Кто виноват и какие наши права

Кто прав, кто виноват? – МК

Кто виноват и какие наши права

Эксперты “МК” комментируют белорусские события

— Корректно ли повела себя оппозиция, организуя акции еще до объявления результатов выборов?

Георгий ЧИЖОВ, вице-президент Центра политических технологий: “Формально оппозиция повела себя некорректно. Принято сначала дожидаться результатов выборов, а потом заявлять о недоверии. Но у нее есть два оправдания. Во-первых, она заранее понимала, что Лукашенко выиграет.

Во-вторых, оппозиция понимала: власть готовится задушить акцию протеста. Поэтому и начала ее раньше, застав полицию врасплох. После объявления результатов им бы просто не дали ничего сделать.

Эта акция оппозиции, с одной стороны, акт отчаяния, а с другой — демонстрация политической воли, рассчитанная на российского зрителя”.

Иван МАКУШОК, помощник генсекретаря Союзного государства России и Белоруссии: “Я бы вообще не связывал эти акции вандализма с выборами. Выборы оппозиция проиграла, причем еще до их начала. Она не смогли выдвинуть общего сильного кандидата, в предоставленном им эфире кандидаты выглядели легковесными, не готовыми.

Может быть, они не ожидали такого подарка, как эфир? Так или иначе, многократный перевес Лукашенко был очевиден им самим, и они рассчитывали завести людей, которые али даже не за них, а против всех. Эта графа заняла второе место. Я сам видел, что там происходило, это, конечно, недостойно и неоправданно.

Тем самым оппозиция еще раз расписалась в том, что играть по правилам она не в состоянии”.

Константин ЗАТУЛИН, директор Института стран СНГ: “Оппозиция разогрела себя завышенными ожиданиями зарубежной поддержки и необъективными, на мой взгляд, соцопросами.

Кандидат Романчук рассказывал государственному российскому каналу басню, что он наберет 40%. Набрал меньше двух.

Оппозиция попала в ситуацию, когда поражение оказалось более сокрушительным, чем хотелось, и пошла на провокацию явно в расчете на то, чтобы дать повод для сомнений в итогах выборов. Погром был устроен в расчете на иностранного зрителя и спонсора.

Но при этом погромщики сделали ошибку — симпатию их действия вряд ли вызовут. Вряд ли российский зритель после наших событий на Манежной поддержит погромщиков и посчитает, что недопущение захвата здания правительства — это превышение милицией своих полномочий”.

Владимир РЫЖКОВ, сопредседатель Партии народной свободы: “Безусловно, оппозиция была права. Потому что выборы же не сводятся к подсчету . Это процесс, который идет на протяжении нескольких месяцев. И все эти месяцы были постоянные нарушения закона и прав оппозиции. Например, наблюдатели от оппозиции были допущены менее чем на 1% участков.

Оппозиция не могла контролировать и досрочное ание, охватившее почти 24% белорусов. Поэтому оппозиция совершенно справедливо говорила о том, что уже ко дню ания эти выборы были нечестными и несправедливыми. И они имели полное моральное право протестовать против этого, в том числе и не дожидаясь результатов, если было заранее ясно, что выборы сфальсифицированы”.

— Применение силы властями было адекватным или чрезмерным?

Георгий ЧИЖОВ: “Реакция белорусской милиции была несимметричной, преувеличенной, что традиционно для стран постсоветского пространства. Люди с дубинками у нас, что называется, расходятся, ловят кураж. Только дай повод, а повод им дали. Я видел, как работает полиция в Европе.

Даже в Греции, где люди горячие, а демократические традиции не самые прочные, даже если демонстранты начинают опасные для полиции действия, полицейские не месят всех подряд, а выискивают зачинщиков и по возможности выхватывают из толпы.

Если такой возможности нет, а зачинщик надежно спрятан в толпе — они все равно не будут избивать всех подряд”.

Иван МАКУШОК: “Когда отдельные представители оппозиции стали громить дом правительства, применение силы стало неизбежно. Так отреагировали бы в любой стране. Быстрое применение силы спасает от кровопролития.

Толпу рассеяли достаточно профессионально, и обошлось без серьезных жертв, хотя около 60 сотрудников милиции пострадали, вне сомнения, есть пострадавшие и среди манифестантов. Готовились провокации, были арестованы машины с заточками.

У так называемой оппозиции была задача — пролить кровь. Ей не дали этого сделать”.

Константин ЗАТУЛИН: “Безусловно, беспорядки требовалось пресечь. При этом можно спорить о том, нужно ли было арестовывать оппозиционных кандидатов. Некоторые явно попали под общую гребенку.

Кроме того, мне известно, что оппозиция обвиняет власть в избиении кандидата Некляева. Но кто это сделал — неизвестно, поскольку он был избит не в ходе штурма дома правительства, а при выходе из своего избирательного штаба неизвестными лицами.

Власть повела себя жестко, но оппозиция дала к этому повод. И даже часть оппозиционеров это признает”.

Владимир РЫЖКОВ: “Применение силы было чрезмерным — никаких сомнений. Если там была небольшая группа, которая перешла границу и начала бить окна в здании правительства, то нужно было конкретно по этой группе работать. Но ведь прошли же массовые задержания вообще повсюду.

