Могу ли я забрать к себе несовершеннолетнюю девушку?

Угроза расправой: что делать и куда обращаться?

Могу ли я забрать к себе несовершеннолетнюю девушку?

Казахстанские юристы дали практические советы тем, кто получает угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Интернет уже не раз становился местом поиска защиты и справедливости. К помощи социальных сетей решили прибегнуть и близкие девушки, подвергшейся групповому изнасилованию в Алматинской области.

По последним данным, девушка была похищена в городе Есике на глазах у брата, который был избит нападавшими. Родственники девушки нашли преступников самостоятельно, задержав двоих из них с поличным.

Пользователь Игилик Кантарбаева со ссылкой на брата потерпевшей рассказала об угрозах, которые, по  их словам, получает семья девушки, и давлении, оказываемом насильниками на родственников с требованием забрать заявление из полиции.

«Дорогие друзья! Насильники оказывают давление и открытые угрозы семье Жибек! Один из родственников сильно запуган, даже хотел забрать заявление! Помогите! К кому обратиться в таком случае, есть же какая-то программа по защите свидетелей? Может, у кого-нибудь есть возможность спрятать у себя кого-нибудь из членов семьи Жибек? Помогите хоть советом, пишите мне в личку!» – пишет Игилик Кантарбаева в своем аккаунте в .

Это не единственный случай подобного давления, который стал известен за последнее время.

Известный юрист Сергей Уткин рассказал корреспонденту КТК, что необходимо предпринять родственникам девушки и любому, кто подвергся угрозам. По словам эксперта, нужно не просто шуметь в СМИ, а быстро ознакомить с этими фактами полицию.

«У нас есть статья в Уголовном Кодексе, которая так и называется «Угроза». Если человеку угрожают физической расправой, то он имеет право обратиться в правоохранительные органы. Если эта угроза реальная, а не просто юмор, шутки и прочее, то тогда правоохранительные органы возбуждают дело и занимаются его расследованием, начинают принимать меры по защите и так далее», – сказал юрист.

Согласно статье 115 Уголовного Кодекса РК, угроза убийством, причинением тяжкого вреда здоровью или иным тяжким насилием над личностью либо уничтожением имущества при наличии достаточных оснований опасаться приведения этой угрозы в исполнение наказывается штрафом в размере до 200 МРП либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до 180 часов, либо арестом на срок до 60 суток.

Для того чтобы доказать реальность угрозы, юрист советует фиксировать все попытки запугать или договориться: записывать беседы на диктофон, снимать на фото и видео пришедших недоброжелателей и так далее. Кроме этого юрист отметил, что не стоит пренебрегать мерами личной безопасности.

«Если будет заявление, то правоохранительные органы будут нести ответственность, если вдруг с этими людьми что-то случится. Пусть родственники сохранят корешки, которые им дадут в дежурной части и еще раз все это в СМИ засветят.

Потом уже пусть думают, надеяться на правоохранительные органы или нет, ходить открыто или лучше попрятаться? Но, конечно, лучше попрятаться. Здесь одно другому не мешает – и с заявлением обратиться, и где-то в сторонке быть, на всякий случай.

Если правоохранительные органы меры предпринимать по каким-либо причинам не будут, то по крайней мере не найдет тот, кто хочет найти и что-то сделать человеку», – сказал Уткин.

О необходимости первым делом уведомить о полученных угрозах полицию заявил и адвокат Серик Сарсенов. По его словам, родственникам нужно нанять адвоката, который бы от их лица мог подать заявление в полицию об угрозе расправой.

«Им надо срочно идти к следователю или районному прокурору и писать заявление о принятии к ним мер безопасности и описать полученные угрозы: кто угрожает, как – по телефону или приходят, в общем подробно изложить все эти угрозы, в чем они выражаются.

Если хотят, пусть дочку отправят, например, в Алматы, квартиру ей на какое-то время снимут, для подстраховки. Но одно я знаю точно за время своей 40-летней практики, когда угрожают прямо, никто ничего не сделает.

Если действительно хотят что-то сделать человеку, то это происходит втихаря. Когда же идет прямая угроза, то это просто запугивание, обычно в таких случаях никто ничего конкретно не может сделать», – отметил он.

Напомним, инцидент произошел в ночь на воскресенье, 14 августа 2016 года, в городе Есик Алматинской области. По словам матери потерпевшей, ее 30-летняя дочь подверглась нападению и групповому изнасилованию со стороны четырех мужчин. Как заявила женщина, машина, в которой надругались над ее дочерью, стояла всего в 50 метрах от здания местного РОВД.

Свое обращение к общественности мать записала на видео и выложила ролик в Сеть 20 августа, после чего дело приобрело широкую огласку. В даже появился хэштег ‪#‎защитимжибек.

На данный момент полицейские задержали троих подозреваемых, четвертый разыскивается. По информации ДВД Алматинской области, начато досудебное расследование по двум статьям 120 УК РК «Изнасилование» и 125 УК РК «Похищение человека».

