Могут ли отменить статью 13 и дать повторное направление на обследования?

Направление военнослужащего на ВВК — право или обязанность командира?

Могут ли отменить статью 13 и дать повторное направление на обследования?

(Криштопа М. В.)

(«За права военнослужащих», 2006)

НАПРАВЛЕНИЕ ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО НА ВВК — ПРАВО

ИЛИ ОБЯЗАННОСТЬ КОМАНДИРА?

М. В. КРИШТОПА

Криштопа М. В., старший лейтенант юстиции, начальник юридической службы войсковой части 30778.

На практике нередко возникают споры между командованием части и военнослужащим, суть которых сводится к решению вопроса о правомерности направления военнослужащего на обследование военно-врачебной комиссией. В этой связи хотелось бы отметить следующее.

Право на охрану здоровья военнослужащих установлено ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих», нормами гл. 8 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации.

Условия и порядок направления военнослужащих на медицинское освидетельствование на предмет годности к военной службе регламентированы Положением о военно-врачебной экспертизе, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 г. N 123 (с последующими изменениями).

Следует отметить, что согласно ч. 1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих — обязанность командиров.

Однако следует выяснить, что понимается под «заботой о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих», кем и посредством каких мероприятий данная забота должна осуществляться, в каких случаях у командира возникает такая обязанность.

Ведя речь о формах реализации обязанности командира заботиться о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих, следует отметить, что военное законодательство четко устанавливает исчерпывающий перечень событий, когда командир (начальник) обязан направить военнослужащего и членов его семьи на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (ВВК).

Полномочия командиров по направлению на освидетельствование определяются п.

124 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации «О порядке проведения военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации» от 20 августа 2003 г. N 200 (с изменениями от 2 августа 2004 г.).

Направление на освидетельствование может быть подписано командиром, начальником штаба (от начальника штаба полка и выше) или начальником кадрового органа (от начальника отдела кадров соединения и выше) со ссылкой на решение соответствующего командира (начальника).

Для наиболее всестороннего исследования данного вопроса целесообразно рассмотреть права и обязанности командования части по направлению военнослужащего и членов его семьи на медицинское обследование при выполнении мероприятий, предусмотренных Положением о порядке прохождения военной службы (далее — Положение).

При заключении военнослужащим нового контракта. Военнослужащий, проходящий военную службу по призыву и изъявивший желание поступить на военную службу по контракту, подает рапорт по команде.

По рассмотрении рапорта, в соответствии с п. п. 1, 3, 4 ст. 6 Положения командир воинской части должен дать указание о проведении медицинского освидетельствования кандидата.

Данное требование является императивным, а потому обязательным к исполнению командиром (начальником).

В отличие от указанного случая в соответствии с п. 6 ст.

10 Положения решение о заключении контракта с военнослужащим, достигшим предельного возраста пребывания на военной службе, принимается с учетом его состояния здоровья, а потому, при необходимости, указанный военнослужащий может быть направлен для прохождения военно-врачебной комиссии.

Соответственно требование военнослужащего, достигшего предельного возраста пребывания на военной службе и желающего заключить новый контракт, основанное только на волеизъявлении самого военнослужащего, командир вправе оставить без удовлетворения.

При переводе к новому месту военной службы. Согласно п. 2 ст. 15 Положения военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведен к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность.

Непосредственно из формулировки рассматриваемого основания перевода следует, что он правомерен постольку, поскольку необходимость в нем имеет служебный характер, вызвана интересами службы.

Осуществление перевода к новому месту службы по служебной необходимости без согласия военнослужащего можно считать общим правилом данного вида перевода.

Однако командир обязан при переводе учесть те случаи, когда в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии прохождение военной службы в местности, куда осуществляется перевод, невозможно для военнослужащего и/или членов его семьи (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним). Перечень медицинских противопоказаний установлен приложением N 13 к Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы только для отдельных районов и местностей с неблагоприятными климатическими условиями.

Таким образом, при решении вопроса о переводе того или иного военнослужащего к иному месту службы командир (начальник) должен выяснить у него данные обстоятельства.

При этом обязанности командира направлять на медицинское освидетельствование родственников данного военнослужащего не возникает: сам военнослужащий должен доказать командованию невозможность такого перевода, для чего написать рапорт с просьбой о направлении его и/или членов его семьи на медицинское освидетельствование для проведения соответствующей военно-врачебной экспертизы. Только утвержденное заключение соответствующей экспертизы является основанием для признания военнослужащего негодным к прохождению военной службы в данной местности. В случае если такое заключение не будет получено или уведомленный о готовящемся переводе военнослужащий не обратится к командованию с такой просьбой, командир уполномочен представить соответствующему начальнику, имеющему право издания приказа о переводе к новому месту службы, необходимые документы на подчиненного.

