Согласитесь: каждый из нас сталкивается в своей жизни с различными проявлениями несправедливости. На словах мы чаще всего проявляем нетерпимость к ним, зачастую активно осуждаем.

И в то же время вольно или невольно способствуем приумножению несправедливости, когда просто отказываемся давать свидетельские показания (например, чтобы не навлечь на себя неприятностей, угроз и т.д.

) или даем их исключительно за деньги, заключая разного рода джентльменские соглашения, в основе которых все та же выгода.
 

Читаю ст. 330 (допрос свидетеля) Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь. В ней идет речь о том, как должны допрашиваться в судебном заседании свидетели. Привожу вторую часть этой статьи:
 

“При допросе председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к обвиняемому и потерпевшему, разъясняет гражданский долг и обязанность давать правдивые показания по уголовному делу, а также ответственность за отказ либо уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Свидетелю разъясняется также, что он вправе отказаться от дачи показаний в отношении его самого, членов его семьи или близких родственников. Лицам, освобожденным по закону от обязанности давать показания, но пожелавшим их дать, разъясняется ответственность за дачу заведомо ложных показаний.

У свидетеля берется подписка о том, что ему разъяснены его обязанности и ответственность. Подписка приобщается к протоколу судебного заседания”.
 

Если есть надежный, честный свидетель, готовый за правду поручиться, то в судебном заседании по уголовному делу почти не возникает никаких проблем. И, скорее всего, оно разрешится именно в пользу правды и справедливости, а также тех, кто их отстаивает.
 

Но что вы прикажете делать тому же потерпевшему, если у него просят деньги за свидетельские показания, подтверждающие его позицию? С одной стороны, возникшая проблема имеет вполне логичное обоснование. Свидетель является свободным и самостоятельным человеком, имеет собственное, порой отличное от других, мнение.

Он в этом случае не связан законом (нигде в нем прямо не сказано, что свидетелю запрещено платить деньги, тем более когда он не грешит против истины) и поэтому, видимо, может поступить, как ему заблагорассудится.

“Отчего бы мне, — размышляет такой меркантильный свидетель, — не заработать на подвернувшемся случае, пусть даже этот случай связан с чужим горем и страданиями? Почему бы не воспользоваться предоставленным шансом?”
 

Давайте не будем сразу клеймить такой меркантилизм. Свидетельские показания тоже услуга, а за услуги принято платить. Но если за нее будут усердно и много платить, а свидетель сам будет решать, на защиту кого ему вставать или не вставать, то это может завести его очень далеко в дебри закононепослушности.
 

Думается, нельзя ввести полную свободу на дачу ли недачу свидетельских показаний. Все же тут придется ущемлять человека в его выборе.

Устанавливать для него правила в рамках закона, основанные, в первую очередь, на здравом смысле и имеющие нравственную основу.

Лично мне верится: в большей своей части свидетели, конечно же, честные люди, готовые во имя истины и правды идти на определенные неудобства и ограничения, не стремящиеся при этом к личной корысти и пополнению кошелька.
 

Тому же, кто предпочитает иной вариант, придется действовать на свой страх и риск. Он в результате сам вполне может оказаться на скамье обвиняемых.

Кого-то оговорить, исказить истину ради того, чтобы урвать себе куш, — по-моему, это бесчестный и даже подлый поступок. Другое дело, если ты идешь в ногу с правдой и справедливостью, если ты, свидетель, их олицетворяешь.

Тебя тогда переполняют чувства гордости, человеческого достоинства. Это куда дороже на самом деле, чем самая щедрая плата за свидетельские показания.

Источник: //finance.tut.by/news338521.html

Предприниматель на допросе: пять главных ошибок

Могут ли у меня возникнуть проблемы за отказ от дачи показаний?

Многие предприниматели думают, что если они не нарушают закон, то повестку никогда не получат. Это не совсем так.

