Могут ли органы опеки забрать детей за долги по ЖКХ?

Отобрать детей за долги по ЖКХ- уже реальность

Могут ли органы опеки забрать детей за долги по ЖКХ?
zlatoalex
Еще в 2017 году в Зеленодольском районе Татарстана прогремел скандал, когда его глава Тыгин распорядился местным органам опеки отбирать детей за долги по ЖКХ. Скандал получился настолько сильный, что местные власти потом долго оправдывались, говоря о том, что их не так поняли, и уже принятый приказ этого главы так и не исполнялся фактически.

Приказ же этот Тыгин вынес на кураже удачно проходящей компании про отобрании жилья у жителей домов половины одного только города Зеленодольск, задних числом признанных аварийным, без предоставления иного жилья.

Ну вот Тыгин, учитывая успехи его удачно прошедшей хищнической компании по ограблению собственных жителей с поста главы муниципалитета переехал в кресло руководителя комитета по жилищной политике при законодательном собрании региона, а тем временем в Казани оказывается, что отнимать детей за долги по ЖКХ начали уже и там.

Потому как в судебное заседание по нашумевшему делу об отобрании детей у Диляры Гайсиной органами опеки городского Исполкома из-за плохих жилищных условий, которые сами и должны ей обеспечить, явилась женщина, у которой отобрали двух внучек фактически из-за долгов по ЖКХ.

И если органам опеки в случае с Дилярой Гайсиной учитывая большой общественный резонанс, созданный с подачи разных СМИ отказали в иске, то в случае с дочерью Сафиной оказалось совсем не так, хотя их ситуации сходны родовыми признаками.

В которых сами дети характеризуются положительно, и даже более того в данном случае даже к их жилищным условиям нет никаких претензий, но вот к самим родителям и бабушке почему то есть в отрыве от детей, которые благоденствуют получается вопреки им.

Само решение состоит только из негативных характеристик разных чиновников, не опирающихся на какие-то фактические обстоятельства дела. Инспектора разных мастей говорят, что мать не выполняет своих родительских обязанностей, но не пишут, как и чем это подтверждается.

Директор школы характеризует успеваемость детей и их поведение положительно, но мать почему-то в отрыве от детей отрицательно, потому что она видите ли не посещает собрание, хотя она и не обязана это делать по закону, как бы это не нравилось чиновникам, желающих держать всех под контролем.

Единственное чем это все подтверждается как безоговорочным аргументом-это то, что мать детей поставлена была несколько лет назад на учет в наркологии по факту потребления алкоголя. Но какая ситуация на сегодняшний день не узнаётся и суд отказывает в проведении судебной экспертизы для выяснения этого.

Более того имеется заключение уполномоченного по правам ребенка по Республике Татарстан о том, что лишение родительских прав преждевременно. Потому как невыполнены все полагающиеся при этом законные процедуры. Не создана межведомственная комиссия, не назначен, и не проведен реабилитационный срок.

На это заключение главное защитника прав детей по региону наплевали как чиновники, уполномоченные отбирать детей, так и суды.Так или иначе при чем тут бабушка? У которой и такого диагноза нет, и есть все необходимые жилищные условия, а так же вполне приличная пенсия, которая вместе с опекунскими дала бы полную возможность благополучно существовать.

Но бравые государственные защитники государственных интересов в области прав детей, решили, что лучше их отобрать и у нее. Навсегда отдав чужим людям. Основываясь исключительно на мнении председателя ЖСК, расписавшегося при этом за всех собственников дома на характеристике, что это необходимо сделать из-за долгов по ЖКХ.А отдать опекунство бабушке, это значило бы сохранить семью, но само по себе удочерение малолетних детей для органов опеки приняло такой коммерческий интерес, который обусловил и то в какой семье будут сейчас жить эти дети. Потому младшую дочь, которой три года, забрали сразу, а старшую, бабушке еще год удавалось прятать у себя в квартире от органов опеки, как от иноземных захватчиков скрывая от инспекторов под ванной при их приходе. Но не это не могло длиться вечно.

Сейчас готовятся иски на такое заключение об отказе в передаче опеки бабушке, но дело может помочь только общественный резонанс, как показал случай с Дилярой Гайсиной, а так же непосредственная материальная помощь.

Помогите Маше и Мелисе вернуться домой из детского дома! СБОР НА ДОЛГ мамы и бабушки по ЖКХ – 145 тыс.р. Отчеты ежедневно. Открыт сбор 4276620040376844 Сбербанк, Лиана Тимерханова. Отчет ежедневно в ВК НЕТ ПРОИЗВОЛУ.РУ.zlatoalexПосле разразившегося информационного скандала по поводу иска органов опеки пытавшихся отобрать детей, не у преступницы, ни у алкоголички, ни у наркоманки, а у вполне нормальной женщины по причине плохих жилищных условий, и судебного решения не в пользу опеки, Диляра Гайсина вдруг поверила, что наши федеральные телеканала могут нести какую то пользу. И горько рас каилась впоследствии когда ее заманили на передачу первого канала мужское и женское, только лишь с целью опорочить и выставить плохой матерью, у которой отнять детей просто необходимо.При чем, если посмотреть этот даже заранее срежисированный и нудным образом отредактированный, видно, что даже в нем ничего толком предъявить Гайсине не смогли, кроме опять же долги за ЖКХ по двум квартирам, в которых она во первых не живет, а во вторых они не пригодны для проживания вообще. Одна после пожара в аварийном жилье, друга общага в маневренном фонде с соседями алкашами, крысами и тараканами.Но именно это, за не имением ничего иного Гордон предъявил как безусловное основание отнять детей у матери, у которой по его мнению нет никаких возможностей обеспечить им будущее. Хотя если будущее детей зависит исключительно от их жилищных условий, то именно на Исполнительном комитете города Казани, отдел опеки которого и подал иск об отобрании детей у Гайсине, и лежит обязанность по их улучшени.Это не помешало Гордона со своей напарницей, специфический тембр голоса и явно замазанные глаза, вызывают сильное желание взять у нее анализ крови на предмет допинга, в виде психоактивных веществ, просто напасть и растоптать публично мать двоих детей, даже не вызвав на сцену ни его юриста, то есть меня, ни даже ее детей. Как мешающих смешивать с грязью мать, к которой органы опеки предъявили столь одиозный иск.

