Какой срок давности для предъявления требования о признании должника несостоятельным?

Когда арбитражному управляющему уже поздно оспаривать сделки должника

Какой срок давности для предъявления требования о признании должника несостоятельным?

Общий срок исковой давности, в течение которого конкурсный кредитор или конкурсный управляющий могут оспорить подозрительные сделки должника, составляет один год с момента, когда заинтересованное лицо узнало или могло узнать о наличии оснований для оспаривания такой сделки. Однако при определении начала или окончания течения этого срока суды обращают внимание на различные обстоятельства. Мы решили обобщить судебную практику по этому вопросу, сложившуюся за последний год, и рассказать, когда сроки считаются пропущенными, а когда — нет.

Внешний или конкурсный управляющий должника-банкрота вправе обратиться в суд с заявлением о признании недействительными подозрительных сделок (ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве) такого лица или сделок с предпочтением (ст. 61.

3 Закона о банкротстве).

Под подозрительными сделками понимаются сделки, совершенные должником в течение одного года до принятия, заявления о признании банкротом или после его принятия и предполагают неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки (цена передаваемого имущества занижена по сравнению с рыночной) (п. 1 ст.

61.2 Закона о банкротстве). Еще одна категория подозрительных сделок — сделки, совершенные должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия такого заявления (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Под сделкой с предпочтением понимается сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или другого лица, если она влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований и заключена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия такого заявления (п. 1, 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Срок исковой давности по требованиям о признании вышеперечисленных сделок недействительными составляет один год и исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки (п. 2 ст. 181 ГК РФ, п. 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве).

Сдержанная формулировка, использованная законодателем при определении начала течения годичного срока исковой давности, повлекла за собой необходимость дополнительных разъяснений для правоприменителей. Такие разъяснения содержатся в постановлении Пленума ВАС РФ от 23.12.

2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» (далее — постановление № 63), на которое арбитражные суды очень активно ссылаются при решении вопроса о пропуске или соблюдении срока исковой давности.

Срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда о наличии оснований для оспаривания сделок должника узнал или должен был узнать первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий (в том числе исполняющий его обязанности — абз. 3 п. 3 ст. 75 Закона о банкротстве).

Если арбитражный управляющий узнал об этом до момента его утверждения при введении соответствующей процедуры (например, во время осуществления полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения), то исковая давность начинает течь со дня его утверждения.

При этом не имеет значения, первый это управляющий или его правопреемник, назначенный на эту должности позднее.

В остальных случаях само по себе введение внешнего управления или признание должника банкротом не приводит к началу течения давности, однако при рассмотрении вопроса о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Суды принимают во внимание то, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под ст. 61.2 или 61.

3 Закона о банкротстве. В частности, разумный управляющий запрашивает у руководителя должника и предыдущих управляющих бухгалтерскую и иную документацию должника (которую ему должны предоставить в течение трех дней согласно п. 2 ст.

126 Закона о банкротстве), запрашивает у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника (в частности, недвижимого имущества, долей в уставном капитале, автомобилей и так далее), а также имевшихся счетах в кредитных организациях и осуществлявшихся по ним операциям и тому подобное.

В случае когда внешний или конкурсный управляющий по каким-либо причинам узнает об оспоримости сделки после своего назначения, то доказывать это приходится самому управляющему.

Чтобы подтвердить невозможность узнать об оспоримой (оспоримости) сделке сразу после назначения на должность, управляющий вправе раскрыть последовательность своих действий, направленных на получение сведений о наличии оснований для оспаривания сделок должника (постановление АС Западно-Сибирского округа от 04.10.2016 № Ф04-4373/2016 по делу № А75-11761/2013).

Источник: https://www.eg-online.ru/article/326487/

Оспаривание сделок в рамках дела о банкротстве кредитных организаций

Какой срок давности для предъявления требования о признании должника несостоятельным?

Активная регуляторная деятельность Банка России в последние годы приводит к серьезным изменениям в банковском секторе России и обуславливает рост количества процедур банкротства кредитных организаций.

При этом для таких процедур характерен не только значительный список кредиторов, но и многочисленные оспаривания сделок по правилам главы III.1 федерального закона от 26.10.

2002 № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве).

Но на самом оспаривании спор между кредитной организацией в лице конкурсного управляющего и стороной сделки, которая была оспорена, как правило, не заканчивается. Нередко конкурсный управляющий кредитной организации трактует последствия недействительности оспоренной сделки иначе, чем контрагент, что и приводит ко второй волне споров.

Общие последствия признания сделки недействительной по правилам главы III.1 Закона о банкротстве закреплены в статье 61.6 закона и сводятся к урегулированию возврата имущества в конкурсную массу и восстановления корреспондирующего требования к должнику. Вместе с тем такая общая норма нуждается в уточнении и подлежит такому уточнению в конкретных делах о банкротстве кредитных организаций.

Ниже мы привели основные тенденции развития судебной практики в части определения последствий недействительности сделки в рамках дела о банкротстве кредитной организации.

Основные последствия признания сделки недействительной в рамках дела о банкротстве кредитной организации

Следует сразу отметить, что кредитные организации в процедурах банкротства могут выступать на стороне как должника (в лице конкурсного управляющего), так и кредитора. От этого зависят и конкретные последствия признания сделки недействительной. Рассмотрим их.

