Какую компенсацию суд по закону должен выплатить?

Компенсация за неиспользованный отпуск: нюансы расчетов и учета | Бухгалтерский сервис «Интерактивная бухгалтерия»

Какую компенсацию суд по закону должен выплатить?

Компенсация за неиспользованный отпуск: нюансы расчетов и учета

С расчетом количества дней и суммы компенсации за неиспользованные дни отпуска сталкивается каждый кадровик и бухгалтер. Чаще всего это происходит именно при увольнении работников.

Поэтому важно правильно произвести расчет. Ведь ошибка может привести к неполному расчету при увольнении и, соответственно, к нарушению законодательства о труде.

Давайте выясним, какие существуют тонкости исчисления суммы компенсации и отражения их в учете

Когда выплачивается компенсация за неиспользованные дни отпуска

Ответ на данный вопрос дает ст. 24 Закона об отпусках. В ней приведен исчерпывающий перечень случаев, в которых выплачивают компенсацию за неиспользованные дни ежегодного основного и дополнительного отпусков, а также дополнительного отпуска работникам, имеющим детей. Такую компенсацию предоставляют:

  • при увольнении работника — денежную компенсацию выплачивают за все неиспользованные дни ежегодного отпуска, а также дополнительные отпуска работникам, имеющим детей;
  • в случае перевода работника на работу на другое предприятие — денежную компенсацию за отпуск по его желанию могут перечислить на счет предприятия, на которое перешел работник (или выплатить при увольнении);
  • когда по желанию работника часть ежегодного отпуска заменяется денежной компенсацией — при условии, что продолжительность предоставленного работнику ежегодного и дополнительных отпусков не менее 24 календарных дней (такую компенсацию не предоставляют за дни дополнительных отпусков на детей, последнюю можно получить только при увольнении);
  • в случае смерти работника — компенсацию за неиспользованные отпуска выплачивают наследникам.

Напомним!

Срок давности для выплаты денежной компенсации за неиспользованные работником дни отпуска не установлен, то есть если работник не брал ежегодные и «детские» отпуска несколько лет, при увольнении компенсацию предоставляют за все годы (письмо Минтруда от 22.02.2008 г. № 33/13/116-08).

Обратите внимание!

Когда работнику был установлен испытательный срок и его увольняют как такого, который не прошел испытание по ст. 28 КЗоТ, ему обязаны также начислить и выплатить компенсацию за дни неиспользованного отпуска, как и другим работникам.

За какие отпуска и в каких случаях не выплачивают компенсации

Не могут рассчитывать на получение компенсации за неиспользованные дни отпуска лица в возрасте до 18 лет (ст. 24 Закона об отпусках, ч. 5 ст. 83 КЗоТ).

Не выплачивают компенсацию также за учебные, творческие, чернобыльские отпуска и отпуска для подготовки и участия в соревнованиях.

Расчетный период для компенсации

Основной документ, которым следует руководствоваться, — Порядок № 100. Согласно абз. 1 п. 2 данного документа, для расчета суммы компенсации (как и для отпускных) принимают выплаты за последние 12 календарных месяцев, предшествующих месяцу выплаты компенсации.

Работнику, проработавшему менее года, средняя зарплата для расчета компенсации исчисляется исходя из выплат за фактическое время работы: с первого числа месяца после оформления на работу до первого числа месяца, в котором выплачивается компенсация (абз. 2 п.

2 Порядка № 100).

Из расчетного периода исключают праздничные и нерабочие дни, а также периоды, в течение которых работник не работал и за ним не сохранялся заработок или сохранялся частично (абз. 6 п. 2 Порядка № 100). Речь идет об отпусках без сохранения зарплаты 1 согласно ст.ст.

25 и 26 Закона об отпусках, периодах по уходу за ребенком до трех лет (по медицинским показаниям — до 6-ти и в некоторых случаях, предусмотренных законодательством, — до 16 лет). То же самое со временем простоя, когда оно оплачено в размере меньше среднего заработка.

Кроме того, на основании данной нормы из расчетного периода исключают рабочие дни, не отработанные в связи с введением по инициативе работодателя неполной рабочей недели.

Расчет суммы компенсации

Алгоритм расчета суммы компенсации аналогичен механизму исчисления отпускных, но здесь есть некоторые тонкости.

Проиллюстрируем на примерах подходы к определению расчетного периода и расчету количества дней, за которые надлежит выплатить компенсацию за неиспользованные отпуска.

Ситуация 1

Работник работал на предприятии меньше года

Тогда для расчета берут выплаты за фактическое время работы: с 1 числа месяца после оформления до 1 числа месяца, в котором выплачивается компенсация.

Пример 1

Работник принят на работу 8 октября 2012 года, а увольняется он 19 апреля 2013 года, в течение периода работы он брал 14 к. дн. отпуска без сохранения заработной платы. Продолжительность ежегодного основного отпуска для него установлена — 24 календарных дня.