Например, Анатолию Лебедько, лидеру Объединенной гражданской партии, который вообще был дома и не имел отношения к этим событиям, выломали дверь и увезли из квартиры. Арестована еще сотня человек, вообще не имеющих отношения к событиям у дома правительства.

Мы видим в Белоруссии массовую зачистку, фактически арест всей оппозиции страны”.

Источник: https://www.mk.ru/politics/2010/12/20/553652-kto-prav-kto-vinovat.html

Поворот налево и обгон = ДТП. Кто виноват?

Кто виноват и какие наши права

Анна Мазухина,
Эксперт Службы Правового консалтинга компании “Гарант”

Представим себе ситуацию: вы начали обгон, а в это время кто-то на впереди движущемся автомобиле поворачивает налево (ну, или наоборот – вы поворачиваете налево, а вам в бок влетает тот, кто в это время вас обгонял). Опустим неизбежные подробности того, что за этим следует, и перейдем к главному вопросу – кто же во всем этом виноват?

У сотрудника ГИБДД спрашивать бессмысленно – скорее всего, в справке о дорожно-транспортном происшествии оба водителя будут указаны как нарушители ПДД. Почему? Обратимся к ПДД.

С одной стороны, перед началом обгона водитель должен убедиться, что полоса движения, на которую он собирается выехать, свободна на достаточном для обгона расстоянии и в процессе обгона он не создаст опасности для движения и помех другим участникам движения.

При этом ему прямо запрещается выполнять обгон, если транспортное средство, движущееся впереди по той же полосе, подало сигнал поворота налево (п.п. 11.1-11.2 ПДД).

С другой стороны, водителю обгоняемого транспортного средства запрещается препятствовать обгону посредством повышения скорости движения или иными действиями, при этом выполнение маневра поворота должно быть безопасным и не создавать помех другим участникам движения (п. 8.1 и п. 11.3 ПДД).

Как правило, установить на месте, что “было раньше – курица или яйцо” (то есть выехал ли обгоняющий в нарушение Правил на обгон уже после того, как второй участник начал поворот, или же наоборот – поворачивающий начал маневр, не убедившись, что он никому не помешает) практически невозможно (если, конечно, нет записи видеорегистратора (решение Раменского городского суда Московской области от 23 августа 2012 г., решение Фокинского районного суда г. Брянска от 31 авгутса 2012 г. по делу № 12-133/2012 ), или один из водителей не признает свою вину), поэтому обычно оформляющий дорожно-транспортное происшествие сотрудник ГИБДД указывает в справке о ДТП на нарушение Правил дорожного движения обоими участниками (п.п. 214-219 Административного регламента МВД РФ исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утв. приказом МВД РФ от 2 марта 2009 г. № 185). В том, “кто виноват и что делать” водителям придется разбираться в группе разбора или в суде.

Как правило, в суде речь идет либо об оспаривании постановления о привлечении к административной ответственности (или приговора) в неисковом порядке, либо о “гражданском” иске того водителя или собственника, который считает себя “более правым”, к страховой компании и другому участнику дорожного происшествия. При этом следует помнить, что “административная” вина в нарушении ПДД и “гражданско-правовая” вина в причинении вреда – не одно и то же: решение органов ГИБДД о виновности (в административном смысле) является лишь одним из доказательств для суда, принимающего решение о возмещении вреда в соответствии с ГК РФ, и не имеет заранее установленной силы. Принцип возмещения “гражданско-правового” вреда такой: при причинении вреда при взаимодействии источников повышенной опасности он возмещается на общих основаниях, то есть по принципу ответственности за вину. При этом:

Причем даже если государственными органами к ответственности за нарушение ПДД привлечен только один из участников (например, если выезд на обгон либо поворот налево осуществлялись в запрещенной зоне, а второй участник вроде бы Правил не нарушал, или же административное производство в отношении второго водителя было прекращено по какому-либо основанию) вовсе не означает, что возмещать вред в гражданском порядке будет только этот участник – возможно установление в судебном порядке обоюдной вины водителей в причинении вреда.

В ходе разбирательства суды, как правило, признают вину обоих участников, хотя бывают и исключения. Так, Идринский районный суд Красноярского края в своем решении от 12 октября 2010 г.

по делу № 11-4/2010 (2-1-10) указал, что обгоняющий водитель при обнаружении опасности (в том числе – увидев начавшего пересекать траекторию его движения попутный автомобиль) должен немедленно прекратить обгон (видимо, вернувшись на свою полосу движения или остановившись), а если он этого не сделал – вина в ДТП лежит полностью на нем.

Похожее решение вынес Коломенский городской суд Московской области 1 июня 2012 год, указав также, что виновность установлена исходя из места столкновения – поскольку им является “левая полоса движения, что в совокупности с механическими повреждениями на обеих автомашинах, свидетельствует о том, что водитель уже заканчивал поворот налево, а водитель З. обгонял его, следовательно, виноват в ДТП З.”, при этом если бы столкновение произошло на середине проезжей части или чуть ближе к левой полосе, то, как пишет суд в решении, можно было говорить о виновности другого водителя, так как это свидетельствовало бы, что он, начав поворот, не убедился в безопасности своего маневра. Место столкновения и характер повреждений транспортных средств в иной ситуации – когда оно произошло в момент, когда обгоняющий в момент столкновения уже проезжал мимо автомобиля поворачивающего, “въехавшего” непосредственно в него, признаны судом основанием для признания виновным в ДТП именно поворачивающего, поскольку он “создал опасность и помехи для движения автомобилю, воспрепятствовав ему в завершении обгона своей машины” (решение Суда Еврейской автономной области от 13 января 2012 г.).