При оспаривании сделки одним из основных вопросов является вопрос начисления процентов на сумму, подлежащую взысканию с контрагента. Пункт 29.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.

1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” устанавливает, что при признании действий по уплате денег недействительной сделкой проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму, подлежащую возврату кредитором должнику, подлежат начислению с момента вступления в силу определения суда о признании сделки недействительной.

Исключением является ситуация, при которой кредитор узнал или должен был узнать о том, что у сделки имеются основания недействительности в соответствии со статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, до признания ее недействительной. В этом случае указанные проценты начисляются с момента, когда он узнал или должен был узнать об этом.

Данное положение применимо к кредитной организации, которая является кредитором (контрагентом по оспариваемой сделке).

Направленность такого регулирования очевидна: ограничить негативные последствия для кредитора, который и так будет вынужден заплатить денежные средства, не получив встречного предоставления (его требования подлежат включению в реестр требований кредиторов должника, что означает низкую вероятность их удовлетворения).

Применимость же указанного правила для кредитной организации – банкрота долгое время оставалась предметом дискуссии.

Так, например, в случае оспаривания погашения кредитного договора и последующего восстановления кредитной задолженности банк, выдавший кредит, будет претендовать на получение процентов по кредитной ставке, установленной в кредитном договоре. Возникает вопрос, как определить дату, с которой такое начисление будет правомерным.

Примечательно, что до недавнего времени практика складывалась по-разному: часть судов занимала позицию, аналогичную указанной выше, а часть ссылалась на необходимость и правомерность взыскания процентов (и штрафных санкций, соответственно) с даты совершения сделки. Высшая судебная инстанция поставила точку в этом споре: в Определении Верховного Суда РФ от 14.03.

2018 по делу № А68-458/2016 было указано, что кредитор (банк) является истцом, а предметом спора является взыскание кредитной задолженности и процентов за пользование кредитом, а следовательно, каких-либо оснований для применения пункта 29.

1 Постановления № 63 к правоотношениям банка и заемщика, в которых банк является кредитором по обязательству, а не должником, не имеется.

Следующим спорным аспектом является объем восстановленных прав кредитора в результате оспаривания сделки и порядок такого восстановления. На практике этот вопрос носит достаточно острый характер.

Представляется, что требование о восстановлении задолженности по процентам и неустойкам должно быть заявлено при оспаривании сделки в рамках дела о банкротстве. Восстановление задолженности не является автоматическим действием и не происходит по умолчанию.

Следовательно, при предъявлении такого требования в качестве самостоятельного иска после оспаривания сделки (без восстановления в деле о банкротстве) конкурсный управляющий рискует тем, что оно может быть оспорено на основании довода о пропуске срока исковой давности по правилам статьи 207 ГК РФ.

Источник: https://www.vegaslex.ru/en/analytics/publications/disputing_transactions_within_the_framework_of_bankruptcy_proceedings_of_credit_institutions/

Горячее пособие Оспаривание сделок, заключенных перед процедурой банкротства. Судебная практика Автор Белявский С

Какой срок давности для предъявления требования о признании должника несостоятельным?

Пример 1

Решением экономического суда ООО «Банкрот» отказано в удовлетворении исковых требований к УП «Покупатель» о признании сделки купли-продажи недействительной (постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 09.04.2019 (дело № 180-14/2018/26А/365К)).

Между ООО «Банкрот» и УП «Покупатель» был заключен договор купли-продажи, предметом которого являлся седельный тягач и полуприцеп тентовый, цена которых согласно договору – 1 000 руб.

Оплата предусмотрена по 25 % от общей цены договора начиная с месяца, следующего за месяцем подписания договора, не позднее 30-го числа. Оплата по договору купли-продажи произведена покупателем в полном объеме.

По акту приема-сдачи автомобиля истец передал ответчику седельный тягач и полуприцеп тентовый с описанием неисправностей, выявленных в ходе приемки-передачи.

Определением экономического суда в отношении ООО «Банкрот» возбуждено производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), в отношении должника открыто конкурсное производство.

Согласно рапорту инспектора районного отдела УДФР Комитета государственного контроля Республики Беларусь (далее – КГК) минимальная стоимость седельного тягача в неисправном состоянии составляет не менее 5 000 долл. США (10 000 руб. с учетом деноминации), а минимальная стоимость полуприцепа тентового в неисправном состоянии – не менее 1 000 долл. США (2 000 руб. с учетом деноминации).

Со ссылкой на проведенный в ходе проверки мониторинг стоимости транспортных средств, аналогичных проданным по рассматриваемому договору купли-продажи ответчику, свидетельствующий о существенном занижении цены, ст.102, 110 Закона ООО «Банкрот» в лице антикризисного управляющего обратилось в суд с требованием о признании договора купли-продажи недействительным.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что рассматриваемый договор купли-продажи не имеет характера дарения, поскольку доказательств совершения данного договора не в пользу должника по существенно заниженной цене не представлено. При этом суд первой инстанции также указал, что одаряемый не был заинтересованным в отношении должника лицом, а на дату совершения оспариваемой сделки стоимость имущества должника превышала стоимость его обязательств.

Оставляя решение суда первой инстанции без изменений, суд апелляционной инстанции установил ошибочность выводов суда первой инстанции о том, что одаряемый не был заинтересованным в отношении должника лицом, поскольку учредителем ответчика была мать директора истца исходя из абзаца 14 ст.1 Закона и ст.113 ГК, а также установил ошибочность выводов о наличии у должника после совершения сделки имущества, которое соответствовало бы размеру его долгов и на которое можно было бы обратить взыскание.