Для расчета компенсации за неиспользованный отпуск берут выплаты за ноябрь 2012 г. – март 2012 г. Суммарный заработок за данный период, который включает выплаты из п. 3 Порядка № 100, составил 26280 грн.

Шаг 1. Сначала определяют количество дней расчетного периода, который насчитывает 134 к. дн. без учета нерабочих и праздничных дней (3 н. дн.), приходящихся на данный период, и 14 дней отпуска без сохранения зарплаты.

Шаг 2. Следует найти стаж, дающий право на ежегодный отпуск и, как следствие, на компенсацию за неиспользованные дни отпуска — 191 к. дн. (24 к. дн. + 30 к. дн. + 31 к. дн. + 29 к. дн. + 28 к. дн. + 30 к. дн. + 19 к. дн.).

Шаг 3. Далее следует рассчитать количество дней отпуска, за которые надлежит выплатить компенсацию: (24 к. дн : 355 к. дн.) х 191 к. дн. = 12,9 к. дн., с округлением — 13 к. дн.

Шаг 4. Среднедневная зарплата равна 196,12 грн (26280 грн : 134 к. дн.).

Шаг 5. Сумма компенсации за неиспользованные 13 к. дн. ежегодного основного отпуска составит 2549,56 грн (196,12 х 13 к. дн.).

Такой механизм расчета количества дней (с округлением) и суммы компенсации за неиспользованный отпуск был описан и Минтруда в письме от 24.06.2011 г. № 208/13/116-11.

Обратите внимание!

По каждому виду отпусков, за которые надлежит предоставить компенсацию при увольнении, расчет неиспользованных дней проводят отдельно.

Ситуация 2

Работник устроился на работу, а в следующем месяце уволился

Поскольку работник не отработал ни одного полного месяца (с первого по первое число) перед увольнением, расчетного периода, исходя из заработка которого необходимо производить исчисление средней зарплаты, в данном случае фактически нет.

Поэтому компенсацию исчисляют исходя из должностного (месячного) оклада (тарифной ставки), установленного на момент ее начисления (абз. 3 п. 4 Порядка № 100). Такой же подход был озвучен Минтруда в письме от 22.12.2005 г.

№ 717/018/84-05.

Обратите внимание!

Даже если работник увольняется в последний день месяца, месяц увольнения в рас­чет не берут при исчислении компенсации.

Пример 2

Источник: https://interbuh.com.ua/ru/documents/onebuhbook/587/100

Компенсация при увольнении по соглашению сторон – станет ли работник жертвой обмана?

Какую компенсацию суд по закону должен выплатить?

Сергей Слесарев

Эксперт центра правового содействия законотворчеству “Общественная Дума”

специально для ГАРАНТ.РУ

Сегодня набирает популярность увольнение по соглашению сторон и даже по собственному желанию с выплатой компенсации. Практика вроде бы удобная: работодатель освобождает место для нужного сотрудника или избегает процедуры сокращения численности или штата, а работник получает компенсацию за потерю работы.

И при этом стороны экономят свое время и нервы. Однако для работника это основание расторжения трудового договора выгодно только при добросовестности работодателя, если же свое обещание последний не выполнит, то работник может “остаться с носом”, даже в случае обращения в суд.

Почему и можно ли подстраховать себя от такого обмана – в этой колонке.

Свобода договора и свобода компенсаций

Принцип свободы договора знаком не только “обычному” гражданскому законодательству, но и трудовому. Работодатель и работник не только вольны заключать договор, но и определять его условия по своему усмотрению (пусть и с ограничениями).

В частности, одно из проявлений такой свободы выражено в ч. 4 ст.

178 Трудового кодекса: в трудовом или коллективном договоре можно предусмотреть иные, помимо установленных законом, случаи выплаты выходных пособий, или же установить выплату “законных” выплат в повышенном размере или на больший срок.

В “канву” этой нормы прекрасно вписывается практика увольнения по соглашению с выплатой компенсации, ведь соглашение об увольнении составная часть трудового договора (апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 20 мая 2015 г. по делу № 33-4028/2015).

Закон требует лишь одно – согласование сторонами этой выплаты между собой в письменной форме.

Но, увы, на практике не все так однозначно. И суды все чаще смотрят скептически на подобные договоренности.

Как хочу – так и верчу, или К вопросу о злоупотреблении правом

Судебная практика разделилась на две позиции.

Суды первой позиции считают достаточным согласование сторонами компенсации в соглашении об увольнении или в самом трудовом договоре (дополнительном соглашении к нему). Особенно популярна эта позиция была до 2016 года.

Прекрасная иллюстрация – апелляционное определение Московского городского суда от 20 февраля 2014 № 33-3395/14: суд, удовлетворяя требования работника о взыскании компенсации, указал, что стороны добровольно согласовали и подписали условия о выплате компенсации, а исходя из смысла ст. 1, ст. 9, ст.

