Каковы шансы на оправдательный приговор по статье 111 УК РФ?

Оправдательный приговор ч.4 ст.111 УК РФ

Каковы шансы на оправдательный приговор по статье 111 УК РФ?

Именем Российской Федерации

9 июня 2008г.                                                                                   г. М….

М… городской суд , в составе:

председательствующего  судьи – …,

с участием государственного обвинителя  старшего помощника прокурора г. М…  К.Р.А., Ч.М.М.,

подсудимого – Б. Н. А,

защитника – Б.С.С., 

потерпевшей – К.В.В.,

представителя потерпевшей- адвоката А.А.Б., 

при секретаре –  К.Л.Б., Д.Д.В., К.А.М., К.Д.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении М… городского суда материалы уголовного дела  № …-15/08 в отношении:

Б. Н. А, 11.10.1976 года рождения, уроженца г.М…, гражданина РФ, имеющего неполное среднее образование, холостого,   работающего сборщиком рукавов 7 цеха ОАО « Резиново-технические изделия», военнообязанного, ранее не судимого, проживающего г.М…,

  обвиняемого в совершении преступления предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ,

                           УСТАНОВИЛ: 

  Б.Н.А. обвиняется  в том, что  29 декабря 2006 года около 16 часов  он, Б.А.А., Т.О. М. и С.Д.Г., с целью совместного распития спиртного, купили в магазине,  четыре бутылки «водка «Вертикаль», после чего пришли по месту жительства С.Д.Г., расположенному по адресу: г. М… где стали распивать указанное спиртное.

    В ходе распития алкогольной продукции примерно около 20 часов, Б.Н.А. обнаружил у себя пропажу принадлежащего ему мобильного телефона «Сименс», в связи с чем, у него и С.Д.Г. произошел скандал. В результате произошедшего скандала С.Д.Г. стал отрицать свою причастность к краже мобильного телефона Б.Н.А., и ругаясь в адрес Б.Н.А. нанес ему удар головой в область лица. Б.Н.А.

, на почве внезапно возникших непри­язненных отношений к С.Д.Г., выразившихся в причинении ему физической боли, взял с газовой печи, металлическую сковороду, после чего осознавая противоправность своих действий и то, что наносит удар в жизненно важный орган человека, а также осознавая и предвидя наступление тяжких последствий, нанес ею один удар в область головы С.Д.Г..

  После чего продолжая реализовывать свой преступный умысел, направленный на причинение вреда здоровью С.Д.Г., ухватил его за ворот одежды и повалив на пол балкона, нанес С. Д.Г. еще несколько ударов кулаками правой и левой рук, в область лица. Преступные действия Б.Н.А., были пресечены Б.А.А. и Т.О.М.. Труп С.Д.Г.

был обнаружен 30 декабря 2006 года около 18 часов, в указаний выше квартире, по адресу: г. М…

   Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы № 1 от 27.02.2007 года – смерть гражданина С.Д.Г.

последовала от закрытой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся кровоизлиянием под оболочки и в желудочки мозга, ушибом мозга, приведших к отеку вещества головного мозга, которые причинены прижизненно тупыми твердыми предметами, возможно головой, ногами, кулаками, не задолго до наступления смерти, у живых лиц квалифицировались бы, как телесные повреждения, повлекшие за собой ТЯЖКИИ вред здоровью. 

  Действия Б.Н.А. квалифицированы органом предварительного расследования по ч.4 ст.111 УК РФ, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего.  

   Допрошенный в судебном заседании подсудимый Б.Н.А. виновным себя в предъявленном обвинении не признал, суду показал, что С. ударил его головой в правый глаз, от чего у него рассеклась бровь. Он же ударил сковородкой С. один раз. Фактически, сковородка упала на голову С., т.к. в момент резкого замаха, у сковородки отломилась ручка.

