Как заставить довести уголовное дело до конца?

Содержание
  1. Спустя 10 месяцев в Башкирии возобновлено уголовное дело о пытках в полиции
  2. Клементьева разрешила конфликт между зоозащитниками и чиновниками в пользу гуманности
  3. «Самые передовые города здесь – Санкт-Петербург, который является основоположником этого метода, программа там существует уже 10 лет, и стаю собак в городе днем с огнем не сыщешь. А также Нижний Новгород, наш ближайший сосед, где построен огромный пункт передержки. Там численность бездомных животных снизилась на 40%, статистика покусов и нападений снизилась в два раза, налажена прекрасная система по стерилизации, вакцинации и пристройству бездомных животных», – заявила на круглом столе 20 октября мотор зоозащитников Чувашии Екатерина Михайлова. «Правда ПФО» уточнила информацию о ходе реализации программы в Санкт-Петербурге и предлагает своим читателям ознакомиться с ее впечатляющими результатами
  4. В сложившейся ситуации было два выхода: неконструктивный – заводить уголовное дело на Белова за нецелевое использование бюджетных средств, и второй: заставить управление довести пункт передержки до ума и оставить его в покое. 20 октября из речей Ирины Клементьевой, Михаила Жирнова, председателей депутатских комиссий Олега Кортунова и Дмитрия Никонорова стало ясно, что выбран конструктивный путь: до 1 ноября на объект должна быть заведена вода, свет и тепло, после чего управление им перейдет к зоозащитникам
  5. «Пункт находится в муниципальной собственности, никаких арендных платежей за землю нет. А кто будет вести дела на этом объекте – мы должны принимать решения. Мы можем привлечь к работе зоозащитников, которые будут вести работу сами. И на этом примере посмотреть, как будут идти дела, как двигаться дальше», – заявила Ирина Клементьева
  6. «Цена вопроса – 2,5 млн рублей в год. Но на встречах с зоозащитниками неоднократно проговаривалось, что у них есть возможность привлекать волонтеров и спонсорские средства. При разделении этих обязанностей возможно, что не вся финансовая нагрузка будет ложиться на город», – подчеркивает Михаил Жирнов
  7. Но невзирая на публичную победу последней, по документам пункт по-прежнему будет находиться в управлении МБУ, просто его заставят заключить договор субподряда с одним из благотворительных фондов. И понятно, что проигравшим в войне очень хочется, чтобы зоозащитники, что называется, облажались
  8. Наконец, Михайлова жалуется, что в новом пункте просто негде проводить операции по стерилизации. В ответ председатель профильной комиссии горсобрания Дмитрий Никоноров попросил республиканскую Госветслужбу организовать пункт стерилизации непосредственно близ пункта передержки, чтобы можно было проводить операции там. Госветслужба обещала подумать
  9. Таким образом, понятие «убийство безнадзорного животного» до конца 2016 года в Чувашии должно исчезнуть как явление. А управление популяцией и контроль ее численности по крайней мере в Чебоксарах перейдет в руки профессионалов. И возможно, это одна из лучших новостей в регионе в этом году
  10. «Если дело возбуждено, закрывать его уже невыгодно». Бывший прокурор рассказывает о надзоре за следствием
  11. Как проверяют отказ в возбуждении дела
  12. «Все будут работать, чтобы был обвинительный приговор»
  13. Карьера прокурора
  14. «У Следственного комитета все совсем безобразно»
  15. Как не довести дело до возбеждения уголовного дела
  16. Как давать объяснения до возбуждения уголовного дела
  17. Как обжаловать возбуждение уголовного дела
  18. Процесс возбуждения уголовного дела
  19. Как заставить довести уголовное дело до конца?
  20. Обжалование возбуждения уголовного дела
  21. 4. процессуальный порядок возбуждения уголовного дела
  22. Возбуждение уголовного дела: пособие для «чайников»
  23. Как возбудить уголовное дело
  24. Возбуждение уголовного дела через суд
  25. Как не доводить дело до суда, если стороны помирились – МК Барнаул

Спустя 10 месяцев в Башкирии возобновлено уголовное дело о пытках в полиции

Как заставить довести уголовное дело до конца?

Следователи в Башкирии в третий раз возобновили расследование уголовного дела по факту незаконного применения насилия к Алексею Галиуллину – он обвиняет сотрудников Росгвардии и полиции в том, что те причинили ему в феврале 2017 года многочисленные телесные повреждения за отказ от прохождения процедуры дактилоскопии. Для возобновления расследования представителям Следственного комитета пришлось обращаться в суд, чтобы тот отменил их последнее постановление о прекращении уголовного дела.

Напомним, Алексей Галиуллин обратился к правозащитникам за юридической помощью 29 марта 2017 года. В своем объяснении он сообщил, что 22 февраля вместе с приятелями отдыхал в сауне города Бирска. После окончания сеанса у них возник конфликт с работниками сауны из-за оставленного беспорядка.