В другом случае суд установил, что у обгоняющего “не было технической возможности предотвратить столкновение”, поэтому возложил всю ответственность на поворачивающего (апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 22 января 2013 г. по делу № 33-28/2013).

В некоторых случаях суды при вынесении решения руководствуются выводами эксперта-автотехника о том, действия какого именно участника-нарушителя явились непосредственной причиной приведшей к возникновению ДТП (например, апелляционное определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от 24 августа 2012 г. по делу № 33-7978), и возлагают всю ответственность на него.

Установив вину обоих водителей в ДТП, суд может, не углубляясь в детали, счесть степень ответственности каждого из них равной и взыскать в пользу каждого участника половину от заявленных им требований (например, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 16 января 2013 г.

№ 03АП-5670/12, решение Дедовичского районного суда Псковской области от 22 июня 2009 г. по делу № 2-84, апелляционное определение СК по гражданским делам Орловского областного суда от 17 июля 2012 г. по делу № 33-1268).

В то же время существуют и более оригинальные способы определения степени вины каждого из водителей.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/mazuhina/5/

Кто прав и кто виноват: Мрия vs. Глобал Фид

Кто виноват и какие наши права

Служба новостей

14 июля 2016, 17:34

В нашу редакцию, а также ряду наших коллег-журналистов поступило возмущенное письмо от представителей компании «Глобал Фид» и «Профит-Контроль», которые с 1 июля силовыми методами блокируют доступ к автотранспортному предприятию агрохолдинга «Мрия», с требованием опубликовать статью-опровержение. Latifundist.

com решил опубликовать материал, но одновременно попросил руководство агрохолдинга «Мрия» прокомментировать выдвинутые в нем обвинения. Опубликованный ниже текст является мнением сторон конфликта.

Редакция может не разделять позиции сторон и не несет ответственности за его содержание (орфография и пунктуация сторон сохранены).

Из письма «Глобал Фид»: «Серьезный резонанс получила информация о том, что утром 3 июля была предпринята попытка вооруженного захвата автотранспортного предприятия в Хороcткове. Поэтому просто обязаны были подробнее разобраться в сути этого конфликта. Вот, что пока — по горячим следам — ​​удалось выяснить».

«МРИЯ Агрохолдинг»: Насколько мы понимаем, этот пассаж предложен как «редакционный». Касательно фактов: вооруженный захват АТП представителями компаний «Глобал Фид» и «Профит-Контроль» произошел утром 1 июля (видео захвата — тут).

Агрохолдинг «Мрия» усилил охрану по внешнему периметру объекта, на территорию АТП у наших сотрудников доступа нет до сих пор. В ночь со 2 на 3 июля рейдерами была разыграна попытка силового захвата, по нашему мнению — чтобы в дальнейшем иметь возможность обвинять «Мрию».

Этот инцидент уже комментировал директор по юридическим вопросам нашей компании Сергей Игнатовский. Камеры наблюдения на территории АТП выведены из строя, и мы не знаем, что там происходит. Чтобы предупредить возможные провокации, «Мрия» установила внешнюю камеру, которая ведет прямую трансляцию.

Онлайн видео с этой камеры можно посмотреть на сайте stop-raider.te.ua.

Из письма «Глобал Фид»: «23 октября 2015 года «ГлобалФид» приобрело Хоростковское АТП у «Буд М». Операция купли-продажи была оформлена соответствующим договором. Но когда новые владельцы захотели попасть на свой приобретенный объект, их просто туда не пустили. Кто? Охранники агрохолдинга «Мрия».

Оказалось, что после смены менеджмента новые руководители «Мрии» решили похозяйничать и в АТП.

После определенных перипетий, 1 июля уже этого года, представители «Глобал Фид» во главе с директором Тарасом Дидыком все-таки зашли на свою законную территорию автотранспортного предприятия.

И сразу же вынуждены были вызвать полицию из-за угрозы со стороны неизвестных мужчин спортивной внешности».

«МРИЯ Агрохолдинг»: Действительно, существует договор купли-продажи между компаниями «Буд М» (до дефолта входила в состав «Мрии») и «Глобал Фид».

Объект был продан за 7,6 млн грн при его рыночной стоимости около 50 млн грн.

Законность продажи этого объекта, как и законность вывода компании «Буд М» из состава «Мрии», мы оспариваем в судебном порядке, на имущество АТП наложен арест.

Пока идет судебное разбирательство, «Мрия» использовала и планирует в дальнейшем использовать этот объект на основании договора аренды, заключенного между компаниями «Буд-М» и «Мрия-Сервис» (входит в состав агрохолдинга), действующего до 31 декабря 2017 года.

Оплата по этому договору осуществлена авансом по декабрь 2016 года включительно. Согласно ст.

770 «Правопреемство в случае изменения владельца вещи, переданной в наем» Гражданского Кодекса Украины, в случае смены собственника объекта, переданного в аренду, к новому собственнику переходят права и обязанности арендодателя.