У правоохранителей могут возникнуть вопросы не только к предпринимателю, но и к его партнерам, контрагентам, подрядчикам, клиентам и поставщикам.

Кроме того, не стоит забывать о возможном злом умысле со стороны правоохранителей — искусственно сделать предпринимателя фигурантом уголовного производства и впоследствии нажиться на этом.

“Пассивная готовность” к такому развитию событий — неотъемлемая часть фундамента, на котором строится бизнес. Мы собрали несколько типичных ошибок предпринимателей, которые сталкиваются с допросами.

Никто не любит думать о плохом. Многие предприниматели если и задумываются о возможном походе на допрос, то только в очень гипотетической перспективе.

“Попрошу штатного юриста, который вычитывает документы”, “спрошу у знакомого, который когда-то был на допросе”, “справлюсь сам”, “проигнорирую повестку” — ответы могут быть самые разнообразные.

Правильный ответ — заранее найти адвоката, который специализируется на уголовном процессе, и в спокойной обстановке подписать с ним договор.

Почему это важно? Уголовный процессуальный кодекс дает мало времени на подготовку к допросу: повестку следователь должен прислать не позже, чем за три дня до встречи. Это время можно потратить либо на тщательную подготовку и оформление нужных документов, либо — на судорожные поиски адвоката.

“Зачем мне адвокат? Разве я в чем-то виновен?”

Некоторые бизнесмены считают, что, приходя на допрос к следователю с адвокатом, они автоматически подтверждают свою вину.

“Следователь подумает, что я что-то скрываю, поменяет ко мне отношение и будет допрашивать меня с пристрастием”, — типичный страх, который превращается в отказ брать с собой на допрос квалифицированного специалиста.

Однако право пользоваться правовой помощью на допросе предусмотрено законодательством и является безусловным правом каждого гражданина. При этом закон не обязывает кого-либо объяснять, почему он решил воспользоваться таким правом, и тем более — оправдываться перед кем-либо за это решение.

Желание пренебречь предусмотренной законом возможностью ради призрачной перспективы показаться “честным человеком, которому нечего скрывать”, выглядит странным. К слову, следователи такую психологию предпринимателей отлично понимают и умело манипулируют такими “клиентами”.

“А можно было не отвечать?”

Фигуранты уголовных дел часто не знают своих прав. Формально следователь обязан разъяснить эти права, но по факту часто делает это “спустя рукава”.

Кроме того, и сам допрашиваемый, находясь в предвкушении малоприятной процедуры, бывает не готов воспринимать монотонный пересказ статей УПК или вчитываться в предоставленную памятку. Следователь, скорее всего, не преминет этим воспользоваться. О чем чаще всего забывают?

Во-первых, допрашиваемый может не отвечать на вопросы, если они охватываются профессиональной тайной, например, нотариальной, касаются самого допрашиваемого или членов его семьи. При этом право не давать показания против себя и родственников, ст. 63 Конституции, — не абсолютное.

Предоставленную Основным законом возможность часто рассматривают как панацею и отказываются от общения со следователем. Это в корне неправильно. Если вопрос следователя не касается допрашиваемого или его близких, отказ от дачи показаний может повлечь привлечение к уголовной ответственности.

Во-вторых, во время допроса можно пользоваться записями и документами.

Например, если допрашиваемый акционер компании обращается к черновикам для ответа на вопрос, кто и в какие периоды занимал должность директора, в этом нет ничего зазорного. Таким образом, нельзя пренебрегать возможностью взять на допрос документы или вовсе набросать ключевые факты.

В-третьих, это нормально — не помнить ответы на вопросы о далеком или сравнительно далеком прошлом. Если директора компании спрашивают о подробностях подписания конкретного договора пять лет назад, абсолютно допустимым является ответ: “Я каждую неделю подписываю по десять таких договоров и не могу сейчас вспомнить детали конкретного документа”.

