Командировки, плохое зрение

Контактные линзы vs очки. Что выбрать?

Командировки, плохое зрение

  • ✔ Чем хороши очки
  • ✔ Чем хороши контактные линзы
  • ✔ Так что же лучше?

По статистике, около половины населения Земли имеют те или иные проблемы со зрением. Раньше их исправляли только с помощью очков.

Но вот уже несколько десятилетий люди все чаще отдают предпочтение мягким контактным линзам (МКЛ).

Те вошли в массовое потребление, избавив многих мужчин и женщин от стеснения, неудобства и комплексов, которые с детства закладывались «очкарикам».

Нельзя категорично заявить, что контактная коррекция вытеснила очковую, или что линзы лучше, чем очки. Ведь сегодня на каждый из этих продуктов есть спрос. Давайте посмотрим, в чем преимущества этих двух видов коррекции.

Чем хороши очки

Очки — самое простое и доступное средство для исправления плохого зрения. Первые упоминания об этом изобретении датируются XIII веком. Тогда в Италии впервые были использованы увеличительные стекла для того, чтобы лучше рассмотреть размытую картинку.

С тех пор прошло много времени, технологии производства совершенствовались, и сегодня тончайшие очковые линзы могут исправлять даже самое плохое зрение. А в оптиках есть возможность подобрать такую оправу, с которой корригирующие очки станут модным аксессуаром.

Преимущества очков:

  1. ✔ Длительный срок службы.

  2. ✔ Небольшая стоимость в сравнении с МКЛ (конечно, если не покупать дорогую оправу).

  3. ✔ Простота в использовании (чтобы надеть-снять очки, хватает нескольких секунд).

  4. ✔ Простота в уходе, для которого достаточно салфетки и футляра.

  5. ✔ Возможность сделать любой макияж, а также скрыть недостатки лица и придать больше шарма внешнему облику.

Наряду с большим количеством преимуществ очки имеют ряд недостатков, которые часто мешают в процессе ношения.

Недостатки очков:

  1. ✔ Их долгое ношение может плохо сказаться на состоянии глаз: привести к снижению тонуса глазодвигательных мышц и прогрессированию близорукости.

  2. ✔ В очках очень проблематично заниматься спортом, танцами, плаванием, альпинизмом, боксом и другими активностями

  3. ✔ При резкой смене температур очковые линзы запотевают, из-за чего в них ухудшается видимость.

  4. ✔ Очки могут развить комплексы, особенно в детском возрасте.

  5. ✔ Когда наступает лето, становится тяжело совмещать ношение солнцезащитных и корригирующих очков.

Чем хороши контактные линзы

Первые контактные линзы были жесткими. Но в 1960 году случился прорыв в офтальмологии – мир узнал о первых мягких контактных линзах. Со временем совершенствовались технологии, материалы, создавались новые виды МКЛ. И сегодня мы можем выбрать подходящие линзы из большого ассортимента от ведущих мировых производителей.

Преимущества контактных линз:

  1. ✔ Линзы не ограничивают поле зрения, поэтому в них вы всегда будете видеть четко и ясно.

  2. ✔ Они незаметны на глазах и не меняют ваш облик.

  3. ✔ МКЛ не могут разбиться, а значит вы не рискуете повредить глаза осколками.

  4. ✔ В линзах удобно заниматься спортом, танцами, вести активный образ жизни.  Они занимают мало места в багаже, так что их легко можно взять с собой в командировки и путешествия.

  5. ✔ Контактные линзы бывают цветными, а значит могут изменить или усилить цвет ваших глаз.

  6. ✔ В зависимости от режима ношения МКЛ можно носить до 1 месяца, не снимая с глаз.

Перечисленные положительные моменты делают линзы очень востребованными и популярными среди людей с плохим зрением. Они упрощают и улучшают жизнь многим мужчинам и женщинам по всему миру.

Недостатки контактных линз:

  1. ✔ В отличие от очков, которые покупаются на несколько лет, линзы требуют регулярных денежных вложений.

  2. ✔ Их нельзя носить при «простудных» и аллергических заболеваниях.

  3. ✔ При неаккуратном обращении линза может порваться, из-за чего ее придется выбросить раньше времени.

  4. ✔ Неправильный уход за МКЛ и нарушение режима их ношения/замены могут привести к очень сложным и неприятным последствиям – аллергическим реакциям, инфекции, язвам роговицы и т.д.

  5. ✔ Новичкам бывает сложновато надевать и снимать линзы. Это занимает больше времени, чем манипуляции с очками.

Так что же лучше?

В каждом конкретном случае выбор делается индивидуально. И никто не может категорически выступать «за» или «против» одного из этих видов коррекции зрения. Потому что оба они хороши и оба имеют свои недостатки.

Зачем делать выбор в пользу только очков или линз, если их ношение можно удачно чередовать? В качестве основного средства коррекции отдавайте предпочтение тому, которое более удобно для вас. А второе используйте как запасной вариант.

Чтобы определиться, прислушайтесь к своим потребностям и проконсультируйтесь с офтальмологом.

Статья обновлена 03.01.2019.

Источник: https://glazik.com.ua/ru/articles/blog/kontaktnye-linzy-vs-ochki/

О плохом зрении

Командировки, плохое зрение

Я очень не люблю разговоры про мое зрение с относительно (разумеется, по сравнению со мной) хорошо видящими людьми.

Мое зрение (с коррекцией) едва достигает шести процентов на лучше видящем левом глазу (я должна быть выспавшаяся и ничего не успевшая прочитать в этот день).

И когда на вопрос “Какое у тебя зрение?” Я говорю “Пять процентов”, люди “понимающе” кивают головой: “А, у меня тоже очки, минус один”. хочется убивать

Поясню небольшой нюанс. Диоптрии (это то, что в очках называется “минус один”, “минус пять” или “плюс полтора”) – это оптическая сила линзы. Углубляться в дебри оптики и школьной программы физики я не буду, кому надо – тот прочитает. А есть так называемая “острота зрения”.

Если очень грубо и приблизительно – это то, сколько вы строчек видите на всем известной таблице, сидя у окулиста на стульчике (на расстоянии 5 метров) – каждая строчка это +0,1 к остроте. Видите вы одну строчку – поздравляю, у вас острота зрения 0,1 или 10%. Видите пять – у вас 0,5 или 50%.

Принято считать, что человек без проблем со зрением прочитает 10 строчек, и получит остроту зрения 1,0 или 100%. Если не видеть ни одной, то окулист будет подходить к вам либо с растопыренной ладонью или же двумя пальцами, показывая знак “V”.

Когда вы будете в состоянии различить, сколько пальцев вам демонстрирует окулист, он остановится, и, прикидывая расстояние от вас до своих пальцев, высчитает процент. Ко мне окулист редко подходит ближе двух метров, но и обычно дальше трех не уходит.