При этом любые споры должны решаться либо путем переговоров, либо в судебном порядке, но никак не силовым захватом объекта. Способ, которым «добросовестные собственники» попали на территорию АТП можно видеть на видео с камеры наблюдения. На этой же записи видно, как охрана АТП не вступает в конфликт с рейдерами и покидает территорию.

Из письма «ГлобалФид»: «Директор ООО «ГлобалФид» Тарас Дидык предоставил все документы, которые свидетельствовали, что именно его фирма владеет недвижимостью АТП и должным образом оформила аренду земельного участка.

В «Мрие» не предоставили никакой документации, только ссылались на договор аренды территории автопредприятия, якобы заключенный еще с предыдущим владельцем ООО «Буд М».Но документа этого полицейские не увидели.

Юристы агрохолдинга пообещали привезти договор на следующий день».

«МРИЯ Агрохолдинг»: Все необходимые документы, включая копию договора аренды, а также заявления в правоохранительные органы нами были поданы в правоохранительные органы Гусятинского района и продублированы в Тернопольское областное управление МВД.

Мы также обратили внимание представителей компании «Глобал Фид» и правоохранителей на статью 796 Гражданского Кодекса Украины о «Предоставлении арендатору права использования земельного участка», согласно которой одновременно с правом аренды здания или другого капитального сооружения арендатору предоставляется право пользоваться земельным участком, на котором они находятся, а также право пользования земельным участком, прилегающим к зданию или сооружению, в размере, необходимом для достижения цели аренды.

Из письма «ГлобалФид»: «Но 2 июля вместо юридического подтверждения — началась новая попытка захватить АТП силовым методом.

Опять вынуждена была вмешаться полиция — приехал даже начальник Гусятинского отдела. Все сели за стол переговоров. И, казалось, что договорились.

По просьбе правоохранителей, «Глобал Фид» согласилось при необходимости беспрепятственно допускать работников «Мрии» в складские помещения и бухгалтерию».

«МРИЯ Агрохолдинг»: Мы действительно неоднократно обращались к правоохранителям с требованием разблокировать объект. Ситуация в Хоросткове ставит под угрозу уборочную кампанию: мы до сих пор не имеем доступа к нашему центральному складу запчастей и вынуждены оперативно их закупать.

Это не только дополнительные расходы, но и, прежде всего — вопрос времени. Некоторые детали поставляются только по предварительному заказу, и их изготовление и доставка занимает до 4-5 месяцев. До момента захвата АТП на складе находились запчасти на сумму свыше 2 млн долларов.

На территории заблокированного АТП также находятся пять новых топливозаправщиков, которые мы приобрели специально к уборочной. Эти машины нам также остро необходимы в производстве.

Пока все переговоры — безрезультатны, сторона, забаррикадировавшаяся на территории объекта, отказывается предоставлять даже временный доступ.

Из письма «ГлобалФид»: «А представители агрохолдинга пообещали полицейским чинам не прибегать к силовым методам. Однако уже на следующее утро территория АТП была атакована со всех сторон забора. Даже несмотря на то, что в этот момент на предприятии специально дежурил инспектор полиции.

По этому поводу «Глобал Фид» вновь обратилось с официальным заявлением в полицию. В ответ руководители агрохолдинга «Мрия» заявляют, что, мол, это их пытались рейдерски захватить.

Что касается техники, то в августе прошлого года, по постановлению следователя, агрохолдингу «Мрия» на ответственное хранение было передано 141 единица прицепной сельскохозяйственной техники, принадлежащей «Профит-Контроль».

Для проведения определенных следственных действий тогда же — в августе 2015 года — суд наложил на эту технику арест. А 29 июня 2016 г. еще одним судебным решением арест был отменен и «Профит-контроль» получил право забрать свои технические средства.

Вот только забрать из ответственного хранения технику не удалось, ведь 2/3 ее исчезло. Сейчас агрохолдинг «Мрия» скрывает технику, которая принадлежит «Профит-контроль».

«МРИЯ Агрохолдинг»: В октябре 2014 г. по требованию кредиторов, которые финансировали покупку этой техники, на нее был наложен арест — вся техника находится в залоге как обеспечение по кредитам.

Непонятно, каким образом техника, находящаяся под арестом с октября 2014 г., была продана компании «Профит-Контроль» летом 2015 г. Арест предполагает запрет на любое отчуждение имущества, в т.ч.

продажу, поэтому продажа этой техники — незаконна и оспаривается нами в суде.

Представители компании «Профит-Контроль» обратились в Печерский районный суд г. Киев, и 29 июня им удалось получить решение о снятии ареста с 92 единиц техники.

Однако в этом же решении прописано, что технику компании «Профит-Контроль» должен вернуть следователь, передавший ее на ответственное хранение.

Попытка «Профит-Контроль» самостоятельно при помощи вооруженных людей забрать технику — самоуправство, за что Уголовным Кодексом Украины предусмотрена ответственность. 6 июля Печерским судом г. Киев на эту технику наложен повторный арест, а со стороны «Профит-Контроль» подана апелляция.