Рассматривая отдельный вид перевода — перевод в порядке плановой замены, т. е. перевод в местности, где установлен срок военной службы, — следует отметить, что согласно п.

7 Руководства по организации и проведению плановой замены офицеров, прапорщиков (мичманов), проходящих военную службу по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, а также в воинских частях, находящихся за пределами Российской Федерации, медицинское освидетельствование военнослужащих, а также членов их семей для установления возможности прохождения военной службы (проживания) в местностях, где установлен срок военной службы, производится на основании рапортов военнослужащих о наличии у них или членов их семей заболеваний, препятствующих прохождению военной службы (проживанию в этих местностях). Согласно абз. 2 ст. 182 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов развития, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения в специализированных медицинских учреждениях или обучения (воспитания) в специальных учебных заведениях, которые отсутствуют в местностях, куда переводится военнослужащий, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях.

Непредставление командиром военнослужащему, членам его семьи возможности прохождения ВВК на предмет годности к прохождению военной службы в местностях, перечень которых установлен Постановлением Правительства Российской Федерации «О сроках прохождения военной службы по контракту в районах и местностях с неблагоприятными климатическими условиями, а также в воинских частях, находящихся за пределами Российской Федерации» от 5 июня 2000 г. N 434, равно как неуведомление военнослужащего о готовящемся переводе, является основанием для отмены как приказа соответствующего начальника о переводе, так и изданного на его основе приказа об исключении из списков личного состава воинской части. Именно на наличие данных обстоятельств, предшествующих переводу, обращают внимание военные суды при рассмотрении подобных дел.

Таким образом, осуществляя подбор военнослужащих для направления в местности, где установлен срок военной службы, командир обязан предоставить время и возможность военнослужащему для написания соответствующего рапорта, а не просто поставить последнего перед фактом, ознакомив с приказом уполномоченного начальника о переводе.

При увольнении военнослужащих. Согласно подп. «а» п.

21 Инструкции по организации прохождения военной службы офицерами и прапорщиками (мичманами) в Вооруженных Силах Российской Федерации (Приложение к Приказу Министра обороны Российской Федерации «Об организации прохождения военной службы офицерами и прапорщиками (мичманами) в Вооруженных Силах Российской Федерации» от 30 сентября 2002 г. N 350 (с изменениями от 20 ноября 2004 г.) командир (начальник) воинской части обязан за шесть месяцев до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта направить военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в гарнизонную или госпитальную военно-врачебную комиссию. Таким образом, в направлении на ВВК военнослужащему не может быть отказано при увольнении по указанным основаниям, если он подал соответствующий рапорт.

Командир вправе, не учитывая мнения военнослужащего, уволить его досрочно при признании его военно-врачебной комиссией негодным к военной службе по имеющейся военно-учетной специальности (не отвечающим специальным требованиям), но годным к военной службе или годным к военной службе с незначительными ограничениями при отсутствии его согласия с назначением на другую воинскую должность (должность), однако увольнение производится не в связи с состоянием здоровья военнослужащего, а в связи с организационно-штатными мероприятиями и при отсутствии других оснований для увольнения. Следовательно, командир (начальник), учитывая деловые качества и состояние здоровья конкретного военнослужащего, уполномочен принять решение о направлении его на медицинское освидетельствование по своей инициативе, однако военнослужащий вправе отказаться от такого направления.

Нередко на практике встречаются ситуации, когда военнослужащий подает командиру рапорт с просьбой направить его на ВВК, обосновывая это резким ухудшением здоровья, плохим самочувствием и т. д.

Дожидаясь наступления срока для принятия решения по своему рапорту, данный военнослужащий обращается за защитой своего права в военный суд с заявлением, в котором обжалует отказ командования в подписании направления на медицинское освидетельствование или непринятие решения по его рапорту.

Источник: http://center-bereg.ru/f1904.html

Пара слов в заключении: Минтруд упростит оформление инвалидности

Могут ли отменить статью 13 и дать повторное направление на обследования?

В России собираются значительно упростить процедуру получения инвалидности. В Минтруде намерены автоматизировать передачу информации из медучреждений в бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ), которое принимает решение.

Упрощение коснется в том числе и формы №088/у-06 — основного документа для направления в МСЭ. Процесс оформления инвалидности в России считается связанным с бумажной волокитой и длительным ожиданием.

Что изменится с принятием нововведений и с какими сложностями сейчас сталкиваются люди, оформляющие инвалидность, выяснили «Известия».

Облегчение порядков

В России официально зарегистрировано около 12,5 млн людей с инвалидностью.

Каждому из них пришлось сперва собирать заключение из поликлиники от семи-восьми врачей, затем заверить его у вышестоящего лица — например, заведующего отделением или главного врача.

После этого медицинская карта и обходной лист со всеми дополнительными справками передаются в медико-социальную экспертизу. В течение месяца, как правило, человеку назначают дату приема комиссии, где и выносится решение об оформлении инвалидности.