Каждый метр расстояния между исследуемым и окулистом считается за 0,02 или 2%. Т.е. мое зрение гуляет в пределах от трех до шести процентов.

Вопрос оптической коррекции – тоже вопрос достаточно значимый. Иногда очки или линзы тупо не помогают. С чем это связано – долго рассказывать, но сие есть факт. Т.е. один человек может носить очки на -12 и в них видеть все 10 строчек таблицы, а кто-то может надеть очки на -3 и все равно с трудом видеть даже первую строчку.

Я ношу линзы -8 (-2 цилиндр и -6 сфера) на левый глаз и -6 на правый (правый у меня почти ничего не видит, поэтому линзу поставили той же сферической численности, что и на левый). Но даже в этих очках я не вижу первой строчки.

Как ни странно, в более сильных очках я видеть буду еще хуже. В процессе долгих манипуляций в “Оптике” мне смогли подобрать диоптрии, в которых смогли добиться максимума из чего смогли))).

Поэтому сравнивать, у кого зрение хуже, “меряясь диоптриями” – сравнивать холодное с мягким.

И именно по тем самым “процентам” в очках определяют критерии инвалидности. Сколько человек видит строчек без очков – его личная половая драма, но в очках он обязан видеть не меньше трех строчек.

Если видит от одной до трех – могут дать 3 группу инвалидности. Если видит меньше – то вторую.

Ежели человек различает два пальца сугубо на расстоянии вытянутой руки в любом виде очков максимум – то дают первую группу.

У меня, как понятно, вторая группа.

Это было некоторое лирическое отступление. Перейду на более голый субъективизм, а именно – в чем лично для меня выражается мое плохое зрение.

Во-первых, я не вижу надписи на улице. Никакие. Объявления, билборды, вывески, таблички домов, табличку подъезжающего автобуса, расписание автобуса, режим работы магазина, знак “Не курить” и т.д.

Номер автобуса могу различить, если стою не дальше, чем в метре от самого знака размером в ладонь.

Именно поэтому я не могу уехать в час пик – ретивая толпа отпихивает меня от автобуса быстрее, чем я успеваю засечь номер, а на вопросы “Какой это номер?” мне не отвечает почти никто.

Во-вторых, я не вижу – ценники, названия товаров на витрине, могу даже рыбу с мясом перепутать. Я не вижу, что там за красные, синие, зеленые банки (или бутылки?) стоят на полке в двух метрах, я не вижу, есть ли в продаже рис, сахар, соль и что такое “вон то белое в банке” – мука, сахар, соль на развес).

В-третьих, не вижу – номера на кабинетах, пришлепнутые на верхнюю часть косяка, высвечивающийся номер в электронной очереди, указатели “Кредит – там” и тому подобное.

В-четвертых, я не вижу, что пишет преподаватель на доске даже с первой парты. Даже если он напишет крупно. Даже если обведет пожирнее. Даже если лично для меня возьмет мел другого цвета. Не увижу – и все.

В-пятых, я не узнаю людей. Они для меня “большие цветные говорящие пятна”). Я могу не увидеть, кто мне ответил или кивнул головой, могу не увидеть, что человек отвернулся или же смотрит на меня, ожидая ответа.

Усугубляет проблему в общении мое косоглазие, поскольку правый глаз у меня не видит, то он “гуляет” сам по себе, а человек, к которому я обращаюсь, чаще всего смотрит мне именно на правый глаз, и не отвечает, полагая, что я разговариваю с кем-то рядом. Иногда начинает оглядываться, пытаясь определить моего собеседника.

Поэтому при разговорах с кем-то я закрываю правый глаз, дабы не смущать никого. Хотя пару раз и это не помогло. Один раз даже на меня ругались, типа, мол, хули я тут “глазки строю”, “щурюсь презрительно” и т.д. Если я занимаю очередь за кем-то, я занимаю очередь за “цветным пятном”.

И если это пятно внезапно поменяет цвет (человек надел/снял куртку) – я теряюсь мгновенно. Я люблю занимать очередь за людьми с палочкой, с крашеными волосами, в татуировках, с большими сумками или с маленькими детьми)))

Но! Я увижу, если подойду ко всему этому вышеперечисленному хотя бы на расстояние в полметра-метр. Я отличу сгущенку от кетчупа, масло от майонеза, разберу, куда едет автобус и что же хотел нарисовать препод.

Я увижу дверь, увижу лестницу (иногда не вижу границы ступенек при спуске вниз), увижу тротуар, куст, шкаф, стол и т.д.)))) Вижу дверь в автобус, вижу ступеньку в этот автобус)))

Могу разговаривать с манекенами или же с картонными фигурами. Выглядит смешно, но я потом смущаюсь))). Могу продавца принять за манекена, но это бывает реже – они все же иногда шевелятся.

Есть, конечно, некоторые нюансы, в зависимости от размера шрифта, но это детали.

Основная проблема в том, что я выгляжу как нормальный зрячий человек. Я хожу в очках с диоптриями (все же видеть на расстоянии метра или двух метров для меня разница ощутимая), руками перед собой воздух не щупаю, на препятствия не натыкаюсь (разве что иногда спотыкаюсь о неровности и матерюсь).

И почти всегда я сталкиваюсь с откровенным хамством или тотальным игнором моих вопросов.

“Подскажите, у вас есть %товар%?” вызывает гневную отповедь: “Все на витрине, глаза разуйте!” И почти всегда попытки объяснить, что я не вижу, сталкиваются с противодействием, начиная от “К врачу тогда идите, пусть очки лучше выпишет” до ответов-саботажа.

Ответы-саботаж – это когда информацию из продавца надо вытягивать клещами. “Какое масло у вас есть?” – “Разное”. Блин, да я понимаю, что мы не в СССР, где масло бывало только одного вида – “подсолнечное в бидончик”, но подсказать хотя бы, оливковое или подсолнечное, можно!

Иногда при слове “А покажите, пожалуйста, поближе!” продавец достает товар с полки и демонстрирует его в руке, не приближаясь ни на метр. Ну стояло на полке “нечто синее”, ну держит она в руке “нечто синее” – мне ни горячо, ни холодно.

Обругать в автобусе, в который меня запихнули я влезла, что я посмела поинтересоваться номером маршрута –  “Все написано!” – легко.

А вот когда я, заебанная подобным, достаю белую трость, раскладываю ее и захожу в тот же магазин – отношение меняется кардинальным образом. Если это супермаркет, меня проведут по полкам, поинтересуются, что я хочу купить, перечислят имеющийся товар, посоветуют по жирности/калорийности/ГМО и будут аккуратно придерживать и предупреждать, чтобы я не врезалась в витрину.

В автобус меня пропустят, уступят место, спросят, докуда я еду, предупредят, когда будет моя остановка и т.д.