Разрешать его прибыли сотрудники Росгвардии и участковый. Конфликт, однако, погашен не был, но приобрел третью сторону в виде прибывших правоохранителей. В итоге, Алексея было решено доставить в отдел полиции по Бирскому району.

Как утверждает Галиуллин, пока его вели к служебному автомобилю, один из сотрудников Росгвардии толкнул его в спину, отчего он упал и ударился головой о лёд.

– В отделе полиции я не стал называть свои личные данные, сославшись на 51-ю статью Конституции, а также отказался от снятия отпечатков пальцев, – рассказал Алексей. – Я говорил, что имею право на адвоката, но вызвать мне его не дали.

По словам Галиуллина, правоохранители попытались силой заставить его пройти процедуру дактилоскопии – в результате повалили на пол, заломили руки за спину и надели наручники.

– Один из сотрудников давил мне коленом в область шеи, отчего я почувствовал сильную боль и начал издавать неестественный хрип, потому что кричать не получалось, — вспоминал Алексей.

Как пояснил Алексей, из-за поднявшегося шума в кабинет вбежал другой сотрудник полиции, который приказал прекратить применение к нему насилия, а также потребовал снять наручники. После этого Алексею даже позволили написать на имя начальника отдела полиции заявление о произошедшем.

Спустя некоторое время Галиуллин почувствовал сильную боль и головокружение, ему вызвали бригаду «Скорой помощи», и он был госпитализирован в Центральную городскую больницу Бирска.

В больнице Алексею был поставлен диагноз: «Сочетанная травма. Закрытая черепно-мозговая травма. Сотрясение головного мозга. Ушиб головного мозга легкой степени. Ротационный подвывих второго шейного позвонка. Повреждение связок правого плечевого сустава. Растяжение связок, множественные гематомы правого лучезапястного сустава».

Алексей пролежал в больнице двадцать три дня, потом долгое время находился на лечении дома и был вынужден носить на шее корсет. Судебно-медицинской экспертизой, позже назначенной следователем, было установлено, что полученные Алексеем травмы «расцениваются как повреждения, причинившие вред здоровью средней тяжести».

Заявление Галиуллина, написанное им на имя начальника отдела полиции, было перенаправлено по подследственности в Бирский межрайонный следственный отдел СУ СК РФ по Республике Башкортостан.

25 марта 2017 года следователь этого отдела Булат Галиев вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях правоохранителей состава преступления: он посчитал, что они правильно применили физическую силу.

Адвокат Алексея Галиуллина Павел Киселев добился отмены этого «отказного» постановления, после чего была назначена дополнительная проверка. По ее итогам, 26 апреля 2017 года заместитель начальника следственного отдела Вадиль Нурмухамедов возбудил уголовное дело о превышении должностных полномочий.

Через восемь месяцев, 25 декабря 2017 года, следователь Булат Галиев вынес постановление о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. По мнению следователя, «доводы Галиуллина об умышленном надавливании сотрудником полиции в область его шеи не нашли своего подтверждения».

Отметим, что в ходе следствия следователь Галиев назначил дополнительную комиссионную экспертизу с постановкой конкретных вопросов о механизме получения Галиуллиным телесных повреждений.

В частности, эксперты установили, что «возможность образования повреждений при обстоятельствах, указанных Галиуллиным А.О., исключить оснований не имеется».

Эксперты также подчеркнули, что «каких-либо медицинских данных, позволяющих высказаться о возможности причинения повреждений самому себе – не имеется».

Однако в постановлении о прекращении уголовного дела следователь Галиев делает вывод, что полученные Галиуллиным травмы образовались в результате падения последнего, при этом не говорится, когда и как именно это произошло. Спустя восемь месяцев расследования вопрос о том, как именно образовалась серьезная травма шеи, заставившая Алексея провести несколько недель на больничной койке, так и остался открытым.

Подобные обстоятельства ни Алексея Галиуллина, ни юристов Комитета против пыток не устраивали.

По этой причине они обратились к специалистам бюро независимой экспертизы с просьбой ответить на четко поставленный вопрос, на который не смогли ответить башкирские эксперты: «Мог ли образоваться ротационный подвывих второго шейного позвонка при давлении коленом в область шеи Галиуллина А.О. в момент, когда он находился в положении лежа лицом вниз, с заведенными за спину руками, голова была повернута вбок, щекой упирался в пол?». Ответом было: «Да, мог». Кроме этого специалисты исследовали судебно-медицинскую экспертизу, на выводы которой опирался следователь Булат Галиев, когда прекращал уголовное дело. В результате был выявлен ряд объективных недостатков и нарушений федерального законодательства об экспертной деятельности.

Получив заключение специалистов из бюро независимой экспертизы, правозащитники обратились на личном приеме к исполняющему обязанности первого заместителя руководителя следственного управления Башкирии Марселю Дулкарнаеву и подробно описали ему необходимость отмены прекращения уголовного дела.