Расследование по этому факту взято под особый контроль.

Источник: https://www.ktk.kz/ru/blog/article/2016/08/22/71593/

Что делать, если подростка задержала полиция: наркотики, митинги, драки и прочее

Могу ли я забрать к себе несовершеннолетнюю девушку?

Закон не запрещает несовершеннолетним участвовать в митинге — это самое важное, о чем нужно знать. Дети и подростки вполне могут посещать массовые мероприятия, точно так же они имеют право стоять с плакатом на одиночном пикете — согласования для этого не нужно.

Если что-то пошло не так (например, оказалось, что митинг несогласованный), нужно помнить, что к административной ответственности можно привлечь только с 16 лет. До этого возраста формально невозможно даже составить протокол о правонарушении.

В теории можно задержать ребенка и доставить его в отдел полиции в трех случаях: если нужно выяснить личность и обстоятельства правонарушения, пресечь правонарушение или если невозможно составить протокол на месте.

Как только сотрудник полиции узнает, что задержанному нет 16 лет, он должен уведомить родителей и отпустить его.

Люди в 14 лет уже имеют паспорт, но они не обязаны носить его с собой, и далеко не все носят.

В этом случае, если подростка младше 16 лет все же доставили в отделение полиции, он должен назвать свой возраст и телефон родителей. Сотрудник также может попробовать пробить его по базе.

Самая правильная стратегия после выяснения личности — молчать. Нужно требовать вызвать родителей и ничего не подписывать.

Если подростку, достигшему 16 лет, вменяют нарушение норм Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) — мелкое хулиганство, участие в несогласованном массовом мероприятии и т. д.

, — то бесплатный адвокат по таким делам не предусмотрен законом.

На подростка может быть составлен протокол об административном правонарушении, и он может понести наказание — за исключением административного ареста.

Подростка задержали из-за жалобы на шум

Если дети шумят в подъезде, но не пьют и не убивают друг друга, — это не административное правонарушение, поэтому оснований задерживать их нет.

Если после 11 часов вечера они слушают громкую музыку и мешают спать бабушке с первого этажа — это мелкое нарушение общественного порядка. Естественно, в этом случае также нет оснований доставлять их в полицию.

В любом случае подросток всегда вправе отказаться от медицинского освидетельствования (экспертиза на алкогольное или наркотическое опьянение. — Прим. ред.).

Если у подростков вечеринка и они слушают музыку у себя в квартире, то максимум, что может сделать сотрудник полиции, — это прийти, составить протокол и уйти. Никого никуда доставлять, тем более из квартиры, не имеют права. К тому же полицейский и войти в квартиру не имеет права.

Если подростка доставили в полицию просто за шум, то давайте говорить так: незаконные действия органов могут быть настолько разнообразными, что обсуждать каждое сложно. Незаконно можно делать что угодно.

Подробности по теме

«В автозаке — невинные котики разных сортов»: студенты и школьники о митинге

«В автозаке — невинные котики разных сортов»: студенты и школьники о митинге

Побои — это административное правонарушение. Есть понятие «причинение насильственных действий, повлекших вред здоровью».

Доставить в полицию в данном случае могут, если есть необходимость составить протокол, но невозможно составить его на месте — допустим, задержание произошло на улице.

Далее дело могут передать в отдел, который занимается профилактикой нарушений среди несовершеннолетних, или в комиссию по делам несовершеннолетних.

В этом случае важно помнить, что задерживать в отделении полиции больше трех часов не имеют права. Иногда детей пугают: «Если родители через час не появятся, мы решим, что ты беспризорный, и отправим в центр содержания малолетних правонарушителей». Это незаконно.

Если ребенок забыл телефон и не может связаться с родителями, это вообще не его проблема. Задача полицейского — найти родителей и связаться с ними. До приезда родителей не надо давать никаких объяснений и что-либо подписывать.

Елена Плотникова

социальный работник Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова

Задерживать на улице, на дискотеке и в других местах могут только в рамках уголовного или административного производства. Это значит, что на подростка уже должно быть заведено дело, по которому он проходит как подозреваемый.

На основании подозрительного внешнего вида задерживать не имеют права —то есть случаи, когда подростка (как, кстати, и взрослого) могут на законных основаниях задержать за наркотики, воистину редки. Но сложность в том, что отсутствие оснований для задержания не всегда останавливает полицейских.

Если подростка задержали, с собой ничего не нашли, но до этого он употребил психоактивные вещества, нужно категорически отказываться от освидетельствования. Если в моче найдут наркотики, это может стать основанием для наблюдения в наркодиспансере, а сейчас для прекращения наблюдения должно пройти три года стойкой ремиссии.

Если подростка, грубо говоря, поймали с косяком в руке, то 51-я статья Конституции РФ позволяет ему молчать — то есть вообще не говорить ни слова. До 16 лет подростка могут задержать, но привлекать не будут, зато могут сообщить о случае в опеку.