Но постоянно ходить с тростью – неудобно. Она занимает место в руке и нередко мешается, например, когда я иду по солнечной улице знакомым маршрутом или вхожу в магазин с нормальным освещением – трость тут реально не нужна и отвлекает, поскольку препятствия я вижу.

А еще как бы я ни шла, с тростью или без – когда становится ясно, что я не вижу – меня обсчитывают. Могут пробить в кассе не 230 рублей, а 240. Чек прочитать я не могу – очень мелко. Надпись на кассовом аппарате я не вижу. Показания весов не вижу. Наклеенные ценники на товаре я тоже часто не вижу.

Поэтому в магазин ходит муж. Его не обсчитывают.

И, возвращаясь к началу моего поста – я именно поэтому не люблю все разговоры про мое зрение.

Потому что я реально задалбываюсь и не знаю, как объяснить человеку, что “вот тут” я вижу, а “здесь” не вижу, в этом случае я “вижу зеленый”, потому что светофор чирикает, “вижу двадцать третий автобус”, потому что он зеленого характерного цвета, здесь обхожу бордюр, потому что раз пятнадцать на нем спотыкалась, а вот здесь я не вижу светофор, потому что он молчит, и на него солнце криво светит, здесь я понятия не имею, какого номера автобус, потому что он желтый, а желтый может быть какой угодно, и даже двадцать третий, и этот бордюр я не вижу в упор, потому что я раньше никогда здесь не ходила. И я  не найду двести десятую аудиторию, хотя уже пять лет в этом универе обитаю – я обитаю вообще на третьем этаже, и то я там знаю лишь четыре часто посещаемых аудитории плюс деканат и преподавательскую. И да, я найду улицу N, потому что я помню, где она находится, а вот какую-то незнакомую – не найду, и “там же таблички” мне не помогут… А так же мне приходится долго и нудно объяснять, что нет, мне не помогут более сильные очки, лазерная коррекция, операция в Израиле (кто за нее платить будет?), тренажеры, очки в дырочку, есть больше морковки, БАД с черникой…

Источник: https://pikabu.ru/story/o_plokhom_zrenii_6834202

4 истории о том, как хорошее зрение меняет качество жизни

Командировки, плохое зрение

Лазерная коррекция — быстрая и безболезненная процедура, уверяют врачи клиники заботы о зрении 3Z («Три-З»). Так ли это, мы узнали, поговорив с людьми, которые решились вернуть идеальное зрение с помощью операции

Гарик Шаповалов, 30 лет, ведущий мероприятий

Зрение до операции: минус 2,5 на одном глазу, минус 2,75 на втором

Близорукость — это семейная проблема, у меня оба родителя в очках, и я надел очки классе в пятом-шестом.

Уже с первого курса Высшей школы экономики я начал вести мероприятия, свадьбы, рекламные акции, то есть работать на публику и с микрофоном.

Довольно давно я занимаюсь не только проведением, но и организацией праздников, а значит, должен держать все под контролем — монтаж, расстановку блюд на фуршете или банкете, настройку света, готовность гримерных комнат для приглашенных артистов, чистоту дорожек, по которым пройдут гости. Деталей миллион, поэтому хорошее зрение просто необходимо.

Когда ты на площадке по 10–12 часов, из-за линз начинается резь в глазах, а очки могут сломаться. У меня был такой случай: моя команда организовывала открытие нового ресторана.

Как ведущий я встречал гостей и случайно столкнулся с одним из них, оправа очков не выдержала, очки развалились на две половинки.

Хорошо, что у меня с собой всегда были линзы, иначе пришлось бы вести мероприятие «на ощупь».

С линзами у меня свои сложности: первый комплект я надевал два часа, а снимал чуть не три. Потом привык, конечно, хотя глаза у меня очень чувствительные. Плюс к тому я аллергик, так что мне подходили только однодневные линзы. Но в 2015 году из-за воспаления запретили и их, пришлось вернуться к очкам.

Гарик Шаповалов Фото из личного архива

Этим летом мы поехали в свадебное путешествие на Шри-Ланку. Я увлекаюсь серфингом, но на второй же день мои очки внезапно смыла волна. Снова выручили линзы, но и их в океане может смыть.

В отпуске я случайно увидел пост друга, который делился радостью от коррекции зрения. Написал ему, он ответил на все вопросы, успокоил.

Так что сразу по возвращении я стал искать клинику и остановился на 3Z. За день до обследования снял линзы и отправился на прием к врачу.

Первые впечатления были приятными, хотя копилка клиентского доверия наполнялась медленно: я смотрел на оборудование, персонал, мучил врачей вопросами, на которые всегда получал адекватные ответы.

По результатам диагностики мы остановились на классической технологии Femto Super LASIK.

Самым важным для меня было понимать, когда я смогу вернуться к активному образу жизни. Врачи уверяли, что уже на второй день.

Клиника 3Z: Femto Super LASIK — это «классика» современных методов коррекции зрения. Наиболее универсальная технология. Это значит, что все неприятные ощущения во время восстановительного периода сведены к минимуму: уже на следующий день после операции вы увидите мир четко без очков и линз.

Я подождал две недели после снятия линз и приехал на операцию. Перед ней была новая проверка состояния глаз, после чего меня повели готовиться — дали костюм, как в американских фильмах, шапочку. Операцию я анонсировал в своем Instagram, это заинтересовало подписчиков, так что я предложил сделать прямой эфир. Но врачи не разрешили.

В операционной несколько медицинских сотрудников, все в масках. Я лег на кушетку, голову зафиксировали, в глаза закапали обезболивающее. Я задавал вопросы, врач отвечал и комментировал каждое свое действие, из-за этого страх отступил.

Работа первого лазера (фемтосекундного) заняла около 15 секунд, затем обработали роговицу эксимерным лазером, а в конце промыли глаз водой. Вся операция заняла минут десять. Меня отвели в темную комнату, дали успокоительное, и я заснул на два часа. Потом выдали темные очки, и я поехал домой. 

3Z (или «Три-З») — самая крупная в России федеральная сеть современных офтальмологических центров. Первая клиника была открыта еще в 2003 году — с тех пор наши врачи провели порядка 190 тысяч операций — это лазерные коррекции зрения по различным технологиям, хирургия катаракты и глаукомы, витреоретинальная хирургия.

Видеть хорошо начинаешь практически сразу после операции. На второй день снова едешь на обследование.

Клиника находится на ВДНХ, так что я спросил: можно ли я возьму велосипед и покатаюсь? Врачи ответили, что без проблем — нельзя заниматься водными видами спорта, а небольшая физическая нагрузка не повредит.

Я объехал весь парк и, наблюдая за каплями воды, накрутил несколько кругов вокруг фонтана. Видел все: мелкие детали, эмоции на лицах людей.