В течение одного-двух лет вся информация, связанная с оформление инвалидности, будет передаваться в электронном виде.

С поручением облегчить процедуру оформления обратился в январе 2018 года президент России Владимир Путин. За месяц до этого глава государства провел совещание с представителями общественных организаций, которые занимаются помощью инвалидам. По поручению президента удаленные территории получат возможность заочного освидетельствования.

Граждане с инвалидностью обязаны через определенное время проходить повторную комиссию. Для третьей и второй групп  — каждый год, а для первой группы — каждые два года. Для тяжелобольных людей прохождение переосвидетельствования стало тяжелым испытанием.

«Обязанностью МСЭ стало предоставление инвалидности бессрочно при первичном обращении при таких заболеваниях, как болезнь Дауна, фенилкетонурия, тяжелая форма ДЦП, тяжелые наследственные и иммунные заболевания, слепоглухота», — пояснил глава министерства Максим Топилин.

В зависимости от тяжести заболевания комиссия МСЭ, подведомственная Министерству труда, устанавливает группу инвалидности. Порядок определения категории, направления на экспертизы, а также обжалования ее итогов представлен в правительственном постановлении.

В документе говорится, что пересмотреть решение, вынесенное районной комиссией, может главное бюро. Для этого в течение месяца гражданин должен успеть подать заявление.

Если жалоба будет одобрена, главный эксперт назначает новый состав экспертов комиссии МСЭ, а затем проводится повторное заседание.

Обжаловать решение главного бюро может лишь вышестоящая инстанция — Федеральное бюро. Заявление в этом случае рассматривается в течение одного месяца. Решения бюро всех уровней также могут быть обжалованы в суде.

Некоторые пациенты сталкиваются с отказами или получают группу инвалидности, которую считают не соответствующей своему диагнозу. На проблемы при прохождении медико-социальной экспертизы указала уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова. Оспорить вынесенное решение проблематично из-за отсутствия независимого института экспертизы.

«Отсутствие независимой медико-социальной экспертизы, о которой мы говорим уже 20 лет, приводит к многочисленным жалобам, недовольству людей тем, что они не могут оспорить ту группу инвалидности, которую устанавливает ему официально медико-социальная экспертиза», — говорится в обращении на сайте Москальковой.

Справки избирательны 

В 2015 году были введены новые стандарты медико-социальной экспертизы. Министерство труда приняло приказ «О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы», которые устанавливает критерии для установления инвалидности.

Согласно документу, выделяется четыре степени нарушений организма: от незначительных до стойких значительно выраженных. Таким образом, у специалистов появился единый перечень, в котором детально прописывались все болезни, при которых назначается конкретная степень инвалидности. Однако впоследствии в документе обнаружили ряд недочетов.

К примеру, пришлось дополнять критерии для сахарного диабета и муковисцидоза.

«У человека, который идет на медико-социальную экспертизу, уже есть все документы на руках. В этом есть положительная роль: можно вовремя заметить недостатки в записях, увидеть, если что-то не было учтено врачом.

Зачастую детали играют очень важную роль для вынесения итогового решения. С другой стороны, переходить на автоматизированную систему уже давно пора.

Потому что человеку приходится лишних раз приезжать в бюро, чтобы просто отдать пакет документов», — объяснил в беседе с «Известиями» представитель РООИ «Перспектива» Линь Нгуен.

По его мнению, если исправлять недочеты, влияющие на определение группы инвалидности, будут сами эксперты, это качественно облегчит людям жизнь. В противном случае ошибки останутся незамеченными и больному придется снова бегать по врачам.

«Врач, допустим, пишет название заболевания, но не указывает его тяжесть или ход течения. При определенных болезнях это очень важный нюанс для правильного определения группы. Чтобы обжаловать решение районной комиссии, нужно знать мотивы, по которым специалисты приняли решение.

Но на практике это обычно либо умалчивают, либо объясняют в очень расплывчатых формулировках. Прояснить причину поможет выписка из протокола о проведении освидетельствования.

В этом документе четко указано, по каким причинам присуждается та или иная степень инвалидности», — рассказал юрист РООИ «Перспектива».

В настоящее время работа с документацией в бюро медико-социальной экспертизы отчасти дублируется. Для федерального реестра инвалидов данные заполняют в электронном виде, а для оформления льгот и пособий нужны бумажные справки и документы. Всё же, по мнению эксперта, с наибольшими трудностями пациенты сталкиваются не в МСЭ, а именно в поликлиниках.

«В небольших городах часто не бывает нужных специалистов или они приходят очень редко. Человеку приходится приспосабливаться к их графику, чтобы в установленные сроки обойти всех врачей.

Те же анализы действуют определенное время. Людям с редкими заболеваниями приходится ехать в районный или областной центр.