28 июня 2018 года из следственного управления был получен ответ: «В ходе изучения доводов Вашего обращения указанное решение о прекращении уголовного дела отменено, уголовное дело возвращено для производства дополнительного расследования».

10 октября 2018 года следователь Жирнов вынес очередное постановление о прекращении этого уголовного дела. Потерпевшего он уведомил об этом лишь спустя месяц.

Правозащитники обжаловали это решение следователя в республиканское следственное управление, из которого получили ответ о том, что 19 декабря 2018 года обжалуемое постановление о прекращении было отменено, а материалы уголовного дела направлены для дополнительного расследования.

12 марта 2019 года следователь Руслан Фазлиев вынес уже третье постановление о прекращении уголовного дела, с которым правозащитники смогли ознакомиться лишь спустя два месяца.

В очередной раз в постановлении ни слова не было сказано о приобщенном заключении специалистов из независимого бюро, и уголовное дело было прекращено по тем же основаниям – в действиях правоохранителей не усматривается состава преступления.

14 ноября 2019 года юристы Комитета против пыток обратились на личном приеме уже непосредственно к руководителю следственного управления Башкирии Денису Чернятьеву, которому изложили детали сложившейся правовой ситуации по делу и попросили возобновить расследование дела, в ходе которого, наконец, дать оценку заключению независимого эксперта и провести дополнительную комиссионную экспертизу.

В итоге, 23 декабря 2019 года судья Бирского межрайонного суда Республики Башкортостан Диана Латыпова удовлетворила ходатайство представителя Следственного комитета и разрешила отменить постановление о прекращении дела, вынесенное 12 марта прошлого года. Обратиться в суд следователям пришлось потому, что с момента первого прекращения этого уголовного дела прошло больше года.

Сегодня правозащитники получили копию этого решения суда.

«Уже третий год мы наблюдаем, как Бирский межрайонный следственный отдел, по всей видимости, пытается взять потерпевшего и его представителей измором, отбив желание довести дело до логического конца.

Следователи уже довели ситуацию до того, что теперь они сами лишены права самостоятельно отменять свои незаконные постановления, теперь им для этого требуется санкция суда, – комментирует юрист Комитета против пыток Евгений Литвинов.

– Но нас это нисколько не смущает, и мы намерены добиться проведения в деле комиссионной экспертизы, которая позволит объективно оценить все обстоятельства получения потерпевшим телесных повреждений».

Источник: https://www.pytkam.net/ru/news/spustya-10-mesyacev-v-bashkirii-vozobnovleno-ugolovnoe-delo-o-pytkah-v-policii

Клементьева разрешила конфликт между зоозащитниками и чиновниками в пользу гуманности

Как заставить довести уголовное дело до конца?

Версия для печати

Красной нитью через все свои выступления зоозащитники Чувашии проводят нехитрую фразу: они защищают не животных, а людей. Убивать бездомных животных без разбору нельзя не только потому, что это негуманно, но и потому, что это не помогает регулировать их численность. Поможет только стерилизация.

«Самые передовые города здесь – Санкт-Петербург, который является основоположником этого метода, программа там существует уже 10 лет, и стаю собак в городе днем с огнем не сыщешь. А также Нижний Новгород, наш ближайший сосед, где построен огромный пункт передержки. Там численность бездомных животных снизилась на 40%, статистика покусов и нападений снизилась в два раза, налажена прекрасная система по стерилизации, вакцинации и пристройству бездомных животных», – заявила на круглом столе 20 октября мотор зоозащитников Чувашии Екатерина Михайлова. «Правда ПФО» уточнила информацию о ходе реализации программы в Санкт-Петербурге и предлагает своим читателям ознакомиться с ее впечатляющими результатами

Екатерина Михайлова и ее друзья

«Правда ПФО» уже писала, что в 2016 году чебоксарские депутаты выделили 3 млн на постройку пункта передержки для безнадзорных животных и поручили эту работу МБУ «Управление ЖКХ и благоустройства».

И по документам на Марпосадском шоссе даже что-то такое с клетками появилось.

«Пункт готов к приему безнадзорных животных, но до проведения круглого стола было принято решение передержку не открывать», – отчитался 20 октября директор МБУ Олег Белов.

На самом деле, конечно, дело здесь не в круглом столе. А в том, что Белов близ Пихтулинской свалки построил черт-те что и сбоку калорифер.

Беглый осмотр контролирующими органами объекта, на который по документам было ухнуто более миллиона, показал, что клетки не запираются, а на объекте нет элементарных коммуникаций (света, тепла, воды).

Так что августовские подозрения «Правды ПФО», что по факту построено не место, где животных будут содержать, а место, где их можно будет убить подальше от посторонних глаз, полностью подтвердились.