Уже с 16 лет человек начинает нести административную и уголовную ответственность. Родителям в данном случае нужно брать адвоката и ехать к ребенку — как законные представители они могут присутствовать на допросе. Если следователь будет предлагать своего адвоката, лучше отказаться.

Подробности по теме

Как быть спокойным за ребенка: 10 простых правил безопасности

Как быть спокойным за ребенка: 10 простых правил безопасности

Татьяна Гареева

юрист благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Все зависит от обстоятельств и конкретной обстановки. Ребенка могут забрать, подозревая, что он безнадзорный или беспризорный (если увидят его на улице одного в учебное время, вечером или ночью. — Прим. ред.). Подростку в данном случае не нужно паниковать: если он просто вышел погулять, то никакой опасности нет.

Допустим, он пошел вечером за хлебом в магазин или в любое другое место недалеко от дома и привлек внимание полиции — нет проблемы в том, чтобы подняться к нему домой и проверить.

Если сотрудник полиции не верит, что его дом и родители близко, и не хочет проверить, а сразу тащит в участок, — это, безусловно, недоработка.

Если подросток прогуливает школу, его также могут задержать, подозревая, что он беспризорный. Но в данном случае вопросы о том, почему он прогуливает, будут к школе и к родителям — законные представители всегда на линии огня.

Подростка задержали за экстремальную активность

К руферам, паркурщикам и прочим любителям острых ощущений вопросы возникают в зависимости от того, где они это делают. Если подросток просто бегает по улицам, никого не задевает, не толкает, то все в порядке. Если он делает это на закрытой частной территории или взбирается на вышку электропередачи, его могут задержать за административное правонарушение (в случае если он достиг 16 лет).

В КоАП есть глава «Административные правонарушения на транспорте», в которой предусматривается ответственность за действия, «угрожающие безопасности движения на железнодорожном транспорте и метрополитене».

В эту категорию попадают зацеперы — подростки, которые катаются на крышах поездов, а также те, которые подкладывают предметы на железнодорожное полотно или, допустим, бегают по путям в неположенном месте.

Родители несовершеннолетнего правонарушителя могут понести ответственность за ненадлежащее воспитание (видов ответственности много — от уголовной до административной и гражданской. — Прим. ред.). Этот вопрос будет решаться в частном порядке: могут погрозить пальчиком, но если имела место реальная опасность для жизни и здоровья ребенка, то последствия могут быть более серьезными.

Подростка задержали в состоянии алкогольного опьянения

В КоАП предусмотрена ответственность за появление в нетрезвом виде, оскорбляющем других граждан, для людей от 16 лет.

Но для задержания здесь нужны объективные причины: нецензурная брань, приставание к людям и так далее.

Кроме этого, КоАП предусматривает ответственность для родителей лиц младше 16 лет, употребляющих алкогольную или наркотическую продукцию, либо находящихся в состоянии опьянения.

https://www.youtube.com/watch?v=mzSHFHMbRUk

Если подростка буквально поймали за руку с банкой пива (в подъезде, парке или другом общественном месте), то порядок действий будет сильно зависеть как от подростка, так и от полицейского. Могут вызвать родителей и дождаться их прямо на месте нарушения, а могут забрать детей прямо в участок.

Если задержанному нет 16 лет, в отношении родителей составляется протокол о направлении материалов в органы опеки. Дальше вопрос решается в индивидуальном порядке.

Важно отметить, что родители могут отказаться от медицинского освидетельствования ребенка и об этом делается соответствующая запись в протоколе. Принудительно под конвоем тащить подростка на экспертизу не имеют права.

Подробности по теме

«Не люблю, когда запрещают»: изменилось ли отношение подростков к курению

«Не люблю, когда запрещают»: изменилось ли отношение подростков к курению

01

Представиться и показать удостоверение сначала должен сотрудник полиции. Если он этого не сделал, подросток вправе попросить его об этом. Также полицейский должен объяснить ребенку, какие к нему имеются претензии.

02

Затем подростку следует представиться и назвать свой возраст. Если ему не исполнилось 16 лет, но он совершил административное правонарушение, то вопросы возникают не к нему, а к его законным представителям (кроме случаев уголовных преступлений, ответственность по которым наступает с 14 лет).

03

После задержания несовершеннолетнего полиция обязана сразу же связаться с его родителями. Если сотрудники этого не делают, подросток может (и должен) напомнить им об этом. Если родителей или опекунов должным образом не известили, на сотрудников пишется жалоба в прокуратуру.

04

Если подростку исполнилось 16 лет, в его отношении может быть составлен протокол, за которым последует соответствующее наказание: для большинства административных преступлений — это штраф.

05

Если подросток доставлен в отделение, то больше трех часов держать его там не имеют права (если речь не идет об уголовном преступлении).

06

Вопрос о том, доставлять ли подростка в участок, зависит от обстоятельств. В частности, его могут забрать в отделение, если он оказывает сопротивление: дерется или пытается сбежать.