А для людей, которые с трудом передвигаются, это крайне тяжело и отнимает много времени», — добавил Линь Нгуен.

О том, как устроена подача документов на рассмотрение бюро МСЭ, «Известиям» подробно рассказал Александр Ковалев, который оформлял инвалидность своему сыну Юрию — руководителю портала DISLIFE. На первой комиссии инвалидность оформили на два года, а после переосвидетельствования вынесли решение о бессрочном статусе. 

«В нашем случае ситуация была такая, что и вариантов других не было. Часто люди приходят оформлять вторую или третью группу инвалидности и сталкиваются с необходимостью собирать заключение. Несколько раз я был на комиссии МСЭ, видел, какие трудности людям приходится преодолевать.

Ехать в бюро далеко, а больной малоподвижный. В зале для приема народу сидит достаточно много, пациентам приходится подолгу ждать своей очереди. В нашей поликлинике всё делалось с большим желанием пойти навстречу и минимизировать возникающие проблемы», — рассказал Александр Ковалев.

Штамповали на потоке

За последние несколько лет региональные бюро медико-социальной экспертизы оказывались в череде громких коррупционных скандалов.

Год назад в Ростовской области завершилось расследование в отношении руководителя первичного бюро МСЭ Бориса Котова, который занимался продажей липовых документов об инвалидности. За семь лет возглавляемое им бюро в Гуково выдало около 15 тыс. фиктивных справок.

Котова признали виновным в получении взятки и служебном подлоге и приговорили к пяти годам в колонии общего режима. С 2013 по 2017 год он получил около 3 млн рублей за изготовление фальшивых документов об инвалидности.

В связи с резонансной ситуацией в Ростовской области даже временно приостанавливали выдачу пособий по инвалидности. Всем, кто недавно оформлял документы в Гуково, пришлось заново проходить экспертизу.

Людям, которые приобрели справки, предложили добровольно признаться, чтобы избежать наказания. Трое жителей поселка всё же оказались на скамье подсудимых в июле 2018 года.

Выяснилось, что на покупку документов об инвалидности они пошли ради субсидий по ЖКХ и пособий.

В сентябре похожую схему разоблачили в Волгоградской области. Медсестра из бюро МСЭ вместе с врачом поликлиники наладили бизнес по продаже документов об инвалидности безо всяких обследований. Свои услуги медработники оценивали в 150–200 тыс. рублей.

Многочисленные нарушения в работе МСЭ были выявлены в Дагестане. Согласно данным Федерального реестра, в республике один из самых высоких в стране показателей по числу людей с инвалидностью — около 9%.

В августе руководитель главного дагестанского бюро МСЭ Магомед Махачев стала фигурантом уголовного дела. Ему вменяют создание преступного сообщества с использованием служебного положения, получение взятки и мошенничество в особо крупном размере.

Один из подельников Махачева — брат бывшего главы республики Рамазана Абдуллатипова — Раджаб, занимавший пост депутата народного собрания республики. Всего в рамках уголовного дела в республике арестовали 13 человек. Трое из них руководили бюро медико-социальной экспертизы.

По версии следствия, общая сумма взяток составила около 52 млн рублей. Только в 2017 году в республике были признаны инвалидами 300 человек, не имевших права для получения льгот.

В связи с возбуждением громкого уголовного дела в Дагестане Министерство труда организовало масштабную проверку, в рамках которой повторные экспертизы пройдут тысячи человек. Проверку планируется завершить к февралю 2019 года.

Проводить переосвидетельствование будут в тех случаях, когда у экспертов появятся обоснованные сомнения в наличии у пациента болезни. Действующий глава республики Владимир Васильев рассказал, что из 300 тыс. инвалидов в Дагестане около 70 тыс.

 не внесены в федеральный реестр.

«Если бы всех врачей удавалось пройти за один или два дня, это существенно облегчило жизнь людям с инвалидностью. Коррупционную составляющую повышают пограничные случаи, когда точно не удается определить тяжесть течения заболевания.

Систему пытались улучшать, в том числе введя новые критерии, это уменьшило количество споров.

Но болезней очень много, некоторые упустили, и люди перестали получать инвалидность, хотя раньше ее получали», — резюмировал юрист РООИ «Перспектива».

Источник: https://iz.ru/819944/anastasiia-chepovskaia/para-slov-v-zakliuchenii-mintrud-uprostit-oformlenie-invalidnosti

Кодекс Республики Беларусь № 295-З (Кодекс Республики Беларусь от 16 июля 1999 г. №295-З «Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь.»)

Могут ли отменить статью 13 и дать повторное направление на обследования?