Вместе с тем, признав ошибочность данных выводов суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал об отсутствии такой необходимой составляющей для признания сделки недействительной на основании ст.110 Закона, как существенное занижение цены продаваемых транспортных средств по сравнению с обычно взимаемой за аналогичные товары.

При этом сравнение стоимости проданных транспортных средств с данными стоимости транспортных средств сети Интернет суд апелляционной инстанции отразил как не безусловное доказательство факта совершения сделки по заниженной цене, указав об отсутствии данных о техническом состоянии транспортных средств в информации интернет-ресурсов и несовпадении даты информации сети Интернет с датой заключения договора купли-продажи.

Вместе с тем выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что оспариваемая сделка не имеет характера дарения, были признаны в кассационном порядке ошибочными, поскольку выводы, изложенные в судебных постановлениях, не соответствуют материалам дела и фактическим обстоятельствам.

В соответствии с частью первой ст.110 Закона суд по иску управляющего признает недействительным договор дарения, в том числе совершенный должником до момента открытия в отношении его конкурсного производства, независимо от желания должника и одаряемого причинить вред кредитору, если договор совершен в течение:

• 6 месяцев до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) или после возбуждения судом производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), если в этих случаях имеется прямая или косвенная связь с наступлением неплатежеспособности должника или ее увеличением;

• 1 года до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), а если одаряемым было заинтересованное в отношении должника лицо, – в течение 3 лет до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) при условии, если одаряемый или должник не докажут, что у должника после дарения оставалось имущество, которое соответствовало размерам его долгов и на которое можно было бы обратить взыскание.

Если в силу неравенства обязательств сторон очевидно, что договор купли-продажи, мены или иная сделка должника хотя бы частично совершены не в пользу должника по цене, существенно заниженной или завышенной относительно цены, обычно взимаемой за аналогичные товары (работы, услуги) (имеют характер дарения), суд в соответствии с частью первой ст.110 Закона признает такую сделку недействительной (часть третья ст.110 Закона).

Как следует из представленных доказательств – данных интернет-ресурсов, исследованных в ходе проверки районным отделом УДФР КГК, минимальная стоимость седельного тягача составляла не менее 10 000 руб. при его цене по оспариваемому договору – 800 руб. и полуприцепа тентового – не менее 2 000 руб. при его цене по оспариваемому договору – 200 руб.

Доказательств, опровергающих указанную возможную реальную цену продажи тягача и полуприцепа тентового в рассматриваемый период, ответчиком представлено не было.

Сравнение стоимости возможной цены продажи с ценой по договору указывает на занижение цены продажи минимум в 10 раз, что, безусловно, свидетельствует о существенном занижении цены и наличии в оспариваемом договоре характера дарения.

Выводы судебных инстанций о том, что установленная цена продажи соответствовала ненадлежащему техническому состоянию транспортных средств, требовавшему проведение значительных ремонтных работ, не согласуются с представленными по делу доказательствами, в частности подтверждающими прохождение государственного технического осмотра через месяц после заключения договора купли-продажи.

Ответчиком не представлено относимых и допустимых доказательств, подтверждающих фактические обстоятельства перебазировки транспортных средств в Российскую Федерацию для проведения там ремонтных работ, проведения самих ремонтных работ и факт оплаты данной организации со стороны ответчика стоимости ремонта.

Напротив, взаимная связь доказательств в их совокупности, в том числе данные о том, что ремонтная мастерская по состоянию на период якобы проведения ремонта уже четыре месяца находилась в процессе ликвидации, причем по представлению налогового органа как фактически прекратившая свою деятельность, даты заказов-нарядов на ремонт транспортных средств по сравнению с фактическим нахождением транспортных средств в Беларуси во время прохождения технического осмотра не подтверждают проведение ремонта проданных транспортных средств в г. Москве и стоимость такого ремонта.

В материалы дела ответчиком не представлены относимые и допустимые доказательства, подтверждающие такую степень технического состояния проданных транспортных средств, при которой они бы стоили более чем в 10 раз ниже предлагаемой согласно данным сети Интернет.

Показания свидетелей, выступающих соответственно учредителем и директором ответчика, также не могут устанавливать действительные фактические обстоятельства проведения ремонта транспортных средств, принадлежащих юридическому лицу, в отсутствие подтверждающих письменных доказательств.

Кроме того, оценка заключения экспертизы произведена судебными инстанциями только на основании выводов эксперта о том, что занижения цены проданных транспортных средств не установлено, без учета содержания исследовательской части заключения эксперта и обоснования своих выводов экспертом.

В то же время согласно исследовательской части заключения эксперта бухгалтерский баланс ООО «Банкрот» экспертом не учитывался, поскольку являлся недостоверным ввиду противоречия равенства итогов актива и пассива, отсутствия подписей руководителя и главного бухгалтера, в связи с чем по причине отсутствия информации о значениях коэффициентов К1 и К2 в течение четырех кварталов подряд определить характер неплатежеспособности истца не представилось возможным.

Также экспертом указано, что регистры бухгалтерского учета, в которых отражены хозяйственные операции по поступлению и выбытию седельного тягача и полуприцепа тентового, а также карточки учета основных средств не представлены, в связи с чем установить остаточную стоимость вышеуказанных транспортных средств для эксперта не представилось возможным.