57-78 ТК РФ свобода труда в сфере трудовых отношений проявляется, прежде всего, в договорном характере труда и в свободе трудового договора.

Стороны вправе были согласовать условия прекращения трудового договора, работодатель добровольно подписал соглашение с работником, принял на себя обязательства по выплате компенсации, а односторонний отказ от исполнения не допускается.

Поименованная в соглашении о расторжении трудового договора денежная компенсация работнику при увольнении по своему характеру является выходным пособием, а установление выплаты соответствует требованиям ч. 4 ст. 178 ТК РФ.

Хорошо выразил мысль и суд в апелляционном определении СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 10 июня 2016 г.

по делу № 33-9540/2016: “…односторонний отказ работодателя от исполнения соглашения о расторжении трудового договора в части выплаты компенсации как существенного условия прекращения трудовых отношений нивелирует саму суть соглашения о прекращении трудовых отношений и противоречит закону”.

Между тем, в настоящее время, наиболее популярна вторая позиция – о том, что простого соглашения между сторонами недостаточно.

По мнению, судов выходное пособие обязано отвечать “духу” компенсационной выплаты, “перекрывать” потерю работы, и не может носить произвольный характер только на усмотрение сторон. Обычно суды, как под копирку повторяют один и тот же довод. Пример – апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 6 сентября 2018 г.

по делу № 33-33972/2018: “…выплата работнику компенсаций, в том числе связанных с расторжением заключенного с ним трудового договора, должна быть предусмотрена законом или действующей в организации системой оплаты труда, устанавливаемой коллективным договором, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативно-правовыми актами, содержащими нормы трудового права.”

Иное, по мнению судов второй позиции – злоупотребление правом сторонами, так как не создаются предпосылки для мотивации сотрудников к труду, выплата носит неадекватный характер, поскольку предусмотрена не в связи с досрочным увольнением по инициативе работодателя, а при увольнении по соглашению сторон.

Любые компенсации, выплачиваемые работникам сверх предусмотренных законами или иными нормативными правовыми актами правил должны быть соразмерны тому фонду заработной платы, который имеется у предприятия и той прибыли, которая им получена. В противном случае бесконтрольность и экономически необоснованное определение таких выплат неизбежно приведут к нарушению прав других работников на получение заработной платы и негативно повлияют на деятельность организации в целом.

Такая же позиция встречается и в апелляционном определении СК по гражданским делам Приморского краевого суда от 20 июня 2017 г. по делу № 33-6076/2017.

Не спасает истцов даже прямая апелляция к буквальному смыслу ч. 4 ст. 178 ТК РФ, так как, по мнению судов, возможность предоставленная законодателем в ч. 4 ст.

178 ТК РФ установления иных случаев выплаты выходного пособия при увольнении не может быть безграничной и произвольной, поскольку теряется правовой смысл и назначение выходного пособия как компенсационной выплаты (апелляционное определение Красноярского краевого суда от 19 июля 2017 по делу № 33-9321/2017).

Еще более отрицательно отношение судов к компенсации при увольнении по собственному желанию, так как при увольнении по собственной инициативе работник не несет каких-либо затрат, связанных с таким увольнением (апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 26 июня 2018 г. по делу № 33-26806/2018, апелляционное определение СК по гражданским делам Приморского краевого суда от 30 мая 2017 г. по делу № 33-5239/2017).

Такая позиция в принципе понятна, и обусловлена, в том числе, недобросовестной практикой вывода денежных средств со счетов организаций – “предбанкротов”, когда через подставные лица и подставные соглашения пытаются увести солидные компенсации.

На мой взгляд, на лицо порочная практика необоснованного ущемления и так “слабой” свободы договора в трудовых правоотношениях, необоснованно ограничительного толкования закона.

Странность ситуации усугубляется тем, что прежде всего страдает слабая сторона в правоотношениях – работник, который по сути становится жертвой обмана работодателя: он подписывает соглашение, рассчитывает на получение выплаты, а в итоге остается “с носом”, да еще государство в лице судебной системы встает на сторону обманщика, отвечая “сам дурак”.

Все эти красивые отсылки на справедливость, баланс интересов, компенсационную природу выплат слабо утешают. На мой взгляд, на лицо порочная практика необоснованного ущемления и так “слабой” свободы договора в трудовых правоотношениях, необоснованно ограничительно толкуют закон. Суды, по сути, “гребут под одну гребенку”, не утруждая себя анализом обстоятельств заключения соглашения.

Под маской заботы об интересах других работников и соблюдения баланса, разбивается справедливость в отношении “кинутого”, работника (хотя при этом, оговорюсь, конечно есть случаи, когда на лицо явное злоупотребление правом, но не в большинстве же ситуаций?!).