Я испытал настоящий приступ счастья и думал: «Почему я не сделал этого раньше?» Мне хотелось не переставая гулять, сравнивать качество зрения с друзьями — этот кайф не передать.

После операции и комфорта, и, конечно, уверенности стало в разы больше. Заметил, что стал чаще улыбаться: даже серой осенью видишь много прекрасных мелочей, которые до этого попросту упускал из вида.

Но до конца это могут понять только «прозревшие», те из нас, у кого с детства не было хорошего зрения.

«Не увидела смерть Коррадо Каттани»

Арина Пономарева, 39 лет, дизайнер Headsover

Зрение до операции: минус 4,5 на одном глазу, минус 4,75 на втором

Зрение у меня упало еще в детстве. Помню, в школе в холле у нас висел телевизор и на переменах мы смотрели сериал «Спрут». И именно в тот день, когда показывали серию, в которой убивают Коррадо Каттани, я забыла очки дома и не смогла увидеть ничего: все столпились у телевизора и подойти близко было невозможно.

Очки я не любила — ни для вождения, ни для жизни. Опять же при моей близорукости они превращали меня в женщину с маленькими глазами, а такого я допустить никак не могла. Так что, как только появились линзы, я стала носить их. И доносилась до того, что глаза стали сохнуть и к десяти вечера из них разве что песок не сыпался.

Мой веселый мужчина обожал, когда вечером я снимала линзы и превращалась в слепую курицу. Пользуясь моментом, он тут же начинал корчить страшные рожи и дразнить меня, а я вместо лица видела только блин. Наверное, и коррекцию решилась сделать ему назло, чтобы ничто не ускользнуло от моего взгляда.

Клиника 3Z: То, что мы называем «стопроцентным зрением», — это усредненная норма остроты зрения. Но некоторые люди имеют склонность к так называемому телескопическому зрению, когда острота превышает 100 процентов. Это зависит от природного строения сетчатки глаза.

Проверяют остроту зрения чаще всего с помощью таблицы Сивцева — Головина: черта внизу отделяет показатель в 100 процентов от более высокого. Проверить, есть ли у вас предрасположенность к телескопическому зрению, можно на консультации у офтальмолога или во время предоперационной диагностики.

Конечно, я знала о такой возможности, но долго откладывала. При моем ритме жизни — постоянные перелеты, тренировки, встречи — было сложно выделить на операцию даже день. Так что подтрунивание бойфренда послужило неплохой мотивацией. К тому же я придумала себе еще один важный стимул — поездку на сафари в Кению.

Операцию я сделала четыре года назад. Сама приехала за рулем, почему-то, опираясь на удачный опыт подруг, решила, что с легкостью доеду домой. Но в итоге пришлось воспользоваться помощью брата.

Арина Понамарева Фото из личного архива

После консультации с врачом я выбрала технологию Femto Super LASIK. Все прошло быстро и безболезненно, единственной моей ошибкой было посмотреть накануне видео о том, как проходит операция. Вот этого точно делать не стоит. После я провела пару часов в клинике и поехала домой.

Я не ожидала, что будет так классно. Ты встаешь с кушетки и уже в этот момент потрясен, что идеально видишь. Это фантастика. Мне до сих пор снятся сны — и это один из самых страшных моих кошмаров, — что у меня падает зрение. Но оно не падает. Вообще.

В Кению я поехала через месяц после коррекции. Эта поездка настолько вдохновила, что там мне пришла идея создавать декоративные головы животных. Сразу после возвращения я сделала голову бегемота.

В итоге увлечение выросло в целый проект, появился бренд Headsover. Теперь в коллекции есть львы, быки, слоны, сейчас работаю над пантерой. Так что во многом благодаря коррекции зрения появился мой бизнес.

Единственный вопрос, который я теперь себе задаю: почему я не сделала этого раньше?

«Во время прыжков с парашютом привязывал к дужкам очков шнурок от ботинок»

Григорий Ширванянц, 38 лет, переводчик-синхронист, журналист

Зрение: оба глаза минус 4,5 

Когда мне было четыре года, я попал в автомобильную аварию и получил сильный удар по голове. Считается, что именно это повлияло на зрение. Мне же больше нравится версия, что я очень любил читать, особенно по ночам, при свете фонарика. Годам к десяти родители увидели, что зрение падает довольно быстро и, когда оно стало минус 3,5, забили тревогу.

Мне сделали склеропластику (операция по укреплению склеры глазного яблока), после чего зрение зафиксировалось на этом уровне. До седьмого класса я надевал очки только во время уроков. Но, став старше, начал активно гулять с девочками, и обнаружилась проблема: на улице я их не узнавал. Это была серьезная мотивация, чтобы начать носить очки постоянно.

Григорий Ширванянц Фото из личного архива

Потом в жизни появились линзы. Дискомфорта не было, но пару раз заработал конъюнктивит по неопытности. И конечно, это неудобно: надо носить с собой раствор, контейнер на случай, если утром проснешься не дома.

Да и вообще, что очки, что линзы — это неудобство для тех, кто ведет активный образ жизни. Я пишу о яхтах, автомобилях, мотоциклах, часто делаю тест-драйвы, уезжаю в командировки.

Мне важна мобильность и максимально хорошее зрение.

Клиника 3Z: ReLEx SMILE — наиболее современная технология коррекции зрения, после которой человек восстанавливается максимально быстро.

Она предполагает минимальное вмешательство в структуру роговицы, и после операции некоторые люди уже на следующий день возвращаются в спортзал, садятся за руль автомобиля и работают за компьютером.

Идеально для активного образа жизни.

Когда в 2001 или в 2002 году первый раз прыгнул с парашютом, мне сказали снять очки. В следующий раз я уже был ученый и запасся шнурком от ботинок, которым и привязал дужки. На горнолыжном склоне я однажды упал так, что у меня из оправы очков вылетело стекло. Катался на водных лыжах — линзу просто вымыло из глаза.

К 34 годам зрение медленно просело до минус 4,5, и на день рождения семья подарила мне коррекцию зрения. Операция прошла быстро и безболезненно. После я пришел домой и улегся спать. Проснулся через четыре часа и понял, что все в порядке.

Вечером того же дня я уже сидел с друзьями в ресторане, а на следующий день стрелял из ружья по тарелкам — я тогда занимался стендовой стрельбой.

С тех пор я больше никогда не вспоминал про очки и линзы. Кстати, после коррекции купил первый мотоцикл. Такой кайф — на невысокой скорости открыть шлем и насладиться видами, не боясь, что под линзу залетит песчинка и испортит все удовольствие.

«Не разглядела мужчину своей мечты»

Елена Чигвинцева, 30 лет, продюсер, кастинг-директор

Зрение: оба глаза минус 4

Я 20 лет прожила с плохим зрением. Уже в пятом классе пришлось носить какие-то страшные очки и вынужденно надевать их на уроках. Где-то с 13 лет я носила очки постоянно.