Вместе с тем при приемке-передаче объектов основных средств истцом у лизингодателя по состоянию за 5 лет до их отчуждения остаточная стоимость седельного тягача составляла 114 000 000 руб., полуприцепа тентового – 50 000 000 руб. (до деноминации).

Ввиду непредставления директором истца для проверки и проведения экспертизы надлежащим образом оформленной бухгалтерской документации антикризисным управляющим сравнение стоимости проданных по договору купли-продажи автотранспортных средств производилось на основании результатов мониторинга сети Интернет, полученных в ходе проверки районным отделом УДФР КГК, в связи с чем им сделан обоснованный вывод о занижении стоимости проданного седельного тягача по сравнению с минимально возможной ценой продажи – 10 000 руб. и полуприцепа тентового по сравнению с минимально возможной ценой продажи – 2 000 руб. (даже в неисправном состоянии), поскольку указанные транспортные средства были отчуждены по цене 1 000 руб.

Указание суда апелляционной инстанции на то, что сравнение проводилось истцом исходя из предложений к продаже по состоянию через полгода после оспариваемой сделки, не может опровергать факт существенного занижения цены, поскольку во всех представленных предложениях указан и валютный эквивалент продажи, курс доллара США на день подачи данных объявлений и дату заключения спорного договора незначительно уменьшился, а доказательств существенного изменения рынка автотранспортных средств за полгода ответчиком не представлено.

С учетом относимости, допустимости, достоверности каждого представленного по делу доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности кассационная инстанция пришла к выводу о том, что представленными по делу доказательствами подтверждено наличие всех составляющих, предусмотренных ст.110 Закона для признания договора купли-продажи недействительным как сделки, имеющей характер дарения, после совершения которой у должника не осталось имущества, соответствующего размерам его долгов и на которое можно было бы обратить взыскание.

По данной причине обжалуемые решение и постановление отменены, а иск удовлетворен.

Источник: http://bii.by/tx.dll?d=413929

– Верховный Суд Республики Беларусь

Какой срок давности для предъявления требования о признании должника несостоятельным?

Статистические данные

По состоянию на 31 мая 2018 года остаток неоконченных дел об экономической несостоятельности (банкротстве) составил 182 дела.

По данным делам поступило 320 заявлений, жалоб, из которых:

большую часть обращений составили заявления управляющих об утверждении начальной цены имущества должника, выставляемого на торги, снижении начальной цены имущества (88%),

ходатайства управляющих о понуждении к передаче документов и сведений в связи с неисполнением органами управления должника – юридического лица, должником – индивидуальным предпринимателем указанной обязанности (4%),

заявления антикризисных управляющих об освобождении от исполнения обязанностей антикризисного управляющего и назначении нового управляющего (2%),

жалобы кредиторов на действия (бездействия) управляющих (1%),

заявления о защите требований кредиторов, ходатайства кредиторов о восстановлении пропущенного срока для рассмотрения требования кредитора (5%).

Судебная практика

1.1. Жалобы на действия (бездействия) управляющего.

В соответствии с пунктом 14 приложения 16 к Налоговому кодексу Республики Беларусь (далее – Кодекс) за рассмотрение жалоб, не указанных в пунктах 2, 5, 6 и 10 приложения 16 к Кодексу, уплачивается пошлина в размере 0,5 базовой величины, что составляет 12,25 руб.

Пример.

экономический суд Витебской области поступила жалоба ОАО «П» на действия управляющего в деле об экономической несостоятельности (банкротстве) УП «ПМС».

В нарушение указанного требования законодательства жалоба на действия управляющего не оплачена государственной пошлиной.

Судом предложено ОАО «П» в срок до 03.04.2018 оплатить государственную пошлину в сумме 12,25 руб. и предоставить суду документы, подтверждающие оплату пошлины.

В связи с не оплатой государственной пошлины суд возвратил жалобу на действия управляющего.

Возвращение судом жалобы не лишает заинтересованное лицо права повторно обратиться в экономический суд с жалобой при оплате государственной пошлины.

Пример.

Отсутствие обоснования, вызвавшего необходимость подачи ходатайства о замене управляющего, является основанием для отказа в удовлетворении ходатайства.

В экономический суд поступило ходатайство участника общества с ограниченной ответственностью «Е» о замене управляющего на другое лицо. В ходатайстве указано на то, что основанием для его заявления послужило ненадлежащее исполнение обязанностей управляющего, предусмотренных статьей 77 Закона: не проведена надлежащим образом работа, направленная на поиск и возврат имущества должника.

Заявителем не представлены суду кандидатуры нового антикризисного управляющего для назначения в дело о банкротстве ООО «Е».

Экономический суд пришел к выводу о необоснованности заявленного ходатайства, его неподтвержденности имеющимися в деле доказательствами. Факты недобросовестного или ненадлежащего исполнения обязанностей управляющим по делу судом не установлены.

При таких обстоятельствах суд отказал в удовлетворении ходатайства.

Пример.

16.06.2017 в экономический суд Витебской области поступила жалоба собственника унитарного предприятия на действия (бездействие) управляющего в производстве по делу о банкротстве ЧПТУП “А”.