Во всем шоу только один депутат, высказался в ее пользу и против действий властей по поводу предоставления жилья, но ему тут же Гордон завил что больше приглашать не будут, правда это н 6 е вошло в эфир.

Явно проплаченный адвокат истерично срывая голос и нападал на одиноко защищающеюся женщину.И заканчивая откровенной ложью о неправомерно потраченном мат капитале, хотя доли детям как раз выделены были и отказе проводить ремонт в своей квартире.

Дальше больше, после шоу, редакторы передачи видимо перепутали конверты и вручили гражданскому мужу Гайсиной конверт не с сумой компенасации за потерянный рабочий день в несколько тысяч, а пачку денег, после чего поняв что ошиблись, поменяли конверты на нужный.

Блее того недолгое время после сьемок они звонят Гавриловой, бабушке у которой органы опеки отняли внучек обманув с порядком оформления опеки, и предлагают «руку помощи». Видимо так же как Гайсиной, о чем там очень наслышана и потому категорично отказалась.В эпилог Гордон объявил вердикт, что Гайсина обеспечить будущее детей не может.

И плевать бы на него, но ведь это арт подготовка перед апелляционным рассмотрением иска органов опеки к Гайсиной об отобрании детей, который и был подан только лишьт потому, что она проявила излишнюю общественную активность на поприще защиты прав жителей аварийного жилья.

И после закона Димы Яковлева, который еще по другому называют законом подлецов, я думаю вполне логично было бы принять закон против органов опеки и иже с ними таких как Гордон, который готовы отнять детей у собственных граждан.

Кроме откровенной лжи, упомянутой выше, Гайсина направила еще заявление и запрете использования своих персональных данных и изображения, и поскольку первый канал откровенно на это наплевал, она подаст в суд

Page 3

?

|

zlatoalexНа конференции, посвященной новому закону о домашнем насилии, вопрос о его целесообразности вызвал дикую полемику. Поскольку с одной стороны его активно поддержали представители НКО, работающие как раз в этой сфере, а с другой стороны указали на такие правовые нюансы, которые только заставляют бояться принятия этого закона.Казалось бы, необходимость подобного закона назрела, особенно в связи с нелепой законодательной флуктуацией уголовной ответственности за побои, когда обвинение в них сначала поднимают из разряда частных в публичных, что значительно увеличивает количество уголовных дел, а потом вообще без каких либо правовых предпосылок декриминализуют, то есть низводят фактически на нет. Что было как-то подтверждено представителем участковых полиции Казани, который затруднился ответить на вопрос о правовых предпосылках такого законодательного парадокса.Проблема же побоев и иного физического насилия вообще уходит на задний план в свете принятия нового закона о домашнем насилии, поскольку более-менее четко регулируется уголовным и административным законодательством, а на первое место выходит некое психологическое и иное насилие, имеющее невнятное наименование и определение. Под которое, если вдуматься, может попасть все что угодно, при особенностях российского правоприменения. Потому как показала практика, особенно ювенальной юстиции в России, для наших правоохранительных и надзирающих органов вообще не важна ни сама реальная суть происходящего, ни его последствия. Потому материалы для применения государственных санкций в защиту тех же детей, как одних из потенциальных субъектов потенциального домашнего насилия, составляются иногда вообще без какого-то внятного повода и основания.Однако в данном случае, в проекте закона в качестве субъектов обладающих компетенцией для инициации юрисдикционных мер санкционного характера со стороны государства включены еще и НКО, только лишь по заявлению которого они могут уже и применяться в последующем. Для объяснения, что это значит, нужно сказать, что любые три человека у нас могут создать НКО даже без образования юрлица. И они, объявив себя семейным надзором, смогут вмешиваться в семейные дела кого угодно, что бы потом вызвать последующую цепную реакцию правовых мер.То есть, конечно, любые как обычно не смогут, а смогут именно те, которые будут назначены самими нашими государственными органами в качестве семейной совести нашего общества. Как это уже у нас попытались сделать в виде таких откровенных бутафорий, как общественная палата, СПЧ при Путине и иных подобных образований.И можно говорить, что подобные законы приняты уже во многих странах мира, в том числе, и в подавляющем большинстве в Европе, но что для них хорошо, для русского смерть в конкретном правоприменении, специфика которой у нас сделает предусмотренный у нас «охранный ордер», фактически, актом презумпции вины другой стороны. И поставит стороны изначально в неравные условия, что может повлечь самые неблагоприятные правовые последствия.Необходима доработка закона именно в части конкретизации определения насилия и механизмов установления его фактов, которые должны включать в себя обязательно судебные процедуры. В противном случае нас ждет очередная волна злоупотреблений в этой сфере, поскольку именно на откуп надзирающих органов отдается возможность определять факт применения в семье насилия даже без обращения в суд, что соответственно создает почву для определенных мер правового принуждения репрессивного характера.А как вы считает, принятие данного закона уменьшит ли уровень домашнего насилия?

https://www.9111.ru/questions/777777777778317/

Источник: https://zlatoalex.livejournal.com/178616.html

Долги по ЖКХ и прогулы в школе: За что ещё ребёнка могут забрать из семьи

Могут ли органы опеки забрать детей за долги по ЖКХ?

Органы опеки стали восприниматься как угроза не только родителями, но и их детьми. Сегодня практически нет мамы, которая бы не боялась суровых тетушек, способных отобрать самое святое, что есть в жизни. В некоторых семьях детям даже не разрешают громко кричать, по-ребячески валять дома дурака, вопить и визжать. У стен есть уши, а соседи могут подумать, что над детьми издеваются.

Вся проблема в том, что органы опеки сегодня наделены множеством властных полномочий. По закону изъять несовершеннолетнего из семьи можно не по решению суда. Для этого существует статья 77 Семейного кодекса. В ней описывается процедура «отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни и здоровью».

Но что подразумевается под угрозой, нигде не сказано. Равно как и не прописаны механизмы, по которым надо действовать в различных ситуациях. Это уже определяют сотрудники органов опеки. Поэтому любой невинный шлепок на улице или падение с качелей могут рассматриваться на полном серьезе. И такие случаи уже были.

