Могут ли добавить срок содержания под стражей?

Вссу обобщил практику применения меры содержания под стражей | юрліга

Могут ли добавить срок содержания под стражей?

Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел в письме от 1 февраля 2015 года рассказал о практике применения судами первой и апелляционной инстанций процессуального законодательства относительно избрания, продления меры пресечения в виде содержания под стражей.

По результатам анализа судебной практики установлено, что нарушение разумных сроков в уголовном производстве по причинам ненадлежащего осуществления судом своих полномочий касается, прежде всего, случаев назначения подготовительных судебных заседаний с нарушением сроков, определенных УПК, и чрезмерной длительности перерывов между судебными заседаниями в таких производствах. Также установлены случаи, когда судом первой инстанции в производстве неоднократно допускались существенные нарушения требований УПК, что приводило к отмене судами высших инстанций судебного решения с назначением нового рассмотрения. При этом к обвиняемым применялась мера пресечения в виде содержания под стражей в течение длительного времени.

Для соблюдения разумных сроков рассмотрения уголовных производств, в которых относительно обвиняемого применена мера пресечения в виде содержания под стражей, суд обязан реагировать в порядке, определенном ст.ст.

139, 140 УПК на случаи невыполнения процессуальных обязанностей участниками уголовного производства.

Так, суду в каждом случае необходимо устанавливать соблюдение порядка вызова участника уголовного производства путем проверки наличия подтверждения получения им повестки о вызове или ознакомления с ее содержанием другим путем.

При наличии такого подтверждения суду необходимо выяснять вопрос о наличии сведений, которые бы давали возможность установить причины неявки, так как при неявке без уважительных причин или неуведомлении о причинах своего неприбытия, суд обязан наложить на участника уголовного судопроизводства денежное взыскание.

Незначительное использование судами в ходе судебного производства процессуального механизма дистанционного судебного производства обусловлено отсутствием полномочий у суда принять решение об осуществлении такого производства, в котором за пределами здания суда (в СИЗО) находится обвиняемый, если он против этого возражает.

В то же время, учитывая то, что решение об осуществлении дистанционного судебного производства может быть принято судом по собственной инициативе (ч. 2 ст. 336 УПК), суду в каждом конкретном случае, при наличии обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст.

336 УПК, необходимо выяснять мнение обвиняемого о возможности осуществления дистанционного судебного производства.

По результатам анализа также установлено, что в многоэпизодных делах (производствах) чаще всего происходит «наслоение» разных причин отложения судебных заседаний, что приводит к нарушению разумных сроков рассмотрения.

В таких производствах суд обязан безотлагательно реагировать на ненадлежащее исполнение процессуальных обязанностей участниками судебного производства.

Следует признать обоснованной практику тех судей, которые определяя дату очередного судебного заседания выясняют мнение сторон уголовного производства и не назначают судебные заседания в дни, в которые явка сторон уголовного производства заведомо будет невозможной или затрудненной.

Судам при применении положений ч. 3 ст.

315 УПК необходимо учитывать практику ЕСПЧ, согласно которой одновременно с определениями законных случаев содержания лица под стражей и процессуальных гарантий избрания и продления применения таких мер однозначно признается неправильным «автоматическое» продление применения меры пресечения в виде содержания под стражей.

Поэтому при отсутствии соответствующих ходатайств сторон суд во время подготовительного судебного заседания уполномочен поставить перед сторонами производства вопрос о мере пресечения (для которого УПК предусмотрен ограниченный срок действия), поскольку суд на этой стадии процесса отвечает за соблюдение разумных сроков рассмотрения.

Ч. 1 ст. 197 УПК определено, что срок действия постановления следственного судьи, суда о содержании под стражей или продлении срока содержания под стражей не может превышать 60 дней.

Судам при определении срока окончания действия определения о продолжении применения меры пресечения в виде содержания под стражей следует учитывать, что в случае продолжения содержания под стражей предыдущее определение теряет свою силу.

Такой подход соответствует общему принципу законности уголовного производства и исключает случаи определения в определении срока содержания под стражей свыше 60 дней.