07

  1. Если подросток ведет себя адекватно и не хочет идти в участок, он может сказать полицейскому следующее: «Мы можем решить этот вопрос составлением протокола на месте, можем пройти к моим родителям, можем здесь и сейчас с ними связаться». Если это не действует и полицейский тащит его в участок, не уведомляя родителей, подросток может напомнить, что об этих действиях будет уведомлена прокуратура и непосредственное начальство сотрудника полиции.

08

Доказанное административное правонарушение со стороны подростка до 16 лет может стать причиной обращения в органы опеки или комиссию по делам несовершеннолетних.

09

Если речь идет о незаконных действиях со стороны полиции, родителям и опекунам ребенка стоит обратиться к адвокату — он примет решение о том, обжаловать ли действия в прокуратуре. Единой стратегии нет, поскольку каждая ситуация индивидуальна.

Источник: https://daily.afisha.ru/relationship/4999-chto-delat-esli-podrostka-zaderzhala-policiya-narkotiki-mitingi-draki-i-prochee/

Права ребенка при разводе родителей

Могу ли я забрать к себе несовершеннолетнюю девушку?

Ермилова Наталья Павловна

17.12.2005

: Журнал “Классный час”

Статья посвящена правам ребенка в ситуации развода родителей: имущественные права, право на общение с родственниками, право на алименты и ряд других.

Обычно распад семьи, развод – ситуация сложная и мучительная для всех ее участников. Взрослые могут устраивать свою жизнь так, как считают нужным, главное – чтобы при этом как можно меньше страдали дети. Юридические права ребенка в случае развода родителей защищены действующим законодательством, в частности Семейным Кодексом и законом «О защите прав ребенка».

Особенности бракоразводного процесса при наличии в семье детей

https://www.youtube.com/watch?v=8sGqf_GD8J0

При наличии в семье детей до 18 лет брак расторгается через суд через три месяца после подачи заявления о разводе. Это делается именно через суд, чтобы были соблюдены права несовершеннолетних.

Исключением являются случаи, когда один из супругов признан судом безвестно отсутствующим, недееспособным или осужден за совершение преступления на срок более трех лет, в этом случае вопрос о разводе решается в ЗАГСе.

С кем из родителей ребенок останется после развода

Оптимальный вариант, если родители договорятся об этом между собой до судебного заседания. Это соглашение суд учитывает при вынесении решения. Если родители не могут договориться, решение, с кем будет жить ребенок, выносит суд на основании представленных сведений.

Суд учитывает, какова способность каждого из родителей заботиться о ребенке, какие условия будут созданы для его воспитания и развития. Имеет значение, где родитель работает, сколько зарабатывает, каковы условия проживания, в какую школу ребенок будет ходить, каковы возможности дальнейшего образования.

В советские времена суды почти всегда оставляли ребенка с матерью, сейчас все больше детей остаются с отцами, если они готовы предоставить лучшие условия.

Право на общение с родственниками

Право ребенка на общение с родителями, дедушками, бабушками, сестрами, братьями и т.д. закреплено законом. Расторжение брака, признание его недействительным, раздельное проживание не влияет на право общения. Если родители не могут договориться об этом, то можно обратиться в суд. Судебное решение может регламентировать время, место и продолжительность общения.

Имущественные права ребенка

Ребенок имеет право на личные вещи и на получение денежного содержания от обоих родителей. Ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, родители в свою очередь не имеют права собственности на имущество ребенка.

Несовершеннолетний также имеет право собственности на полученные им доходы, имущество, полученное в дар или переданное по наследству, а также на любое имущество, приобретенное на собственные средства.

Суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, пенсий, пособий поступают в распоряжение родителя, с которым остается ребенок после развода, и расходуются им на содержание, воспитание и образование ребенка. Ни одному из родителей не будет предоставлено исключительное право распоряжаться имуществом ребенка – они имеют равные права.

Ребенок от 6 до 14 лет имеет право самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки, то есть обычные покупки. Достигнув 14 лет, несовершеннолетний получает право самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией и другими доходами, например авторскими гонорарами, может открыть счет в банке.

Все имущество, совместно нажитое в браке, при разводе делится супругами пополам. Исключением является имущество, подаренное или переданное по наследству одному из супругов – это его собственность. При разделе имущества суд учитывает интересы ребенка. Тот родитель, с которым остается ребенок, может получить большую долю собственности.

Право ребенка на жилье

Право ребенка на жилье, в том числе и в случае развода родителей, регулируется Жилищным Кодексом.

Ребенок имеет те же самые права, которые имеют его родственники в данном случае – он вправе проживать вместе со своей семьей, вправе пользоваться жилым помещением.

Если на момент развода родителей ребенок имеет долю собственности в приватизированной квартире, в случае развода каждый сохраняет права на свою долю.

Размер алиментов

Родители могут договориться между собой о размере алиментов, такое соглашение удостоверяется у нотариуса. Если договориться не удается, решение по этому вопросу выносит суд.

Размер алиментов составляет 25% от дохода родителя на одного ребенка, 33% на двоих детей, 50% на троих и более детей. Размер алиментов может быть увеличен или уменьшен судом в случае изменения материального или семейного положения сторон.