Уголовно-процессуальный кодексРеспублики Беларусь

16 июля 1999 г. №295-З

Принят Палатой представителей 24июня 1999 года
Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года

https://www.youtube.com/watch?v=ETyQj0kdRaM

Изменения и дополнения:

Закон РеспубликиБеларусь от 11 мая 2000 г. № 377-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2000 г., № 47,2/152) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 4 января 2003 г. № 173-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2003 г., № 8,2/922) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 14 июля 2003 г. № 220-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2003 г., № 80,2/969) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 22 июля 2003 г. № 227-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2003 г., № 83,2/974) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 4 мая 2005 г. № 15-З (Национальный реестрправовых актов Республики Беларусь, 2005 г., № 74,2/1112) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 19 июля 2005 г. № 40-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2005 г.,№ 121, 2/1137) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 3 ноября 2005 г. № 53-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2005 г.,№ 175, 2/1144) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 15 декабря 2005 г. № 71-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2006 г., № 1,2/1168) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 31 декабря 2005 г. № 82-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2006 г., № 6,2/1179) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 10 января 2006 г. № 95-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2006 г., № 9,2/1192) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 9 июня 2006 г. № 122-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2006 г., № 92,2/1219) – ЗаконРеспублики Беларусь вступает в силу 18 сентября 2006г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 17 июля 2006 г. № 147-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2006 г.,№ 111, 2/1242) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 30 декабря 2006 г. № 198-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 4,2/1292) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 12 июня 2007 г. № 234-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г.,№ 146, 2/1331) – Закон Республики Беларусь вступает в силу 15 сентября2007 г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 11 июля 2007 г. № 251-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г.,№ 170, 2/1348) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 1 ноября 2007 г. № 281-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г.,№ 264, 2/1378) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 3 декабря 2007 г. № 288-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г.,№ 291, 2/1385) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 20 декабря 2007 г. № 290-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 1,2/1387) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 20 декабря 2007 г. № 297-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 1,2/1394) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 4 января 2008 г. № 308-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 6,2/1405) – ЗаконРеспублики Беларусь вступает в силу 12 февраля2008 г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 5 января 2008 г. № 315-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 14,2/1412) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 5 января 2008 г. № 317-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 14,2/1414) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 15 июля 2008 г. № 411-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г.,№ 184, 2/1508) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 10 ноября 2008 г. № 451-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г.,№ 277, 2/1547) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 15 июня 2009 г. № 26-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2009 г.,№ 148, 2/1578) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 15 июля 2009 г. № 42-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2009 г.,№ 173, 2/1594) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 4 января 2010 г. № 105-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., № 15,2/1657) – ЗаконРеспублики Беларусь вступает в силу 21 июля 2010 г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 4 января 2010 г. № 107-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., № 14,2/1659) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 5 мая 2010 г. № 122-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г.,№ 120, 2/1674) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 27 декабря 2010 г. № 223-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 4,2/1775) – внесены изменения и дополнения,вступившие в силу 22 января 2011 г., за исключением изменений идополнений, которые вступят в силу 12 мая 2011г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 27 декабря 2010 г. № 223-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 4,2/1775)  – внесены изменения и дополнения,вступившие в силу 22 января 2011 г. и 12 мая 2011г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 3 июля 2011 г. № 284-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 78,2/1836) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 18 июля 2011 г. № 302-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 83,2/1854) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 8 ноября 2011 г. № 309-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г.,№ 127, 2/1861) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 25 ноября 2011 г. № 318-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г.,№ 134, 2/1870) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 25 ноября 2011 г. № 322-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г.,№ 134, 2/1874) – Закон Республики Беларусь вступает в силу 6 июня 2012г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 13 декабря 2011 г. № 325-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 140,2/1877) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 30 декабря 2011 г.№ 334-З (Национальный реестр правовых актовРеспублики Беларусь, 2012 г., № 2, 2/1884) – ЗаконРеспублики Беларусь вступает в силу 6 апреля 2012г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 3 января 2012 г. № 335-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2012 г., № 4,2/1887) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 7 января 2012 г. № 349-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2012 г., № 10,2/1901)  – ЗаконРеспублики Беларусь вступает в силу 25 июля 2012г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 13 июля 2012 г. № 417-З (Национальныйправовой Интернет-портал Республики Беларусь, 21.07.2012, 2/1969) – Закон РеспубликиБеларусь вступает в силу 22 сентября 2012г.;

Источник: http://etalonline.by/document/?regnum=HK9900295

В армию через психбольницу

Могут ли отменить статью 13 и дать повторное направление на обследования?

Челябинские призывники жалуются на то, что их заставляют проходить обследования в психиатрической больнице, а в случае отказа грозят принудительным освидетельствованием.

Молодой человек, согласившийся рассказать о борьбе за свои права, в которой он противостоит областному военному комиссариату, просил не называть его настоящего имени и воспользоваться псевдонимом – Максим.

Ему 25 лет, он окончил вуз и пытается доказать свое право на отсрочку. Всех, кто не согласен с заключением медицинской комиссии районного военкомата, направляют в областной комиссариат.