В обоснование своего заявления собственник ЧПТУП “А” указала, что управляющий в нарушение требований статьи 77 Закона ненадлежащим образом исполняла свои обязанности: к отчетам управляющего не прилагались выписки о движении денежных средства по основному счету должника, отсутствовали сведения о реализации имущества должника; документы должника находятся у собственника и не приняты; управляющим нарушены требования законодательства в части проведения оценки имущества должника; часть движимого имущества должника, стоимость которого составляла более ста базовых величин, продана без проведения торгов; управляющим не приняты меры по обеспечению сохранности имущества должника, результатом которого явилось возгорание принятого в ведение управляющего здания.

Изложенные в жалобе доводы о нарушении управляющим требований законодательства в части проведения оценки имущества должника, о не принятии управляющим документов по финансово-хозяйственной деятельности должника получили свое подтверждение в ходе судебного разбирательства. Управляющий вопрос о проведении внутренней оценки имущества должника с судом и общим собранием кредиторов не согласовывал, не ко всем отчетам о своей деятельности прилагал документы, указанные в части 2 статьи 148 Закона.

Доводы, изложенные заявителем о несогласии с возмещением за счет средств должника командировочных расходов управляющего, также признаны судом обоснованными, поскольку размер расходов, связанных с временным проживанием управляющего и его проездом к месту нахождения должника и обратно, в порядке, предусмотренном ст. 69 Закона, суд не устанавливал.

Доводы заявителя о непринятии управляющим мер по обеспечению сохранности имущества должника, результатом которого явилось возгорание принятого в ведение управляющего здания, не подтвердились.

В связи с изложенным, экономический суд признал жалобу на действия (бездействие) управляющего частично обоснованной и подлежащей удовлетворению.

1.2. Ходатайства антикризисного управляющего по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) о понуждении к исполнению обязанности по передаче управляющему бухгалтерской и иной документации, печатей и штампов, материальных и иных ценностей

В соответствии со статьей 86 Закона со дня вынесения судом определения об открытии конкурсного производства органы управления должника – юридического лица, должник – индивидуальный предприниматель в срок, установленный судом, но не превышающий десяти дней, обязаны обеспечить передачу управляющему бухгалтерской и иной документации, печатей и штампов, материальных и иных ценностей. В случае неисполнения органами управления должника – юридического лица, должником – индивидуальным предпринимателем указанной обязанности управляющий не позднее трех дней после истечения срока, в течение которого должна быть обеспечена передача бухгалтерской и иной документации, печатей и штампов, материальных и иных ценностей, должен обратиться в суд с ходатайством о понуждении указанных органов или лиц к исполнению этой обязанности.

Пример.

Определением экономического суда Витебской области от 30.03.2018 по заявлению кредитора возбуждено производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) частного транспортного унитарного предприятия Ф. (далее – частного предприятия Ф.) и открыто конкурсное производство.

В ходе производства по делу о банкротстве поступило ходатайство управляющего о понуждении бывшего директора частного предприятия «Ф» передать управляющему бухгалтерскую и иную документацию, печати и штампы, материальные и иные ценности.

Определением о возбуждении производства по делу и открытии конкурсного производства экономический суд обязал учредителя (и руководителя) частного предприятия «Ф» в 7-дневный срок со дня возбуждения производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) обеспечить передачу управляющему всех дел должника, бухгалтерской и иной документации, печатей и штампов, материальных и иных ценностей.

Согласно представленной управляющим экономическому суду информации передача бухгалтерской и иной документации, печатей и штампов, материальных и иных ценностей должника антикризисному управляющему учредителем (и руководителем) частного предприятия «Ф» обеспечена не была.

В этой связи суд ходатайство антикризисного управляющего удовлетворил, обязал учредителя (и руководителя) частного предприятия «Ф» передать управляющему бухгалтерскую и иную документацию, печати и штампы, материальные и иные ценности частного предприятия «Ф».

Применительно к части второй статьи 205 ХПК экономический суд допустил немедленное исполнение определения.

1.3. Защита требований кредиторов

Согласно части 1 статье 89 Закона кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение двух месяцев со дня опубликования сообщения об открытии конкурсного производства.

Эти требования направляются управляющему по почтовому адресу должника или иному почтовому адресу, указанному в тексте объявления об открытии конкурсного производства, а также в хозяйственный суд, осуществляющий производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве).

Требования кредиторов направляются управляющему вместе с документами, позволяющими установить размер указанных требований.

Управляющий рассматривает предъявленные требования кредиторов не позднее семи дней после их получения, по итогам их рассмотрения вносит соответствующие записи в реестр требований кредиторов и о результатах рассмотрения письменно уведомляет кредиторов в срок, не превышающий семи дней со дня получения требований (часть 2 статьи 89 Закона).

Частью 6 статьи 89 Закона установлено, что требования кредиторов, по которым управляющим не выдвинуты возражения в срок, указанный в частях 2 и 4 Закона, признаются установленными в предъявленном размере и подлежат удовлетворению в соответствии с очередностью, определенной статьей 141 Закона.

Управляющий рассматривает предъявленные требования кредиторов не позднее семи дней после их получения, по итогам их рассмотрения вносит соответствующие записи в реестр требований кредиторов и о результатах рассмотрения письменно уведомляет кредиторов в срок, не превышающий семи дней со дня получения требований.

Требования кредиторов, по которым управляющим выдвинуты возражения, рассматриваются в порядке, установленном статьями 92 – 96 Закона.

Согласно статье 92 Закона возражения по результатам рассмотрения управляющим требования кредитора (далее – заявление о требовании) направляются управляющему и в суд, рассматривающий дело об экономической несостоятельности (банкротстве), в письменной форме в срок, не превышающий семи дней со дня получения кредитором уведомления управляющего о результатах рассмотрения требования этого кредитора.