“Не спрашивали — не отвечаем”

Золотое правило поведения на допросе — отвечать на все вопросы простыми односложными ответами. Иногда допрашиваемые пытаются заработать расположение следователя и предоставляют больше информации, чем тот запрашивает. Часто это усугубляет ситуацию для самого допрашиваемого.

Например, следователь задает вопрос: “Знаете ли вы гражданина Иванова?”. Правильный ответ: “Да, знаю”. Неправильный: “Да, знаю. Мы познакомились с ним в августе прошлого года на рыбалке. Я приехал туда по приглашению нашего общего друга Петрова. Мы после этого близко общались с Ивановым”.

Следователь сразу начнет выяснять и про Петрова, и про рыбалку, и про близкие общения, хотя всех этих вопросов можно было избежать.

Важно не что говорили, а что записано в протоколе

Какие бы предпринимателю не задавались вопросы и как бы он на них не отвечал, значение имеет только то, как вопросы и ответы записаны в протоколе допроса — если только допрос не фиксировался на аудио или на видео.

//www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

Ознакомление с протоколом допроса и предъявление своих замечаний — один из ключевых этапов встречи со следователем. Его отказ переделать протокол, дать возможность внести замечания или уговоры “не переводить бумагу” должны иметь последствием отказ подписывать протокол.

Например, при допросе свидетеля следователь “немного” искажает в нужную для себя сторону показания допрашиваемого. В одном из случаев на замечание свидетеля следователь предоставил возможность при подписании протокола сделать оговорку, что определенные обстоятельства изложены неверно.

В дальнейшем, когда следователь обращался к следственному судье с ходатайствами, он прикладывал копию этого протокола так, что напечатанный текст было видно хорошо, а написанный от руки — вообще не читался.

Избежать этого было несложно — нужно было попросить следователя сразу напечатать протокол допроса в полном соответствии с показаниями свидетеля.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

Источник: //www.epravda.com.ua/rus/columns/2018/05/18/636903/

Ко мне пришли с обыском и могут забрать на допрос. Что мне делать?

Могут ли у меня возникнуть проблемы за отказ от дачи показаний?

Вчера начались обыски в офисах TUT.by, Белапан и дома у журналистов по делу использования платной подписки БелТА. Сегодня история продолжилась – обыск пришел к журналистам Deutsche Welle, Realt.by – и это только начало.

KYKY хочет понять, как действовать, если к вам пришел обыск или вас увозят на допрос, поэтому собрал ответы на главные вопросы, которые могут возникать в таких ситуациях.

За ответы мы благодарим члена правления «Правовая инициатива» Сергея Устинова (A) и анонимного источника, связанного с силовой структурой (B).

А: Исходя из практики, обыск могут провести фактически у любого лица.

Основание – наличие достаточных данных, чтобы полагать, что в этом помещении могут находиться орудия и средства совершения преступления, предметы и документы, имеющие значение для уголовного дела.

В любом случае, прежде чем открывать дверь, у пришедших с обыском нужно требовать: постановление о производстве обыска с санкцией прокурора или его заместителя (гербовая печать и подпись). Но если постановление вынесено председателем СК или КГБ, то санкция уже не требуется.

Обыск проводится с участием понятых. Итого: у обыскивающих нужно требовать постановление о производстве обыска с санкцией прокурора и не менее двух понятых. Если эти вещи у пришедших есть, то не открывать дверь не имеет смысла, она все равно будет вскрыта. 

На эту тему:В Беларуси снова граблями пытаются остановить интернет. Что думать про обыск в TUT.by по жалобе БелТА

B: Если пришли с обыском, то права не впустить у вас нет, в случае противодействия будет применена физическая сила и специальные средства, которые позволят прекратить воспрепятствование действиям правоохранительного органа.

При проведении обыска предъявляется постановление следователя о проведении обыска, санкционированное прокурором (или главами силовых ведомств) либо без их санкции (в случаях, не терпящих отлагательств), но с обязательным уведомлением прокурора в течение суток.