Там у Максима и начались трудности:

– Еще не служил, прохожу медкомиссии в военкомате, каждый раз возникает какая-то проблема. У меня сейчас есть два непризывных диагноза, но мне постоянно пытаются сказать, что я годен.

После сотрясения головного мозга невролог поставил диагноз (точно его процитировать не могу, потому что он длинный) и гипертония. По гипертонии сейчас дают отсрочку, потихоньку начинает двигаться дело. А по неврологу отвергают диагноз и все! Хотя этот диагноз поставили в областной больнице.

Последние два призыва меня пытаются направить на психиатрическое обследование, причем принудительно. Первый раз – обманным путем.

Он увидел, что это вовсе не неврологическое отделение, а психиатрическая клиника

Когда Максим пытался доказать, что имеет право на отсрочку по неврологическому диагнозу, с ним в областном военном комиссариате одновременно беседовали невролог и психиатр. В два голоса убеждая его, что необходимо пройти дополнительное обследование в неврологии.

Парень согласился, о чем и расписался в журнале. Однако, явившись по адресу, указанному в направлении, он увидел, что это вовсе не неврологическое отделение, а психиатрическая клиника.

Предварительный диагноз, который ему поставили на медицинской комиссии, – органическое расстройство личности. От госпитализации и обследования Максим наотрез отказался и написал жалобу в военную прокуратуру.

В тексте он сослался на закон, в соответствии с которым на принудительное психиатрическое обследование и лечение может направить только суд. Следователь, вызвавший его для пояснений, подтвердил это.

– Максим, а о чем, если не секрет, с вами беседовал психиатр? Что его могло натолкнуть на такой диагноз?

– Спрашивал, кем работаю, где живу. Сколько человек в семье, каков мой обычный график? Спросил о самочувствии. Обыденные вопросы, обыкновенные ответы. Не думаю, что на основании этих ответов можно было заключить, что у меня какие-то расстройства есть. Я бы не сказал, что там были специальные вопросы, которые содержат предпосылки, позволяющие что-то заподозрить.

Во время осеннего призыва история повторилась: Максим вновь оказался в областном военном комиссариате, и тот же самый психиатр пообещал, что в любом случае направит его на обследование, хочет он того или нет.

Мне ответили, что мое желание значения не имеет и в третий раз меня туда направят принудительно

– Врач начал упорно доказывать, что обследование необходимо, – вспоминает ту недавнюю встречу Максим, – мол, с моей стороны было много жалоб, на которые ему пришлось отвечать, и поэтому он в любом случае отправит меня на обследование. Я ему привел статьи закона, согласно которым я могу не соглашаться.

А он стал показывать выписки из других законов, где сказано, что врач-психиатр призывной комиссии обязан направлять при каком-либо подозрении на обследование. Тем не менее я сразу сообщил комиссии, что отказываюсь. Мне ответили, что мое желание значения не имеет и в третий раз меня туда направят принудительно.

То есть угрожать начали.

В коридорах областного комиссариата Максим узнал от таких же призывников, как и он сам, что на подобное обследование отправляют многих. И, как правило, ребята соглашаются.

– На психиатрическое обследование направляют большинство призывников, которые оказываются в областном военкомате. Я там был дважды, общался с ребятами, и практически все говорят, что их тоже направляют. Причем без разницы, нога болит, или голова, или гипертония у него – все равно направляют в психиатрию. Некоторые соглашаются, некоторые нет, – утверждает он.

Только посмеет сказать мальчишка, что я недоволен вашим решением, сразу ему отвечают: иди в психиатрическую больницу на обследование

Руководитель челябинской некоммерческой правозащитной организации “Школа призывника” Валерия Приходкина уверена, что направление на психиатрическое обследование – это инструмент психологического давления на призывника, который пытается законными способами добиться отсрочки по состоянию здоровья:

– В военкомате твердо уверены, что все живут только по 53-му закону о воинской обязанности, поэтому все остальные законы для них законами не являются. Хотя есть закон об охране здоровья и о психиатрической помощи.

Проблема эта давнишняя, и мы с ней разбирались неоднократно. Только посмеет сказать мальчишка, что я недоволен вашим решением, сразу ему отвечают: иди в психиатрическую больницу на обследование. Это что-то вроде наказания.

Конечно, пацаны в 18 лет не очень понять могут, что происходит…

По словам Валерии Приходкиной, раньше, еще пару лет назад, пока страна не участвовала ни в каких военных действиях, психиатры не оставляли без диагноза никого.

Мальчику, больному олигофренией, врач говорит, что снимет в 16 лет диагноз, и в 18 он пойдет служить

– Я лично спрашивала у нашего ведущего психиатра почему. На что мне ответили, что лучше перестраховаться, потому что этим детям дают в руки оружие, и что они с ним сделают, не всегда предсказуемо. Это правда. Но сегодня у нас в стране ситуация другая. Этот и предыдущий призывы – отказы буквально во всех диагнозах.