Суд может установить твердую денежную сумму, ежемесячно выплачиваемую ребенку, либо долю и твердую денежную сумму в случаях, если у родителя, выплачивающего алименты:

– нестабильный заработок;

– выплата заработной платы осуществляется в иностранной валюте или в натуральной форме;

– заработок или иной доход отсутствует;

– невозможно установить долю заработка или при этом нарушаются права ребенка.

При этом алименты не могут составлять больше половины ежемесячного дохода. Решение о размере алиментов принимается судом при рассмотрении дела о разводе. Оно может быть пересмотрено по инициативе одной из сторон через какое-то время.

Что делать, если алименты не выплачиваются

При решении суда о взыскании алиментов выдается исполнительный лист, который должен быть передан в службу судебных приставов по месту жительства должника. На судебных приставов возлагается обязанность контролировать исполнение решения суда.

В случае неуплаты алиментов заявление об этом передается судебному приставу, который должен принимать меры. Обычно он передает исполнительный лист на предприятие, где работает должник, и бухгалтерия удерживает причитающиеся суммы из его зарплаты.

Если алименты не выплачивались какое-то время, пострадавшая сторона может в судебном порядке взыскать индексацию.

Конечно, в ситуации развода имеет смысл проконсультироваться у опытного юриста. Когда решение о разводе принято, нужно четко и грамотно решить вопрос о правах ребенка. Юрист поможет действовать с позиций закона, а не основываться на бурных эмоциях.

Бывшим супругам лучше обо всем договориться до суда и подготовить соглашение по основным вопросам – с кем остаются дети, и как будут выплачиваться алименты. Вопрос о разделе имущества можно решить и позднее – срок исковой давности составляет три года.

Наталья Павловна Ермилова,

юрист ОО «Сутяжник»

в социальных сетях:

  Diaspora*

Источник: http://sutyajnik.ru/articles/204.html

Делите ребенка бережно!

Могу ли я забрать к себе несовершеннолетнюю девушку?

После развода муж и жена делят не только имущество, сбережения и недвижимость, но и собственных детей. Случается, договориться мирным путем не выходит. Одна из сторон отправляется в суд, требуя оставить ребенка у себя.

Как часто такие иски подают белорусские отцы, чтобы отсудить сына или дочь у бывшей супруги, о том, как и какое решение принимается на этот счет, рассказала адвокат Минской областной юридической консультации N3 Лидия Васильевна Лупаева.

По закону

– Такие дела мы рассматриваем довольно редко. Отцы обращаются скорее в исключительных случаях. Например, жена пьет, ведет аморальный образ жизни, попросту забросила детей…

Подавая иск в суд, мужчина должен доказать, почему бывшая супруга не должна воспитывать ребенка. Юристы делают запрос участковому инспектору, который может подтвердить или опровергнуть обвинения истца. Участковый дает письменный ответ о том, благополучна ли семья, привлекалась ли мать к административной ответственности, если «да», за что именно.

К процессу подключают и Управление образования при администрации района, сотрудники которого выясняют, в каких условиях проживает отец и мать, какие взаимоотношения в «дуэте» ребенок-мать, ребенок-отец. Свои свидетельские показания дают родственники, соседи, учителя и др.

Сотрудники Управления образования делают письменное заключение и передают его в суд, который в первую очередь учитывает интересы ребенка. Когда подтверждается, что женщина не уделяет сыну (дочери) внимания, не занимается его воспитанием – одним словом, не выполнят свои родительские обязательства, иск удовлетворяется. Ребенок остается жить с папой, а мать теперь обязана платить алименты.

Нет оснований

– Случается, для положительного решения суда в пользу отца нет оснований. Мать нормальный человек, вполне способна воспитывать и материально содержать ребенка.

…Если в семье двое детей и оба родителя претендуют на то, чтобы они остались с ним (-ей), то обычно судья приходит к решению: одного – папе, другого – маме.

До суда не доводи

– При разводе, до или после него экс-супруги могут заключить официальный документ – Соглашение о детях. Это взаимный компромисс, который официально оформляется у нотариуса.

https://www.youtube.com/watch?v=Pxy0MDKKP5M

В нем указывается, с кем и на чьей жилплощади будут проживать дети, в каком объеме будут выплачиваться алименты (меньше установленной законом суммы нельзя, больше – пожалуйста), как часто, когда и где другой родитель будет видеться с ребенком.

Юридически устанавливаются и другие нюансы вопроса, важные для бывших супругов, которые, меж тем, не перестали быть родителями. Если же люди не могут договориться без споров и конфликтов, то обращаются в суд.

Спросите у ребенка

– Когда «причине спора» – сыну или дочери – уже исполнилось 10 лет, суд интересуется у ребенка, с кем он хочет остаться. Его вызывают в суд и опрашивают в присутствии педагога-психолога.