Вам предъявят постановление, где будет указано, по какому уголовному делу проводится обыск, кто его вынес, краткая (совсем краткая) фабула дела.

Требование к обыску – наличие и ведение протокола обыска, наличие минимум двух понятых, указание в протоколе обыска всех присутствующих лиц, возможность вносить в протокол все значимые сведения, которые касаются обыска.

Ордер в уголовном процессе – это документ, которые предоставляет адвокат-защитник в качестве подтверждения. Там сказано, что именно он имеет полномочия защищать конкретного человека.

2. Есть ли вещи, которые при обыске нельзя трогать (к примеру, вещи, которые не принадлежат мне, а родственникам или коллегам)? Или во время обыска могут забрать что угодно?

А: При проведении обыска лицо, производящее обыск, обязано ограничиваться изъятием предметов и документов, которые могут иметь отношение к делу. Что именно имеет отношение к делу, решает следователь. Также следователь вправе запретить лицам, находящимся в помещении производства обыска, общаться друг с другом или покидать место обыска.

В ходе проведения обыска составляет протокол. Важно требовать его составления с момента начала обыска. Если вдруг вы увидите, что оперуполномоченные уходят в другую комнату или хаотично разбежались по квартире или офису, обязательно требуйте занесения данного факта в протокол. Помните, понятые должны видеть все действия следователя и оперуполномоченных, производящих обыск.    

B: Обыск – неотложное следственное действие, оно максимально ограничивает права людей.

Сказать что-то не трогать невозможно, все помещения, которые указаны в постановлении, будут обысканы (степень тщательности обыска зависит от конкретного дела: самые тщательные обыски – по делам о сбыте наркотиков).

Забирать могут абсолютно любые вещи, но правоохранительные органы интересует только доказательственная информация, думать, что заберут любимую игрушку дочери – глупо.

4. Если обыск в офисе – блокируется ли вход и доступ к компьютерам для всех сотрудников? 

B: В ходе обыска лицо, которое его проводит, де-факто может давать любые обязательные указания лицам, находятся в помещении.

Как правило, цель использования ОМОНа и других специальных служб в том, чтобы максимально быстро обездвижить находящихся в офисах людей (на практике используются магнитные пушки, специальные уничтожители как раз на случай внезапных обысков: достаточно нажать на кнопку – и информация на жестких дисках удалена). 

На эту тему:Понимаете ли вы, в какой стране живёте? Тест о беларуском правосудии

Уровень ограничений определяется теми, кто проводит обыск. Не надо верить многим сайтам адвокатских бюро, где сказано, что можно пользоваться мобильным телефоном без ограничений – это грубейшее заблуждение. Вся связь с внешним миром – только с разрешения того, кто проводит обыск, т.к.

одновременно могут проводиться другие обыски и задержания, информация о которых не должна передаваться третьим лицам. Причины довольно простые – во время обысков все стараются сообщить своим коллегам или друзьям в соцсетях о случившемся.

На практике такие ситуации случаются буквально в четверти случаев, задача органа уголовного преследования не дать им этого сделать.

5. На какой стадии процесса может подключаться адвокат? Как его найти, если я не готовился, но уже попал на допрос, а «снаружи» некому помочь?

А: Адвокат допускается к участию в уголовном деле с момента вынесения в отношении лица постановления о возбуждении уголовного дела, а также с момента фактического задержания, применения меры пресечения, признания лица подозреваемым или предъявления обвинения. Важно требовать присутствия адвоката с момента задержания. 

B: Напоминаю, обыск – неотложное следственное действие. Никто не будет ждать приезда адвоката, даже если он у вас есть. Во-первых, может быть ограничено право на телефонную связь, во-вторых, чаще всего адвокат приезжает лишь через 3-4 часа.

Как найти адвоката – вопрос индивидуальный. В случае задержания назначается дежурный адвокат. Вопреки стереотипам не стоит думать что он «куплен».