Внешность у меня незаурядная, оправы всегда были красивые и в общем-то мне шли, но детские комплексы победили: я никогда не фотографировалась в очках и никогда не надевала их на свидания.

При такой близорукости, как у меня, очки существенно уменьшают глаза, и взгляд становится не такой распахнутый. После школы начала экспериментировать с линзами, но быстро выяснила, что они мне не подходят. Никакие.

Ношение очков омрачало мою жизнь. Невозможно заниматься спортом, танцами, плаванием. В конце концов, возможно, я из-за своей слепоты не разглядела мужчину своей мечты.

Елена Чигвинцева Фото из личного архива

Я долго мечтала о коррекции, но не знала, как подступиться к этому делу. Тщательно изучила вопрос, убедилась, что операция не сложная, и решилась.

Клиника 3Z: Одна из самых проверенных временем технологий коррекции зрения — это  LASIK. Она существует на рынке офтальмологии уже 30 лет, причем первая коррекция по этому методу была проведена именно в России.

Сейчас это наиболее доступный способ коррекции зрения, однако пациенты клиники 3Z в Москве могут выбирать: в клинике оперируют по шести технологиям — от классических до самых современных. Среднее время воздействия лазера на роговицу пациента составляет всего 27 секунд.

Подобрать оптимальную технологию поможет врач после тщательной диагностики. 

Самое главное — это настрой. Ты должен лечь, выдохнуть и убедить себя не сбежать сию секунду, а просто потерпеть и пережить. Страшно было только в самом начале, но когда делали второй глаз, я уже пела. Самое важное — это совсем не больно.

Кроме гордости за себя, что я сделала шаг на пути к своей мечте, я больше ничего не испытала. После операции я три часа спала, а вечером уже любовалась видами из окна и разглядывала вывески, номера машин и прочие детали, которые раньше попросту не замечала.

Да и работать я начала на следующий же день.

Так как прошло всего три дня, все еще не верю, что это навсегда: вместо 4–5%, которые я видела до коррекции, теперь у меня острота 120% без очков и линз — и это прекрасно.

Подготовила Анастасия Рыжкова

Читателям «Сноба» клиника 3Z в Москве дарит скидку 30 процентов на предоперационную диагностику, а также снижает стоимость коррекции зрения по любой технологии на 15 тысяч рублей на оба глаза.

Запишитесь на прием, перейдя по ссылке, а затем назовите специалисту call-центра промокод «Сноб». Срок действия акции — до 31 января 2019 года.

 Акция доступна для людей старше 18 лет&

ООО «ТРИ-З-МСК». Лицензия № ЛО-77-01-016239 от 20 июня 2018 года.

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста.

Источник: https://snob.ru/entry/168933/

Не узнаю бывших: как живется людям с плохим зрением

Командировки, плохое зрение

Всемирная организация здравоохранения отмечает, что в России в последние годы растет число людей с нарушением зрения. Причиной того, что у многих портится зрение, является увлечение гаджетами.

Далеко не все готовы делать дорогие операции и обходятся очками или линзами. При этом из-за плохого зрения часто возникают нелепые ситуации.

Обозреватель РИАМО узнала, как живется людям с плохим зрением и как они решают эту проблему.

Валентина, 40 лет, редактор:

 giphy.ру

«Я в очках со школьной скамьи. Выписывая рецепт на очки, офтальмологи советуют брать диоптрии поменьше – якобы так глаза будут в тонусе. Но постоянно убеждаюсь, что зрение меня подводит.

Например, проезжая в автомобиле мимо какого-то места или знака, на которые обращает внимание мой спутник, успеваю только спросить: «Что? Где? Когда?»

Часто мне кажется, что навстречу идет знакомый человек. Я начинаю издалека улыбаться, а поравнявшись с ним, оказывается, что он мне вовсе не знаком – и смотрит на меня с недоумением. В таких случаях просто развожу руками – мол, обозналась».

Как пройти бесплатную диспансеризацию в парках Москвы>>

Татьяна, 32 года, мерчендайзер:

 pixabay.com

«Зрение у меня минус 3,5 на оба глаза. Я работаю в креативной компании, где все на «ты». Однажды утром, заприметив коллегу, я поздоровалась с ней на расстоянии 5-6 метров и даже спросила, как твои сыновья.

Только по голосу поняла, что это совсем другая женщина, тоже коротко стриженая блондинка, но не моя коллега.

Спасибо, что она не растерялась и поздоровалась в ответ, сообщив, что у нее дочери. Мне было ужасно неудобно, но мы вместе посмеялись».

Анджей, 35 лет, писатель:

 pixabay.com

«У меня плохое зрение еще со школы. Не могу сказать, что это портит мне жизнь, но один случай я запомнил навсегда. В 11-м классе я возвращался домой со своей новой девушкой, а с бывшей еще не расстался.

Бывшая девушка увидела меня издалека и пошла в мою сторону, но я ее, естественно, не заметил.

Когда увидел ее рядом, было уже поздно. Она прошла мимо, а потом стала названивать мне по домашнему телефону в истерике. Если бы я хорошо видел, то мог бы вовремя свернуть, чтобы не травмировать бывшую».

Две гвоздики на свидание и букет на свадьбу бывшего – флористы о жадных и нервных клиентах>>

Владимир, 56 лет, программист:

 giphy.ру

«Очки я ношу с 2011 года, но надеваю их только за работой у компьютера.

Если я забывал очки дома, то мой рабочий день становился отчасти выходным.

Дорога занимает более 1,5 часов, и кататься за очками домой смысла нет. Забыв очки, занимался техподдержкой – отвечал на вопросы по телефону, консультировал коллег по проблемам и ошибкам. В итоге купил вторые очки – для работы».

Полина, 32 года, технолог:

 gifer.com

«У меня зрение минус 3, и мне кажется, что камера на айфоне видит лучше меня. Я ношу линзы и очки, но на свидание хожу без них. Когда я была студенткой, за мной заехал молодой человек.

Я уверенно вышла из дома в мини-юбке и гордо села в чужую машину. Грузин и маленькая девочка, к которым я нагло подсела, были в шоке.

Я извинилась и быстро ретировалась. Парень, пригласивший меня на свидание, виду не подал. В итоге отношения у нас не сложились, но я думаю, дело не только в моем плохом зрении. После этой истории я стала ориентироваться не на марку авто поклонника, а на номер, до сих пор так делаю, чтобы не попасть в казус».

Что почитать для вдохновения: 10 новых книг от известных блогеров Рунета>>

Анна, архитектор, 26 лет:

 pixabay.com

«Я ношу линзы уже 9 лет. На самом деле, зрение испортилось чуть раньше, но я приспосабливалась: узнавала «своих» по силуэтам.