Когда ребенок постарше, он многое понимает, с ним проще. С малышами не так…

Случается (причем нередко), родители настраивают ребенка друг против друга. Или начинают активно задаривать подарками, давать обещания, идти на какие-то уступки… Но не потому, что сильно его любят и не хотят с ним расставаться, а из желания «насолить» бывшей половине.

Назло «врагу»!

– Когда одна из сторон считает себя обманутой и брошенной, в качестве «возмездия» используют любые цели, даже самые неблаговидные. Начинается деление ребенка «из принципа». Настраивание сына или дочки против мужа (жены). И тут ребенок не цель, а средство! Но он-то любит и папу, и маму, потому получает в этой ситуации психологическую травму.

Когда это случается, стоит отвести ребенка к психологу, который, пообщавшись с ним, сделает выводы и даст письменное заключение – определит истинные его отношения с каждым из родителей. К тому же поможет малышу пережить тяжелый для него период.

Кто богаче?

– Отец может решить: я состоятельный человек, со мной ребенок ни в чем не будет нуждаться: получит все самое лучшее – одежду, образование, качественный отдых. Что может дать ему мать..?

Меж тем уровень дохода родителей не влияет на решение суда. Допустим, мать имеет скромную зарплату, отец по сравнению с ней – очень большой доход. Но только по этой причине ему не отдадут сына или дочь.

Согласно постановлению пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10 сентября 2004 года N 11 «О практике рассмотрения судами споров, связанных с воспитанием детей»: «Преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей само по себе не является безусловным основанием для передачи ему ребенка на воспитание».

Вам отказано!

– По закону права обоих родителей абсолютно равные. На окончательное решение суда о том, с кем из родителей остается ребенок, влияет множество обстоятельств. Допустим, отец в силу должностных обязанностей часто бывает в командировках, тогда решение суда будет не в его пользу. Ведь по объективным обстоятельствам он физически не сможет справляться с родительскими обязанностями.

Но в основном..

– Если родители – нормальные люди, которые по каким-то причинам не могут договориться о дальнейшей судьбе ребенка, чаще по решению суда он остается с матерью.

Уже сложилась такая практика. Возможно, это славянский менталитет, который диктует, что приоритетный родитель для ребенка – всегда мать. Не исключено, что на принятие такого решения оказывает влияние факт: большинство судий у нас женщины.

Но это и определенный элемент недоверия к мужчинам. Увы, по роду службы, мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда мужчины бросают семьи, а после и знать не хотят своих детей, не выплачивают алименты. На какие ухищрения только не идут, чтобы недодать ребенку законные 25% от дохода… Будто дают эти средства не сыну или дочке, а своей жене. Адвокаты ведут множество дел по неуплате алиментов.

Но, безусловно, есть и очень хорошие отцы, не в пример их бывшим женам, у которых инстинкт материнства не разбудить ни воспитательными беседами, ни призывами к совести.

Источник: https://www.interfax.by/article/25403

На что имеют право сотрудники опеки? Из-за чего они могут забрать детей? Отвечает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская

Могу ли я забрать к себе несовершеннолетнюю девушку?

Многие родители подвержены фобии, связанной с органами опеки: придут люди, увидят, что на полу грязно, найдут синяк у ребенка и заберут его в детский дом. «Медуза» попросила президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елену Альшанскую рассказать, на что имеют право сотрудники опеки и какими критериями они руководствуются, когда приходят в семью.

Вообще закон предполагает только один вариант «отобрания» ребенка из семьи не по решению суда. Это 77-я статья Семейного кодекса, в которой описывается процедура «отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью».

Только нигде вообще, ни в каком месте не раскрывается, что называется «непосредственная угроза жизни и здоровью». Это решение полностью отдают на усмотрение органов. И в чем они эту угрозу усмотрят — их личное дело.

 Но главное, если все же отобрание происходит, они должны соблюсти три условия. Составить акт об отобрании — подписанный главой муниципалитета. В трехдневный срок — уведомить прокуратуру. И в семидневный срок подать в суд на лишение либо ограничение прав родителей.

То есть эта процедура вообще пути назад для ребенка в семью не предусматривает.

Если сотрудникам опеки непонятно, есть непосредственная угроза или нет, но при этом у них есть какие-то опасения, они ищут варианты, как ребенка забрать, обойдя применение этой статьи.

 Также на поиски обходных путей очень мотивирует необходимость за семь дней собрать документы, доказывающие, что надо семью лишать или ограничивать в правах.

 И мороки много очень, и не всегда сразу можно определить — а правда за семь дней надо будет без вариантов уже требовать их права приостановить? Вообще, никогда невозможно это определить навскидку и сразу, на самом деле.

Как обходится 77-я статья? Например, привлекается полиция, и она составляет акт о безнадзорности — то есть об обнаружении безнадзорного ребенка. Хотя на самом деле ребенка могли обнаружить у родителей дома, с теми же самыми родителями, стоящими рядом. Говорить о безнадзорности в этом смысле невозможно.