Оба находились в стоячем положении. Все происходило на кухне, возле печки. Руками он С. не бил. Схватившись друг за друга, он со С. упали боком на пол, после чего их разняли О. с братом. В последующем С. поехал с О. к своей супруге, чтобы помериться с ней,  а он пошел к себе домой, т.к. одежда его была в крови.

На следующий день около 18 часов, домой пришел участковый и его забрали в милицию. Там отобрали объяснения и посадили   в «стакан». Там он  просидел сутки и потом его повезли к мировому судье, где он и брат получили по 10 суток административного ареста. В ИВС г. М… к нему заходили люди в гражданском и спрашивали у него, кто и когда убил С.

, ворует он или нет, зачем вернулся к Денису. Потом его и брата повезли в прокуратуру. Это было примерно в 23 часа 45 минут и допрашивали около часа. Там следователь ему сказал, что его брат и  О. рассказала, как он избивал Д.. Следователь Т. оказывал на него моральное давление. Следователь сказал ему, что Д. умер в четыре часа утра.

Говорил, что брата тоже может посадить и все равно кто-то должен отвечать. Он боялся за брата. Брат также испугался прокуратуры. При проверке показаний на месте, он говорил, что драка была на кухне, но следователь ему сказал, что нет разницы. На балконе больше крови, а т.к. это «бытовуха», то ему суд «даст» условно.

  В последующем и следователь и адвокат говорили, что уже нельзя менять показания. Адвоката звали Ж. или А.

     Допросив подсудимого  Б.Н.А., свидетелей, огласив показания  свидетелей,  исследовав материалы дела и вещественные доказательства, заслушав мнение сторон, суд приходит к выводу, что Б.Н.А., по предъявленному ему обвинению –  подлежит оправданию за не причастностью к совершению выше указанного преступления.

   В соответствии со ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат обязательному доказыванию обстоятельства, в число которых входит событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления) и виновность лица в совершении преступления.  

  Согласно ч.ч. 3 и 4 ст.14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке установленном УПК РФ толкуются в его пользу, а обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.  

  По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления и т.д. Обвинительный приговор постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

   В ходе судебного следствия судом были исследована совокупность предоставленных суду  следующих доказательств  по делу:

   Из показаний потерпевшей К.В.В. (матери С.Д.Г.)  следует, что об обстоятельствах происшедшего ей ничего не известно. По приезду домой, увидела, как сына забирают в морг. Труп был обнаружен в зале квартиры.  Из уха у  него шла кровь. Он был одет в клетчатую рубашку и спортивные серые штаны. О причине смерти она узнала от следователя, после того как была произведена экспертиза. Д.

пошел по стопам мужа и часто вскрывал себе вены, делая себе не смертельные надрезы. Когда привезли из морга труп сына, на лбу она обнаружила три ссадины закругленной формы, расположенные отдельно друг от друга. С братьями Б. сын был знаком с детства, и каких либо ссор между ними не было.

После произошедшего, она убираясь в квартире, на балконе, в углу,  нашла сковородку, а на против,  под кроватью, нашла ручку от сковороды. Стены балкона были заляпаны кровью, рукомойник в ванной также был заляпан в крови. В стиральной машинке была обнаружена  одежда сына, запачканная кровью.

Насколько ей известно, драка ее сына с подсудимым произошла из-за того, что последний обвинил сына в пропаже сотового телефона, который в последствии оказался у брата подсудимого. Так же ей известно, что сына избивало трое человек. Сын по телосложению был худым и жилистым, занимался штангой, мог за себя постоять. В.Н. сказала, что слышала от И.Л.В., что  братья Б.

и парень не русской внешности говорили друг другу, что надо пойти и добить его, пока он лежит. Продавщица соседнего магазина Ф., видела в тот вечер сына, т.к. он заходил в магазин и просил у нее сотовый телефон, чтобы вызвать такси. Как ей пояснила Ф., сын был пьяным и избитым. В тот вечер, сын приезжал к супруге, чтобы помериться  с ней. Супруга сына пояснила ей, что губы Д.