В случае представления прокурором ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении нескольких обвиняемых суд должен учитывать, что соответствующее ходатайство подается прокурором отдельно по каждому из них (на основании ч. 4 ст. 184 УПК).

В случаях рассмотрения судами таких ходатайств по всем обвиняемым вместе нарушаются требования соблюдения законности в части ограничения права на свободу в уголовном производстве и не учитываются обязательные требования ст. 178 УПК.

Суд обязан учитывать обстоятельства индивидуального характера, перечень которых предусмотрен ст. 178 УПК для оценки рисков, которые могут служить вместе с основаниями, определенными ст. 177 УПК, общим основанием для продления срока содержания под стражей.

При таких обстоятельствах суд обязан рассматривать вопрос о продлении применения меры пресечения в виде содержания под стражей отдельно по каждому из обвиняемых.

Положение ст. 331 УПК только указывают на обязанность суда инициировать рассмотрение вопроса о целесообразности дальнейшего содержания под стражей обвиняемого при отсутствии ходатайства прокурора.

Рассмотрение этого вопроса должно происходить по нормам главы 18 УПК с обоснованием наличия рисков в уголовном производстве и необходимости дальнейшего применения меры пресечения в виде содержания под стражей.

Отсутствие мотивировочной части соответствующего судебного решения является нарушением как общих принципов уголовного производства, так и ст. 5 Конвенции.

Источник: https://jurliga.ligazakon.net/news/124060_vssu-obobshchil-praktiku-primeneniya-mery-soderzhaniya-pod-strazhey

«Бесконечные» сроки содержания под стражей

Могут ли добавить срок содержания под стражей?

Некоторое время назад меня пригласили в качестве защитника для оказания юридической помощи гражданину, обвиняемому в мошенничестве.

Уголовное дело было возбуждено следственными органами в феврале 2016 года и к моменту принятия мной поручения на защиту прошло основные стадии процесса: предварительное расследование, производство в суде первой инстанции с постановлением обвинительного приговора, производство в суде апелляционной инстанции с отменой обвинительного приговора и возращением уголовного дела прокурору.

Мне предстояло осуществить защиту прав обвиняемого (подсудимого) при производстве дела в суде первой инстанции после отмены судом апелляционной инстанции решения суда первой инстанции о возращении дела прокурору. К слову, дело в отношении моего доверителя более двух лет из одного суда направлялось в другой суд либо возвращалось прокурору, а затем прокурором снова направлялось в суд.

Итак, незадолго до майских праздников в ходе судебного разбирательства уголовного дела в суде первой инстанции один из районных судов города Москвы, рассмотрев материалы данного уголовного дела в судебном заседании, решил (в очередной раз) возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, а меру пресечения в виде заключения моего доверителя под стражу оставил без изменения, продлив срок содержания под стражей еще на три месяца.

При этом мой доверитель, которому инкриминируется совершение преступления экономической направленности, с апреля 2016 года находится под стражей в условиях полной изоляции. Таким образом, на момент принятия указанного решения суда он уже содержался под стражей более 36 месяцев.

Обратившись с апелляционной жалобой на данное решение суда первой инстанции в части меры пресечения, я задумался над проблемой сроков содержания обвиняемых (подсудимых) под стражей на стадии судебного производства в целом. Предполагая дискуссионность и сложность вопроса о мерах пресечения, считаю возможным высказать свое мнение исключительно в отношении предельных сроков применения данной меры на примере конкретного дела.

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ содержатся формальные ограничения, определяющие максимальный срок содержания под стражей в период предварительного расследования, за пределами которого, по общему правилу, дальнейшее пребывание обвиняемого под стражей недопустимо.

Так, при расследовании преступлений срок содержания под стражей не может превышать двух месяцев. Когда закончить предварительное расследование в течение этого времени невозможно, срок может быть продлен до 6 месяцев.

В случаях особой сложности уголовного дела (тяжкие и особо тяжкие преступления) срок содержания под стражей может быть продлен до 12 месяцев.

При обвинении лиц в совершении особо тяжких преступлений в исключительных случаях срок содержания под стражей может быть продлен до 18 месяцев (ст. 109 УПК РФ).