Из письма «ГлобалФид»: «Также эта техника незаконно используется агрохолдингом на полевых работах и тракторными тягачами, преимущественно ночью, передислоцируются с одного поля на другое. Работники «Профит-контроль», вместе с общественными активистами, вынуждены сами отслеживать эти тайные перемещения и задерживать свое имущество прямо на дорогах».

«МРИЯ Агрохолдинг»: Рейдеры действительно несколько раз останавливали нашу технику, обвиняли наших механизаторов в том, что они управляют краденным имуществом, снимая при этом на камеру. Из отснятого материала рейдеры в последствии смонтировали и разместили несколько заказных сюжетов.

Прибывшие на место правоохранители проверили документы. По факту проверки претензий к «Мрии» нет, и наша техника отпущена. Но подобный результат проверки не удовлетворил «Профит-Контроль», и сейчас они активно обвиняют полицию в заангажированности.

Latifundist.com продолжает разбираться в ситуации и напоминает, что готов и дальше освещать позицию всех участников противостояния.

Служба новостей

Источник: https://latifundist.com/blog/read/1530-kto-prav-i-kto-vinovat-mriya-agroholding-vs-global-fid

Кто прав, кто виноват? Вопрос доказывания причинно-следственной связи в медицинских спорах

Кто виноват и какие наши права

Обязанность стороны доказать причинно-следственную связь

Что является доказательствами?

Как обстоит дело на практике?

На что еще суды обращают внимание при вынесении решения?

________________________________________________________________________________

С чем же связана особая популярность медицинских споров? Причин, на самом деле, множество. Это и повышение внимания граждан к своему здоровью, и увеличение компаний, оказывающих медицинские услуги, и рост злоупотреблений со стороны пациентов, и рост случаев обвинения врачей в халатности.

На суд взваливается непосильная задача разобраться во всех тонкостях работы медицинских специалистов и понять, кто же на самом деле «жертва», а кто «злодей».

Обязанность стороны доказать причинно-следственную связь

Прийти в суд и поплакаться о том, как все болит и какие все вокруг плохие – не получится.

Для взыскания денежных средств за оказанные услуги, возмещение ущерба, причиненного некачественно оказанными услугами и возмещение морального вреда должна существовать связь между противоправным поведением лица и возникшими последствиями. Доказывание этой связи лежит на истце.

Поэтому сразу готовьте доказательства того, когда, где, кем и какая услуга была оказана. Пригодятся и доказательства того, обращались ли Вы в какую-либо организацию по тому же вопросу или нет.

Совет на будущее: не только в случаях с медицинскими спорами, но и при любом обращении за оказанием услуг, сохранять все квитанции. Это имеет принципиальное значение, поскольку при непредставлении документов, подтверждающих оплату, сторона может настаивать на неисполнении Вами обязанности по оплате.

Что является доказательствами?

Несмотря на то, что ни одно из доказательств не имеет для суда большего значения по отношению к остальным, не будем скрывать, что суды часто доверяют заключению экспертизы , которая при любом раскладе должна быть проведена в данных категориях дел.

Однако эксперты зачастую не могут со стопроцентной уверенностью установить причину того или иного последствия. Это может быть связано и с небольшим количеством документации, давностью проведения медицинской услуги, сложностью медицинской услуги и многими другими обстоятельствами.

В этом случае стоит ходатайствовать о проведении дополнительной судебной экспертизы, собрав для эксперта максимальное количество документации для анализа.

В случае, если на руках каких-то документов у Вас нет, но вы знаете, где они могут быть, следует попросить помощи у суда, заявив ходатайство об истребовании доказательства.

Ситуация осложняется, когда у пациента целый «букет» заболеваний, и сначала эксперту, а затем суду стоит разобраться в том, в результате какого из заболеваний произошли те или иные негативные последствия, а может они стали причиной их в совокупности.

Особое внимание стоит уделить Договору об оказании услуг. Установление судом того факта, что на совершение какого-либо действия у врача или медицинской организации не было права, пойдет пациенту «на руку».

Но установить, что какое-то совершенное действие противоправно, недостаточно, эксперту следует устанавливать прямую зависимость противоправного деяния и наступившего последствия.

В одном случае, оставление салфетки в организме пациента во время операции, не может никак повлиять на последствия лечения, хотя и очевидно, что это является грубым несоответствием процедуре выполнения операции, тогда как в другом случае та же салфетка может привести в гибели пациента.

Как обстоит дело на практике?

Какого-то алгоритма действий для судей нет, но исходя из практики можно заметить, что часто судьи применяют теорию необходимого условия. Причастность врача к возникшим негативным последствиям определяется исходя из того, наступили бы эти самые негативные последствия без вмешательства врача или нет. Нельзя сказать, что это единственно верная теория, но ее результативность объективна.

Пациент умер, однако суд не нашел причинно-следственной связи между действиями, бездействием врача и негативным результатом.

Как так? Для родственников это негативный исход дела, так как в противном случае они имели бы право на взыскание морального вреда за потерю близкого.

Такой результат может быть либо причиной плохой работы юриста, который не собрал для суда достаточных доказательств взаимосвязанности событий, либо если действительно врачами предпринимались все необходимые действия.

На что еще суды обращают внимание при вынесении решения?

Решения нельзя выносить формально лишь на основании одного заключения эксперта, который основывался в доводах лишь на одном документе. В таких категориях дел абсолютно все имеет значение.