были  запекшие, а на щеке сукровица. Вернувшись от супруги, взяв с собой DVD проигрыватель с колонками, Д. и Т.,О. пошли на день рождение к В.В, который проживает этажом выше. Братьев Б. на дне рождении не было.            

   Допрошенная в судебном заседании свидетель С.Л.Б. (супруга покойного) суду показала, что 29 декабря 2006 года, в период времени с 21 часа 30 минут до 22 часов, к ней на работу приходил ее муж Д., вместе с О.. У Д. она заметила «запекшиеся» губы, с левой стороны щеки были видны размазанные подтеки крови, нос был припухший.  Д. был в шапке, которая была натянута до бровей.

Руки Д. были в ссадинах и в крови. Повреждений на носу, на лбу, которые отражены на фототаблице,  на л.д.11 т-1, у Д. не было. Однако губы были у Д. в таком же виде, как и на фототаблице. О том, что Д. умер от побоев, она узнала уже после похорон. Ранее Д. пытаясь ее запугать вскрывал поверхностно вены. Но в тот вечер у нее не возникал вопрос, что Д.

опять пытался совершить подобное.

   Из оглашенных в порядке ст.281 УПК РФ, показаний свидетеля С.Л.Б. от 3 января 2007г. (л.д.35-37) следует, что в ходе разговора с Д., она заметила на левой щеке последнего размазанные пятна крови, на что задала ему вопрос: «ты что опять вскрылся?».

  Из показаний свидетеля Т.О.М. следует, что в тот вечер у подсудимого пропал телефон и он спросил о нем у Д. Д. накинулся на него  и они начали драться. Д. первым ударил Б.  В ходе драки подсудимый в ответ ударил Д. по голове два раза сковородкой. После второго удара ручка сковородки сломалась. Ручка от сковородки была пластмассовой, черного цвета.

Он был в то время в лоджии, брат подсудимого находился на улице.  Драка происходила на кухне.  После драки, он с Н. спустились на первый этаж, где знакомая женщина обработала Б. рану. После этого, они поднялись к Д., где пожав друг другу руки, они  померились. Потом Д. попросил его поехать к его жене, чтобы извиниться перед ней.

Такси «взяли» на месте, возле кинотеатра «Р…».     Пробыв у жены Д. около двух часов, они вернулись в общежитие. Поднялись на 4-5 этаж, где у одной девушки был день рождения. Пробыв там 10 минут, он ушел к себе домой, а Денис остался и начал танцевать. В 24 часа он был у себя дома.   На следующий день, в 11 часов он пришел к Д.

домой вместе со своим другом Д.. Дверь в квартире была открыта и они увидели Дениса лежащего на полу комнаты. На столе стояла другая водка,  другие салаты, т.е. не то, что они ели в тот вечер. Он побежал домой к подсудимому, чтобы позвонить в  милицию. Через 5 минут приехала милиция. После этого их забрали в отделение милиции.

В милиции он пробыл два дня в маленьком помещении, с голыми стенами. По данному поводу, никаких протоколов не составлялось.  Потом отвели к мировому судье, где сказали, чтобы он уплатил штраф. Мировой судья никакого постановления ему не зачитывал. После чего, его дядя уплатил штраф и его отпустили.

   О том, что в тот вечер он был еще и на дне рождении, и видел как Н. бил Д. по голове сковородкой, следователю он не говорил, т.к. испугался.  

   Из показаний свидетеля Б.А.А. (брата подсудимого) следует, что 29 декабря 2006г., по предложению Д. пошли к нему домой, чтобы отметить наступающий новогодний праздник. Скинувшись по 100 рублей от полученной на работе премии, купили 4 бутылки водки «вертикаль»,  курицу гриль, лимонад и хлеба. Он, Д., Н., Т.