Для стадии судебного производства предусмотрены иные сроки и порядок их продления. В частности, срок содержания под стражей со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора не может превышать 6 месяцев.

Однако суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении указанного срока со дня поступления уголовного дела вправе продлить срок содержания под стражей по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, и каждый раз не более чем на три месяца (ст. 255 УПК РФ).

Каких-либо формальных ограничений, устанавливающих предельные сроки содержания под стражей лиц на стадии судебного производства, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, законодателем не предусмотрено1.

Поскольку мой доверитель обвиняется в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса РФ, которые относятся к категории тяжких преступлений, суд первой инстанции пришел к выводу о возможности продлить ему срок содержания под стражей еще на три месяца.

Между тем Верховный Суд РФ в своих разъяснениях обращал внимание на то, что при возвращении уголовного дела прокурору суд продлевает срок содержания обвиняемого под стражей – при необходимости сохранения данной меры пресечения – с учетом предельных сроков, предусмотренных ст. 109 УПК РФ, и лишь в рамках, достаточных для производства следственных и иных процессуальных действий, необходимых для устранения препятствий его судебному рассмотрению2.

Данные разъяснения коррелируются с правовой позицией Европейского Суда по правам человека, неоднократно указывавшего на то, что продолжительность содержания под стражей не должна превышать разумных пределов3.

Иными словами, применительно к инкриминируемым моему доверителю преступлениям предельный срок содержания под стражей ни при каких обстоятельствах не должен превышать 12 месяцев даже в стадии возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Данный вывод находит отражение и в Определении Конституционного Суда РФ от 7 октября 2014 г. № 2162-О.

Казалось бы, отсутствие в законодательстве формальных ограничений, устанавливающих предельные сроки содержания под стражей лиц на стадии судебного производства, было восполнено указанными разъяснениями Верховного Суда РФ, правовыми позициями ЕСПЧ и КС РФ.

Однако впоследствии КС РФ другим своим решением внес в данный вопрос определенную дискуссию относительно возможности содержания обвиняемого под стражей свыше предельных сроков по уголовному делу, возвращенному прокурору.

В частности, по мнению КС РФ, уголовно-процессуальный закон не распространяет норму ч. 4 ст. 109 УПК РФ о недопустимости продления срока содержания под стражей на данный особый порядок движения уголовного дела (возвращение уголовного дела прокурору)4.

Мне сложно согласиться с этой позицией, поскольку указанное, на мой взгляд, не только противоречит основополагающим принципам уголовного процесса, но и идет вразрез с разъяснениями Верховного Суда РФ и не соотносится с правовыми позициями того же КС РФ, высказанными ранее.

Потому, как верно отметил судья КС РФ Ю.М. Данилов, сроки содержания обвиняемых под стражей становятся бесконечными, ограниченными только сроками давности привлечения к уголовной ответственности5.

Одним из принципов уголовного процесса является уважение чести и достоинства личности. Но можно ли утверждать, что в случае возможного «бесконечного» продления срока содержания обвиняемых под стражей данный принцип соблюдается?

Вместе с тем каждому арестованному или задержанному по уголовному обвинению лицу должно быть обеспечено право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение6. Отвечает ли содержание под стражей обвиняемого (подсудимого) сроком более 36 месяцев (как в случае с моим доверителем) требованиям международных правовых актов? И является ли указанный срок «разумным»?

На мой взгляд, содержание кого бы то ни было под стражей (мера пресечения) на столь продолжительный срок (36 месяцев) не может считаться справедливым, адекватным и пропорциональным.

https://www.youtube.com/watch?v=Z0A43EUFM2o

Конституция РФ декларирует, что принадлежащее каждому от рождения право на свободу и личную неприкосновенность воплощает наиболее значимое социальное благо, которое, исходя из признания государством достоинства личности, предопределяет недопустимость произвольного вмешательства в сферу ее автономии (ч. 2 ст. 17, ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 22 Конституции РФ).

Данное конституционное право, в частности, не допускает ограничений, которые связаны с заключением по стражу или с лишением свободы сверх установленных сроков7.