Получается, что если на теле ребенка появился синяк – это уже повод. Чтобы ускорить процесс, органы опеки могут обратиться за помощью к полиции, которая вправе оперативно составить акт о безнадзорности ребенка. Хотя на самом деле это может быть не так.

Дело в том, что и закон о безнадзорности можно трактовать весьма широко. Полицейские могут сказать, что родители не уделяют своему чаду достаточно внимания, а следовательно не контролируют его поведение в рамках этого закона. Это тоже является поводом для «отобрания» ребенка из семьи.

Если акт об отобрании составлен, дальше органы опеки обязаны по закону обратиться в суд для лишения или ограничения родительских прав. Стоит отметить, что специально опека сегодня ни за кем не следит, но четко реагирует на каждый поступивший сигнал.

Чаще всего они поступают из школ и поликлиник. В частности, если врач увидит на теле ребенка синяки и заподозрит, что тот мог получить их вследствие преступных действий, то просто обязан сообщить об этом в соответствующие органы.

 Но кто из нас в детстве обходился без драк, падений и синяков? 

www.globallookpress.com

Направить «сигнал» в органы опеки чисто теоретически могут и ваши «доброжелатели». Но такого рода сообщения и жалобы должны быть подкреплены серьезной доказательной базой. Если в органах опеки сочтут, что дело не терпит отлагательств, то они должны предупредить семью о своем визите.

Однако на практике таких оповещений может и не быть. Ситуацию в доме сотрудники оценивают буквально на глаз. Судьбоносные решения могут приниматься быстро. В первую очередь обращают внимание на санитарные условия в доме. Нет еды в холодильнике – это уже угроза здоровью.

 Могут подумать, что детей морят голодом.

Впрочем, ставя условия родителям по содержанию семьи, не проще ли государству самому помочь попавшим в беду взрослым. Например, предложив им работу или дополнительное пособие? С точки зрения экономии бюджета это будет куда более продуктивно, чем содержать отобранного ребенка в детском доме с огромным штатом воспитателей и прочего персонала.

Делят родители, отбирает пристав

Принято считать, что в зоне риска, в первую очередь, находятся семьи алкоголиков и наркоманов. Но почему же тогда вполне нормальные семьи боятся стать предметом интереса органов опеки? По словам адвоката Жанны Маргулис, все разговоры о «зверствах» органов опеки – лишь паникерство на ровном месте, поводов для беспокойства нет. 

Если было бы иначе, то возбуждались бы уголовные дела, они предавались бы огласке, – отметила Маргулис. – Органы опеки самостоятельно к вам не придут. Нужно веское основание для отбирания ребенка. Другое дело, когда споры о детях заходят у родителей.

Например, в судебном порядке принимается решение об определении места жительства ребенка с одним из родителей и о порядке общения. В случае неисполнения одним из родителей решения суда возбуждается исполнительное производство, что абсолютно законно. И дальше к делу привлекаются судебные исполнители.

Они вправе прийти в дом и отобрать ребенка у одного родителя в пользу другого. Роликов, как это происходит, много, они очень эмоциональны. Но действия судебных приставов в данном случае правомерны».

Забрали ребенка за долги по ЖКХ

Если в случае дележа ребёнка родителями все понятно, то в правомерности действий органов опеки ещё предстоит разбираться.

По словам главы Ассоциации родительских комитетов и сообществ, председателя Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном при президенте РФ по правам ребенка Ольги Летковой, случаев, когда детей изымают из семей, много, и понять истинные мотивы подчас очень сложно.

У нас сегодня вся сиротская система заинтересована в детях. Ведь устройство в приемные семьи зачастую происходит не бесплатно, – отметила Леткова. – Мы проводили мониторинг по поручению президента по вопросу изъятия детей из семей.

В зоне риска сегодня, по-прежнему, матери-одиночки, многодетные семьи, родители, которые сами были сиротами и не совсем приспособлены к жизни. Семьи, у которых бытовые трудности, семьи с детьми, у которых есть психические отклонения.

Где-то ситуация пограничная, где-то действительно существует угроза.

Есть случаи, когда родители просто попали в сложную финансовую ситуацию, лишились работы, или же дети по каким-то причинам не посещали школу.

И как на эти случаи отреагирует опека – не очень понятно, потому что сама опека не имеет каких-то четких критериев оценки. И вот тут начинаются разборки вместо того, чтобы просто помочь. Порой палка перегибается.

Есть даже регионы, где детей по прямому указанию властей могут отобрать за долги по ЖКХ».

И такие случаи уже были. Так, в декабре 2016 года власти Зеленодольского района Татарстана распорядились, чтобы у должников за коммунальные услуги органы опеки забирали детей.

Возможно, чиновниками двигали благие намерения, чтобы дети из малоимущих семей не замерзали в домах с отключёнными отоплением и электричеством. Но органы опеки восприняли это как прямое руководство к действию.

Общественность была возмущена, но остановить уже запущенную машину не смогла.

Вполне объяснимо, почему родители напуганы, – продолжает Ольга Леткова. – Они боятся за собственных детей. В зоне риска может оказаться каждый. Трудно даже сказать, по каким причинам представители органов опеки могут прийти в семью.

К родителям, которые попали в зону риска, предъявляются следующие требования – найти работу, погасить долги по ЖКХ, сделать ремонт в квартире. Но почему для этого надо забирать ребенка из семьи – неясно.

 Самостоятельно решить проблему практически невозможно.

Родителям нужно придавать такие истории огласке, обращаться в общественные родительские комитеты, на горячие линии. И если члены семьи не страдают алкоголизмом, то ребенка можно будет попробовать вернуть.

Проблема в том, что органы опеки сегодня никто не ограничивает в полномочиях, нет четко прописанного алгоритма действий. Нужно менять законодательство, где было бы четко прописано, что органы опеки должны изымать детей только в крайнем случае.

Все обтекаемые формы просто необходимо убрать».

www.globallookpress.com

Как не попасть на глаза опеке

О том, что органам опеки крайне необходимо прописать на законодательном уровне чёткий алгоритм действий, говорят давно. И пока сенатор Елена Мизулина вместе с лидерами общественных организаций разрабатывает соответствующий законопроект, который может быть внесён на рассмотрение в ближайшем будущем, добропорядочным семьям необходимо знать, как минимизировать риски изъятия детей.