В сложившейся ситуации было два выхода: неконструктивный – заводить уголовное дело на Белова за нецелевое использование бюджетных средств, и второй: заставить управление довести пункт передержки до ума и оставить его в покое. 20 октября из речей Ирины КлементьевойМихаила Жирнова, председателей депутатских комиссий Олега Кортунова и Дмитрия Никонорова стало ясно, что выбран конструктивный путь: до 1 ноября на объект должна быть заведена вода, свет и тепло, после чего управление им перейдет к зоозащитникам

Пока объект выглядит так. Заходи кто хочешь, убегай кто хочешь

«Пункт находится в муниципальной собственности, никаких арендных платежей за землю нет. А кто будет вести дела на этом объекте – мы должны принимать решения. Мы можем привлечь к работе зоозащитников, которые будут вести работу сами. И на этом примере посмотреть, как будут идти дела, как двигаться дальше», – заявила Ирина Клементьева

И.о. главы Чебоксар Ирина Клементьева предложила передать дело на аутсоринг

«Я считаю, что любым делом должны заниматься профессионалы.

И если зоозащитники изъявили такое желание, у них есть понимание и решение отдать все силы для решения проблем и сократить численность безнадзорных животных – то самое время отдать дело в добрые и надежные руки», – считает Николай Ермилов, генеральный директор ОАО «Спецавтохозяйство», ранее занимавшегося отловом безнадзорных животных в городе.

«Цена вопроса – 2,5 млн рублей в год. Но на встречах с зоозащитниками неоднократно проговаривалось, что у них есть возможность привлекать волонтеров и спонсорские средства. При разделении этих обязанностей возможно, что не вся финансовая нагрузка будет ложиться на город», – подчеркивает Михаил Жирнов

Михаил Жирнов увидел в предложении зоозащитников выгоду для муниципального бюджета

Казалось бы, проблема решена. Но публично униженное на круглом столе ведомство Белова передавать объект благотворительным фондам не хочет категорически – не зря его пришлось ломать через колено сборной команде горсобрания и администрации города. Здесь дело, очевидно, в личной и обоюдной ненависти, которую испытывают друг к другу Белов и Михайлова.

Но невзирая на публичную победу последней, по документам пункт по-прежнему будет находиться в управлении МБУ, просто его заставят заключить договор субподряда с одним из благотворительных фондов. И понятно, что проигравшим в войне очень хочется, чтобы зоозащитники, что называется, облажались

Программа стерилизации рассчитана на 3 года

Так что палки в колеса волонтерам чиновники будут вставлять активно и с удовольствием. Уже 20 октября язвительный директор МБУ задал кучу вопросов по грядущему взаимодействию. Отвечать пришлось его оппонентам.

Так, Жирнов настаивает, что пункт передержки – это не приют, и призывает выпускать животных обратно в городскую среду, чтобы они не бегали вокруг пункта передержки.

Он же подчеркивает: есть опасность, что конкурс на 2017 год могут выиграть недобросовестные организации со стороны, и вся совместная работа администрации и зоозащитников пойдет прахом.

Наконец, Михайлова жалуется, что в новом пункте просто негде проводить операции по стерилизации. В ответ председатель профильной комиссии горсобрания Дмитрий Никоноров попросил республиканскую Госветслужбу организовать пункт стерилизации непосредственно близ пункта передержки, чтобы можно было проводить операции там. Госветслужба обещала подумать

На круглом столе 20 октября было горячо

Впрочем, главное Госветслужба делает уже сейчас. Главный ветеринар Чувашии Сергей Скворцов подтвердил «Правде ПФО», что в ведомстве разработан проект нового Постановления Кабинета Министров, в котором будут пересмотрены правила обращения с безнадзорными животными в регионе: документ будет приведен в соответствие с федеральным законодательством.

Таким образом, понятие «убийство безнадзорного животного» до конца 2016 года в Чувашии должно исчезнуть как явление. А управление популяцией и контроль ее численности по крайней мере в Чебоксарах перейдет в руки профессионалов. И возможно, это одна из лучших новостей в регионе в этом году

«Правда ПФО» следит за развитием событий.  

Ирина Клементьева, чебоксарское горсобрание, зоозащитники, МБУ Управление ЖКХ, ЖКХ, Екатерина Михайлова, Моторин, Госветслужба, Михаил Жирнов, Кортунов, Никоноров, Спецавтохозяйство

Источник: https://pravdapfo.ru/articles/82311-klementeva-razreshila-konflikt

«Если дело возбуждено, закрывать его уже невыгодно». Бывший прокурор рассказывает о надзоре за следствием

Как заставить довести уголовное дело до конца?

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах.

Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий].

В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу.

Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить. Днем я обычно решал насущные задачи, а вечером уже проверял уголовные дела.

Прокурорам поступает много жалоб на незаконное преследование, на милицейский беспредел. Надо проверять, обоснованы они, или нет, запрашивать дела.

Но здесь вопрос статистики: если, например, в прошлом году мы удовлетворили семь жалоб, [в этом году] можно сделать небольшой прирост. Но если [прирост] будет большой — с нас спросят, куда мы смотрели и почему допустили нарушение.