и С. пришли к Д. домой. Примерно через пол часа ушел С.    После того, как Н. спросил у Д. про телефон, последний ударил Н. своей головой и рассек ему бровь.  Между ними завязалась драка, которая происходила на кухне,  и Д. с Н. упали на пол, после чего он с О. разняли их. Ни какой сковородки он не видел.

    На следующий день пришел О. и попросил телефон, чтобы вызвать милицию и скорую помощь,  пояснив при этом, что Д. умер. Когда вызывал милицию, уже темнело. Сначала доставили его, потом поехали за братом, который находился уже у участкового.

  По постановлению мирового судьи, 10 суток находился в подвальном помещении ИВС г. М… за якобы неповиновение сотрудникам милиции. Показания в качестве свидетеля давал под давлением сопровождающих его на допрос сотрудников милиции. Допрашивали его в наручниках, около 23 часов 4 или 5 января 2007г..

Фактически он был задержан на 11 суток. 11 января 2007г. в 10 часов 30 минут его выпустили. 

  Суд исключает из числа доказательств протокол допроса свидетеля Б.А.А. (л.д.42-47 т.-1), поскольку фактически незаконно задержанный по подозрению в совершении преступления и отбывающий срок административного ареста, в нарушение положений ст.ст.189-190,164 УПК РФ, Б.А.А. был допрошен в качестве свидетеля находясь в наручниках ночное время суток (с 23ч.05мин. по 23ч.40 мин.

)  в кабинете следователя прокуратуры г. М…, в результате чего, сам фактически являясь подозреваемым, без разъяснения ему ст.51 Конституции РФ, но предупрежденным об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний по ст.307-308 УК РФ, в нарушение положений ст.56 УПК РФ дает следствию показания об обстоятельствах дела в отношении  родного брата, т.е.

подсудимого Б.Н.А..     

  Из показаний свидетеля И.Л.В.(соседки подсудимого) следует, что  по приглашению Н., с двумя внучками была на день рождении у В. Б. в тот день она не видела и за медицинской помощью он к ней не обращался.

  Из показаний свидетеля В.Н.В. следует, что  29 декабря у ее сына день рождение, за стол сели в 18 часов. После 22 часов в гости пришли Д. с О.. Д.

был выпившим и на лице с левой стороны на щеке у него была царапина, но кровь не текла. Иных повреждений на лице Д. она не видела. Д. говорил тосты за столом и она с ним даже танцевала. Ушли Д. с О. около 24 часов.

Около 8-9 часов следующего утра, слышала как с квартиры С. доносилась музыка.

Источник: http://www.borlakov.com/katalog-statej/prigovora/126-opravdatelnyj-prigovor-ch-4-st-111-uk-rf.html

Адвокат добился троекратного оправдания своего доверителя судом присяжных

Каковы шансы на оправдательный приговор по статье 111 УК РФ?

В Республике Крым присяжные заседатели дважды оправдали подсудимого, обвинявшегося в совершении убийства. На третьем круге обвинение было изменено на ч. 4 ст. 111 УК, однако коллегия снова вынесла оправдательный вердикт, а суд – оправдательный приговор.

Позиция обвинения

По версии следствия, 29 октября 2017 г. гражданин Б., узнав, что мать его девушки избили П. и В., вместе со своим знакомым А. пришел в помещение, где находились указанные лица. Там он ударил П. по голове деревянной палкой, а после того, как она сломалась, нанес ему несколько ударов по голове и рукам. Через несколько часов П. скончался в реанимации.

Утверждая обвинительное заключение, заместитель Сакского межрайонного прокурора Республики Крым исходил из того, что смерть П. наступила в результате действий Б., поэтому последнему было предъявлено обвинение в убийстве по ч. 1 ст. 105 УК.

Аргументы стороны защиты

Интересы Б. представлял адвокат АП Республики Крым Анатолий Туйсузов. Он сообщил «АГ», что для обоснования необходимости оправдания своего доверителя использовал три основных аргумента.