По мнению педагога-психолога Екатерины Молокановой, чтобы ребенок не попал в зону риска, нужно, прежде всего, обязательно идти на контакт с педагогами и воспитателями. Особенно если ребенок ведет себя странно. Но каждый случай асоциального поведения может быть разовым. Поэтому важно знать, как ребенок проявляет себя среди сверстников. 

«У меня были случаи, когда приходили запросы со стороны органов опеки при разводе родителей, когда опека интересовалась усыновленными или опекаемыми детьми, – говорит Екатерина Молоканова. – В этих ситуациях мнение педагогического коллектива всегда учитывается.

Что касается ювенальной юстиции, то считаю, что органам опеки стоило бы больше внимания уделять подростковым сообществам, в которых нормой жизни зачастую становятся такие явления, как буллинг, то есть травля одного ребенка группой сверстников.

 И вот здесь сотрудники органов опеки могли бы подключаться как третья сторона. Возможно, какие-то семьи могли бы испугаться факта отъема ребенка из семьи и повлиять на него, больше уделять ему внимания.

Сегодня необходимо повышение психолого-педагогической грамотности родителей и их ответственности за воспитание детей».

Все опрошенные специалисты сходятся во мнении, что если к вам вдруг нагрянули представители органов опеки, не стоит опускать руки. Существуют механизмы, помогающие вернуть ребенка домой, но для этого придется приложить максимум усилий. Поэтому проще предотвратить появление у себя на пороге людей в форме, чем вступать в битву с государственной машиной.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/dolgi-po-zhkh-i-proguly-v-shkole-za-chto-eshhjo-rebjonka-mogut-zabrat-iz-semi_137201

Как изымают детей из семей за долги

Могут ли органы опеки забрать детей за долги по ЖКХ?

Жители Республики Татарстан, в вместе с ними и вся Россия вместе недоумевают над поручениями главы Зеленодольского муниципального района Александра Тыгина, которые он сделал в рамках аппаратного совещания прошедшего 12 декабря минувшего года:

Организовать работу по проверке всех жилых помещений на территории поселений Зеленодольского муниципального района, имеющих задолженность за энергоносители. При обнаружении в данных помещениях проживающих несовершеннолетних детей, проинформировать отдел опеки и попечительства Исполнительного комитета Зеленодольского муниципального района.

А чуть ниже Тыгин дает поручения заместителю руководителя исполнительного комитета Зеленодольского района Лилие Шаукатовне Халиловой:

Организовать работу отдела опеки и попечительства Исполнительного комитета Зеленодольского муниципального района по изъятию несовершеннолетних детей, проживающих в жилых помещениях с задолженностью за энергоносители, докладывать еженедельно.

Позиция местных чиновников ясна: они таким образом проявляют заботу о детях, которые могут замерзнуть в квартирах отключенных за неуплату от сетей энергоснабжения или попросту не смогут в темноте получить должное развитие.

Конечно, подобные поручения попахивают шантажом. Видимо, Тыгин не учитывает тот факт, что на содержание отобранного из семьи ребенка будут тратиться государственные деньги, перед ним стоит задача любой ценой показать хорошие результаты по взысканию задолженностей.

Когда информация о «новаторстве» чиновников просочилась на федеральный уровень, а в соцсетях поднялась шумиха, глава района выступил с опровержениями и уточнениями.

«Та бумага, которая попала в руки журналистов, не является нормативным документом… Соглашусь, что формулировки в ней были некорректными. Но хочу, чтобы понимали: Тыгин не отнимает детей, Тыгин делает все, чтобы не допустить ситуаций, в которых дети окажутся в опасности!» — цитирует Тыгина «Татар-информ».

Однако «Ридусу» удалось выяснить, что чиновник лукавил. Собкор агентства в Республике Татарстан Никита Перфильев отправился в Зеленодольский район, чтобы нанести неожиданный визит потенциальным «жертвам» поручений Тыгина и посмотреть, в каких условиях проживают дети тех самых должников.

В ходе расследования удалось выяснить, что подобные методы в Зеленодольском районе уже давно работают и уже есть первые пострадавшие.

Семья Мамаевых (поселок Октябрьский, сумма долга 197 тысяч рублей)

Стучимся дверь, ее открывает худощавый мужчина средних лет. Видно, что гостей он не ждал, но при этом любезно пригласил в свою квартиру. Везде чисто, но ремонт местами не доделан.

В детской комнате установлены кровати и есть все необходимое для организации развития и досуга малышей. В большой комнате аккуратно сложены строительные инструменты, видимо мужчина зарабатывает ремонтом квартир. Настораживает запах сигарет в квартире и наличие небольшого кальяна в детской комнате. Идем на кухню, чтобы начать наш диалог.

 — Как вас зовут? Чем занимаетесь?

 — Андрей (мужчина протягивает руку). Я закончил училище, по образованию столяр, но сейчас не работаю, сижу дома с внуками и делаю работу по дому. До этого подрабатывал в охране и еще по мелочи.

 — Сколько людей проживает в квартире?

 — Дочь, двое сыновей и внуки. Сейчас кто-то на работе, а кто-то в школе, сижу с внучкой.

 — У вас большой долг за коммунальные услуги?

 — Около 200 тысяч рублей, но я постепенно выплачиваю, по несколько тысяч в месяц. В администрации предлагали сразу заплатить половину и тогда они бы списали долг, но у меня таких денег нет.

Когда только долг начал образовываться в 2010 году у нас отключили отопление, дома были только маленькие дети, они зашли в квартиру и установили заглушки.

В итоге шесть лет мы жили без отопления — обогреваясь газовой плитой.

 — Как так получилось, что долг образовался?

 — В 2010 году жена сильно заболела, лежала в больнице, нужны были деньги на лекарства, постоянный уход. На тот момент я один только работал. Четыре года назад она умерла от рака…

 — Слышали, что глава Зеленодольского района дал поручение у должников детей забирать, что делать будете, когда к вам придут?

 — Пусть попробуют. Глотку перегрызу! (нужно было видеть холодный взгляд мужчины, который говорил, что его намерения вполне серьезны).

 — Как по вашему должна поступить администрация?

 — Они хотя бы могли вызвать и поговорить.

Позже нам удалось выяснить, что Андрей Валентинович Мамаев не всегда был таким примерным семьянином.