Полагаю, что следует законодательно предусмотреть формальное ограничение предельных сроков содержания под стражей обвиняемых (подсудимых) на стадии судебного производства, установив предельный срок для соответствующей стадии процесса.

Вероятно, необходимо также определить общий максимальный срок содержания под стражей обвиняемых (подсудимых) на стадии досудебного и судебного производства, который будет распространяться и на случаи возвращения уголовного дела прокурору.

Таким образом, предусмотренные в законодательстве формальные ограничения, с одной стороны, предотвратят зачастую произвольное и «бесконечное» продление срока содержания под стражей, а с другой – создадут предпосылки для устранения какой-либо волокиты при рассмотрении и разрешении уголовных дел по существу.

Дискуссионный вопрос о возможности или невозможности продления сроков содержания под стражей свыше предельных сроков был бы устранен, а конституционные права обвиняемых (подсудимых) не нарушались.

Предупреждая возможную критику данного предложения, считаю, что целью предлагаемых изменений является исключительно предоставление дополнительных гарантий гражданам, которые подверглись уголовному преследованию.

1 Куряхова Т.В. Особенности продления предельного срока содержания под стражей по возвращенному судом уголовному делу // Законодательство и практика. 2018. № 1. С. 51–54.

2 Пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. № 28 (ред. от 15 мая 2018 г.) «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству».

3 Постановления ЕСПЧ от 26 июня 1991 г. «Летелье (Letellier) против Франции» (жалоба № 12369/86); от 29 января 2008 г. «Дело “Саади (Saadi) против Соединенного Королевства”» (жалоба № 13229/03).

4 Постановление КС РФ от 16 июля 2015 г. № 23-П «По делу о проверке конституционности положений частей третьей – седьмой статьи 109 и части третьей статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.В. Махина».

5 Особое мнение судьи КС РФ Ю.М. Данилова в связи с принятым Конституционным Судом Российской Федерации Постановлением по делу о проверке конституционности положений частей третьей – шестой статьи 109 УПК Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.В. Махина.

6 Пункт 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 4 ноября 1950 г.); п. 3 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах (принят 16 декабря 1966 г. Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН).

7 Постановление КС РФ от 13 июня 1996 г. № 14-П «По делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина».

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/beskonechnye-sroki-soderzhaniya-pod-strazhey/

В думу внесен законопроект об уточнении сроков содержания под стражей

Могут ли добавить срок содержания под стражей?

11 июля в Госдуму внесен подготовленный МВД России законопроект № 508713-7, предусматривающий поправки в ст. 109 УПК РФ «Сроки содержания под стражей». Как указано в пояснительной записке, законопроект направлен на устранение правовой неурегулированности возможности неоднократного продления срока содержания обвиняемого под стражей в период ознакомления с материалами уголовного дела.

Поводом для подготовки поправок стали постановления ЕСПЧ по ряду дел против России, в которых Суд указал, что нормы УПК РФ, определяющие содержание обвиняемых под стражей в период ознакомления с материалами уголовного дела, не соответствуют Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

МВД России опубликовало текст законопроекта, уточняющего сроки содержания под стражей

Ранее «АГ» рассказывала о том, что Министерство внутренних дел РФ предлагало дополнить ч. 4 ст. 109 УПК положением, согласно которому общий срок содержания под стражей не может превышать максимального срока лишения свободы, предусмотренного УК РФ в качестве наказания за инкриминируемые обвиняемому преступные деяния.

Предлагалось закрепить в ч. 8 ст. 109 УПК, чтобы в ходатайстве о продлении срока содержания под стражей указывались конкретные фактические обстоятельства, подтверждающие необходимость дальнейшего применения такой меры пресечения в период ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела.

Кроме того, в соответствии с проектом в постановлении о продлении срока содержания под стражей предлагалось указывать, до какой даты оно продлено, при этом продление срока допускается каждый раз не более чем на 3 месяца. 

Однако в документе, направленном в Госдуму, предложение о поправках в ч. 4 ст. 109 УПК исключено.