Во-первых, следствие исходило из того, что Б. нанес потерпевшему пять ударов. Один – деревянной палкой по голове и еще не менее четырех – кулаком в район головы и рук.

При этом, согласно заключению судебно-медицинского эксперта, у потерпевшего были обнаружены телесные повреждения, последовавшие не менее чем от двенадцати травматических воздействий.

По мнению адвоката, такие существенные расхождения свидетельствовали о нанесении ударов не только Б., но и еще кем-то.

Во-вторых, защитник обратил внимание на тот факт, что после того, как потерпевший был доставлен в больницу, ему не оказали надлежащую медицинскую помощь.

Со слов сотрудников скорой помощи, из карты вызова и иной медицинской документации следовало, что при первых двух осмотрах состояние пострадавшего не вызывало серьезных опасений.

Однако, несмотря на это, менее чем через два часа после первого осмотра состояние больного резко ухудшилось, на фоне остановки кровообращения наступила смерть.

По словам Анатолия Туйсузова, в ходе судебного рассмотрения дела не удалось получить ответ на вопрос о причине остановки кровообращения и возможности ее предотвращения.

Адвокат также отметил, что медработники не пытались реанимировать П. и даже не сделали ему обезболивающий укол. С учетом этого, по мнению защитника, неясно, была ли причинно-следственная связь между причиненными П.

телесными повреждениями и его смертью.

Защитник также указывал, что обвинение не доказало направленность умысла Б. именно на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего либо на убийство последнего.

Анатолий Туйсузов обратил внимание суда на тот факт, что в рапорте дежурного по отделу МВД «Сакский» о регистрации полученного из больницы сообщения указано, что П. поступил, в частности, с переломами ребер.

При этом из заключения эксперта следовало, что рентгенснимок груди не делался. Однако в этом же заключении было указано, что при проведении судебно-гистологического исследования у потерпевшего обнаружен в легком участок ушиба в подплевральном отделе с региональной аспирацией крови.

Что фактически, по мнению защитника, подтверждало возможный перелом ребер.

Адвокат подчеркнул, что судебно-биологическая экспертиза подтвердила отсутствие следов крови на одежде Б. При освидетельствовании подсудимого на его правом кулаке была обнаружена ссадина у основания второго пальца размером 0,1 см.

Защитник указал на то, что повреждение было бы более серьезным, если бы его доверитель действительно «проломил» череп потерпевшему кулаком, как говорило обвинение. Кроме того, в ходе двух осмотров помещения, где был обнаружен П.

, следы крови также не были найдены.

Анатолий Туйсузов ссылался и на то, что следствие проигнорировало обстоятельства, наводящие на мысль о нанесении ударов потерпевшему третьим лицом.

Как сообщил подсудимый, «разбираться» с обидчиками матери своей девушки он отправился вместе со своим знакомым А., более того, по инициативе последнего. При этом Б.

, мать его девушки и сожительница потерпевшего подтвердили тот факт, что А. заходил в помещение, где находился П., тогда как сам А. это отрицал.

Защитник Б. полагал, что необходимо было надлежащим образом проработать версию о причастности А. к преступлению, поскольку последний вел себя агрессивно в вечер убийства и ранее был неоднократно судим. Более того, после случившегося А. скрылся, его разыскивали и впервые смогли допросить только через полгода после смерти П.

«Уверен, что над его показаниями “поработали” сотрудники полиции, потому что им надо было раскрыть преступление. Поскольку был задержан мой доверитель и, более того, ему уже предъявили обвинение, необходимы были дополнительные доказательства именно его причастности к убийству», – прокомментировал «АГ» Анатолий Туйсузов.

Апелляция отменила первый оправдательный приговор

24 сентября 2018 г. присяжные вынесли вердикт, в котором посчитали недоказанным факт совершения преступления именно подсудимым. На его основе 2 октября 2018 г. Сакский районный суд Республики Крым вынес оправдательный приговор.