В 2008 году собственные дети обращались в милицию и просили привлечь Мамаева к ответственности за учиненный им в пьяном угаре скандал. Сотрудники выявили факт, что гражданин Мамаев нигде не работает, злоупотребляет спиртными напитками, а дома требуется ремонт.

Семья Моисеевых (поселок городского типа Васильево, сумма долга 92 тысячи рублей)

Дома была только женщина средних лет, которая сразу же пригласила журналистов войти внутрь. Последним открылась просторная, чистая и светлая квартира с хорошим убранством.

Трудно даже предположить, что её обитатели являются злостными должниками оплаты за коммунальные услуги и ипотеку.

 — Как вас зовут? Много человек здесь проживает?

 — Татьяна Александровна. В квартире нас проживает шесть человек: я с мужем и дочка с тремя детьми. дочери 39 лет, а её детям — 19, 7 и 6.

 — Как так получилось, что вы попали в категорию неплательщиков?

 — У нас было всё хорошо, мы с дочерью работали и вполне могли себе позволить приобрести квартиру в ипотеку, рассчитывали, что сможем платить. Потом потеряли работу и долги начали копиться как снежный ком.

Был суд, по решению которого в нашей семье у всех заблокировали банковские карты, теперь изымают даже пенсию в счет долгов. Самое интересное, что до управляющей компании эти деньги не доходят, долг не уменьшается.

Мы не можем себе позволить даже счетчики на воду установить после капитального ремонта, оплату начисляют по нормативам, а это намного дороже, чем на самом деле.

Приходится каждый месяц оплачивать детский сад внуку, даже если ребенок его не посещает, вот в январе 10 дней были каникулы, а счет выставили в полном объеме. Нас до такой степени загнали, что сил уже нет, приходят свет отключают, ни с чем не считаются.

 — Знаете про поручение детей у должников изымать, что думаете по этому поводу?

 — Начнем с того, что я на порог даже не пущу. Это полный беспредел, дойти до такой степени. Ладно, у меня долг сто тысяч, а они за чей счет собираются детей содержать? Если нас на улицу выгонят, то я внуков с дочкой отправлю скрывать к подруге, а сама не знаю куда пойду. Они видимо гражданскую войну хотят разжечь, нельзя так людей прижимать!

Семья Галимовых (город Зеленодольск, долга нет)

Перед нами еще один пример показывающий во всей красе работу административной машины Зеленодольского района. Как оказалось, местные власти собираются изымать детей не только из семей должников, но и у опекунов, которые отказываются оплачивать долги по коммунальным платежам за биологических родителей своих усыновленных детей.

Мы приехали в город Зеленодольск, чтобы самостоятельно попробовать разобраться в непонятной ситуации, заложницей которой оказалась маленькая девочка Азалия: из-за действий администрации она может со дня на день вернуться к своей неблагополучной матери.

Давайте выслушаем бабушку-опекуна девочки, чтобы понять в чем же дело.

 — Любовь Геннадьевна, расскажите подробно, что случилось?

 — Моя дочь Наталья всю жизнь была примерной девочкой, из школы постоянно приносила благодарности, хорошо училась. Но, так получилось, что она спуталась, а иначе это не назовешь, с уголовником Рустамом.

Мою дочь как подменили, она пристрастилась к алкоголю и начала убегать из дома. Рустам регулярно её избивал, был случай, когда он нанес ей несколько ударов металлическим чайником по голове.

Она приходила на несколько дней домой, отлеживалась, но потом всё равно убегала обратно. В итоге в 24 года она родила от Рустама дочь Азалию.

 — Появление дочери не исправило поведение Натальи?

 — Нет, она продолжила выпивать, все скандалы и драки происходили на глазах грудной девочки. Однажды мне позвонила её соседка и сказала, что ребенок кричит 1,5 часа. Мы с мужем поехали к ним в коммуналку и увидели, что в комнате валяются пьяные люди, а между ними лежит девочка и кричит. Тогда мы забрали Азалию к нам домой.

 — Она не хотела вернуть ребенка обратно?

 — Она написала письменный отказ от ребенка и сказала, что если мне Азалия не нужна, то я могу её в приют отдать.

Я оформила все документы и стала официальным опекуном девочки, а Наталью лишили родительских прав.

Я полностью взяла на себя воспитание ребенка, мы каждый год ездим на море, а от биологической матери ни разу не видели даже алиментов. Один раз она пьяная пришла в детский садик, так её оттуда выгнали.

 — Что произошло дальше?

 — Летом прошлого года мне пришла повестка по которой я должна была явиться на комиссию по долгам ЖКХ, я тогда удивилась, ведь у меня никогда в жизни не было долгов.

Меня вызвала начальник отдела Опеки и попечительства Людмила Ивановна Миннигараева, которая сказала, что мне надо оплатить долг за коммунальные услуги комнаты в которой проживала Наталья — мать Азалии. 

Сумма долга на тот момент составляла 31 тысячу рублей. Мотивировала она это тем, что девочка якобы имеет там постоянную прописку, а у меня лишь временную. Я ответила им отказом, на что получила угрозы уголовной ответственности и лишения прав опеки.

 — Как они могут лишить вас прав опеки если нет на то видимых причин?

 — Они поступили хитро, вызвали к себе Наталью и попросили её написать заявление на восстановление прав материнства. Всё это время они говорили ей как правильно себя вести, что говорить на суде и тому подобное.

Отец Азалии сейчас сидит в тюрьме, Наталья нашла себе нового мужчину, с которым за день до суда заключила официальный брак и устроилась на работу. Отдел Опеки и попечительства помог ей хорошими характеристиками и составил положительное описание жилплощади. В итоге суд постановил вернуть Наталье дочь обратно.

 — Азалия продолжает жить с вами?

 — Возвращаться в тот ад она не хочет, мы надеемся, что Верховный суд отменит постановление и Азалия продолжит жить с нами.

 — Какие у них условия проживания?

 — Там комната 17 квадратных метров в коммунальной квартире, которая досталась Наталье от её покойного отца и моего первого мужа. Соседи пьяницы, горячей воды нет. При этом девочке надо будет жить в одной комнате с совершенно чужим мужчиной. Вы подумайте, что будет, когда из тюрьмы вернется Рустам, с которым Наталья продолжает поддерживать плотную связь.