В этом плане более взвешенно выглядит, например, позиция, которую высказал суд в апелляционном определении Омского областного суда от 8 мая 2018 по делу № 33-2493/2018: П. была уволена по соглашению сторон с выплатой частями компенсации, однако, работодатель выплатил лишь небольшую часть согласованной суммы. П. обратилась в суд.

Суд первой инстанции в удовлетворении требований отказал, поскольку трудовым договором такие выплаты не предусмотрены, а соглашение “об увольнении” не является частью трудового договора, какие-либо гарантии законом при увольнении по данному основанию (соглашение сторон) законом не предусмотрены; стороны злоупотребили правом, установив очень высокую сумму компенсации (180 тыс. руб.).

Апелляционная коллегия с таким выводом не согласилась, отменила решение и удовлетворила исковые требования.

При этом областной суд указал, что увольнение по соглашению сторон представляет собой волеизъявление работника быть не просто уволенным по данному основанию, но быть уволенным на определенных условиях.

Праву работника быть уволенным на предлагаемых им условиях корреспондирует право работодателя отказать работнику в увольнении на этих условиях и предложить ему продолжить работу или уволиться по другим основаниям.

Выплаты, производимые на основании соглашений о расторжении трудового договора, могут выполнять как функцию выходного пособия (заработка, сохраняемого на относительно небольшой период времени до трудоустройства работника), так и по существу выступать платой за согласие работника на отказ от трудового договора.

При удовлетворении иска коллегия учла и то, что сам ответчик не отрицал факта заключения соглашения и пояснил, что пошел на это из-за напряженного финансового положения: если бы пришлось увольнять П.

“по сокращению” размер выплат значительно бы превысил сумму компенсации “по соглашению”. Поэтому вывод суда первой инстанции о злоупотреблении сторонами правом из-за якобы высокого размера выходного пособия (180 тыс. руб.

), СК областного суда отклонила, поскольку сумма компенсации не превышает размера возможных затрат в случае увольнения “по сокращению”.

На мой взгляд, всем судам стоит взять на вооружение такой вот подход:

  • оценивать соотношение компенсации “по соглашению” и размер возможных затрат, которые понесет работодатель, “при сокращении”;
  • учитывать добровольность подписания сторонами соглашения и то, что более слабая сторона, работник, рассчитывала на увольнение на определенных условиях;
  • отказаться от квалификации компенсации при увольнении “по соглашению” только как от “строго” выходного пособия, а учитывать это и как “плату” за освобождение рабочего места (тем более, что в большинстве случае работников “просят” уйти “по соглашению”).

И сам не плошай…

Однако, после такого чтения и всех теоретических рассуждений, вряд ли работникам станет легче, а, напротив, возникнет закономерный вопрос – что же делать? Как “подстраховать” себя?

Вариантов два: рискнуть и рассчитывать на добропорядочность работодателя либо же отказаться уволиться по предложенному основанию и ждать увольнения “по сокращению”. Принять решение позволит несколько шагов:

попробуйте узнать увольняли ли уже в организации недавно работников “по соглашению” и выплатили ли компенсацию (хотя это и не гарантия – как повезет);

выясните, предусмотрены ли компенсации при увольнении по соглашению сторон локальными нормативными актами у работодателя (системой оплаты труда), если да, то шансы на получение компенсации многократно возрастают;

постарайтесь самостоятельно или через консультацию с юристом “разведать” позицию областного (краевого, республиканского) суда вашего субъекта по данному вопросу – в лагере какой (первой или второй) он позиции;

всегда подписывайте соглашение об увольнении в письменной форме и в форме отдельного документа. При подписании соглашения следите, чтобы в нем четко указывалась сумма компенсации или порядок определения ее размера (например, от среднего заработка), а также сроки выплаты компенсации.

И главное помните, как не банально звучит, надежда на суды, прокуратуру или инспекцию труда в этом вопросе зыбкая, любое увольнение по соглашению – риск, который несет сам работник.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/slesarev/1230793/

Как взыскать компенсацию с виновников ДТП

Какую компенсацию суд по закону должен выплатить?

Чтобы привлечь к ответственности и взыскать компенсацию с виновников ДТП, пострадавшим нередко приходится обращаться в суды. Однако даже когда правосудие оказывается на стороне потерпевших, получить положенные выплаты оказывается не так просто.

Должники игнорируют решение суда, оставляя пострадавших предоставленным самим себе даже в случае, когда им требуются серьезные средства на восстановление здоровья. «Газета.

Ru» рассмотрела ситуации, в которые попадали пострадавшие в ДТП, и разбиралась, что же делать гражданам, оказавшимся в схожем положении.

Как взыскиваются долги

Процедура взыскания денежных средств четко регламентирована законодательством. Сначала судебный пристав возбуждает исполнительное производство. Как пояснили «Газете.

Ru» в пресс-службе УФССП по Пермскому краю, в таком случае должнику дается время на добровольную выплату требуемой суммы. Одновременно с этим пристав-исполнитель выявляет принадлежащее должнику имущество.