Заместитель Сакского межрайонного прокурора обратился в Верховный Суд Республики Крым, посчитав, что нижестоящая инстанция допустила ряд существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли на содержание данных присяжными заседателями ответов. Он также полагал, что оправдательный приговор постановлен на основании противоречивого вердикта. Исходя из этого, гособвинитель просил отменить приговор и направить уголовное дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

В апелляционном определении от 4 декабря 2018 г. по делу № 22-3105/2018 судебная коллегия согласилась с тем, что защитник систематически и целенаправленно нарушал порядок рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, который был ему разъяснен.

ВС Республики Крым указал, что адвокат в присутствии присяжных заседателей выяснял вопросы процессуального характера, а также ставил вопросы относительно исследования фактических обстоятельств дела, доказанность которых не устанавливается присяжными.

В определении отмечено, что Анатолий Туйсузов в прениях касался вопросов, не подлежащих разрешению присяжными заседателями, и ссылался на обстоятельства, которые не были предметом исследования в судебном заседании с участием присяжных.

При этом, по мнению апелляции, председательствующий судья не принимал никаких мер, предусмотренных ст. 258 УПК, для ограждения присяжных заседателей от незаконного воздействия.

Коллегия согласилась тем, что защитник в присутствии присяжных, выходя за пределы вопросов, подлежащих разрешению по данному уголовному делу, неоднократно доводил до их сведения версию, согласно которой смерть П. наступила в результате ненадлежащей и несвоевременно оказанной ему медицинской помощи.

ВС РК отметил, что председательствующий прерывал защитника и разъяснял присяжным заседателям необходимость не принимать во внимание его высказывания много раз. Однако, по мнению судебной коллегии, многочисленные систематические и целенаправленные сообщения о том, что закон запрещает обсуждать в их присутствии, не могли не повлиять на свободу коллегии в оценке доказательств по делу.

Судебная коллегия ВС РК указала, что, поскольку адвокат нарушил требования закона более 45 раз, председательствующий должен был принять иные достаточные и эффективные меры, предусмотренные ст.

258 УПК РФ, исключающие незаконное воздействие на присяжных.

По мнению апелляции, недостаточно просто прервать речь защитника после того, как он уже «довел до сведения присяжных заседателей недозволенную информацию».

Более того, ВС РК посчитал вердикт присяжных заседателей неясным и противоречивым. Суд указал, что присяжные согласились с тем, что Б. нанес удары П., не согласившись с тем, что П. скончался именно от этих ударов. Однако дали отрицательный ответ на второй вопрос о том, совершил ли Б. указанное деяние. ВС РК посчитал, что указанные ответы противоречат друг другу.

Апелляция также обратила внимание на тот факт, что при формировании коллегии присяжных заседателей никто из кандидатов не заявил о привлечении его к административной ответственности. Однако гособвинитель предоставил во вторую инстанцию сведения о том, что присяжная С. была привлечена к такой ответственности, о чем она знала. При этом С.

вошла в основной состав коллегии присяжных заседателей и приняла участие в вынесении вердикта.

Как указано в определении, сокрытие этих сведений лишило сторону обвинения «в полной мере воспользоваться своим правом на мотивированный или немотивированный отводы и, как следствие, на формирование беспристрастной и объективной коллегии присяжных заседателей».

С учетом указанных процессуальных нарушений ВС РК отменил оправдательный приговор и передал уголовное дело на новое судебное рассмотрение иным составом того же суда.

Второй оправдательный приговор также был отменен

При повторном рассмотрении дела в Сакском районном суде 6 февраля 2019 г. коллегия присяжных заседателей дала отрицательный ответ на первый вопрос, признав недоказанным наличие деяния, в совершении которого обвинялся подсудимый. Поэтому 11 февраля 2019 г. Б. снова был оправдан.

Гособвинитель вновь подал апелляционное представление в Верховный Суд РК, потребовав отменить приговор и передать дело на новое судебное разбирательство со стадии формирования коллегии присяжных заседателей.