Мы навели справки и выяснили, что Наталья Гусева (мать девочки) неоднократно обращалась в полицию с жалобами на избиения со стороны её сожителя Рустема Махмутова (отец девочки), а её саму задерживали в состоянии алкогольного опьянения.

Рустам Махмутов множество раз привлекался к административной ответственности за свои поступки, избивал свою сожительницу Гусеву и её родителей. Принимал участие в кражах и грабежах, а на данный момент и вовсе сидит в тюрьме.

Во всем этом аду жила маленькая девочка до тех пор, пока бабушка не оформила на неё права опекуна.

Может показаться, что сейчас Наталья Гусева исправилась, ведь она устроилась на работу, начала выплачивать долги по коммунальным платежам, нашла нового мужчину за которого официально вышла замуж в ноябре прошлого года. Вот суд и вынес решение восстановить родительские права.

Давайте теперь посмотрим на нового отчима девочки, про него нам тоже удалось собрать некоторый материал.

Денис Белов 1983 года рождения в 2007 году с целю ограбления со своим подельником взломал дверь в общежитие, а в 2003 году ограбил квартиру ветерана Великой Отечественной Войны, у которого забрал его медали и последние деньги.

Белов неоднократно избивал пожилых людей и привлекался к административной отвественности за распитие алкогольных напитков.

Внеправовой вопрос

Корреспондент «Ридуса» не стал делать скоропалительных выводов, почему администрация Зеленодольского района всячески содействовала возвращению девочки обратно в асоциальную среду. Так же остается вопрос: если в отдельных случаях власти абсолютно не считаются с людьми и их проблемами, не получит ли подобный опыт массовый характер?

Изъятие детей из семьи — это крайняя мера, напоминает член Совета по правам человека при президенте РФ Яна Лантратова. 

В беседе с «Ридусом» правозащитница отметила, что инициатива властей республики по отъему детей из-за долгов по ЖКХ — это аморально и чудовищно:

Это серьезное нарушение прав детей, это нанесет им серьезные травмы. Задолженность по ЖКХ никак не может послужить основанием для подобных действий. Ряд депутатов Госдумы направили письма в прокуратуру, в которых требовали остановить нарушение прав детей и разобраться с этой ситуацией — после чего и последовали комментарии от властей Татарстана, что произошла какая-то ошибка и их неправильно поняли.

«Мы будем держать ситуацию под контролем. У нас планируется заседание рабочей группы, в ходе которого будет обсуждаться ситуация с правами детей в стране — при необходимости мы поедем в Татарстан, чтобы разобраться на месте. Но я все-таки надеюсь, что это — недоразумение», — заключила Лантратова.

Источник: https://www.ridus.ru/news/242316

Могут ли изъять детей за долги по ЖКУ?

Могут ли органы опеки забрать детей за долги по ЖКХ?

Периодически в прессе появляется информация о том, что у какой-то семьи социальные службы фактически отобрали детей за коммунальные долги. Правда ли это? И почему вопрос изъятия детей как «наказания» за неоплаченные счета стал обсуждаться всё чаще? 

 Иллюстрация: Анастасия Тимофеева

С чего всё началось?

В середине января 2017 года газета «Вечерняя Казань» сообщила, что в Зеленодольском районе Татарстана изымают детей из семей, имеющих долги по оплате электричества и газа.

В декабре 2016 года Глава Зеленодольского района дал письменное поручение выявлять неплательщиков, а затем с привлечением органов опеки изымать несовершеннолетних детей из этих семей.

При этом выяснилось: слова отнюдь не расходятся с делом – в районе в 2016 году из семей неплательщиков временно изъяли и поместили в приют 11 детей.

А раньше такие случаи были? 

Сообщения, что в такой-то семье за долги по оплате ЖКУ изъяли детей и грозят лишением родительских прав, появлялись и раньше.

Ещё в 2010 году сообщалось о многодетной семье Кузнецовых из Москвы, из которой изъяли детей именно за долг за ЖКУ в размере 200 тысяч рублей, и жительнице Колпино Вере Камкиной, у которой забрали детей при долге в 140 тысяч.

В конце 2016 года писали, что изъятие детей грозит семье из Орловской области за долг ЖКУ всего лишь в 30 тысяч, но, как сообщалось позже, Правительство области попытку чиновников забрать детей пресекло. Отметим, что все случаи касаются многодетных семей.

В 2010 году Лига защиты детей сообщала, что существует регулярная практика изъятия детей за коммунальные долги их родителей. Якобы около 120 тысяч детей отбирают ежегодно именно за это. Правда, приведённые цифры никем больше не подтверждались.

Разве закон разрешает изымать детей за долги ЖКУ?

Конечно, нет. Такого закона нет и быть не может.

Почему тогда изымают? Они что — грубо нарушают закон? 

Нет, не нарушают. Когда начинаешь знакомиться с каждой из таких историй, видишь, что чиновники нигде не заявляют, что забирают детей именно за долги ЖКУ. Однако в Семейном кодексе РФ есть статья 77, которая говорит о том, что органы опеки могут отобрать ребёнка у родителей при угрозе его жизни и здоровью.

Обычно ведь люди не платят за квартиру не потому, что не хотят, а потому, что не имеют возможности. Значит, материальные условия у них плохие, значит, возможно, ребёнок голодает, не обеспечен в достаточной степени всем необходимым. К тому же, как известно, неплательщикам отключают услугу, по которой накопились долги – подачу электроэнергии, газа.

Это ещё больше ухудшает жизненные условия ребёнка, и тогда чиновники «спасают» его, поместив в приют.

Значит, случай Зеленодольского района уникален, противозаконен и повториться нигде не может?

Особенность случая в том, что чиновник не постеснялся прямо в своём поручении указать, что детей будут отбирать именно за долги. Такое заявление было неправомерно.

Зеленодольская история получила большой резонанс, а детский омбудсмен РФ Анна Кузнецова подала заявление в прокуратуру по поводу этого поручения. Но на защиту зеленодольского главы встали как его подчиненные, так и некоторые депутаты Госдумы, а прокуратура пока отказала в возбуждении дела.

Защитники чиновника утверждают, что он действовал во благо детей, просто формулировка его поручения вышла несколько неудачной.