Позднее обращения пациента в медицинскую организацию? Несоблюдение рекомендаций врача? А в какой форме рекомендации были высказаны пациенту? А есть ли опыт у врача в проведении соответствующих услуг? Все это имеет огромное значение для вынесения объективного, правильного и справедливого решения суда.

В таком случае встает вопрос о сборе всех доказательств. Мало того, что на это нужно потратить не один день, так еще и незнание своих прав может стать причиной отказов в предоставлении тех или иных документов. Заняться всем могут наши специалисты. Только комплексный подход и понимание того, зачем нужен тот или иной документ могут вылиться в успешный исход дела.

Юридическое агентство «ДФ» 17 лет находится на рынке юридических услуг. Наши специалисты – высококвалифицированные юристы, которые всегда готовы обеспечить полноценную юридическую защиту своему клиенту.

Чтобы с нами связаться, звоните или записывайтесь на консультацию по телефону: +7 (343) 363-03-98

Защита ваших прав – наша работа.

Источник: https://osincev.org/services/meditsinskie-spory/kto-prav-kto-vinovat-vopros-dokazyvaniya-prichinno-sledstvennoy-svyazi-v-meditsinskikh-sporakh/

Кто прав, кто виноват

Кто виноват и какие наши права

data-conditions=10 data-eval=if (window.outerWidth

data-conditions=10 data-eval=if (window.outerWidth > 700) { var zid = 'admixer_197e260bd12142478e224ecc4daf3cd7_zone_25846_sect_822_site_809'; if (document.getElementById(zid)) { if (typeof window.admixInited === 'undefined') { window.admixInited = {}; } window.admixInited[zid] = '197e260b-d121-4247-8e22-4ecc4daf3cd7'; } }>

Консультантам нередко приходится слышать от руководителей о проблемах внутрикорпоративного общения. Но при более глубоком рассмотрении ситуации оказывается, что загвоздка заключается вовсе не в нерадивости подчиненных. Как правило, барьеры в общении исходят от руководителя

Диапазон реакции подчиненных на подобные схемы общения достаточно широк: от простого непонимания требований руководства и соответственно не должного выполнения их до снижения лояльности и мотивации персонала, возникновения конфликтов и даже увольнения сотрудников.

Наиболее легко устранимым является препятствие, порожденное грамматически неправильной речью руководителя. Многие помнят “перлы” советских партработников, которые уже стали анекдотами.

Конечно, вряд ли кто-нибудь из руководителей жаждет стать подобным объектом для насмешек, но и нынешние публичные личности продолжают радовать свою аудиторию фразами типа: “Я готов и буду объединяться! И со всеми! Нельзя, извините за выражение, все время врастопырку” (Черномырдин), “До сих пор Москва — единственная страна, которая до сих пор не ратифицировала союзный договор”, “Вы мне тут на болезнь не жалуйтесь. У нас в правительстве больных много” (Лукашенко), “Когда я десантировался из палатки, неудачно сделал шпагат и растянул ногу” (Сергей Миронов), “Обнаженные женщины — это не места отдыха, где отдыхают европейцы” (Жириновский).

Непонимание часто возникает из-за быстрой речи начальника, перегруженности ее специальной лексикой, двусмысленности, особенно в приказах. Если же к этому добавляется тавтология, редкие “светлые головы” могут понять, чего же именно от них хотел начальник. Распоряжение должно быть дано максимально простым и ясным языком, советуют консультанты, без неопределенности и двусмысленности.

Ситуация может осложниться, если за торопливой речью руководитель скрывает свою неуверенность.

Сообщение неверной или непроверенной информации, употребление неточной аргументации ставит под сомнение его авторитет, особенно когда сотрудникам известна реальная ситуация.

В этом случае важны открытость руководителя, отсутствие боязни услышать уточняющие данные от подчиненного или одобрить другое решение проблемы, отличное от его собственного.

“Мне порой доводилось сталкиваться с руководителями, убежденными, что лучше их всю работу не выполнит никто, — рассказывает директор по маркетингу компании “Пантек” Владимир Лисецкий. — В итоге сотрудники компании попадали под тотальный контроль, постоянно были вынуждены выслушивать, насколько они некомпетентны, не организованы, нерадивы и т. п.

, малейшая инициатива обрубалась на корню. Начальник, в свою очередь, старался все делать и переделывать сам. Из-за чего, конечно же, быстро “сгорал” на работе”. По мнению В. Лисецкого, в основе данной ситуации прежде всего кроется непонимание и/или неприятие двух важных аксиом менеджмента.

Во-первых, абсолютно нормальным является то, что ежедневно руководитель должен решить гораздо больше задач, чем он физически способен. Поэтому профессионал распределяет часть задач среди своих подчиненных, делегируя им также и соответствующие полномочия. Во-вторых, абсолютно нормально, что многие работники знают свое дело не хуже, а лучше, чем шеф.

Кто производит — тот не управляет, кто управляет — тот не производит.

Если же сотрудник действительно заслуживает “трепки”, то критиковать его предпочтительнее только после похвалы.

По мнению коммерческого директора компании “ICC Украина” Владимира Тымчишина, стоит избегать жестких, категоричных и безапелляционных по форме оценок: чем резче обращаются к человеку, тем интенсивнее он настраивается на противодействие.