Да, квалификации этого адвоката может не хватать на сложные дела, однако это такой же член коллегии адвокатов, как и остальные, которые в другое время точно так же ищет клиентов для себя лично

6. Почему адвоката могут не пускать ко мне? Могут ли мне отказать в своем адвокате и оставить возможность получить только государственного?

А: Орган, ведущий уголовный процесс, не вправе предлагать кому бы то ни было приглашение определенного защитника (УПК). Противодействие оказанию правовой помощи в Республике Беларусь запрещается (Конституция). 

B: В ходе обыска блокируется перемещение людей «из» и «в» помещение, поэтому недопуск адвоката возможен. Но на практике адвокатов все же часто впускают, если они уже прибыли. В ходе обыска безусловного права на общение с адвокатом нет. Эту норму можно критиковать и подтвергать сомнению, но сейчас она де-факто такова.

7. Как вести себя на допросе? Отказываться ли от показаний или отвечать? Рассказывать ли подробности? Как обезопасить себя и понять, где грань «не сказать лишнего»? Что делать, если предлагают сотрудничать со следствием?

А: Если вы являетесь подозреваемым или обвиняемым, то учитывая вашу заинтересованность в исходе дела, лучше отказаться давать какие-либо показания.

Подозреваемого и обвиняемого не могут привлечь к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний. Совсем другая ситуация, если вы являетесь свидетелем. Свидетель обязан давать показания и за отказ от дачи показаний может быть привлечен к уголовной ответственности.

Но тут нас защищает Конституция. В соответствии со статьей 27 Конституции, никто не должен принуждаться к даче показаний и объяснений против самого себя, членов своей семьи, близких родственников.

Если человек считает, что сказанное им навредит ему, близким родственникам или членам семьи, то может отказаться отвечать на вопросы на основании ст. 27 Конституции.

На эту тему:«Молодые ребята в клетке смотрят на своих постаревших родителей. Адвоката никто не слушает». Юрист о том, как беларусов судят по статье 328

B: Отказ от дачи показаний и заведомая ложь будут вести к негативным последствиям. В остальных случаях все индвидуально.

 Бессмысленные конфликты ведут к соответствующему отношению следователя, затем обвинителя и судьи, и в конечном итоге серьезно влияют на наказание.

Однако ситуации индивидуальны, и работа адвокатов как раз заключается в том, чтобы ее проанализировать с учетом юридической экспертизы и дать совет и оценку клиенту.

8. Оказывается, мой телефон прослушивается. Насколько в суде законны доказательства, изъятые из личных звонков и переписок?

А: В рамках оперативно-розыскных мероприятий может осуществляться контроль в сетях электросвязи (прослушка мобильного телефона), это является законным. Но необходима санкция прокурора. В экстренных случаях такое правомочны оперативно выдать Министр МВД или председатель КГБ . 

B: Для доказательств должны выполняться правила допустимости, то есть законности получения.

Оперативно-розыскные мероприятия проводятся (при необходимости) с санкции прокурора и глав ведомств, тщательно документируются, приобщаются в дело оперативного учета и при необходимости в уголовное дело.

Оперативно-розыскные материалы (ОРМ) часто являются одними из главных доказательств по уголовным делам. В жизни это выглядит, как правило, как компакт-диск с записью переговоров, и расшифровкой этих переговоров на бумаге.

9. Как обезопасить себя (чистить мессенджеры, пароли в компьютере, хранить или нет информацию в облачных хранилищах)?

А: Пользование любыми мессенджерами несет за собой опасность прочтения содержимого.

Однако на сегодняшний день не пользоваться ими невозможно, поэтому выбирайте безопасные, где идет шифрование информации. На мой взгляд это Сигнал, Telegram с зашифрованными чатами и т.п.

Устанавливайте пароль на компьютер при входе. Желательно пользоваться программами шифрования VeraCrypt. Для пересылки писем – PGP. 