Если должник добровольно не исполняет обязательств, к нему применяются меры принудительного взыскания. А именно:

обращение взыскания на денежные средства, находящиеся на расчетном счете; удержание денежных средств из заработной платы и иных доходов; арест имущества и его последующая реализация.

Если долг есть, а имущества нет

Сотни тысяч злостных неплательщиков алиментов, дорожных штрафов и других присуждаемых судом выплат будут временно лишать прав на управление… →

Нередко случается, что у должника нет постоянного источника дохода, а в личной собственности нет никакого имущества. Именно с такой ситуацией еще в 2001 году столкнулся житель Перми Игорь Ардашев. Тогда предприниматель Станислав Макуров наехал на него при переходе дороги.

Серьезная травма позвоночника приковала Ардашева к постели. Было заведено уголовное дело. После медэкспертизы в крови Макурова было зафиксировано 2,9 промилле — в таком состоянии далеко не каждый сможет передвигаться хотя бы на своих двоих.

Этот факт виновник аварии объяснил тем, что находился после ДТП в стрессовом состоянии и, несмотря на запрет употребления алкоголя после происшествия, все же выпил. К уголовной ответственности бизнесмена тогда так и не привлекли.

Ардашевы обратились в суд с иском о взыскании материального и морального вреда.

В начале 2005 года было заключено мировое соглашение, согласно которому Макуров должен был выплатить пострадавшему порядка 188 тыс. руб.

Однако долг предприниматель так и не заплатил. По данным местных СМИ, судебные приставы обнаружили, что у Станислава Макурова решительно ничего нет. Тем не менее, как сообщил адвокат Ардашевых Анатолий Саламатов,

у Макурова в совместной собственности с супругой находится автомобиль Cadillac, кроме того, он владеет 90-процентной долей в компании «Стомадент». Но по факту человек оказался абсолютно неплатежеспособным: за 14 лет он не сумел выплатить Ардашеву и 20 тыс. руб.

При этом Игорю Ардашеву сейчас 74 года, его супруге — 75. На лекарства и перевязочные материалы ежедневно требуются немалые средства..

Как прокомментировали «Газете.Ru» в пресс-службе УФССП по Пермскому краю,

в таком случае законодательство предусматривает обращение взыскания на долю должника в общем совместном имуществе.

Согласно ст. 255 ГК РФ, такое решение возможно только при ряде условий. А именно — если личного имущества должника недостаточно для погашения задолженности перед кредитором.

Еще один фактор — установлен факт наличия у должника общей совместной собственности.

И, наконец, в случае, если кредитор обращается с требованием о так называемом выделе доли должника из состава общего имущества для дальнейшего обращения на нее взыскания.

В зависимости от вида имущества, находящегося в совместной собственности супругов, существуют особенности обращения взыскания.

К примеру, если вещь в совместной собственности супругов является делимой, то реальный выдел доли должника осуществим. И особых проблем с обращением взыскания на долю должника не возникает.

Судебный пристав может принять меры по аресту данной вещи, а кредитор может обратиться в суд с требованием о выделе доли.

Другое дело, когда вещь, в праве собственности на которую должник имеет долю, разделить невозможно. Например, это транспортное средство, гараж, однокомнатная квартира. В таком случае не исключено, что супруг должника может не согласиться на выдел его доли из общего имущества.

Камеры ГИБДД, платная парковка и борьба с безбилетниками в Москве привели к резкому росту количества неплательщиков штрафов — за год их число… →

Тогда применяется правило, установленное абзацем 2 ст. 255 ГК РФ. Согласно ему, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли остальным участникам общей собственности по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли, а вырученные средства направить на погашение долга.

В пресс-службе УФССП по Пермскому краю отметили, что в ситуации с Макуровым пострадавшие имеют право истребовать его долю во владении автомобилем Cadillac.

Если должника не найти

Одной из главных проблем на пути решения суда сами приставы называют невозможность найти непосредственно самого должника или его имущество. Например, у него может не быть банковских карт, постоянной прописки.

«В таком случае объявляется розыск должника и его имущества.

Чтобы побудить должника к оплате долга, судебными приставами применяется одна из самых эффективных мер воздействия на неплательщиков — ограничение права на выезд за пределы России», — отмечают пермские приставы.

Но дело может усугубляться тем, что должник продолжает скрываться от приставов, а за границу ему, вопреки их убеждениям, выезжать вовсе не нужно.

С такой ситуацией столкнулась еще одна читательница «Газеты.Ru».

Несмотря на все усилия, имущество, за счет которого может быть удовлетворено требование взыскателя, выявлено не было. Кроме того, самого должника за все это время обнаружить так и не удалось.

Приставы признают, что если у должника так и не обнаружилось никакого имущество, а найти его так и не получилось, то исполнительное производством может быть окончено согласно ст. 46 ФЗ от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Отметим, что, как сообщили «Газете.Ru» в пресс-службе УФССП России по Москве, взыскание штрафов, наложенных специально уполномоченными органами, и компенсаций пострадавшим в ДТП остается одним из наиболее актуальных направлений работы столичных приставов.