Но дети действительно изымались?

Да, детей отбирали. Но теперь чиновники утверждают, что действовали строго в соответствии со статьей 77 Семейного кодекса. Более того, проявляли повышенное внимание и трогательную заботу об интересах детей.

Проблема семей неплательщиков ЖКУ в Татарстане начала бурно обсуждаться зимой 2016 года, когда в Лениногорском районе во время пожара в частном доме погибла мать с шестью маленькими детьми.

Выяснилось, что за два с половиной года до трагедии этой семье без всякого решения суда отключили за долги газ, и с тех пор дом приходилось отапливать с помощью дров и электроприборов, что в итоге и привело к пожару.

Тогда же обнаружилось, что только по одному этому району газ и свет отключили почти тремстам семьям. И это только в одном районе Татарстана, который является далеко не самым депрессивным регионом России. Сколько таких семей по всей стране – даже страшно подумать.

Что касается изъятия детей, то зеленодольские чиновники подтверждают изъятие из семей 11 детей в 2016 году, но уверяют, что это были совершенно необходимые меры для обеспечения безопасности их жизни и здоровья.

Есть ли статистика по изъятию детей из семей должников ЖКУ по всей России?

Такую статистику нам обнаружить не удалось. Зато в начале марта 2017 года в Совете Федерации РФ Елена Мизулина приводила удивительные цифры.

По её словам, ежедневно в России в среднем изымают 134 ребенка, имеющих родителей, из них 6-7% изымают по статье 77 СК РФ, в 2015 году изъято 3444 ребенка.

Общее число детей, изъятых из семей в 2015 году – около 28 тысяч. Все эти цифры — со слов Елены Мизулиной, источника она не назвала.

Что делать, если мне угрожают применением таких же методов?

Если причина угроз – именно долги ЖКУ, то можно и нужно подавать заявление в прокуратуру. Правда, для этого придется получить письменное подтверждение угроз от чиновников, что не так просто. Скорее всего, они опять сошлются на ту же статью 77 СК РФ, а изъятие детей представят как помощь семье и заботу о здоровье ребёнка.

Семья, накопившая долги, часто нуждается в комплексной помощи, бывает, что в ней есть и другие серьёзные проблемы (безработица, болезнь одного из членов семьи, проблемы с алкоголем или наркотиками, недостаток социальных компетенций, что часто встречается, например, в семьях выпускников детдомов, которых, в свою очередь, когда-то изъяли из семей). Так что изъятие детей, мягко говоря – не метод, метод – помощь многодетной семье, но это непросто, и у государства пока не получается.

Что же делать?

Лучший способ избежать проблем с долгами ЖКУ – не накапливать их, а уж если они появились – не бездействовать, а договариваться с управляющей компанией о реструктуризации долга, пока дело не передали в суд. Практика показывает, что компании готовы идти на такое сотрудничество.

Здесь главное – регулярность выплат и выполнение обещаний. Можно попробовать обратиться в благотворительный фонд, но, скажем честно, за такую помощь фонды берутся крайне неохотно.

Идея взять кредит и заплатить долг по ЖКУ – совсем плоха, тогда вы будете должны банку, который может в итоге вообще лишить вас жилья.

Но попытаться просить помощи все же стоит. Были случаи, когда через соцсети собиралась команда, которая помогала многодетной семье победить долги по ЖКУ и даже сделать ремонт. Такие волшебные истории чаще всего случались в Москве.

В провинции всё сложнее: зарплаты ниже, безработица выше, людей, готовых тебе помочь, меньше, поэтому – смотрите выше (договариваться с управляющей компанией и просить помощи в органах соцзащиты).

Кстати, в том же Лениногорском районе чиновники уверяют, что при росте долгов ЖКХ свыше критической отметки неплательщиков пытаются трудоустроить и реструктурировать их долги.

Также якобы существует договоренность с поставщиками электроэнергии и газа, что они до отключения услуг должны уведомить об этом местные власти, с тем, чтобы те приняли меры для помощи семьям неплательщиков.

А делается ли что-нибудь на законодательном уровне, чтобы помочь семьям неплательщиков ЖКУ?

В начале марта 2017 года в Совете Федерации РФ прошли парламентские слушания, где говорилось о проблемах изъятия детей из семей и о необходимости изменения Семейного кодекса в этом вопросе. Создана Временная комиссия СФ по корректированию СК РФ, Возглавила комиссию сенатор Елена Мизулина.

Сейчас перед комиссией стоит задача анализа практики изъятия детей из семей и оценки правомерности и возможной избыточности такой практики.

Но проблема в том, что немало случаев, когда повод для изъятия детей из неблагополучной семьи действительно есть, а угроза жизни и здоровью ребёнка – несомненна (например, родители не кормят его), но это уже совсем другая история, не про долги по квартплате.

Алиса Орлова

31.03.2017

Источник: https://knowrealty.ru/mogut-li-iz-yat-detej-za-dolgi-po-zhku/

Не заплатил за квартиру — отберут детей?

Могут ли органы опеки забрать детей за долги по ЖКХ?

На фоне активного обсуждения инициативы органов опеки по изъятию десяти детей из приемной семьи в столичном регионе в медийном пространстве как-то затерлась другая, не менее острая и спорная.

Роднит ее с «зеленоградской историей» то, что тут также имеется угроза изъятия органами опеки детей из полноценных и, что немаловажно, родных семей.

А отличает то, что действовать «ювеналы» смогут не по собственной воле, а с прямой подачи чиновников, к тому же забирать детей планируется не в связи с угрозой домашнего насилия, а по причине наличия у их родителей задолженностей за жилищно-коммунальные услуги.

Напомним, несколько дней в ряде серьезных информагентств появилась информация о том, что власти Зеленодольского района республики Татарстан намереваются изымать детей из семей при наличии задолженности за коммунальные услуги и энергоносители.

И это никоим образом не преувеличение, документ, датированный 12 декабря 2016 года и подписанный главой муниципального района А.В. Тыгиным существует на самом деле.

Помимо прочего, в нем содержится и такой пункт: «Организовать работу отдела опеки и попечительства Исполнительного комитета Зеленодольского муниципального района по изъятию несовершеннолетних детей, проживающих в жилых помещениях с задолженностью за энергоносители». О результатах ответственному лицу предлагается «докладывать еженедельно».