B: При изъятии серверов компании может пострадать вся инфраструктура, в ходе обысков желательно делать бэкапы (с разрешения) или же заранее позаботиться об облачных сервисах.

В остальном средства «ухода», недоступные для следствия в нашей стране, конечно существуют.

Но не забывайте, что обыски чаще проходят все же по общеуголовным преступлениям (и хорошо для всех, чтобы они раскрывались).

10. После обыска меня решили задержать. Могу ли я сопротивляться и в каком случае меня не имеют права задерживать? Как долго меня могут держать на допросе и после него в изоляторе без обвинения?

А: Лицо, подозреваемое в совершении преступления, может быть задержано на 72 часа с момента фактического задержания. Для того, чтобы удерживать человека более долгий срок, следователь должен вынести постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

 Заключение под стражу применяется лишь в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет. Исключения – отсутствие постоянного места жительства на территории Республики Беларусь; не установлена личность; те, кто скрылся от органов уголовного преследования или суда.

Кстати, вы можете ходатайствовать о ведении допроса с использованием аудиозаписи, но все решает следователь. 

B: Задержание регулируется ст. 108, 110 УПК, сопротивляться задержанию не нужно, если не хотите проблем. Задержание заключается в захвате лица и доставлении, а осуществляться захваты могут очень жестко. Срок задержания до вынесения постановления – три часа, после вынесения срок задержания может быть до трех суток (это и есть изолятор на Окрестина).

Сроки проведения допроса таже урегулированы УПК, срок допроса не может превышать восемь часов с перерывом в один час. На практике у задержанных после обысков бывают проблемы из-за чувства голода, т.к. обыски проводятся с самого утра, и люди ничего не едят до ночи. Почему с утра? Чтобы успеть провести обыск и отвезти людей на допросы – и потом уже решить, что делать дальше.

Это долгие и трудоемкие процедуры.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Источник: //kyky.org/pain/ko-mne-prishli-s-obyskom-i-mogut-zabrat-na-dopros-chto-mne-delat

Отказ от дачи показаний

Могут ли у меня возникнуть проблемы за отказ от дачи показаний?

Довольно часто возникают ситуации, когда потерпевшие и свидетели по уголовным делам отказываются давать показания, нужные для установления истины. Это приводит к отказу от дачи показаний, который может быть выражен непосредственно на допросе или проявляться путем уклонения от явки в правоохранительные органы.

Законодательством РФ предусмотрены нормы уголовной ответственности для лиц, которые обязаны предоставить информацию по делу, в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Правоприменители довольно часто оказывают снисхождение людям, отказывающимся давать показания и тем самым не выполняющим свой гражданский долг.

Это связано с тем, что правоохранительные органы не могут обезопасить потерпевших и свидетелей правонарушения от давления, угроз и возмездия лица совершившего преступление. Кроме этого, в России пока не существует действенных программ по защите свидетелей, но некоторые шаги уже сделаны.

Статьи УПК России позволяют обеспечить безопасность свидетеля или потерпевшего, его представителя и родственников:

1. Во время составления протокола следствия, в котором участвует потерпевший, а также его родственники или представитель, следователь имеет право не указывать их личные данные.

В таком случае, следователь с согласия прокурора выносит решение, в котором описываются причины сохранения данных в тайне. Затем, в постановление указывается псевдоним участника следствия и образец его подписи, использованной в протоколе.

Документ помещается в конверт, запечатывается и прикладывается к уголовному делу.

2. При наличии угрозы причинения вреда жизни и здоровью свидетеля или его семье и близким людям производится контроль и запись телефонных разговоров, но только с его письменного разрешения. При отсутствии разрешения, такая мера может применяться на основании решения суда.

3. Для обеспечения безопасности свидетеля на опознании, при предъявлении лица для опознания создаются условия, исключающие визуальное наблюдение опознающего предполагаемым преступником. В этой ситуации понятые находятся в одном помещении со свидетелем.