Страшные диагнозы, выставленные с детства, – с ними сегодня все выздоравливают. Например, я за одной ситуацией пристально слежу. Мальчику, больному олигофренией, врач говорит, что снимет в 16 лет диагноз, и в 18 он пойдет служить. Сейчас идут пацаны 96–97 годов рождения. Я помню это время: есть нечего, надеть нечего, денег нет, работы нет. Дети рождались случайно.

Поэтому берут всех, по крайней мере, пытаются брать.

– Валерия Юрьевна, насколько ситуация с направлением на психиатрическое обследование распространена сегодня?

– Жалоб масса. Причем как они делают? “Ты обязан пройти” и все. В военкомате возражать очень сложно. Тут же начинается давление – “ты не мужик”, доходит до мата, до оскорблений – “мы имеем право послать тебя куда угодно”. В 18 лет они побаиваются и идут. Умные врачи с них берут расписочку, что они приходят добровольно.

– Есть ли призывники, которые, как и Максим, отказываются от прохождения такого обследования?

Ему вручают направление в психиатрическую больницу, но не направляют ни на какие другие обследования

– Есть. Например, еще один мальчик, который уже имеет протокол об административном правонарушении: якобы он не проходит медкомиссию. Членам комиссии не понравилась длина его волос. И его отправили к психиатру. Он два раза в год приходит на медкомиссию, и ему вручают направление в психиатрическую больницу, но не направляют ни на какие другие обследования.

По словам Валерии Приходкиной, в 2013 году она уже выигрывала суд, который, рассматривая подобную жалобу, вынес четкое решение: военный комиссариат не имеет права направлять на психиатрическое обследование против воли призывника.

Начальник отделения по работе с гражданами Челябинского областного военного комиссариата Александр Чернышев сообщил, что в его учреждении не ведется статистика, какой процент призывников получает направление на обследование в психиатрическую больницу, а также скольким из них дали отсрочку или освобождение от прохождения службы по психиатрическим диагнозам. Александр Чернышев объяснил, что врачи областной военно-врачебной комиссии не направляют на обследование, а лишь рекомендуют комиссиям районных военкоматов выдать такое направление. При этом он подтвердил, что призывник не имеет права от него отказаться.

Источник: https://www.svoboda.org/a/27440420.html

Квота на лечение: государство за всё платит. Или не за всё?

Могут ли отменить статью 13 и дать повторное направление на обследования?

    • Квота – это обязательство государства оплатить медицинскому учреждению высокотехнологичную медицинскую помощь, которую оно оказало больному. Для больного квота означает гарантированное место в конкретной больнице. 

    • Перечни медицинских учреждений, которые имеют право оказывать высокотехнологичную медицинскую помощь, и перечень медицинских манипуляций и заболеваний, по которым предоставляются квоты, определяет Минздрав. Это примерно полтораста диагнозов.

    • Каждая клиника получает определенное количество квот, а значит может принять определенное количество больных, пролечить и гарантированно получить от государства деньги за это. Предполагалось, что количество квот определяется пропускной способностью клиники, но на практике квот выдается, как правило, меньше, и к осени во многих ЛПУ квоты заканчиваются. 

    • Размер денежного покрытия квоты рассчитывается, с одной стороны, с учетом реальных расходов на данный вид лечения, с другой – общее количество денег, которое государство готово потратить на конкретные виды помощи, лимитировано бюджетом, который государство выделяет на здравоохранение. 

    • Это приводит к тому, что в реальности денежное покрытие квоты может быть меньше (иногда значительно меньше), чем реальная потребность. С этим же связан недостаток квот, когда у больницы есть возможность принимать больных, но у государства уже закончились запланированные для этого деньги. 

    • Многие представляют себе этот процесс так: человек заболел, получил квоту, лег в больницу, на счет больницы поступили деньги, и больница купила все, что ей нужно, для лечения этого пациента. Это было бы прекрасно, но в реальности, к сожалению, это не так.

    • В настоящее время в системе госзакупок ЛПУ (а лекарства и расходные материалы для оборудования, безусловно, проходят через систему госзакупок) действует плановое хозяйство.

Деньги идут не за пациентом, а планово поступают поквартально.

Таким образом, накануне финансового года больница должна подать заявку на закупку определенных препаратов в определенных количествах по списку и отыграть тендеры. 

    • Хорошо, если это квоты на условные операции по удалению аппендикса – там высока предсказуемость лечения и планировать легче.

Если речь идет об онкологических больных – это около двух сотен диагнозов, если умножить на количество стадий заболеваний и вариантов мутаций, которые часто осложняют заболевание, то прогноз становится слишком умозрительным.