И прокурора [района] поднимут на совещании, где все областные прокуроры и начальники отделов собираются и слушают отчеты.

Политика здесь такая: удовлетворенные жалобы означают отсутствие надзора. Если полицейские кого-то избили, значит, профилактика не проводилась, мы должны были представления вносить и требования. Почему-то все спрашивают с прокуратуры.

Иногда жалобы приходится удовлетворять. Вот, допустим, человек через год пожаловался на отказ в возбуждении дела — нельзя же написать, что я вчера, перед жалобой, его отменил, пишешь — ваша жалоба удовлетворена, постановление отменено.

Как проверяют отказ в возбуждении дела

А так — поступает, допустим, постановление об отказе в возбуждении дела, мы смотрим материалы, а там неполная проверка. Нужно провести еще какие-то действия и тогда уже можно будет говорить, что проверка проведена в полном объеме и оснований для возбуждения дела нет.

Или они есть. Но ведь бывает, что надо опросить свидетеля, а его просто нет. Все же ограничены по срокам [проверки], бывает, что по несколько раз решения отменяется по таким основаниям. Бывает, что [следователи] просто не успевают провести проверку из-за большого объема работы.

У прокуратуры есть еще такой показатель — выявление укрытых преступлений. И вот отказ в возбуждении дела — один из способов их укрыть.

Тогда мы смотрим основания для отказа и проводим встречную проверку: обзваниваем людей или вызываем их к себе и проверяем, действительно ли они говорили, что написано [в отказе]. Бывает, человек говорит, что его попросили так сказать. Это вопиющие случаи, но они имеют место.

Тогда прокуратура выносит требование возбудить уголовное дело, но следствие его может и не выполнить, и придется это решение обжаловать у их руководства.

Вообще следователи могут лениться, нет инициативы из-за маленькой зарплаты, в каждом случае это индивидуально. Ну почему вот это дело расследуется плохо, а это — хорошо? У полицейского [следователя] часто стоит задача — закрыть квартал, какой-то отчетный период.

Вот у них какие-то дела уходят, они ими занимаются, а долгоиграющие перекидывают на следующий месяц. При этом в УПК же есть статья 6.1 — разумный срок уголовного судопроизводства.

В Европейский суд по правам человека пошли иски из-за нарушения этих разумных сроков, и после этого по ведомствам пошло: вносите требования по этой статье.

Коррупцию мы не выявляем, у нас нет оперативных подразделений, этим занимается их внутренняя служба собственной безопасности.

Если и кажется по документам, что может быть какая-то коррупционная составляющая, то… Ну, там сидят люди с высшим юридическим образованием, голословно человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку.

Но можно написать представление или информационное письмо, связаться с МВД, сказать что есть проблема. Но это уже на уровне прокурора района минимум решается.

«Все будут работать, чтобы был обвинительный приговор»

Со следователями мы лично контактируем. Они заходят, на какие-то вопросы отвечают, чтобы нам не писать бумагу, или хотя бы для себя — разобраться. Указания им можно давать и карандашом на постановлениях.

Это экономит время, вот представьте: прокурору принесли сто материалов, допустим, все — незаконные. Он садится их печатать и теряется на сутки минимум, а если на половине быстро карандашом раскидать: здесь доделайте, тут, то сильно быстрее получается.

Но тут страдает статистика, прокурор уже не сможет написать, что отменил сто постановлений — получается, немного жертвует карьерой ради продуктивности.

Если дело возбуждено, то закрывать его уже никому не выгодно — все будут бороться, даже если есть основания для прекращения. Система правосудия такова, что если нет состава [преступления], то все равно не надо прекращать дело.

Думаю, это такая политика: вот человека преследовали, может, даже посадили в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел.

И пока есть силы и возможности, все будут работать, чтобы был обвинительный приговор.

Потому что оправдание будет значить, что не было прокурорского надзора: спросят, куда вы смотрели, товарищи? Возбуждения ведь проходят через прокуратуру, она же в суде представляет обвинение.

Если следователь прекратил дело за отсутствием состава преступления, его же и накажут — столько проверок будет, даже по его линии: почему человека преследовал, почему не сделал нужные выводы в самом начале? На такие вопросы и не ответишь. Принципиально надо найти виноватого. У МВД и СК это будет следователь, у прокуратуры — прокурор из-за отсутствия надзора.

Хотя вообще в идеале дела и возбуждаются, чтобы установить все обстоятельства и прийти к обоснованному решению, прекращать их или нет.

Уголовно-процессуальный кодекс вообще написан шикарно, но закончить все дела в соответствии с ним невозможно. Понятно, что они обычно более или менее приведены в порядок, но чтобы полностью — я таких дел не знаю.

Вот протокол допроса должен быть: вопрос-ответ, вопрос-ответ, а у нас все допросы идут сплошным текстом, и это плохо.

Я уже как адвокат прихожу к следователю, он такой [говорит моему подзащитному] — рассказывайте.