4. Закрытое судебное заседание проводится на основе постановления суда в целях обеспечения безопасности потерпевшего и его семьи.

5. Если есть необходимость в защите свидетеля при нахождении в зале заседаний, суд имеет право допрашивать его без оглашения подлинных данных. В связи этим отсутствие реагирования на отказ в предоставлении информации как на преступление, не допустимо.

Граждане, отказавшиеся давать показания, ставят под угрозу раскрытие уголовного дела и мешают привлечь виновных к ответственности. Ответственность за отказ от дачи показаний.

В настоящее время неявка свидетеля на допрос на стадии предварительного расследование не является правонарушением.

Уклонение без уважительной причины не повлечет негативных последствий для уклоняющегося лица.

Для того чтобы отказ от дачи показаний мог стать причиной для уголовного наказания его необходимо зафиксировать. Это является возможным только при явке свидетеля или потерпевшего на допрос.

Из всего вышеуказанного следует то, что уголовно наказуемым является только отказ от дачи показаний непосредственно на допросе.

Перед началом допроса потерпевший и свидетель в обязательном порядке предупреждаются об ответственности за отказ от предоставления информации.

Помимо этого, каждому гражданину перед допросом разъясняется право о том, что он может не свидетельствовать против себя, своих родственников, жены или мужа. Этот факт удостоверяется подписью свидетеля или потерпевшего в протоколе.

Для наличия в действиях допрашиваемого лица состава преступления, достаточно оглашения им отказа от предоставления данных о правонарушении. После того как он выразит отказ необходимо выяснить причины этого и записать эту информацию в протокол.

Если причинами являются факты психического или физического воздействия и принуждения к отказу от дачи показаний, то после проверки этого заявления снимается вопрос об уголовной ответственности, так как исключается преступность таких действий допрашиваемого.

Помимо этого, при проведении допроса необходимо выяснить наличие и степень родства между допрашиваемым лицом и подозреваемым.

Следует заметить, что отказ от предоставления информации по уголовному делу адвокатами и священнослужителями, известной им в связи с осуществлением профессиональных обязанностей, не влечет за собой уголовной ответственности.

Когда потерпевший отказывается говорить причины отказа от дачи показаний, нужно выяснить эту информацию у его родственников. Если следствие установило, что потерпевшего никто не принуждал к отказу, и он отказался предоставлять данные о лице, с которым не состоит в родственной связи, то возбуждается уголовное дело.

Тем более что состав такого преступления является формальным, для признания его оконченным достаточно одного факта отказа от дачи показаний. Привлечение гражданина к уголовной ответственности не зависит от его последующей дачи показаний по уголовному делу. Оно только учитывается судом как смягчающее наказание обстоятельство.

В отдельных случаях свидетель или пострадавший, отказавшийся от дачи показаний, может быть освобожден от уголовной ответственности в связи с переменой обстановки.

Таким образом, совершенное им правонарушение перестает быть значимым и опасным для общества из-за добровольной и своевременной явки в правоохранительные органы и предоставления информации об обстоятельствах и основных фактах преступления, свидетелем которого он стал, а также данных о преступнике.

Применение статьи 77 Уголовного Кодекса РФ позволяет освобождать в данных ситуациях от уголовной ответственности исправившихся граждан, и способствует раскрытию преступлений, более опасных, чем отказ от дачи показаний.

Для осуществления этой цели, предпочтительнее всего прекращение всех уголовных дел открытых по нереабилитирующему основанию, которым является признание перемены обстановки и снижение опасности такого преступления. Мешает достижению этой цели существующая норма закона, которая крайне редко применяется в случае её нарушения.

Освобождение от ответственности в связи с признанием отказа отдачи показаний правонарушением не опасным для общества, к сожалению значительно ограничивается. Вышеуказанная статья Уголовного Кодекса РФ освобождает от уголовного наказания только тех свидетелей и потерпевших, которые совершили впервые подобное преступление средней или малой тяжести.