Он обосновал свои доводы тем, что при формировании прошлой коллегии присяжных два кандидата, включенные затем в основной состав, скрыли факт привлечения их к административной ответственности.

Это, по мнению обвинения, свидетельствовало о необъективности указанных лиц.

В апелляционном представлении также было указано на то, что защита снова доводила до присяжных не относящуюся к делу информацию, указывала на необъективность органов следствия, давала негативную характеристику умершему, высказывала предположение о заинтересованности сотрудников правоохранительных органов, а также ставила под сомнение законность и допустимость доказательств и выводы эксперта.

Прокурор подчеркнул, что адвокат снова ссылался в прениях на не исследованные в суде доказательства, и это повлияло на мнение, беспристрастность и ответы присяжных при вынесении вердикта. Обвинение посчитало, что обозначенные нарушения привели к вынесению незаконного вердикта и постановлению на его основании неправосудного приговора.

ВС РК согласился с доказанностью сокрытия двумя присяжными информации о привлечении их к административной ответственности, а также с тем, что сторона обвинения была лишена возможности в полной мере воспользоваться своим правом на отвод указанных кандидатов в присяжные заседатели (апелляционное определение от 11 апреля 2019 г. по делу № 22-886/2019).

Следовательно, сделал вывод суд, включение в состав коллегии присяжных заседателей кандидатов, которые скрыли имеющую значение информацию, ставит под сомнение законность и объективность суда, рассмотревшего дело.

Кроме того, ВС РК указал, что при новом рассмотрении дела снова нарушались требования ч. 7 ст. 335 УПК, согласно которой в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследуются только те обстоятельства, доказанность которых устанавливается присяжными в соответствии с их полномочиями.

Судебная коллегия также пришла к выводу о том, что лицо, признанное потерпевшим, не было надлежащим образом извещено о дате и времени рассмотрения дела, в результате чего было ограничено его право на представление доказательств, что в силу ч. 1 ст. 389.25 УПК РФ также является основанием для отмены приговора.

Руководствуясь этим, апелляционная инстанция отменила второй оправдательный приговор, еще раз возвратив дело в суд первой инстанции.

Подсудимый был оправдан в третий раз

14 июня 2019 г. прокурор вынес постановление об изменении квалификации деяния – Б. теперь вменялась не ч. 1 ст. 105, а ч. 4 ст. 111 УК – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

17 сентября в ходе третьего рассмотрения уголовного дела коллегия присяжных заседателей указала, что деяния, вменяемого Б., не было. 18 сентября в связи с неустановлением события преступления и вынесением оправдательного вердикта присяжных районный суд снова оправдал подсудимого.

Как сообщил «АГ» Анатолий Туйсузов, было непросто объяснить присяжным сугубо юридическую формулировку «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего».

По его словам, при вынесении вердикта мнения присяжных разделились, однако трое высказались о невиновности Б.

, что по закону явилось достаточным основанием для вынесения оправдательного вердикта и приговора.

Защитник рассказал о том, что еще 28 мая этого года он подал жалобу в интересах Б. в Европейский Суд по правам человека. Адвокат пояснил, что надеется на помощь ЕСПЧ в том случае, если в конечном итоге не удастся добиться оправдания доверителя.

«Уверен, что прокуратура не смирится с оправданием и, что называется, будет отстреливаться “до последнего патрона”. Иначе она уже согласилась бы с незаконным привлечением к уголовной ответственности невиновного лица и подтвердила бы полный непрофессионализм следствия.

А мой подзащитный, наконец, смог бы воспользоваться правами на реабилитацию и на получение от государства возмещения морального и материального вреда», – заключил Анатолий Туйсузов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/advokat-dobilsya-troekratnogo-opravdaniya-svoego-doveritelya-sudom-prisyazhnykh/

Автоправо
Добавить комментарий