По-хорошему, помимо линз, должна быть пара очков, так как во время болезни или после рабочего дня линзы носить не стоит. Но я приобрела свои первые очки всего месяц назад.

Не делайте так! Можно повредить роговицу. Мне просто повезло, что этого до сих пор не произошло.

Сейчас без линз я себя чувствую слепым котенком, хотя минус не такой уж большой – 2,75.

Номера такси не вижу, друзей не узнаю. В стеклянную дверь однажды вошла. Уверенно так вошла, летящей походкой. Хорошо, что и стекло, и лоб оказались достаточно крепкими.

С очками мы пока не особо дружим: стоит опустить или поднять глаза за пределы линз – картинка уже недостоверная. Кажется, что ступенька прямо под твоей ногой, а оказывается – чуть дальше. Не смертельно, конечно, но не очень приятно. Пару раз чудом избежала приземления на пятую точку».

Мария, 32 года, редактор:

 pixabay.com

«Все детство и подростковый возраст у меня было идеальное зрение. Очки понадобились в университете – из-за громадных списков литературы я буквально «считала» глаза. Плюс много времени за компьютером – это тоже сказалось.

Впрочем, очки я носила редко, когда глаза уставали и начинала болеть голова. Сейчас ношу их, только когда работаю с текстами за компьютером, а для чтения книг, в том числе электронных, они мне не нужны. О контактных линзах никогда не задумывалась – незачем, да и очки выглядят классно!

Казус случился, когда в 26 лет я пошла в автошколу. На медкомиссии врач попросил прочитать буквы на таблице.

Двумя глазами я видела прекрасно, но, когда меня попросили закрыть левый глаз, я «повисла»: правый показывал расплывчатую картинку, даже гигантские Ш и Б первой строчки расплывались. Я сказала врачу, что ничего не вижу.

Но это было не так – я сносно видела буквы до середины таблицы. Врач утешил меня и написал в справке, что я могу водить машину без очков.

Проверила и выяснила, что левый глаз у меня дальнозоркий, а правый – близорукий. Но плюс и минус незначительные, так что особых проблем эта «разноглазость» мне не доставляет.

Единственное неудобство – 3D-фильмы я смотрю с трудом.

Картинка просто не складывается – вместо объемного изображения я вижу плоские фигуры с немного расплывчатым контуром. Выглядит забавно, «лечится» закрыванием одного глаза – так можно смотреть фильм, хоть и не в 3D. Впрочем, я прекрасно вижу объемную картинку в кинотеатрах с технологией IMAX 3D, когда эффект достигается за счет поляризации света.

Еще один юморной момент, связанный с кинотеатрами. Я с детства обожаю фильмы ужасов и регулярно хожу в кино, чтобы увидеть всех маньяков и монстров на большом экране.

Люблю пугаться на скримеры! Но бывает, страсти в фильме так накаляются, что смотреть действительно неприятно.

Тогда я закрываю свой дальнозоркий левый глаз и смотрю ужастик близоруким правым – картинка расплывается и становится не такой пугающей».

Что посмотреть в кино в июне: «Люди Икс: Темный Феникс», «Рокетмен» и еще 11 фильмов>>

Татьяна, 36 лет, редактор:

 giphy.ру

«У меня небольшой минус, где-то минус 2. Возможно, за последнее время зрение еще упало, потому что я стала надевать очки за компьютером и включать 16-й шрифт, чего раньше не было. Конечно, годы редакторской работы делают свое дело.

Классика – забыть очки в кино или театр – весь сеанс насмарку. Но больше всего напрягает, что плохо видишь вдаль на улице, особенно в транспорте.

Много раз было смешно, когда на автобусной остановке у стоящей рядом бабушки спрашиваешь, а какой там автобус идет?

При выборе очков мне не раз предлагали попробовать линзы, даже давали протестировать бесплатно, но я отказывалась – категорически не хочу пихать себе что-то в глаза».

Мария, 26 лет, журналист:

 pixabay.com

«Не узнавать знакомых – классика.

Но я приспособила под себя эту «сверхспособность» и если не хочу с кем-то здороваться, то просто делаю вид, что не разглядела.

Правда, пару раз меня останавливали и на отговорку «ой, у меня же зрение плохое, извини», замечали, что очки-то на месте.

Лет 5-6 назад, собираясь на собеседование в Питере, я забыла очки дома. Делала пересадку с синей на зеленую ветку, села в поезд, уткнулась в телефон и поехала. Поднимаю голову – а я в Рыбацком. Ну, подумалось, не очень-то и хотелось.

И самое любимое – утренняя игра «нарисуй ровную стрелку с одним открытым полувидящим глазом». Экстрим. А линзы не ношу, потому что мне очень лень с ними возиться».

Как собрать аптечку в отпуск>>

Елизавета, 25 лет, редактор: 

 gifer.com

«Мое зрение минус 1,5. Это не мешает мне жить, но казусы бывают. Однажды мы с мужем пошли гулять по Москве, дошли до Пречистенской набережной, чтобы полюбоваться видом.

Глядя на Большой каменный мост, я спрашиваю: «А второй мост что, для пешеходов?». Муж не понял, какой второй мост?

Говорит, там один мост. Я отвечаю, ну как один, посмотри внимательнее, под автомобильным мостом еще один идет.

Муж убеждал, что там нет второго моста, но я потащила его вперед, чтобы рассмотреть ближе и прогуляться по нижнему мосту. Когда подошла, поняла, что никакого второго моста нет, это подпорка, которая из-за плохого зрения виделась мне как мост».

Анастасия, 31 год, пиарщик:

 Pixabay

«Зрение у меня испортилось еще в школе: я читала при плохом свете, в транспорте, лежа в ванной. Никогда не говорила об этом маме.

Мои первые очки мне тайком отдала лучшая подруга в 10-м, и я их прятала от родителей до второго курса вуза, когда зрение скатилось до -1. Линзы не признаю до сих пор, потому что привыкла к тому, что очки можно снять в транспорте и не видеть попутчиков.

Конечно, казусы с плохим зрением у меня бывали. Но эпик фейл, который я запомнила на всю жизнь, случился в день свадьбы.

В этот день очки никак не вписывалась в мой образ, а зрение у меня уже -2. В итоге я помню только размазанные лица гостей, не помню до сих пор, кто там был, как они были одеты… некоторых я отличала лишь по походке или смутному образу. Удивительно, но жениха я ни с кем не перепутала».

Источник: https://riamo.ru/article/364413/ne-uznayu-byvshih-kak-zhivetsya-lyudyam-s-plohim-zreniem.xl

Каково это — потерять зрение и слух

Командировки, плохое зрение

На территории России и СНГ выходит всего один журнал для слепоглухих людей — «Ваш собеседник».

Для людей, которые ничего не видят и не слышат, — это почти единственный источник информации: покупку дорогостоящего брайлевского дисплея и необходимой техники для выхода в сеть могут позволить себе единицы.