По этой причине законодательство не допускает стимулирования к предоставлению информации лиц отбывающих наказание, посредством освобождения от уголовной ответственности. Это препятствует расследованию дела, так как для заключенных отказ от дачи показаний является приемлемой и устоявшейся нормой поведения.

Уклонение от дачи показаний.

Кроме отказа от предоставления данных о преступлении на допросах довольно часто сталкиваются с уклонением от дачи показаний. В такой ситуации допрашиваемый гражданин односложно отвечает абсолютно на все вопросы (к примеру, «нет, не знаю», «не видел»).

Если строго следовать закону, то их нельзя подвергнуть уголовному наказанию, по той причине что невозможно опровергнуть восприятие допрашиваемым лицом того или иного факта, в связи с полным отсутствием адекватной информации.

Именно поэтому уголовному наказанию подвергаются только те граждане, которые прямо отказались от дачи показаний в процессе предварительного расследования преступления.

Для привлечения граждан к ответственности Уголовный кодекс применяется крайне редко, а в некоторых областях РФ вовсе не используется.

Вследствие того, что инициатива привлечения потерпевших и свидетелей к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний со стороны сотрудников правоохранительных органов, занимающихся расследованием преступлений, не поддерживается судьями, прокурорами и начальством следственных отделов полиции. Все это не связано, с тем что доказать вину допрашиваемого лица будет сложно, как раз наоборот.

Для признания вины необходимо выделить из уголовного дела материалы, связанные с этим лицом в отдельный документ и перенаправить их в орган дознания, приложив к нему постановление о привлечении указанного лица в качестве свидетеля или потерпевшего.

Затем, зафиксировать на бумаге отказ допрашиваемого гражданина о даче показаний и приобщить копию к общим материалам нового дела.

Следователь, который записал отказ от предоставления информации, не имеет права расследовать такое дело, именно потому, что является заинтересованным лицом, ведь для него важно раскрытие преступления. В такой ситуации, возможен допрос в качестве свидетеля, гражданина, который был сторонним наблюдателем в предыдущем процессе.

У обвиняемого в совершении преступления лица, берут образцы почерка и подписей и вместе с документами, содержащими информацию об отказе, отправляют их на почерковедческую экспертизу.

Помимо этого, доказательством вины человека, отказавшегося от дачи показаний, являются показания лиц, которые говорят об отсутствии психического и физического давления и принуждения этого человека и об отсутствии родственных и дружеских связей между ним и преступником. Таких показаний более чем достаточно, для привлечения к уголовной ответственности, за отказ от предоставления следователю информации о преступлении.

Отсутствие судебной практики по возбуждению таких дел и огромное количество отказов без мотива, можно объяснить только моральной стороной проблемы. Закон соблюдается далеко не во всех подобных случаях.

Именно поэтому, сейчас, приоритетной задачей Уголовного Кодекса Российской Федерации является охрана прав человека.

Законодательство порой не способно обеспечить свидетелю или потерпевшему, полную безопасность после дачи им показаний для расследования преступления.

Таким образом, вопрос о том, охраняются ли законом в полной мере, свободы и права гражданина, который сначала пострадал от преступных действий со стороны третьего лица, затем отказался от предоставления информации и стал обвиняемым в преступлении, можно считать причиной множества дискуссий. В целях содействия правосудию и повышения эффективности законов, следует чаще применять статью 308 Уголовного Кодекса. Благодаря этому, появится возможность освобождения таких граждан от ответственности и уголовного наказания.

Публикацию подготовил председатель коллегии адвокатов “Особое мнение” Пахомов Михаил Владимирович

Источник: //kaom.ru/infocentr/publikacii/otkaz-ot-dachi-pokazaniy/

Автоправо
Добавить комментарий