МВД России планирует изменить норму, определяющую сроки содержания под стражей

По мнению авторов законопроекта, предлагаемый подход к продлению срока содержания обвиняемого под стражей согласуется с позицией КС РФ о необходимости не реже чем через 3 месяца возвращаться к рассмотрению вопроса о наличии оснований для дальнейшего содержания подсудимого под стражей с целью контроля законности и обоснованности применения данной меры, а также ее отмены, если необходимость в ней не будет доказана. 

Кроме того, в проекте учтены случаи, когда в рамках уголовного дела к ответственности привлекается и содержится под стражей значительное количество обвиняемых, которым для ознакомления предъявляются десятки (сотни) томов уголовного дела. В этой связи, отмечают авторы проекта, продолжительность выполнения требований ст.

217 УПК (ознакомление с материалами дела после окончания следственных действий) в среднем составляет 7–10 месяцев.

Установление предельного срока продления соответствующей меры пресечения в период ознакомления обвиняемого с материалами дела менее 3 месяцев (например, 30 суток), как считают авторы проекта, увеличит нагрузку на суды и потребует дополнительных расходов.

Комментируя «АГ» проект поправок, адвокат КА «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых отметил, что они, по его мнению, позитивно повлияют на следственную и судебную практику в вопросах продления срока содержания обвиняемых под стражей на досудебной стадии производства по уголовному делу. «Данные изменения в ст. 109 УПК РФ предлагают следствию и судам более внимательно относиться к исполнению давно известного требования ВС РФ о надлежащем мотивировании продления срока содержания под стражей, – пояснил эксперт, – теперь это требование, вероятно, приобретет силу закона». 

В то же время партнер АБ «ЗКС», адвокат Кирилл Махов считает, что предлагаемые изменения не поменяют процедуру продления сроков содержания под стражей обвиняемых, в том числе в случае выполнения требований ст. 217 УПК РФ. 

В отношении дополнения ч. 8 ст.

109 УПК предложением об указании конкретных, фактических обстоятельств, подтверждающих необходимость дальнейшего применения меры пресечения в виде заключения под стражу, эксперт отметил, что на практике такими обстоятельствами, как и ранее, могут служить предположения следствия, что обвиняемый с учетом тяжести предъявленного ему обвинения, с целью избежать наказания может скрыться от следствия и суда, оказать воздействие на свидетелей либо иным образом воспрепятствовать производству по делу, поскольку судебное следствие еще не началось. «В качестве обоснования, как и до настоящего момента, могут быть представлены справки оперативных служб, якобы подтверждающие данные сведения, а фактически в которых будут содержаться аналогичные предположения», – пояснил Кирилл Махов.

Адвокат добавил, что предложение изменить статью в части необходимости «указать дату, до которой продлевается срок содержания под стражей», равно как и возможность продления срока содержания под стражей в соответствии с ч. 7 ст. 109 УПК РФ каждый раз не более чем на 3 месяца, – также ничего не изменит в существующей практике.

«В настоящее время судом и так указывается дата, до которой продлен срок содержания под стражей, и он не продлевается свыше 3 месяцев. Если этого срока недостаточно, следствие снова обращается в суд с соответствующим ходатайством, и он в преобладающем большинстве случаев продлевает этот срок», – пояснил свою позицию эксперт.

Адвокат Евгений Москаленко добавил, что законодатель, вероятно, упустил из виду, что ч. 7 и 8 ст. 109 УПК РФ уже посвящены конкретному фактическому обстоятельству – продлению стражи по причине неознакомления с материалами дела: «Что может быть конкретнее и фактичнее для продления срока нахождения под стражей?»

По мнению Евгения Москаленко, нормотворчество российского законодателя все больше напоминает юридическую казуистику, если это касается прав граждан, – как, например, в случаях необоснованного содержания под стражей и волокиты уголовных дел. «Защищать их – теперь дело непопулярное, а потому мы наблюдаем “пустые” законопроекты», – добавил эксперт.

Касательно предельного срока содержания под стражей при ознакомлении с материалами дела, то Евгений Москаленко отметил, что действующая формулировка позволяет суду установить один раз пресекательный срок ознакомления, исходя из особенностей дела: количества томов, характера следственных действий и особенностей обвиняемого.