Пример.

Не приведение достаточного обоснования уважительности причин пропуска срока для рассмотрения требования кредитора является основанием для отказа в его восстановлении.

Антикризисный управляющий направил в экономический суд ходатайство кредитора о восстановлении пропущенного срока для рассмотрения требования кредитора, а также требование кредитора.

В ходатайстве кредитор просил восстановить пропущенный срок для подачи заявления о требовании на собрании кредиторов.

Причиной пропуска срока в ходатайстве указан большой объем работы в связи с прошедшей реорганизацией кредитора .

В силу статьи 93 Закона срок для подачи заявления о требовании, установленный частью первой статьи 92 Закона, может быть восстановлен собранием кредиторов или судом на основании ходатайства о восстановлении пропущенного срока, предусмотренного частью второй статьи 92 Закона.

Ходатайство о восстановлении пропущенного срока направляется кредитором управляющему для подачи его на рассмотрение собрания кредиторов или в суд. Собрание кредиторов или суд вправе признать причину пропуска уважительной и восстановить срок подачи заявления о требовании или признать причину пропуска неуважительной и отказать в восстановлении пропущенного срока.

Экономический суд пришел к выводу о том, что кредитор не привел достаточного обоснования уважительности причин пропуска срока, в связи с чем в восстановлении срока отказано.

Пример.

Должник обязан возместить расходы, связанные с оценкой имущества, за счет которого осуществлялось погашение задолженности перед бюджетом, при наличии документального подтверждения указанных расходов.

Кредитор – налоговая инспекция подал в экономический суд в порядке статьи 92 Закона заявление о требовании, в котором просил признать требование на сумму 406,44 руб., составляющую расходы по оценке имущества должника, обращенного в счет неисполненных налоговых обязательств.

14.11.2016 требование кредитора рассмотрено на собрании кредиторов; в принятии требования собранием отказано.

Источник: http://www.court.gov.by/ru/ekonomicheskij/sud/vitebskoj/oblasti/sudebnaya/praktika/38c1a6b58d6741b9.html

Некоторые аспекты применения сроков исковой давности в банкротстве

Какой срок давности для предъявления требования о признании должника несостоятельным?

В БАНКРОТСТВЕА.Н. МАМАЙМамайАнастасия Николаевна, юрист американскойюридической фирмы “Маркс и Соколов, ЛЛСи”.Аспирант Московской государственнойюридической академии. Специалист попредпринимательскому праву, гражданскомуправу, международному коммерческомуарбитражу. Родилась 5 марта 1980 г. в г. Москве.В 2002 г. с отличием окончила Московскуюгосударственную юридическую академию.

Всовременных условиях развития рыночнойэкономики институт банкротстваприобретает все большую актуальность. Как ив любой сфере гражданского оборота, впроцедурах банкротства должнореализовываться право участников дела обанкротстве на судебную защиту. Реализацияправа на принудительную защиту нарушенногоправа лица в судебном порядке обусловленаприменением сроков исковой давности.

Правильное применение норм об исковойдавности в процедурах банкротствасущественно как для должника, так и длякредиторов, требования которых в основномвытекают из различных договоров.

Вроссийском законодательстве общие правилаоб исковой давности и порядок ее применениярегламентируются Гражданским кодексом РФ,согласно которому нормы об исковойдавности являются императивными и не могутбыть изменены сторонами. В специальномзаконодательстве, в частности Федеральномзаконе от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ “Онесостоятельности (банкротстве)” (далее -Закон о банкротстве 1998 г.

), вовсеотсутствовали нормы, непосредственнорегулировавшие сроки исковой давности вбанкротстве. В Федеральном законе от 26октября 2002 г. N 127-ФЗ “О несостоятельности(банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве2002 г.) термин “исковая давность”употребляется один раз в ст. 103 онедействительности сделки, совершеннойдолжником.

При этом норма являетсяотсылочной и предусматривает, чтотребование внешнего управляющего оприменении последствий недействительностиничтожной сделки, предусмотренных в законе,может быть предъявлено в течениесоответствующего срока исковой давности.

Тем не менее очевидно, что на практикепроблемы применения норм об исковойдавности возникали и возникают прирассмотрении многих иных вопросов вконкурсном процессе, в том числе приразрешении дел по искам о признаниинедействительным мирового соглашения,сделок по зачету или уступке требованийкредиторов, а также при рассмотрениитребований кредиторов, предъявивших своитребования к должнику в той или инойпроцедуре банкротства. Спецификаприменения правил об исковой давности впроцедурах банкротства обусловлена:установленным законодательством обанкротстве специальным порядкомпредъявления требований кредиторами(имеющими денежные требования к должнику),исключающим предъявление их в общемпорядке (например, путем предъявления искак должнику); осуществлением руководствадолжником наряду с органами юридическоголица независимым управляющим; введениемморатория на удовлетворение требованийкредиторов и применением соответствующихпоследствий; ограниченнымипроцессуальными возможностями обжалованияопределений, принимаемых в процедуребанкротства; наступлением сроковисполнения всех денежных обязательствдолжника вследствие введения процедурыконкурсного производства.