Но закон о профилактике беспризорности и безнадзорности и внутренние порядки позволяют МВД очень широко трактовать понятие безнадзорности — они могут считать безнадзорностью неспособность родителей контролировать ребенка.

Полицейские могут сказать, что родители не заметили каких-то проблем в поведении и здоровье ребенка или не уделяют ему достаточно внимания — значит, они не контролируют его поведение в рамках этого закона. Так что мы можем составить акт о безнадзорности и ребенка забрать.

Это не просто притянуто за уши, это перепритянуто за уши, но большая часть отобраний происходит не по 77-й статье. Почему полиция не возражает и не протестует против такого использования органами опеки? Мне кажется, во-первых, некоторые и правда считают, что безнадзорность — понятия такое широкое.

Но скорее тут вопрос о «страшно недобдеть», а если и правда с ребенком что-то случится завтра? Ты уйдешь, а с ним что-то случится? И ответственность за это на себя брать страшно, и есть статья — за халатность.

Второй, тоже очень распространенный вариант — это добровольно-принудительное заявление о размещении ребенка в приют или детский дом, которое родители пишут под давлением или угрозой лишения прав. Или им обещают, что так намного проще будет потом ребенка вернуть без лишней мороки. Сам сдал — сам забрал.

Самое удивительное и парадоксальное, что иногда получается, что, выбирая другие форматы, органы опеки и полиция действуют в интересах семьи и детей.

Потому что, если бы они все-таки делали акт об отобрании, они бы отрезали себе все пути отступления — дальше по закону они обязаны обращаться в суд для лишения или ограничения родительских прав. И никаких других действий им не приписывается.

А если они не составляют акт об отобрании, то есть всевозможные варианты, вплоть до того что через несколько дней возвращают детей домой, разобравшись с той же «безнадзорностью». Вроде «родители обнаружились, все замечательно, возвращаем».

Опека никогда не приходит ни с того ни с сего. Никаких рейдов по квартирам они не производят. Визит опеки, как правило, следует после какой-то жалобы — например, от врача в поликлинике или от учителя.

Еще с советских времен есть порядок: если врачи видят у ребенка травмы и подозревают, что тот мог получить их в результате каких-то преступных действий, он обязан сообщить в органы опеки.

Или, например, ребенок приносит в школу вшей, это всем надоедает, и школа начинает звонить в опеку, чтоб они приняли там какие-то меры — либо чтобы ребенок перестал ходить в эту школу, либо там родителей научили мыть ему голову. И опека обязана на каждый такой сигнал как-то прореагировать.

Формально никаких вариантов, четких инструкций, как реагировать на тот или иной сигнал, нет. В законе не прописаны механизмы, по которым они должны действовать в ситуациях разной степени сложности.

Скажем, если дело во вшах, стоило бы, например, предложить школьной медсестре провести беседу с родителями на тему обработки головы. А если речь о каком-то серьезном преступлении — ехать на место вместе с полицией.

Но сейчас на практике заложен только один вариант реакции: «выход в семью».

О своем визите опека обычно предупреждает — им ведь нет резона приходить, если дома никого нет, и тратить на это свой рабочий день. Но бывает, что не предупреждают. Например, если у них нет контактов семьи. Или просто не посчитали нужным. Или есть подозрение, что преступление совершается прямо сейчас. Тогда выходят, конечно, с полицией.

https://www.youtube.com/watch?v=-PBRcug-7uo

Поведение сотрудников опеки в семье никак не регламентировано — у них нет правил, как, например, коммуницировать с людьми, надо ли здороваться, представляться, вежливо себя вести.

Нигде не прописано, имеет ли сотрудник право, войдя в чужой дом, лезть в холодильник и проверять, какие там продукты.

С какого такого перепугу, собственно говоря, люди это будут делать? Тем более что холодильник точно не является источником чего бы то ни было, что можно назвать угрозой жизни и здоровью.

Почему это происходит и при чем тут холодильник? Представьте себя на месте этих сотрудников. У вас написано, что вы должны на глазок определить непосредственную угрозу жизни и здоровью ребенка.

Вы не обучались специально работе с определением насилия, не знаток детско-родительских отношений, социальной работы в семье в кризисе, определения зоны рисков развития ребенка. И обычно для решения всех этих задач уж точно нужен не один визит, а намного больше времени.

 Вы обычная женщина с педагогическим в лучшем случае — или юридическим образованием. Вот вы вошли в квартиру. Вы должны каким-то образом за один получасовой (в среднем) визит понять, есть ли непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка или нет.

Понятно, что вряд ли в тот момент, когда вы туда вошли, кто-то будет лупить ребенка сковородкой по голове или его насиловать прямо при вас. Понятно, что вы на самом деле не можете определить вообще никакой угрозы по тому, что вы видите, впервые войдя в дом.

У вас нет обязательств привести специалиста, который проведет психолого-педагогическую экспертизу, поговорит с ребенком, с родителями, понаблюдает за коммуникацией, ничего этого у вас нет и времени на это тоже. Вам нужно каким-то образом принять правильное решение очень быстро.