Я говорю: мы не будем, вы задавайте вопросы, и наше право потом — обжаловать, может у вас вопросы наводящие будут или у вас обвинительный уклон, а вы же должны устанавливать обстоятельства, не обвинять. В этом плане, наверное, ФСБ лучше всех работает, у них четко: вопрос-ответ и вопросы продуманные.

За ФСБ редко надзирать приходится, как правило, этим занимается прокуратура субъекта [федерации], там у них есть отделы по надзору за спецслужбой с соответствующим доступом к секретности.

Карьера прокурора

Какое подразделение лучше — это индивидуально, платят одинаково. Гособвинение завязано с судом — до скольки суд работает, столько они и работают. А надзор — сколько жалоб тебе пришло, столько ты и разгребай.

Карьерный рост — вообще провокационный вопрос, даже для анонимного разговора. Думаю, если посмотреть родственные и другие связи прокуроров районов, то все станет понятно. Бывает, в прокуратуре сын генерала карьеру делает, бывает, кто-то по объявлению пришел.

В остальном это еще и вопрос команды, насколько я знаю, если меняется прокурор области, то его люди становятся прокурорами районов, а те, кто был на их местах, уходят в аппарат и теряют реальную власть, занимаются статистикой. Это было бы хорошо на начальном уровне: уйти в аппарат и там карьеру делать.

А [уходить туда] с должности прокурора района — уже нет.

Про взятки тоже надо спрашивать минимум у прокуроров района. Я свечку не держал, наверное, какие-то вопросы решаются, но это на уровне предположений.

Хотя из моих коллег я единственный на работу пешком ходил. На прокурора района есть смысл выходить, он скажет [подчиненным], и никто спрашивать не будет.

А на помощника прокурора же и могут доложить, та же милиция скажет, что с ним что-то не так.

«У Следственного комитета все совсем безобразно»

Сейчас, со стороны, кажется, что беспредела намного больше, что он везде. Когда я работал в прокуратуре, казалось — ну, у нас почти все законно, сейчас подравняем. Но там ты не сталкиваешься с людьми, тебе приходят бумаги, ты бумаги и оцениваешь, тебе люди не говорят, в какую ситуацию они попали и что претерпели от полиции и Следственного комитета.

Надзор еще иногда участвует в заседаниях по мере пресечения. И я ходил, и, бывало, выступал против ареста, которого требовал следователь. В Сибири еще судья был классный — и профессионал, и как мужик рассуждал правильно.

В Москве же на процессе прокурор бубнит «считаю обоснованным, бу-бу-бу», и я тоже такой тактики изначально придерживался. А тот судья спрашивал — а чем обосновано-то все это? Вы хоть обоснуйте, говорил, поддержите. И это приятно, так сам процесс правильно построен.

Даже арестант понимает — прокуратура не просто мямлит, а что-то обосновывает.

Иногда кажется, что в полиции уровень профессионализма выше, чем у СК, эти вообще наобум дела загоняют, очень много беспредела, на них и жаловаться сложнее — у них меньше статистики, которую им прокуратура может подпортить. Хотя, насколько я знаю, в одной из прокуратур в Московской области был такой конфликт, что даже заместителя прокурора не пускали в комитет, приходилось из областной прокуратуры приезжать и разбираться.

Как адвокат уже могу сказать, что у Следственного комитета все совсем безобразно. Ведь если человека осудили и все грамотно сделали, даже если он вину не признает, в душе-то он понимает — все доказали и деваться некуда.

А если по беспределу посадили, человек не понимает, за что. Комитет вообще сильно изменился после выделения из прокуратуры. Раньше на совещаниях как было: надзор свободен, следствие — останьтесь.

Был большой коллектив, много направлений, и не хотелось за одно из них краснеть. А теперь там начальник помогает своим.

Источник: https://zona.media/article/2018/07/30/prosecutor

Как не довести дело до возбеждения уголовного дела

Как заставить довести уголовное дело до конца?

В аргументации упор стоит делать на конкретные нарушения, указывать ссылки на законодательство, в частности, УПК, потому лучше всего привлечь для подготовки жалобы профильного специалиста – адвоката по возбуждению уголовного дела.

Ответ прокуратура должна дать в течение 30 дней с момента получения жалобы, он также предоставляется в письменной форме. При успешном решении дело будет закрыто.

Подача жалобы в суд Если два предыдущих этапа не дали результатов, или вы не хотите обращаться в правоохранительные органы, нужно готовить материалы для обжалования в суде. Здесь процедура несколько сложнее, однако и шансов на положительный исход намного больше.

Дело в том, что правоохранительные органы очень неохотно признают свои ошибки, а суд как независимый орган может рассмотреть дело непредвзято, оценив реальные аргументы сторон, и вынести обоснованное решение.

Как давать объяснения до возбуждения уголовного дела

Важно В любом случае, порядок рассмотрения жалобы в верховный суд и в других случаях, дается задержка по времени, необходимая для детального изучения всех материалов дела, принятия взвешенного и профессионального решения.