Анализсудебной практики показывает, что судами невыработан единообразный подход к решениювопросов о правовой квалификации сроков впроцедурах банкротства, в частности приприменении пресекательных сроков и сроковисковой давности. В Законе о банкротстве 2002г., как и в Законе о банкротстве 1998 г.,содержится целый ряд указаний напресекательные сроки , в течение которыхучастники дела о банкротстве могутосуществить свои права. Важностьправильной правовой квалификацииустановленных законом сроков очевидна. Кпримеру, в отличие от пресекательногосрока, истечение срока исковой давности невлечет погашения самого права. Кроме того, вустановленных законом случаях возможновосстановление срока исковой давностифизическим лицам, в то время какпресекательные сроки продлению иливосстановлению не подлежат. Например,пропуск срока для предъявления требованийкредиторов должнику для участия в первомсобрании кредиторов влечет невозможностьания такого кредитора на первомсобрании. В действительности происходитсмещение данных сроков. Так, в практикеФедерального арбитражного судаМосковского округа имеется противоречиваяправовая оценка срокам, предусмотреннымзаконодательством о банкротстве. К примеру,в Постановлении ФАС МО от 30 октября 2001 г. NКГ-А40/6191-01 указывается, что Арбитражный судг. Москвы признал месячный срок длязаявления возражений, установленный ч. 3 ст.75 Закона о банкротстве 1998 г., пресекательными, следовательно, не подлежащимвосстановлению. При этом судомапелляционной инстанции по данному делууказанные выше выводы суда первойинстанции признаны ошибочными. ——————————–

См. п. 1 ст. 71 Законао банкротстве 2002 г., который закрепляет, чтодля целей участия в первом собраниикредиторов кредиторы вправе предъявитьсвои требования в течение 30 дней с датыопубликования сообщения о введениинаблюдения.Пункт 3 ст. 75 Закона обанкротстве 1998 г. предусматривает, чтовозражения по результатам рассмотрениявнешним управляющим требований кредиторовмогут быть заявлены кредитором варбитражный суд, рассматривающий дело обанкротстве, в месячный срок с момента ихполучения. Иными словами, норма регулируетпорядок обжалования действий арбитражногоуправляющего. В связи с этим подобные срокиследует относить к пресекательным, т.к. с ихистечением погашается право напредставление указанных возражений.Аналогичный пресекательный срок дляпредъявления возражений в арбитражный судотносительно требований кредиторов (15 дней)установлен п. 2 ст. 71 Закона о банкротстве 2002г. К числу нерешенных вопросов вроссийском законодательстве онесостоятельности следует отнестиотсутствие специальных указаний о перерывеили приостановлении сроков исковойдавности в процедурах банкротства. ГК РФ несодержит каких-либо специальных правил дляконкурсного процесса.

С точки зренияроссийского законодательства внесениетребований кредиторов в реестр кредиторовдолжника следует относить к признаниюдолга должником. Следовательно, с моментавнесения требований кредитора в реестркредиторов срок исковой давностипрерывается и начинает течь заново. Однаков практике применения Закона о банкротстве1998 г. имели место и такие случаи, когда внарушение требований закона размерустановленных и подтвержденных вступившимв законную силу судебным актом требованийкредитора был уменьшен арбитражным судом,рассматривавшим дело о банкротстве, через 6месяцев после внесения требований в реестрв результате удовлетворения жалобы одногоиз кредиторов. Учитывая отсутствие поЗакону о банкротстве 1998 г. процессуальнойвозможности обжалования определений,вынесенных судами по жалобам иразногласиям кредиторов (вплоть допринятия Конституционным Судом РФПостановления от 12 марта 2001 г. ), кредитормог прибегнуть к защите своего нарушенногоправа в исковом производстве только позавершении процедуры банкротства.Соответственно такое требование могло бытьудовлетворено при условии, что срок исковойдавности по требованию кредитора не истекпо завершении процедуры банкротства. ——————————–

УказаннымПостановлением соответствующие нормыЗакона о банкротстве 1998 г. были признаны несоответствующими Конституции РФ.
Возникает вопрос: влечет ли предъявлениетребований арбитражному управляющемуперерыв исковой давности? В соответствии сост. 15 Конвенции об исковой давности вмеждународной купле-продаже товаров (далее – Конвенция об исковой давности) приразбирательстве, начатом в связи сбанкротством или объявлением онесостоятельности должника, затрагивающимвсе его имущество, течение срока исковойдавности прерывается, когда кредитор вцелях получения удовлетворения илипризнания своего требования предъявляетего в ходе такого рассмотрения при условиисоблюдения норм права, регулирующих такойпорядок рассмотрения спора. При этом в ст. 17Конвенции закреплено, что, если требованиепредъявлено в пределах срока исковойдавности в процедуре банкротства, норассмотрение спора закончилось безвынесения решения по существу требования,течение срока исковой давности не будетсчитаться прерванным; если на момент такогоокончания рассмотрения спора срок исковойдавности истек или истекает менее чем черезгод, кредитор имеет право на предъявлениетребования в течение одного года считая содня окончания рассмотрения спора. ——————————–

Россия участницейКонвенции не является. Конвенция былаподписана СССР, однако не быларатифицирована. Конвенция вступила в силудля стран-участниц 1 августа 1988 г.Вроссийском Законе по общему правилу смомента принятия определения о введениинаблюдения кредитор фактически лишенвозможности предъявить иск к должнику вцелях взыскания с должника денежныхсредств. Требования к должнику могутбыть предъявлены только с соблюдениемпорядка, предусмотренного Законом обанкротстве, который предполагаетнаправление требований в арбитражный суд иарбитражному управляющему (на стадиинаблюдения требования направляются также идолжнику) с приложением судебного акта илииных документов, подтверждающихобоснованность этих требований. В случаепоступления возражений требованиякредиторов рассматриваются в заседанииарбитражного суда, по результатам котороговыносится определение о включении либо оботказе во включении требований в реестр.