И совершенно естественным образом выработалась такая ситуация, что люди начинают смотреть на какие-то внешние, очевидные факторы. Вы не понимаете, что смотреть, и идете просто по каким-то очевидным для вас вещам, простым: грязь и чистота, еда есть — еды нет, дети побитые — не побитые, чистые — грязные.

То есть по каким-то абсолютно очевидным вещам: у них есть кровать — или им вообще спать негде, и валяется циновка на полу, то есть вы смотрите на признаки, которые на самом деле очень часто вообще ни о чем не говорят.

Но при этом вы поставлены в ситуацию, когда вы должны принять судьбоносное решение в отсутствие процедур, закрепленных экспертиз, специалистов, вот просто на глазок и сами.

Пустые бутылки под столом? Да. Значит, есть вероятность, что здесь живут алкоголики. Еды в холодильнике нет? Значит, есть вероятность, что детям нечего есть и их морят голодом.

При этом в большинстве случаев все-таки сотрудники органов опеки склонны совершенно нормально воспринимать ситуацию в семье, благоприятно. Но у них есть, конечно, какие-то маркеры, на которые они могут вестись, на те же бутылки из-под алкоголя например.

Риск ошибки при такой вот непрофессиональной системе однозначно есть. Но вообще эти сотрудники — обычные люди, а не какие-то специальные детоненавистники, просто у них жуткая ответственность и нулевой профессиональный инструмент и возможности.

И при этом огромные полномочия и задачи, которые требуют очень быстрого принятия решений. Все это вкупе и дает время от времени сбой.

Если говорить о зоне риска, то, конечно, в процентном отношении забирают больше детей из семей, где родители зависимы от алкоголя или наркотиков, сильно маргинализированы. В качестве примера: мама одиночка, у нее трое детей, ее мама (то есть бабушка детей) была алкогольно зависимой, но вот сама она не пьет.

Уже не пьет, был период в молодости, но довольно долго не пьет. И живут они в условиях, которые любой человек назвал бы антисанитарными. То есть очень-очень грязно, вонь и мусор, тараканы, крысы бегают (первый этаж).

Туда входит специалист органа опеки, обычный человек, ему дурно от того, в каких условиях живут дети, и он считает, что он должен их спасти из этих условий.

https://www.youtube.com/watch?v=Vq8zZWBIAio

И вот эти антисанитарные условия — это одна из таких довольно распространенных причин отобрания детей. Но внутри этой грязной квартиры у родителей и детей складывались очень хорошие, человеческие отношения. Но они не умели держать вот эту часть своей жизни в порядке.

По разным причинам — по причине отсутствия у мамы этого опыта, она тоже выросла в этой же квартире, в таких же условиях, по причине того, что есть какие-то особенности личности, отсутствия знаний и навыков.

Конечно, очень редко бывает так, что опека забирает ребенка просто вообще без повода или вот таких вот «видимых» маркеров, которые показались сотрудникам опеки или полиции значимыми. 

в СМИ и обыденное мнение большинства на эту тему как будто делят семьи на две части. На одном краю находятся совершенно маргинальные семьи в духе «треш-угар-ужас», где родители варят «винт», а младенцы ползают рядом, собирая шприцы по полу.

А на другом краю — идеальная картинка: семья, сидящая за столиком, детишки в прекрасных платьях, все улыбаются, елочка горит. И в нашем сознании все выглядит так: опека обязана забирать детей у маргиналов, а она зачем-то заходит в образцовые семьи и забирает детей оттуда.

На самом деле основная масса случаев находится между этими двумя крайностями. И конечно, ситуаций, когда вообще никакого повода не было, но забрали детей, я практически не знаю. То есть знаю всего пару таких случаев, когда и внешних маркеров очевидных не было, — но всегда это была дележка детей между разводящимися родителями.

А вот чтобы без этого — не знаю. Всегда есть какой-то очевидный повод. Но наличие повода совсем не значит, что надо было отбирать детей.

В этом-то все и дело. Что на сегодня закон не предусматривает для процедуры отобрания обратного пути домой. А в рамках разбора случаев не дает четкого инструмента в руки специалистам (и это главное!), чтобы не на глазок определить экстренность ситуации, непосредственность угрозы.

И даже тут всегда могут быть варианты. Может, ребенка к бабушке пока отвести. Или вместе с мамой разместить в кризисный центр на время. Или совсем уж мечта — не ребенка забирать в приют из семьи, где агрессор один из родителей, а этого агрессора — удалять из семьи.

Почему ребенок становится зачастую дважды жертвой?

Надо менять законодательство. Чтобы не перестраховываться, не принимать решения на глазок. Чтобы мы могли защищать ребенка (а это обязательно надо делать), не травмируя его лишний раз ради этой защиты.

Записал Александр Борзенко

Источник: https://meduza.io/feature/2017/01/26/na-chto-imeyut-pravo-sotrudniki-opeki-iz-za-chego-oni-mogut-zabrat-detey

Автоправо
Добавить комментарий