Как быстро и в какие сроки возбуждают уголовные дела В том случае, если соответствующим органами получено сообщение о совершенном или только готовящемся противоправном действии, реакция должностных лиц должна быть скоротечной.

Так, начальник отдела дознания (следствия) имеет право рассматривать дело еще 10 дней.

Как обжаловать возбуждение уголовного дела

Подача жалобы руководству следователя Если вы считаете, что следователь превысил свои полномочия, нарушил закон или допустил процессуальные нарушения при возбуждении уголовного дела, его действия можно обжаловать, подав соответствующее заявление на имя начальника того отделения, где был открыт процесс (чаще всего это районный отдел полиции). В тексте жалобы необходимо указать номер дела, обстоятельства, в которых дело возбуждалось, а также нарушения, которые, на ваш взгляд, были допущены.

Основаниями для обжалования могут быть очень разные моменты, например, препятствия при изучении материалов дела, недопуск адвоката, неправильно собранные доказательства (например, прослушивание телефона без санкций) и т. д. В жалобе попросите пересмотреть решение о возбуждении уголовного дела на основании выявленных нарушений.

Процесс возбуждения уголовного дела

Однако для эффективного обжалования должна иметь место одна из таких ситуаций:

  • были препятствия для возбуждения уголовного дела – существует ряд ограничений для открытия дела, среди которых истечение сроков давности, амнистия, касающаяся обвиняемого, недостаточный для уголовной ответственности возраст и т.д., которые прямо запрещают возбуждать уголовное производство. Если же дело открыто, постановление можно успешно обжаловать;
  • не был соблюден установленный порядок возбуждения уголовного производства – вся процедура досудебного следствия, включая и постановление об открытии дела, должна быть выполнена в строгом соответствии с действующим законодательством.

Как заставить довести уголовное дело до конца?

Куда обращаться для обжалования возбуждения уголовного дела? Один из главных вопросов, который волнует людей в подобных ситуациях: куда обращаться, чтобы обжаловать возбуждение уголовного дела? Ведь жалоба вышестоящему начальству выглядит не очень надежной: скорее всего, руководство не захочет разбираться в действиях своих подчиненных, и решение останется в силе. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, у лица, против кого возбуждено уголовное дело, есть два пути – внесудебное и судебное обжалование. Рассмотрим подробнее каждый из вариантов. Можно ли обжаловать возбуждение уголовного дела без обращения в суд? Да, безусловно, такая возможность есть, при этом общаться со следователем или его начальством не придется. Для этого нужно обратиться с жалобой к прокурору по месту открытия дела.

Обжалование возбуждения уголовного дела

В тот момент, когда человек узнает о совершении в отношении его противоправных действий или доподлинно знает своего обидчика, эмоциональное состояние может помешать сосредоточиться на деле.

Зачастую граждане не обладают должным опытом ведения дела в суде и уж тем более, в рамках уголовного деяния. Помощь адвоката по уголовным делам будет основываться на положениях статьи 140 УПК.

В ней указано, что человек имеет право написать соответствующее заявление в полицию c прошением завести дело.

В числе поводов, которые подробно описаны в УПК, следующие: •Заявление о совершенном преступлении;•Прибытие человека, сознающегося в содеянном действии;•Уведомление о планируемом или уже свершенном действии, которое нарушает права других лиц. Адвокат во время ознакомительной беседы с вами укажет на то, кто вправе заводить дела по УПК и самое главное, куда такое заявление подается.

4. процессуальный порядок возбуждения уголовного дела

Кто вправе возбуждать уголовное дело Такими полномочиями обладают: •Прокурор;• Судья;•Органы дознания или следователь. Права у всех должностных различные. Например, прокурорские работники могут ходатайствовать о возбуждении прокурором уголовного дела применительно к любой категории преступлений.

Права государственного лица в данном случае не ограничены ввиду того, что прокурор обладает возможностью уголовного преследования. Представители дознания имеют несколько ограниченные права по открытию дел, взаимосвязанных с раскрытием уголовных преступлений.

Процедура может проходить как при обязательной поддержке предварительного следствия, так и без такового. В конечном итоге материалы следствия направляются в суд.

Говоря о том, кто вправе возбудить уголовное дело, нельзя не отметить роль следователя. Его права ограничены его подследственностью.

Возбуждение уголовного дела: пособие для «чайников»

Возбуждение уголовного дела через суд Если обращения к прокурору, начальнику дознания или начальнику следственного органа по поводу не возбуждения уголовного дела оказались не оправданными, есть ещё возможность заставить должностных лиц возбудить уголовное дело — обратиться в суд. Кто-то скажет, что суд не наделен правом возбуждать уголовное дело и не может заставить вынести постановление о возбуждении уголовного дела.
Это верно, однако суд своим решением может подвигнуть прокурора, следователя или дознавателя возбудить уголовное дело по материалам проверки, по которому эти же лица ранее отказывали возбуждать уголовное дело. В любом случае, даже если обращаться в суд, для достижения поставленной цели (добиться возбуждения уголовного дела) необходимо, чтобы в материалах проверки было достаточно доказательств совершенного преступления.