Так, по данным службы, в 2014 году на исполнении находилось шесть исполнительных производств о выплате компенсаций пострадавшим в ДТП на сумму более 870 тыс. руб.

За восемь месяцев 2015 года на исполнение поступило восемь исполнительных производств данной категории на сумму более 1,37 млн руб.

Ждать, пока появятся деньги

Телевизор, хлебопечка и несколько взволнованных должников – такой «улов» одного рейда московских судебных приставов. С шести до… →

Глава Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин объяснил «Газете.

Ru», что в случае, если у должника нет никаких средств, то выплат с его стороны действительно придется ждать годами — когда он вновь начнет зарабатывать или получит наследство.

При этом Травин считает нелепой ситуацию, когда пострадавшим самим приходится постоянно ходить по инстанциям в попытках получить причитающиеся компенсации.

«Если с человека нечего взять, у него нет денег, то по закону производство в отношении такого гражданина может возобновиться тогда, когда у него появятся средства, — говорит Травин «Газете.Ru». Это издержки наших гражданских норм.

В идеале нужна некая организация, которая могла бы сама на федеральном уровне контролировать эти процессы и на блюдечке приносить выплаты пострадавшим.

Иначе получается цинично: государство заявляет, что все делает для защиты прав граждан, а в таком распространенном вопросе все перекладывается на плечи того, кому должны».

При этом Травин отметил, что брать на себя эти обязательства судебным приставам просто невыгодно.

«У судебных приставов нет никакой финансовой заинтересованности, — говорит правозащитник. — К сожалению, они получают зарплату, и премиальные для них — большая удача.

С тем объемом работы, что наваливается на службу, приставам просто не до таких должников. С них требуют в первую очередь работать на интересы государства.

Например, взыскивать долги по штрафам ГИБДД, другие крупные штрафы, которые могут пополнить бюджет. А до того, вернул ли Иванов свой долг Сидорову, государству нет никакого дела».

Источник: https://www.gazeta.ru/auto/2015/10/07_a_7801265.shtml

Как оценить моральный вред

Какую компенсацию суд по закону должен выплатить?

Из-за отсутствия в законе минимальной планки компенсации ее размер каждый раз определяется в суде /Евгений Разумный

Двадцать пятого сентября 2017 г. в центре Москвы машиной со спецномерами был сбит инспектор ДПС 32-летний старший лейтенант полиции Сергей Грачев.

Спустя месяц вдова Грачева Екатерина сообщила «Медузе», что получила выплату в размере 2 млн руб. Месяц спустя, 25 октября 2017 г.

, Ленинским райсудом Нижнего Новгорода было рассмотрено гражданское дело по иску дочери пожилого мужчины, сбитого в декабре 2016 г. поездом прямо на пешеходном переходе. В ее пользу было взыскано 85 000 руб.

Почему в одном случае родственники погибшего получили 2 млн руб., а в другом – 85 000 руб.? Кем и как определяется размер компенсаций за смерть и потерю здоровья в России?

Часть компенсаций, которые получают в России граждане в случае причинения вреда жизни или здоровью, фиксированная.

К ним относятся утраченный заработок, выплаты по потере кормильца, расходы на лечение – порядок их назначения четко прописан в законе и практически одинаков для всех.

Другой вид фиксированных выплат – специализированные, например, в случае терактов, авиакатастроф, гибели военнослужащих и силовиков: именно такую выплату получила Грачева, а также родственники погибших при взрывах в петербургском метро и в авиакатастрофе под Сочи.

Есть субсидиарные выплаты – средства, которые региональные власти и ведомства выплачивают пострадавшим и родственникам погибших по собственной инициативе. Они никак не регулируются законом, их размер определяют сами плательщики на свое усмотрение.

Наконец, четвертый вид выплат – это моральный вред, который закон определяет как нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), или нарушающими его личные имущественные или неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и др.). Размер компенсации морального вреда устанавливается судом (если стороны не достигли соглашения), однако четкие законодательные критерии его определения в законах фактически отсутствуют. Суды руководствуются, как это определено ст. 1101 ГК РФ, требованиями «разумности и справедливости». Формально при определении размера компенсации морального вреда суд должен учитывать характер и степень причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальные особенности потерпевшего – при этом ни понятие «степень страданий», ни ее «единица» законом не определены, что делает эти критерии скорее психологическими, чем правовыми. В результате «разумность и справедливость» в схожих случаях воплощаются в совершенно разные суммы, порой унизительно маленькие.

Например, в 2017 г. разными судами страны было рассмотрено два дела, в которых матери обращались за компенсацией морального вреда в связи с гибелью сыновей в ДТП. При практически идентичных обстоятельствах Нижегородским райсудом Нижнего Новгорода в пользу матери было взыскано 500 000 руб., а Пролетарским райсудом Ростова-на-Дону – 70 000 руб.