«В прежней редакции нет никаких принципиальных отличий от предлагаемой, за исключением ограничения срока, – пояснил эксперт. – С введением ограничения срока потребуются возбуждение нового процесса, вывоз уголовного дела и обвиняемых в суд.

Смешно, но в пояснительной записке авторы законопроекта обосновывают необходимость изменений сокращением такого рода административных и материальных издержек», – отметил адвокат. 

В заключение Евгений Москаленко добавил, что, к сожалению, подобные законопроекты «сигнализируют о неспособности законодателя решить действительно назревшие проблемы и являются продуктом, призванным оправдать свою занятость».

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/v-dumu-vnesen-zakonoproekt-ob-utochnenii-srokov-soderzhaniya-pod-strazhey/

ВС: изначальный арест не должен автоматически продлеваться на все время следствия

Могут ли добавить срок содержания под стражей?

Суды не должны автоматически продлевать аресты обвиняемых: изначально выбранная мера пресечения в виде содержания под стражей не означает, что она должна сохраняться на все время следствия и суда, указывает Верховный суд (ВС) РФ в своём первом обзоре судебной практики за 2019 год. Он подчеркивает, что обстоятельства, из-за которых задержанного отправили в СИЗО, не всегда являются достаточными для продления меры пресечения, связанной с лишением свободы.

«Продление срока содержания обвиняемого под стражей может иметь место только при подтверждении достаточными данными наличия предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для дальнейшего применения этой меры пресечения.

При этом обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей», — отмечает высшая инстанция.

ВС в обзоре сослался на постановление Славгородского городского суда Алтайского края, который продлил на 5 месяцев арест обвиняемого в грабеже и вымогательстве (определение № 51-УД18-16).

В кассационной жалобе адвокат, оспаривая законность постановлений о продлении содержания под стражей, указывал, что суд первой инстанции формально отнесся к рассмотрению ходатайства следователя, устранился от исследования обоснованности приведенных в нем доводов и без надлежащей проверки продлил срок ареста.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ эту позицию поддержала и отменила постановление.

Достаточные обстоятельства

ВС пояснил, что согласно положениям части 1 статьи 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для ее избрания, предусмотренные статьями 97 и 99 УПК РФ.

«По смыслу закона продление срока содержания обвиняемого под стражей может иметь место только при подтверждении достаточными данными предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для дальнейшего применения этой меры пресечения.

При продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу», — отмечает ВС.

Он указывает, что сами по себе обстоятельства, на основании которых фигурант дела был заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления этой меры пресечения.

«По истечении времени эти обстоятельства перестают быть достаточными для продления срока действия данной меры пресечения, в связи с чем при решении вопроса о продлении этой меры пресечения суду надлежит устанавливать конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей, для чего при рассмотрении соответствующего ходатайства, необходимо исследовать иные значимые обстоятельства», — поясняет высшая инстанция.

Конкретные мотивы

В приведённом в обзоре случае, по мнению ВС, эти положения закона не были соблюдены в полной мере. Так, суд согласился со следователем, что по объективным причинам он не успевает провести необходимые следственные действия, а обвиняемому вменяется тяжкое преступление, к тому же он имеет непогашенную судимость.

«Между тем судом не в полном объеме исследованы данные о личности обвиняемого, в постановлении не отражено семейное положение обвиняемого, который, как следует из материала, имеет на иждивении двоих малолетних детей. Отсутствуют в постановлении суда первой инстанции и мотивы, свидетельствующие о невозможности применения в отношении обвиняемого иной, более мягкой, меры пресечения, чем заключение под стражу.

Вопреки положениям действующего законодательства суд, принимая решение о продлении срока содержания под стражей, ограничился лишь перечислением оснований, указанных в соответствующем ходатайстве, которые ранее уже учитывались судом как при избрании в отношении его меры пресечения в виде заключения под стражу, так и при последующем продлении ему срока содержания под стражей», — указывает ВС.