Начальник отдела по связям с общественностью и СМИ «отличившегося» района Александр Коршунов поспешил заявить, что наличие задолженности за ЖКХ не является основанием для изъятия ребенка из семьи.

Однако одновременно с этим чиновник признал, что в течение 2016 года подобные случаи все-таки имели место быть: 11 детей было помещено в приюты на срок до трех месяцев.

Правда, Коршунов уточнил, что местные органы опеки выезжали на конкретные адреса только после получения сообщений сетевых компаний об отключении домовладения от энергоресурсов, и речь шла лишь о проверке условий проживания несовершеннолетних. А уж если они признавались опасными, тогда, конечно, дело доходило до изъятия.

Между тем уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ Анна Кузнецова уже назвала подобную инициативу по меньшей мере некорректной и слишком смахивающей на банальный шантаж, а также сообщила, что уже направила в прокуратуру соответствующий запрос.

Мнения экспертов, к которым обратилась «СП» с просьбой прокомментировать ситуацию в Татарстане, также неоднозначны.

Например, кандидат юридических наук Дмитрий Жданухин, гендиректор Центра развития коллекторства, не видит ничего противозаконного в распоряжениях и действиях зеленодольской администрации.

— Руководитель муниципалитета, — говорит он, — с одной стороны, отчасти отвечает за ситуацию с коммунальными долгами, с другой стороны, руководит органами опеки и попечительства.

Соответственно, в распоряжении шла речь о том, что крупные долги ЖКХ и, как следствие, отключение некоторых коммунальных услуг (электричество и т. д.) могут быть признаком неблагополучной ситуации в семьях, где есть дети.

При наличии этого признака (большие долги) необходимо проверить, не угрожает ли опасность жизни и здоровью детей, так как были прецеденты, когда при отключенном электричестве использовались печки и это приводило даже к гибели несовершеннолетних.

При наличии таких рисков органы опеки и попечительства обязаны действовать на основании 77 статьи Семейного кодекса РФ («Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью»).

А вот столичный адвокат Михаил Кудрявцев, напротив, считает, что действия эти незаконны и попадают под действие 286 Уголовного кодекса РФ («Превышение должностных полномочий», а именно совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан).

— В данном случае чиновники Татарстана, на мой взгляд, подменили суд, просто перегнули палку своими действиями и действовали как коллекторы, что не красит их работу, — рассуждает юрист.

— Изъять ребенка из семьи по российскому законодательству можно только по решению суда и, как правило, за грубое нарушение норм Семейного кодекса РФ. В данном случае нет никаких законных норм, которыми могут прикрываться исполнители.

Изъятие детей в связи с ухудшением условий проживания может происходить только по решению суда с участием органов опеки и попечительства и прокуратуры, и в связи с нарушением законных прав детей.

А согласно пункту 2 статьи 54 Семейного кодекса РФ, уточняет основатель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры» Андрей Комиссаров, каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. И, согласно 9 статьи Конвенции ООН о правах ребенка, именно государство (олицетворением которого на местах как раз и являются чиновники — авт.) должно следить, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию. Исключением являются только те случаи, когда разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Да, это, в соответствии с применимым законом и процедурами, должны определять компетентные органы. Но, опять же, по решению суда.

https://www.youtube.com/watch?v=UaOQRWK9j70

Изымают детей у родителей, уточняет член Генерального совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», управляющий партнер юридической компании «ЭНСО» Алексей Головченко, только за нарушение родительских прав, о чем выносится соответственное решение уполномоченными органами — опеки и попечительства.

В такой ситуации, подчеркивает он, они должны сначала зафиксировать, что ребенок живет в неподобающих условиях, и лишь затем родители лишаются родительских прав через суд.

К тому же в рамках лишения родительских прав должны быть произведены определенные процедуры — должен быть доказан факт несоблюдения родителями прав ребенка, а также должно быть вынесено решение суда о лишении родителей родительских прав.

 — А сам факт неуплаты долгов по ЖКХ, — резюмирует Головченко, — не означает, что можно забрать ребенка. За неуплату долгов нельзя лишить родительских прав — эти понятия никаким образом не коррелируют между собой. Родители могут быть всем должны, но ребенок у них, например, находится в идеальных условиях.

Но ведь не на пустом же месте в России появилась поговорка — «закон что дышло, куда повернул, туда и вышло».

И в жизни, как свидетельствуют рассказываемые рядовыми гражданами с телеэкранов и со страниц газет истории, часто бывает так, что те самые, «компетентные» органы опеки и попечительства сначала принимают кардинальные решения, а потом бедные родители начинают долгий и зачастую малопродуктивный путь по инстанциям в надежде доказать свою правоту. Так что гарантии, что сухие фразы «зеленодольского документа» не будут истолкованы как прямое руководство к действию в каком-нибудь другом регионе России, нет. И если вдохновленные данным прецедентом излишне ретивые местные чиновники начнут ставить людей перед фактом разлучения с детьми в случае наличия задолженностей за коммунальные услуги, можно ли им что-то сделать и куда-то пожаловаться, чтобы спасти ситуацию, не дожидаясь грозного окрика «сверху» (который, кстати, может и не последовать)?

К сожалению, плацдарм для маневра у пострадавших от неправомерных действий органов опеки не велик. «В случае подачи иска об ограничении родительских прав родителям в суде придется доказывать свою правоту, — говорит Андрей Комиссаров.

— Если же детей отбирают без суда, то родителям следует обжаловать в суде действия органов опеки и попечительства, а также сам акт (при его наличии) об отобрании детей.

Можно параллельно обратиться в органы прокуратуры, к уполномоченному по правам ребенка».

Конкретно же в Татарстане, уточняет Михаил Кудрявцев, пострадавшим надо обязательно пожаловаться в прокуратуру республики на действия чиновников и попросить Следственный комитет провести проверку.

«Я думаю, что проверка прокуратуры поставит все на свое место и соблюдение законов в Татарстане восторжествует. Как показывает моя адвокатская практика, чиновники в регионах боятся вмешательства СМИ и огласки своих действий», — уверяет он.

Источник: https://svpressa.ru/realty/article/164467/

Автоправо
Добавить комментарий