За смерть новорожденного в результате некачественного оказания медпомощи при родовспоможении Приморским райсудом Санкт-Петербурга в пользу матери взыскано 15 млн руб., а в схожем деле Павловским горсудом Нижегородской области – 400 000 руб. 20% утраты трудоспособности как следствие профессионального заболевания на вредном производстве Ленинский райсуд Кирова оценил в 20 000 руб.

, а Московский райсуд Нижнего Новгорода – в 120 000 руб.

О какой-то общей логике при принятии судами решений, которую показала бы правоприменительная практика, говорить не приходится, но некоторые закономерности все же прослеживаются.

Так, компенсация морального вреда в большинстве случаев выше при причинении вреда в результате уголовного преступления, однако компенсация взыскивается с осужденного, который, как правило, не обладает по понятным и очевидным причинам средствами для выплаты.

В рамках гражданского судопроизводства большие суммы встречаются редко. Большой резонанс в медиа не всегда влияет на размер компенсации.

Субъективные факторы (многодетность, личные и профессиональные характеристики погибшего или пострадавшего, обстоятельства случая) играют незначительную роль: разница может составлять от нескольких тысяч рублей до нескольких десятков тысяч.

Во всем мире компенсация морального вреда – одна из самых сложных тем, которую во многих странах пытаются решить, вводя для судов различные цифры-ориентиры. Например, в Германии и Испании суды руководствуются специализированными таблицами для различных случаев причинения вреда: медицинские ошибки, ДТП и проч.

, в Чехии действует схожая система пунктов.

По-разному решается вопрос определения размера компенсации, например, ограничением верхнего (США, Япония) и нижнего (Англия, Франция) пределов компенсации морального вреда, иногда в сочетании с установлением тарифов (Англия, Франция, Италия), причем в некоторых странах (Франция, Италия) суммы компенсаций за конкретный причиненный вред установлены законодательно. В Англии компенсация морального вреда за причинение телесных повреждений выплачивается, как правило, в бесспорном порядке, а если вред был причинен в результате преступления, то ее сумма рассчитывается по специальной тарифной схеме. В США, где подходы разнятся по штатам, большое значение имеет форма вины причинившего вред. Если он был причинен умышленно или в результате грубой неосторожности, то вред будет компенсирован, даже если потерпевший испытал только нравственные переживания; если же вызван неправомерными, но неосторожными действиями, то моральный вред по общему правилу не компенсируется.

В России таких цифр-ориентиров нет – и неудивительно, что правоприменительная практика так неоднородна.

Размеры минимальных и максимальных присуждаемых компенсаций, по нашим подсчетам, могут отличаться в 3127 раз по категории тяжкого вреда здоровью и в 7 раз – по категории легкого вреда. Но очень большие компенсации морального вреда скорее исключение, нежели правило.

Понимание о текущих тенденциях дают медианные значения, которые, например, для смертельных случаев составляет мизерные с учетом масштаба трагедии 70 000 руб.

В условиях сегодняшней правовой реальности единственной возможностью сформировать качественную судебную практику могут быть только четко и однозначно сформулированные нормы права и их соблюдение именно в том смысле, который подразумевал законодатель.

Очевидно, что и для расчета компенсации морального вреда необходим четкий ориентир – минимум, на который смогут ориентироваться суды, виновник и потерпевшие.

Введение минимального размера компенсации морального вреда даст возможность соотносить его с уровнем жизни, приблизит Россию к адекватным международным стандартам и позволит реализовать основную функцию института морального вреда – компенсировать нравственные страдания справедливой выплатой.

Автор – адвокат юридического объединения «Гражданские компенсации»

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/11/22/742608-otsenit-moralnii-vred

Государство будет платить за ошибки судов и следствия

Какую компенсацию суд по закону должен выплатить?

Получить компенсацию за незаконное осуждение теперь можно будет гораздо быстрее. Правила таких выплат, которые сегодня публикует “Российская газета”, позволят оперативнее помогать людям, пострадавшим от репрессий судебной машины.

Так уж сложилось, что у нас в стране немало людей, которые попадают на нары по ошибке, по злому умыслу, по заказу наконец. Только в России могла возникнуть и успешно пережить века пословица про суму и тюрьму, от которых не надо зарекаться.

Точный процент безвинно осужденных или отправленных за решетку в больничные психиатрические палаты не знает никто. Подобной статистики нет. Даже правозащитники, которые специализируются на незаконных осуждениях, путаются в цифрах.

Не секрет, что некоторые такие бедолаги даже после реабилитации категорически отказываются требовать от государства и чиновников в погонах то, что им положено по закону. Другие идут до конца.