Почти все сотрудники «Вашего собеседника», в том числе и главный редактор Наталья Кремнева, — слепоглухие люди. Каждый из них потерял слух, а затем зрение, будучи уже взрослым человеком. 

Нас трое в комнате. Наталья, сурдопереводчица Татьяна и я. Договорились, что я буду озвучивать Татьяне свои вопросы, а она будет передавать их Наталье на дактиле (форма общения, при которой тифлосурдопереводчик прикасается к руке собеседника и воспроизводит при помощи пальцев каждую букву слова в отдельности). 

Наталья Кремнева, главный редактор журнала «Ваш собеседник»: «Плохое зрение у меня было с детства. Проблему заметили, когда мне было три года: я не видела в вечернее время. Тогда в народе это называли куриной слепотой.

Родители не придавали этому значения, но зрение продолжало ухудшаться, и позже врачи поставили диагноз — пигментная дегенерация сетчатки. Первый признак этого заболевания — плохое видение в вечернее время, при этом днем все может быть абсолютно нормально. В шесть лет я переболела гриппом, и это дало осложнение на слух.

Врачи скрывали от родителей и от меня, что пигментный ретинит рано или поздно приводит к абсолютной слепоте. В СССР так было принято. Врачи считали, что раз это не лечится, то и не нужно пугать людей заранее. А тут еще и слух стал потихоньку пропадать.

Сначала я еще слышала людей, которые находились вблизи, а потом без слухового аппарата уже совсем не справлялась. При этом у меня даже мысли никогда не возникало, что слух когда-нибудь может пропасть совсем. А вот за зрение я боялась.

Я практически не отдавала себе отчета в том, что будет через 20–30 лет. Я мечтала быть журналистом. Только им — и больше никем! Мой отец был известным редактором фронтовой газеты, наш дом всегда был полон литераторов, режиссеров, актеров. Я обожала этот мир. Писала рассказы, повести. Многие говорили, что у меня хороший слог.

Когда я окончила школу и встал вопрос, куда идти, мне было предельно ясно — я буду поступать на журфак МГУ. Отец прекрасно понимал, что работать журналистом я не смогу: полуслепая, полуглухая — куда мне. Я не смогу ездить в командировки, не смогу крутиться, возможно, у меня даже приемная комиссия документы не примет.

Короче говоря, он запретил туда поступать.

В итоге я окончила исторический факультет МГУ. Ко времени выпуска из университета я все еще надеялась, что не ослепну, но чувствовала, что уже скоро это произойдет.

В случаях, подобных моему, к потере зрения можно и нужно готовиться. Например, я завязывала глаза и на ощупь чистила картошку, а потом смотрела, что получилось. Училась зажигать газ: зажигала и подставляла руку, чтобы проверить. Пыталась запоминать все в метро, на улице, подбирала ориентиры.

Я, например, запоминала, что перед метро будка автобусной остановки, а через 10 шагов — спуск в метро. Трудность была в том, что одно из свойств пигментного ретинита — суженное поле зрения, то есть я вообще ничего не вижу вблизи, а то, что подальше, вижу.

В метро я видела, что на расстоянии от меня находятся ступеньки наверх, а то, что у меня уже под ногами ступеньки вниз, я не видела, часто падала. В итоге я для себя высчитала шаги от входа до лестницы, от лестницы до эскалатора, полностью измерила количеством шагов весь маршрут. Еще я заранее выучила язык Брайля.

Я даже немножко морально была готова к потере зрения, но все же вся моя подготовка была как бы «на всякий случай». На случай, который, как мне казалось, никогда не наступит. Эти предварительные тренировки мне в будущем очень помогли. 

Но произошло то, чего я совсем не ожидала: однажды я проснулась, как всегда надела слуховой аппарат и вдруг обнаружила, что даже в нем почти ничего не слышу. Я подумала, что он сломался, побежала покупать другой.

Неделю бегала по Москве, искала самые мощные аппараты, но поняла, что просто полностью оглохла. Вот к этому я была совсем не готова.

Я почему-то даже мысли такой никогда не допускала, и мне все время казалось, что это какая-то ошибка и вот завтра я проснусь, надену свой слуховой аппарат и все услышу. Но этого не происходило, и я поняла, что это начало конца. 

Самое трудное в этой ситуации привыкнуть не к бытовым нюансам, а к мысли, что это теперь с тобой навсегда. Еще мне было нелегко в том плане, что я обожала светскую, культурную жизнь. Постоянно ходила на все выставки, кинофестивали, театральные постановки, читала самые модные новые книги.

Когда я не видела в театре почти ничего, но слышала, я продолжала посещать все премьеры. Когда пропал слух, я поставила на прежней жизни крест. Я не могла сидеть дома, мне хотелось от себя убежать, к тому же нужно было на что-то жить. Так я пошла работать на предприятие для слепых людей.

 

В мои обязанности входило изготавливать пипетки. Нужно было надевать резинку на стеклянную колбу. С семи часов утра до самого вечера. Я пила чай с сахаром в обед прямо на рабочем месте и продолжала крутить детали.

Рабочий день заканчивался в 15:00, но я работала там до вечера — оплата была сдельная, платили мало, приходилось вкалывать, чтобы больше заработать. Брала с собой коробки на дом, работала на выходных. Я пыталась забыться. Так продолжалось 13 лет.

Я вставала в 5 часов утра, завтракала, в 6 заходила в метро, с несколькими пересадками добиралась до работы. Я в то время уже видела только силуэты и свет. Я запомнила, что мне выходить на станции, где такой-то уровень света, и так ориентировалась.

О том, что поезд приехал, узнавала по вибрациям и дуновению ветра, которыми это сопровождается.

По дому я все делала сама, кроме походов в магазин, этим занимается брат. Он, кстати, не овладел тифлосурдопереводом, он мне просто на ладошке пальцем рисует буквы, из них складывает слова, а я ему устно отвечаю. Иногда он пишет мне сообщения. У меня есть специальный органайзер с брайлевской клавиатурой, с него я прочитываю все СМС, которые приходят на телефон.  

Что касается проезжей части, то я всегда очень стеснялась признаться кому-то, что я слепая. Поэтому я подходила к светофору и дожидалась, пока подойдут мамочки с колясками, незаметно пристраивалась к ним и переходила дорогу. Бывало, приходилось пристраиваться к школьникам, но они — шустрый народ, за ними не угонишься. К парням всегда стеснялась подходить. 

Однажды меня и еще несколько человек пригласили на форум по вопросам слепоглухих в Великобританию.

Я была потрясена! Врачи в Великобритании давно знали про синдром Ушера, пациентов обо всем предупреждали заранее, для слепоглухих даже журналы специальные выпускали, улицы были адаптированы для инвалидов. Даже светофоры специальные были еще тогда.