Как уже указывалось, действующеезаконодательство не относит возбуждениепроцедуры банкротства ни к основаниям дляприостановления течения сроков исковойдавности, ни к основаниям для перерываисковой давности . Таким образом, с однойстороны, “предъявление требований” впроцедуре банкротства нельзя отнести к”предъявлению иска в установленном порядке”и, следовательно, связывать с перерывомисковой давности, а с другой – практикаподсказывает, что в законе необходимопредусмотреть нормы о приостановлении илиперерыве течения сроков исковой давности впроцедурах банкротства в зависимости отрезультатов рассмотрения требованийкредитора. ——————————–

Введение моратория в процедуре внешнегоуправления едва ли возможно относить коснованиям приостановления срока исковойдавности. Предусмотренный ст. 202 ГК РФмораторий, устанавливаемый на основаниизакона Правительством РФ, связывается собстоятельствами, находящимися внеконтроля участников гражданскогоправоотношения (война, стихийноебедствие).
На практике порядокустановления требований кредиторов, посути, сводится не к рассмотрениюарбитражным судом требований кредитора осудебной защите нарушенного права, а кформальной проверке их обоснованности(если возражений в отношении требований непоступило), либо, если возражения имеются, крассмотрению обоснованности такихвозражений. Более того, в процедурахбанкротства кредитор не вправе обратитьсяза защитой своего нарушенного права с искомк должнику в третейский суд илимеждународный коммерческий арбитраж, дажеесли между должником и кредитором ранеебыло заключено арбитражное соглашение. Втаких случаях законом кредитору должнабыть предоставлена возможность взысканиядолга с должника по завершении процедурыбанкротства в порядке, ранее согласованномсторонами в договоре (арбитражнойоговорке), несмотря на истечение срокаисковой давности по завершении процедурыбанкротства. В связи с этим необходимовнесение соответствующих изменений вдействующее законодательство. Такая норманеобходима вне зависимости от того, когданачалось течение срока исковой давности -до момента возбуждения процедурыбанкротства либо после. Это связано с тем,что в обоих случаях начало течения срокаисковой давности связано с возникновениемправа кредитора требовать исполненияобязательства. Кроме того, необходимостьвведения данной нормы согласуется также и стем, что согласно закону в реестркредиторов требования включаются приусловии, что кредитор ходатайствует обэтом. Иными словами, в отсутствиеволеизъявления кредитора на включение еготребований в реестр кредиторов должникатакие требования не должны включаться вреестр. На практике данное положениеприобретает немаловажное значение, кпримеру, в ситуациях, когда большинствомкредиторов принимается решение озаключении мирового соглашения, и, такимобразом, требования кредиторов,авших против, включаются в мировоесоглашение в одностороннем порядке . Ввопросе реализации конституционного правана судебную защиту единый подход долженбыть как в процедурах банкротства, так и вобычных условиях хозяйственнойдеятельности. ——————————–

В практике нередко имеют место случаизаключения мировых соглашений,предусматривавших крайне невыгодныеусловия для кредиторов (например, новацияобязательств в беспроцентные вексели сосроком погашения 25 лет).
Необходимоотметить, что на практике суды такжеиспытывают сложности с определениеммомента начала течения срока исковойдавности, иными словами – установлениеммомента, когда у должника (как правило,юридического лица) имелась реальнаявозможность узнать о нарушении своегосубъективного права. Так, по ряду дел ФАС МОприходил к выводу о том, что, например, припредъявлении иска конкурсным управляющим всоответствии со ст. 101 Закона о банкротстве1998 г. о признании сделок должниканедействительными срок исковой давностиисчисляется не с момента, когда былназначен конкурсный управляющий, а с тогомомента, когда о нарушенном праве сталоизвестно юридическому лицу, т.е. должнику .При этом суды исходили из содержания п. 1 ст.200 ГК РФ, в силу которого течение срокаисковой давности начинается со дня, когдаюридическое лицо узнало или должно былоузнать о нарушении своего права.Действительно, и в п. п. 12, 13 ПостановленияПленумов Верховного Суда РФ и ВысшегоАрбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. N 15/18″О некоторых вопросах, связанных сприменением норм Гражданского кодексаРоссийской Федерации об исковой давности”,в частности, отмечается, что припредъявлении иска ликвидационнойкомиссией от имени ликвидируемогоюридического лица к третьим лицам, имеющимзадолженность перед организацией, винтересах которой предъявляется иск, срокисковой давности следует исчислять с тогомомента, когда о нарушенном праве сталоизвестно обладателю этого права, а неликвидационной комиссии. СогласноПостановлению довод о том, что вновьназначенный руководитель узнал онарушенном праве возглавляемого имюридического лица лишь со времени своегоназначения (избрания), не может служитьоснованием для изменения начальногомомента течения срока исковой давности,поскольку в данном случае заявленотребование о защите прав юридического лица,а не прав руководителя как физическоголица. Указанное обстоятельство, по мнению

Источник: https://www.lawmix.ru/comm/3416

Автоправо
Добавить комментарий