Высшая инстанция также напомнила, что суд каждый раз должен выяснять, если ли достоверные данные о возможности обвиняемого скрыться от следствия и суда и указывать конкретные мотивы, обосновывающие необходимость продления задержанному срока содержания под стражей.

Алиса Фокс

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20190429/298493270.html

Статья 109 УПК РФ. Сроки содержания под стражей (действующая редакция)

Могут ли добавить срок содержания под стражей?

1. под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца.

2.

В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса, на срок до 6 месяцев.

Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, иного приравненного к нему руководителя следственного органа либо по ходатайству дознавателя в случаях, предусмотренных частью пятой статьи 223 настоящего Кодекса, с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора, до 12 месяцев.

3.

Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, судьей суда, указанного в части третьей статьи 31 настоящего Кодекса, или военного суда соответствующего уровня по ходатайству следователя, внесенному с согласия в соответствии с подследственностью Председателя Следственного комитета Российской Федерации либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти), до 18 месяцев.

4. Дальнейшее продление срока не допускается. Обвиняемый, содержащийся под стражей, подлежит немедленному освобождению, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части восьмой и частями восьмой.1 – восьмой.3 настоящей статьи.

5. Материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, установленного частями второй и третьей настоящей статьи.

6. Если после окончания предварительного следствия материалы уголовного дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, то по его истечении обвиняемый подлежит немедленному освобождению. При этом за обвиняемым и его защитником сохраняется право на ознакомление с материалами уголовного дела.

7.

В случае, если после окончания предварительного следствия сроки для предъявления материалов данного уголовного дела обвиняемому и его защитнику, предусмотренные частью пятой настоящей статьи, были соблюдены, однако 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела им оказалось недостаточно, следователь с согласия руководителя следственного органа по субъекту Российской Федерации или приравненного к нему руководителя иного следственного органа вправе не позднее чем за 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство о продлении этого срока перед судом, указанным в части третьей статьи 31 настоящего Кодекса, или военным судом соответствующего уровня. Если в производстве по уголовному делу участвует несколько обвиняемых, содержащихся под стражей, и хотя бы одному из них 30 суток оказалось недостаточно для ознакомления с материалами уголовного дела, то следователь вправе возбудить указанное ходатайство в отношении того обвиняемого или тех обвиняемых, которые ознакомились с материалами уголовного дела, если не отпала необходимость в применении к нему или к ним заключения под стражу и отсутствуют основания для избрания иной меры пресечения.

8. Ходатайство о продлении срока содержания под стражей должно быть представлено в суд по месту производства предварительного расследования либо месту содержания обвиняемого под стражей не позднее чем за 7 суток до его истечения.

В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются сведения о следственных и иных процессуальных действиях, произведенных в период после избрания меры пресечения или последнего продления срока содержания обвиняемого под стражей, а также основания и мотивы дальнейшего продления срока содержания обвиняемого под стражей.

Указанный в постановлении о возбуждении ходатайства срок, на который продлевается содержание обвиняемого под стражей, должен определяться исходя из объема следственных и иных процессуальных действий, приведенных в этом постановлении.

Если одним из мотивов продления срока содержания обвиняемого под стражей является необходимость производства следственных и иных процессуальных действий, приведенных в предыдущих ходатайствах, то в постановлении о возбуждении ходатайства указываются причины, по которым эти действия не были произведены в установленные ранее сроки содержания обвиняемого под стражей.

К указанному постановлению прилагается копия постановления о продлении по уголовному делу срока предварительного следствия или дознания.

Судья не позднее чем через 5 суток со дня получения ходатайства на основании оценки приведенных в нем мотивов, а также с учетом правовой и фактической сложности материалов уголовного дела, общей продолжительности досудебного производства по уголовному делу, эффективности действий должностных лиц органов предварительного расследования и своевременности производства следственных и иных процессуальных действий принимает в порядке, предусмотренном частями четвертой, шестой, восьмой и одиннадцатой статьи 108 настоящего Кодекса, одно из следующих решений:

1) о продлении срока содержания под стражей на срок, необходимый для окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, а также для принятия прокурором и судом решений по поступившему уголовному делу, за исключением случая, предусмотренного частью шестой настоящей статьи. В постановлении о продлении срока содержания под стражей указывается дата, до которой продлевается срок содержания под стражей. Суд вправе продлить содержание под стражей на меньший срок, чем указано в постановлении о возбуждении ходатайства, если посчитает его достаточным для выполнения объема следственных и иных процессуальных действий, приведенных в этом постановлении. Продление срока содержания под стражей в случае, предусмотренном частью седьмой настоящей статьи, допускается каждый раз не более чем на 3 месяца;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освобождении обвиняемого из-под стражи.