Помню, меня подвели к светофору и приложили мою руку к кнопке на нем, и почти тут же у меня под рукой что-то завибрировало. Я испугалась и отдернула руку.

А оказалось там такая система: слепоглухой подходит к такому светофору, нажимает на кнопку, движение останавливается, появляется вибрация — и человек понимает, что можно спокойно идти. Еще есть такой момент: российскому слепоглухому бесплатно выделяется примерно 40 часов тифлосурдопереводчика в год, а англичанам — 21 час в месяц. Это притом что один поход в собес занимает около четырех часов. 

Я стала одним из инициаторов и учредителей «Ушер-форума», где люди с проблемами со слухом и зрением могут встречаться, обсуждать то, что их волнует. 12 лет назад, не имея никакой поддержки, мы создали журнал «Ваш собеседник».

Спустя время начали получать некоторые средства на выпуск журнала от госструктур. А с прошлого года журнал стал проектом Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение». Благодаря фонду увеличили и плоскопечатный, и брайлевский тиражи.

Сейчас «Ваш собеседник» полностью спонсирует фонд. 

Мы задумали журнал, чтобы рассказывать о том, что такое синдром Ушера. В России до этого никакой информации нигде не было. Люди узнают об этом из журнала.

Молодые ребята, которые сейчас еще учатся в школе, тоже приходят к нам в клуб, общаются со взрослыми, видят, что их, скорее всего, ждет. Они понимают, что даже при полной потере зрения глухие люди могут приспособиться к жизни.

То есть эти ребята заранее уже морально подготовлены к тому, что может случиться. Это главное, к чему мы стремимся. Потому что я так подготовлена не была. 

Когда со мной это случилось, у меня была совершенно жуткая депрессия. И выходить из нее мне пришлось самой, потому что тогда не было никаких организаций, служб, психологов, которые знали бы об этом.

Сейчас я всюду говорю о том, что людям с синдромом Ушера, которые не видят, но еще слышат, ни в коем случае нельзя полагаться только на слух.

Чем раньше человек изучит специальные средства и начнет ими пользоваться, тем для него будет лучше.

Почти все сотрудники «Вашего собеседника» — слепоглухие. Мы в основном публикуем важную для слепоглухих информацию: о том, как устроена жизнь инвалидов в России и за рубежом, что делают органы государственной и местной власти для слепоглухих, какие есть льготы. Так называемая редакция располагается прямо у меня в квартире. У нас небольшой штат, все работают бесплатно, за идею.

У нас есть компьютеры с брайлевским дисплеем, с помощью них мы выходим в интернет. Некоторые герои присылают нам свои истории на почту. Мы с коллегами их редактируем, пишем статьи. Другие герои приходят в редакцию и рассказывают устно. С ними мы общаемся через тифлосурдопереводчика, как с вами сейчас. Остальную информацию ищем в интернете и обрабатываем.

Фотографии подбирают зрячие помощники.

В этом есть ирония: когда я что-то видела и слышала, жизнь не дала мне шанса стать журналистом, а когда окончательно потеряла и слух, и зрение, она предоставила мне возможность стать редактором собственного журнала.

Люди часто надевают наушники и отвлекаются от своих мыслей. И вообще зрячий человек может перевести взгляд с предмета на предмет или услышать странный звук за окном, и вот он уже думает о чем-то другом. В этом плане слепоглухому чуть труднее: отвлечься ни на что он не может, он как бы заперт в своем теле.

Но все же я бы не сказала, что после того как стала слепоглухой, меня стали одолевать страхи или что в голову стали лезть «плохие» мысли. Я думаю о том, что надеть, что приготовить на обед, чем заняться на выходных. Я обожаю читать. А в последнее время у меня почему-то тактильные ощущения стали слабее, я стала медленнее читать брайлевские тексты. Но я не сильно переживаю пока.

Я в молодости очень любила Высоцкого и Окуджаву. Сейчас в моей голове часто играют их песни. 

У меня слегка изменилось ощущение времени. Но не в ту сторону, что часы тянутся, как годы, а наоборот. Из-за того, что я трачу на чтение текстов и объяснения с людьми больше времени, чем зрячие люди, а дел у меня много, мне часто не хватает 24 часов в сутках. Приходится спешить.

Одна моя слепоглухая подруга говорит, что для нее выйти из подъезда — это как выйти в открытый космос. Можете себе представить, какие это ощущения? Для того чтобы продолжать жить, это необходимо принять. Еще труднее преодолеть комплекс всех инвалидов, что тебе все должны.

Нужно принять тот факт, что у большинства людей есть то, чего у тебя нет, но это не означает, что они должны тебе что-то восполнять. Меня иногда спрашивают, привыкла ли я к слепоглухоте. Так вот, я живу на ощупь две трети своей жизни. И нет, я не привыкла.

В каком-то смысле тем, кто рождается слупоглухим, проще — они не знают, что потеряли.

А вообще я думаю, что можно расценивать отсутствие возможности получать всю информацию, что есть вокруг, как определенную свободу от общественного давления. Родственники говорят, что сейчас всюду политическая пропаганда. На радио, в телепередачах, в газетах, везде разговоры про Украину, заговоры, насилие.

Я рада, что на меня не обрушивается весь этот поток грязи. Я читаю в интернете только то, что выдает поисковик на заданный мною запрос. Недавно я начала осваивать фейсбук, и теперь бесконечные посты об Украине добрались даже до меня. Но у меня этой нежелательной информации все равно меньше, чем у зрячих. Это меня радует.

Однажды мы с переводчицей ехали в автобусе. На дороге произошла авария, мы встали в пробку. Переводчица пошла посмотреть, в чем дело. Возвращается и рассказывает, что там одна машина врезалась в другую и девушка вся в крови лежит на дороге. На самом деле, когда речь заходит о трагедиях, есть большая разница — увидеть что-то или услышать об этом.

Получается, я не вижу хорошего, это плохо. Но я не вижу и плохого — и это хорошо.

Жизнь московских слепоглухих сильно отличается от того, что происходит в регионах. В Москве стараются создать хоть какие-то условия для инвалидов. Возьмем те же пешеходные переходы, пешеходные зоны, библиотеки с литературой для незрячих, ярмарки для нас, разные мероприятия. Недавно даже появились первые светофоры для инвалидов по слуху и зрению.

А еще власти хотят обязать московских рестораторов сделать меню для слепых. Все эти новшества в регионах еще нескоро появятся, я думаю. Москвичам проще добиться соблюдения их прав, получения льгот. В регионах проблема иногда заключается даже не в том, что люди не могут чего-то добиться, а в том, что они зачастую даже не знают, за что бороться.

Как раз поэтому мы стараемся максимально распространить наш журнал по стране. 

Источник: https://primechaniya.ru/home/news/7681/8188/

Автоправо
Добавить комментарий