Больница вынуждена планировать и заказывать лекарства еще до того, как узнает, кто и с чем придет лечиться, ориентируясь на статистику и опыт предыдущего года. 

    • Вопрос, который часто задают пациенты и жертвователи благотворительных фондов: «Входит ли тот или другой препарат в квоту?» – в принципе не может быть так поставлен.

У больницы есть бюджет, больница распределяет те средства, что она получила в начале года и может купить любой препарат, но только планово. Поэтому если каких-то флаконов не хватает, а какие-то, наоборот, остаются – это издержки планового хозяйства.

Есть механизм так называемой срочной закупки, но там много ограничений, и серьезно на ситуацию он не влияет. 

    • Для получения высокотехнологичного лечения пациенту необходимо пройти три комиссии. Первичное направление выписывает ваш лечащий доктор – профильный специалист первичного звена (как правило, это поликлиника).

С этим направлением пациент идет на медицинскую комиссию данного ЛПУ (поликлиники). Комиссия обязана дать свое заключение в течение трех суток.

Если комиссия согласна с доктором, то она принимает решение о направлении документов в региональный департамент здравоохранения и формирует сопроводительный пакет документов.

    • Региональной комиссией руководит начальник соответствующего департамента. Комиссия должна определить, куда именно, в какое учреждение, направляется пациент. На решение у нее есть 10 дней.

За пределы региона комиссия направляет только тогда, когда в регионе нет ЛПУ с нужной специализацией.

В выбранное учреждение направляется талон на оказание высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП), копия протокола и медицинская выписка.

    • В клинике, куда направляется пациент, проводится собственная комиссия (для пациента уже третья по счету), которая рассматривает присланные документы и принимает решение, показано ли такое лечение пациенту или нет, и если показано, возьмется ли эта клиника его провести. Решение должно быть принято в течение 10 дней.

    • Таким образом, от получения направления до принятия решения о госпитализации может пройти чуть больше двадцати дней, но на практике этот процесс может занять и считанные дни (если комиссии быстро примут решение), и растянуться на долгие месяцы. 

Неквотируемых опций как таковых не так много, но они есть.

К примеру, нет квоты, которая предусматривала бы оплату поиска совместимого донора костного мозга, тем временем стоимость поиска и активации донора в международных регистрах может доходить до 50 000 евро (в среднем 18-20 000 евро).

Поскольку российский регистр потенциальных доноров костного мозга еще сравнительно невелик, около 80% пациентов, которым показана трансплантация, вынуждены искать деньги на оплату поиска самостоятельно и/или с помощью благотворительных фондов. 

    • В федеральном бюджете на 2018 год расходы на здравоохранение составляют 460 млрд рублей, или 2,8% расходной части. 

    • Для сравнения, на силовые структуры (безопасность и правоохранительная деятельность) из бюджета в 2018 году выделяется 1331 млрд рублей или около 8%. Если учитывать прописанные в бюджете дополнительные затраты на Росгвардию и другие структуры, то общая сумма расходов вырастает в 2018 году почти до 2 трлн рублей и превышает 12% расходной части. 

    • Отдельные статьи расходов также сопоставимы с тратами на здравоохранение и даже превышают их: проведение Чемпионата мира по футболу обошлось бюджету в 883 млрд рублей (данные РБК); строительство Крымского моста и подходов к нему превысило 300 млрд рублей (данные газеты «Ведомости»); затраты на военную кампанию в Сирии, по оценкам независимых аналитиков, могли достичь на март 2018 года 245,1 млрд рублей – в 5 раз больше, чем было потрачено на федеральную онкологическую программу, которая действовала в РФ с 2009 по 2014 год. 

    • В 2016 году американское агентство финансово-экономической информации Bloomberg представило рейтинг стран мира по эффективности систем здравоохранения (The Most Efficient Health Care 2016) по 55 странам.

Критерий отбора стран был следующий: население более 5 миллионов человек, ВВП выше 5 тысяч долларов на человека в год, средняя продолжительность жизни свыше 70 лет.

В исследовании оценивалась, по сути дела, эффективность вложения государственных средств в здравоохранение. 

    • Первую строчку в рейтинге занял Гонконг, далее в десятку вошли Сингапур, Испания, Южная Корея, Япония, Италия, Израиль, Чили, Объединённые Арабские Эмираты и Австралия.

США заняло только 50 место за то, что себестоимость лечения в этой стране оказалась слишком высокой, а пропорционального прироста продолжительности жизни не давала.

Россия в этом исследовании заняла последнее место, пропустив перед собой Бразилию, Азербайджан, Колумбию и Иорданию: и денег у нас на лечение государством выделяется мало, и расходуются они неэффективно, и живем мы не то чтобы долго – по меркам развитых стран, конечно. 

Елена Грачева, Благотворительный фонд AdVita

Источник: https://www.fontanka.ru/2018/09/27/076/

Автоправо
Добавить комментарий