При отказе в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении обвиняемого судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий, залога или домашнего ареста.

8.1.

По уголовному делу, направляемому прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, по ходатайству следователя или дознавателя, возбужденному в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса и частью восьмой настоящей статьи, срок запрета определенных действий, срок домашнего ареста или срок содержания под стражей может быть продлен для обеспечения принятия прокурором, а также судом решений по поступившему уголовному делу на срок, продолжительность которого определяется с учетом сроков, предусмотренных частью первой статьи 221, либо частью первой статьи 226, либо частью первой статьи 226.8, а также частью третьей статьи 227 настоящего Кодекса.

8.2.

В случае возвращения прокурором уголовного дела следователю в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 221 или пунктом 2 части пятой статьи 439 настоящего Кодекса и обжалования данного решения следователем в соответствии с частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, а также возвращения уголовного дела дознавателю в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 226, пунктом 2 или 3 части первой статьи 226.8 настоящего Кодекса и обжалования данного решения дознавателем в соответствии с частью четвертой статьи 226 или частью четвертой статьи 226.8 настоящего Кодекса по ходатайству следователя или дознавателя, возбужденному в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса и частью восьмой настоящей статьи, срок запрета определенных действий, срок домашнего ареста или срок содержания под стражей может быть продлен для обеспечения принятия вышестоящим прокурором, а также судом решений по поступившему уголовному делу на срок, продолжительность которого определяется с учетом сроков, предусмотренных частью четвертой статьи 221, либо частью четвертой статьи 226, либо частью четвертой статьи 226.8, а также частью третьей статьи 227 настоящего Кодекса.

8.3. В случае, предусмотренном частью второй.1 статьи 221 настоящего Кодекса, по ходатайству прокурора, возбужденному перед судом в период досудебного производства не позднее чем за 7 суток до истечения срока запрета определенных действий, срока домашнего ареста или срока содержания под стражей, срок указанных мер пресечения может быть продлен до 30 суток.

9. В срок содержания под стражей в период досудебного производства включаются срок содержания под стражей в период предварительного расследования и срок содержания под стражей в период рассмотрения уголовного дела прокурором до принятия им одного из решений, предусмотренных частью первой статьи 221, частью первой статьи 226, частью первой статьи 226.

8 и частью пятой статьи 439 настоящего Кодекса.

Срок содержания под стражей в период предварительного расследования исчисляется с момента заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу до направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера.

10. В срок содержания под стражей также засчитывается время:

1) на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого;

1.1) запрета, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105.1 настоящего Кодекса, из расчета два дня его применения за один день содержания под стражей;

2) домашнего ареста;

3) принудительного нахождения в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда;

4) в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со статьей 460 настоящего Кодекса.

11. По истечении предельного срока содержания под стражей в случаях, предусмотренных пунктом 4 части десятой настоящей статьи, и при необходимости производства предварительного расследования суд вправе продлить срок содержания лица под стражей в порядке, установленном настоящей статьей, но не более чем на 6 месяцев.

12. В случае повторного заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого по тому же уголовному делу, а также по соединенному с ним или выделенному из него уголовному делу срок содержания под стражей исчисляется с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее.

13.

Рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие не допускается, за исключением случаев нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами. При этом участие защитника обвиняемого в судебном заседании является обязательным.

14. В случае, предусмотренном частью тринадцатой настоящей статьи, судья выносит постановление о рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей в отсутствие обвиняемого с указанием причин, по которым присутствие обвиняемого невозможно.

Источник: https://www.zakonrf.info/upk/109/

Автоправо
Добавить комментарий