Начав разговор с успехов в работе подчиненного, руководитель тем самым настраивает его на положительное отношение, и критика будет восприниматься более конструктивно. Критиковать и оценивать лучше не личность, а поступок, результаты деятельности.

Переход на личностные оценки с использованием обобщающих формулировок типа: “Ты никогда ничего вовремя не можешь выполнить”, “Постоянно опаздываешь на работу”, “Делаешь все спустя рукава” и т. п. провоцирует подчиненного на конфликт. Не стоит стремиться в короткий срок перевоспитать нерадивого работника. Решительные попытки “сделать из него человека” ни к чему, кроме конфликтов, не приведут.

Коммуникативные барьеры

Барьер Возникает из-за: Примеры
Фонетический Неуместного темпа, скорости, громкости речи, плохой дикции Прекрасно подготовленная презентация может быть сорвана только потому, что выступающий, коверкая слова, быстро протараторит текст
Контекстный Двусмысленности речи Одновременно во всех наших филиалах должно проводиться точечное инвестирование в узкие места технологических процессов.У кого чешется — чешите в другом месте! (Черномырдин)К жене Боpиса Hиколаевича я подбиpался семь лет. (Жириновский)Я обещаю, что к Новому году у каждого белоруса на столе будут нормальные человеческие яйца (Лукашенко)
Осложняется, если руководитель прибегает к нему умышленно Повторяю! Задержек с выплатой зарплаты у нас нет. Есть нарушение графика
Рецепционный Перегруженности речи специальной лексикой, сложными предложениями, тавтологией В компании нет достаточной степени стабилизации на краткосрочном и среднесрочном уровнях, чтобы выйти из этой ситуации, которую я назвал бы неустойчивой стабилизацией, отделам необходимо стабилизировать свои мероприятия в краткосрочной и среднесрочной перспективе
Апелятивный Панибратских отношений с подчиненными, несоответствующего обращения к ним Катенька, твой отчет малость слабоват.Ребятки, ну-ка собрались на пять минуточек у меня
Аргументативный Демонстрации руководителем невысокого мнения об умственных способностях сотрудника, осложняется, если беседа происходит при посторонних “Надеюсь, вам не нужно напоминать, что…” — далее минут 20 сообщаются известные сведения о тенденциях на рынке в сегменте товаров, предлагаемых компанией.Я устал работать с некомпетентными людьми. Я не могу думать за всех. Почему я должен решать эти проблемы? Я не могу быть вашим постоянным консультантом…
Прескриптивный Желания подчеркнуть свое доминирующее положение Этот вопрос не подлежит обсуждению!Всем понятно?!Молчать, я сказал!
Угроз Кто не согласен, может увольняться…А ты знаешь, что за это бывает?
Семантический Синдрома “всезнания” Руководитель считает: все, что он говорит, не подлежит сомнению, его точка зрения — единственно верное решение проблемы
Синдрома “закрытого мышления” Человек не только “все знает”, но и “закрывает глаза и уши” перед новой информацией
“Застывших” оценок Единожды дав оценку подчиненному, начальник не желает замечать его развитие
Ухода от информации Нежелание собеседников найти взаимопонимание, стремление не услышать друг друга
Стереотипов Руководитель создает субъективное представление о работнике
Восприятия Неверной интерпретации полученной информации Фразу: “Поправьте меня, если я не прав…” сотрудник может истолковать как: “Я прав, и не дай Бог вы осмелитесь мне противоречить!”
Установочно-мотивировочный Преждевременного или лишнего в сложившейся ситуации решения руководства “Нам необходимо срочно создать еще два филиала. Чтобы через три дня у меня на столе лежала веская маркетинговая стратегия продвижения”. Сотрудники головного офиса, только начавшие раскручивать первый филиал, не готовы к такому повороту событий. Пока немало времени и сил требует первое “детище”, а тут эта “идея” еще о двух. Мотивации у персонала — ноль. Цель прекрасна, но так быстро не достижима. “Кто будет это делать? Где срочно достать анализ рынков тех регионов? А помещения, персонал?…”, — с недоумением вопрошают сотрудники, когда начальник покидает кабинет. И подводят итог: “Через три дня босс съязвит, что, ознакомившись с планом, нами подготовленным, он решил купить той же травы, что мы курим”
Ситуационный Отвлекающих факторов и/или неуважительного отношения к собеседнику Во время беседы руководитель смотрит по сторонам, а не на подчиненного, постоянно прерывается на телефонные разговоры, перекладывает бумаги, зевает и т. д.

Источник: Обобщенные данные лаборатории организационной психологии Института психологии им. Г. С. Костюка АПН Украины, психолога А. А. Мурашева

Кратко и по делу в Telegram

АВТОР: Евгения Замуруева

РАЗДЕЛ: Инвестгазета Практика

Источник: https://delo.ua/praktika/kto-prav-kto-vinovat-262596/

Ласицкене исключили из турнира в Германии. Мария может подать в суд, но на ВФЛА

Кто виноват и какие наши права

Мария заявила, что «так не должно быть в XXI веке». Ниже ответы на все вопросы

Трехкратная чемпионка мира по прыжкам в высоту Мария Ласицкене исключена из числа участниц турнира в Коттбусе. Хотя организаторы до последнего ждали звездную россиянку.