Сегодня тюремное население России весьма велико – около 750 тыс. человек за решеткой. Но только из следственных изоляторов за год освобождается после сидения около 80 тысяч человек. Среди них немало тех, кто вышел вчистую и отсидел безвинно.

У нас право на компенсацию в случае ошибки суда или следствия прописано в Конституции и Уголовно-процессуальном кодексе.

А механизм таких выплат прописан в специальных правилах, утвержденных правительством. В документе названы те, кому положено заплатить рублем за незаконное лишение свободы, помещение на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, за конфискованное имущество.

Как разъяснили корреспонденту “РГ” в департаменте бюджетной политики, в отраслях социальной сферы и науки министерства финансов, публикуемый сегодня в “РГ” документ расширяет возможности помощи невинно пострадавшим. Все подобные расходы проходят через госказну.

Однако теперь в регионах могут сами выплатить невиновному сумму, которую назначил суд, и потом просить казну компенсировать в местный бюджет эти деньги. Раньше все было иначе. На местах составлялись заявки на выделение необходимых сумм и лишь потом, когда центр перечислял деньги, их платили.

Часто пострадавшие ждали этих денег годами.

Результат от публикуемых сегодня изменений должен быть в пользу людей.

Присужденную сумму они теперь смогут получать оперативнее.

Насколько важен новый документ, можно судить по двум людским судьбам. На днях в Бурятии вступило в силу решение суда о взыскании из казны в пользу жителя села Дульдурга Михаила Романова 450 тысяч рублей.

Этот человек четыре года отсидел за убийство, которого не совершал. На протяжении этих лет арестант доказывал свою невиновность. В итоге по его уголовному делу было вынесено четыре приговора.

Точку поставил Верховный суд России, который признал Михаила Романова непричастным к убийству и освободил из-под стражи.

А в прошлом году Верховный суд Хакасии постановил выплатить бывшему заключенному Абдуле Исаеву и того больше – 1 миллион рублей компенсации за четыре года, которые он отсидел в тюрьме по ошибке. Прокуратура Хакасии обвиняла этого человека в особо тяжких преступлениях, в том числе убийстве двух человек.

Суд постановил выплатить Абдуле Исаеву 450 тысяч рублей компенсации. Но вчерашний зэк посчитал эту сумму оскорбительной и обратился за увеличением компенсации в Верховный суд республики, выставив на этот раз счет в размере 999 миллионов.

В итоге физические и нравственные страдания невиновного арестанта оценили в миллион.

Подсчитано, что за год только в таких регионах, как Марий Эл, Чувашия, Татарстан и Забайкалье, минфин компенсировал 3 миллиона 375 тысяч рублей 26 россиянам за их незаконное осуждение или нахождение под стражей.

Сколько стоит несвобода

Если проанализировать выплаты за репрессии за последние несколько лет, то складывается некий “прейскурант” на судебные и следственные ошибки. Естественно, он неофициальный, но именно так или примерно так платят по стране. Естественно, эти цифры составляют некое среднее число, но они дают представление о суммах за честь и свободу.

Самыми дорогими считаются преступления, квалифицируемые Уголовным кодексом как “причинение вреда жизни или здоровью”. Как правило, судьи оценивают размер компенсаций от 100 до 300 тысяч рублей. К примеру, в суде Йошкар-Олы была назначена компенсация в 280 тысяч рублей матери молодого человека, которого убили милиционеры.

Следующие в “прейскуранте” – преступления, квалифицируемые как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, превышение должностных полномочий, связанное с умышленным причинением вреда здоровью или побоями. Такие очень распространенные преступления милиции оцениваются судом в среднем в 30-90 тысяч рублей.

Свобода законопослушных россиян по опыту нашей судебной системы стоит не очень дорого. Незаконное задержание по подозрению в совершении преступления – 5 тысяч рублей, незаконный полугодовой арест – 90 тысяч рублей, незаконное осуждение лица на лишение свободы от 4 с половиной лет и больше может быть оценено в 1 миллион рублей.

Есть и более “мелкие” нарушения – проведение следственных действий без предъявления обвинения – 6 тысяч рублей, волокита дела дознавателем или следователем обходится государству по судебному решению в девять тысяч рублей, а такие же нарушения со стороны прокурора стоят казне примерно десять тысяч.

Первый шаг из зоны

Если невиновному никто не рассказал о правах на реабилитацию после освобождения, то ему надо написать заявление в следственный орган, который вел его дело. В заявлении потребовать вынести отдельное постановление, в котором закреплено право на реабилитацию. А потом с этим постановлением требовать в суде возмещения вреда.

Такие возможности ему гарантирует статья 53 Конституции РФ. Там сказано, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Право на компенсацию вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, прописано и в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По этому документу каждый, кто стал жертвой ареста или задержания, имеет право на компенсацию.

В соответствии со статьей 133 Уголовно-процессуального кодекса РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных, а также иных правах.

Источник: https://rg.ru/2008/03/19/oshibki.html

Автоправо
Добавить комментарий