— Я расстроена, что не смогу приехать в Коттбус в этом году, — написала спортсменка в Instagram. — И до сих пор не могу понять, почему не имею права выступать на международном уровне. Разочарована, что меня лишают права выступать из чьей-то чужой ошибки. Так не должно быть в XXI веке.

Не все глубоко следят за происходящим в нашей легкой атлетике и не совсем понимают, что происходит. Отвечаем на главные вопросы по этой ситуации.

Шансы россиян выступить на зимнем чемпионате мира минимальны

Потому что прежде у Марии был хотя бы нейтральный статус. Как и еще у нескольких десятков российских атлетов. Никаких претензий к Ласицкене у Международной федерации легкой атлетики (World Athletics) нет и сейчас.

Зато есть к Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА). Из-за скандала, связанного с «делом Лысенко», совет World Athletics поручил рабочей группе и антидопинговому комитету пересмотреть процедуру выдачи нейтрального статуса.

На этом ситуация и зависла — новые критерии допуска неизвестны до сих пор.

ВФЛА пока не выглядит организацией, которая делает все, для ускорения процесса. Ответы по все тому же «делу Лысенко» были отправлены с задержкой.

А до момента их получения World Athletics заморозило решение всех вопросов, связанных с Россией.

А вместо напрашивающегося срочного проведения внеочередных выборов президента (после ухода Шляхтина), отчетно-выборная конференция почему-то назначена на самый конец февраля. По сути, это крест на зимнем международном сезоне для российских атлетов.

Мария Ласицкене: «Хочу, чтобы мне компенсировали ущерб»

Организаторы коммерческих турниров заранее связываются с менеджерами спортсменов и договариваются об условиях выступления. В случае, например, Усейна Болта в поздние годы, график составлялся на год вперед.

Естественно, что лучшую высотницу мира рады видеть у себя организаторы любого турнира. И договаривались с ней заранее.

Кто же мог подумать, что так получится? Причем если некоторые поступили показательно неуважительно (шотландцы, когда стало известно о пересмотре критериев нейтрального статуса для россиян, сразу же исключили Ласицкене из числа участниц турнира в Глазго), то вот немцы ждали Марию до последнего дня. То ли надеялись на чудо, то ли просто из уважения.

ВФЛА в тупике. Убийство федерации не поможет

Правда. Призовые на разных турнирах могут сильно отличаться. Но вот несколько примеров для общего понимания. За победу в общем зачете зимнего «Мирового тура» в прошлом году давали 20 тысяч долларов. Берешь отдельный этап — 3000 в той же валюте.

Победа на зимнем чемпионате мира — 40 тысяч. Плюс у спортсмена, уровня Ласицкене, солидный гонорар только за приезд на соревнования. Еще организаторы щедро поощряют за рекорды турнира, а Мария бьет их более или менее регулярно. Вот и считайте.

Даже три-четыре зарубежных старта высокого уровня принесли бы ей солидную сумму.

Теперь понимаете, почему она говорила о многомиллионном иске к ВФЛА, если до конца сезона она не получит даже нейтральный статус?

Допинговое преследование России. Все, что нужно знать о санкциях ВАДА

Как и все наши легкоатлеты сейчас — исключительно на внутренних стартах. Куда иностранцам вход заказан.

Вот и получается, что спортсменка, которая обожает соревноваться и, бывало, выходила в сектор трижды за неделю, за этот зимний сезон может выступить только на двух лишь стартах. Ситуация вообще парадоксальная. Одна из лучших легкоатлеток мира хочет выступать.

Ее рады видеть на всех турнирах. Все знают, что она совершенно чистая и никаких претензий со стороны антидопинговых служб к ней не было никогда. Ее отсутствие всем только в минус.

Но она все равно, по сути, сейчас в клетке.

Восстание российских легкоатлетов вышло за пределы Instagram

Все наши легкоатлеты. Применительно к этому сезону особенно много теряют Анжелика Сидорова, Михаил Акименко и Илья Иванюк. Сергей Шубенков по традиции зиму пропускает.

А вот действующая чемпионка мира в шесте в шикарной форме. На скромном чемпионате Москвы Сидорова показала великолепные 4,80. С таким результатом на мартовском чемпионате мира можно и на медаль замахнуться. Это лучший результат сезона в мире на сегодня.

А Анжелика еще распрыгается — это был ее первый старт.

У Акименко уже есть прыжок на 2,31. На том же чемпионате Москвы, солидные 2,30 показал Никита Анищенков.

Набирает форму после пропущенного летнего сезона Тимур Моргунов — вице-чемпиону Европы в шесте соревновательная практика сейчас была бы кстати.

Хороший результат в барьерном спринте у многоборца Артема Макаренко. И это речь только о тех, кто прямо сейчас мог бы бороться за медали на любых турнирах.

Когда ситуация сдвинется с мертвой точки — непонятно. И пока нет никаких гарантий, что кого-то из них вообще допустят до летних стартов.

Источник: https://www.sport-express.ru/athletics/reviews/pochemu-lasickene-ne-puskayut-na-turnir-v-nemeckom-kottbuse-kto-vinovat-1636784/?ua=dt

Автоправо
Добавить комментарий