Как возбудить уголовное дело

Внимание В районном отделе внутренних дел начальник ОВД одновременно считается начальником органа дознания, поэтому жалобу на качество и результат проведения проверки в порядке ст.144.145 УПК РФ, проводимой дознаватель ОВД, можно подавать на имя начальника ОВД. Последний, руководствуясь положениями ст.40, ст.401, ст.

402 УПК РФ, проверив материалы проверки и доводы жалобы, может дознавателю дать указание возбудить уголовное дело.
Начальник следственного органа Если проведением проверки по заявлению о преступлении, занимается следователь, то его действия (бездействия) могут быть обжалованы начальнику следственного органа. Последний в соответствии со ст.

39 УПК РФ также может дать подчиненному следователю указание возбудить уголовное дело.

Возбуждение уголовного дела через суд

Ответ должен быть получен в десятидневный срок, даже при отказе в закрытии дела ответ будет письменным. Обжалование в прокуратуре Одна из основных функций прокуратуры как правоохранительного органа – надзор за соблюдением уголовно-процессуального кодекса, и провяленных нарушениях прокуроры имеют широкие полномочия, вплоть до закрытия дела и наказания виновных следователей.

Потому вполне логично, что жалоба о нарушениях при возбуждении дела может быть направлена в прокуратуру. По форме и содержанию она практически не отличается от жалобы начальнику полиции, с той лишь разницей, что если уже ранее был получен отказ от полицейского начальства, его стоит также указать при обжаловании.

Источник: http://kaktus-tour.ru/2019/01/25/kak-ne-dovesti-delo-do-vozbezhdeniya-ugolovnogo-dela/

Как не доводить дело до суда, если стороны помирились – МК Барнаул

Как заставить довести уголовное дело до конца?

Количество дел, прекращенных по нереабилитирующим основаниям, только по линии МВД увеличилось более чем в четыре раза

Давайте жить дружно

Напомним, что в начале 2015 года Верховный суд и генпрокурор РФ обозначили проблему необоснованного направления уголовных дел в суды при наличии явных оснований для их прекращения на досудебной стадии. Проще говоря, когда стороны мирятся.

Из-за этого на судей ложилась повышенная нагрузка, когда вместо важных дел приходилось отвлекаться на мелкие тяжбы. Издержки накладывались на гражданина (поездки в суд, услуги адвоката, госпошлины) и бюджет (работа судей и адвокатов по назначению). Результат чаще всего был, грубо говоря, пшик.

Никакого наказания не следовало, поскольку у сторон к тому времени уже не было друг к другу претензий.

«Прекратить уголовное дело по нереабилитирующим основаниям можно, только если оно относится к категории небольшой или средней тяжести. Максимальное наказание по ним не превышает пяти лет лишения свободы, — поясняет Василий Ефремов, начальник отдела прокуратуры Алтайского края.

— Уголовное преследование гражданина может быть прекращено, если он примирился с потерпевшим и загладил причиненный ему вред. Исключение делается для тех, кто ранее совершал преступления и у кого есть неснятая и непогашенная судимость.

Таким образом, в большинстве дел указанной категории граждане вправе в процессе расследования самостоятельно урегулировать свои взаимоотношения и избежать ненужных походов в суд».

Это не говорит о том, что в случае конфликта не надо вызывать полицию. Нужно, ведь последствия непредсказуемы. Но если затем стороны помирились, то есть два пути.

Первый — забрать заявление (только по делам частного обвинения: побои, легкий вред здоровью). Это можно сделать в течение нескольких дней, пока дело еще не возбуждено и проводится проверка.

Если не успели, то прекратить производство по нереабилитирующим основаниям можно вплоть до дня оглашения вердикта суда.

Вред от преступления должен полностью возместить тот, кто его совершил. Будь это материальная выплата, возврат похищенного или извинение. Главное, чтобы это устроило потерпевшую сторону. Естественно, заставить потерпевшего помирится путем угроз и давления невозможно, поскольку правоохранительные органы тщательно проверят показания каждой из сторон.

По словам Василия Ефремова, сотрудники полиции иногда, желая увеличить показатели по направленным в суд делам, несмотря на наличие всех предусмотренных законом оснований, откровенно отговаривают потерпевших и подозреваемых от прекращения дел в связи с примирением сторон. Но такие ситуации случаются все реже. В 2015 году прокуроры на стадии утверждения обвинительного акта прекратили 100 уголовных дел, когда стороны давно помирились и не имели претензий друг к другу, но были вынуждены идти в суд.

Так, каменскому межрайонному прокурору поступило уголовное дело с обвинением жителя города, укравшего из автомобиля сотовый телефон стоимостью 3 000 рублей. Было установлено, что причиненный преступлением вред заглажен, потерпевшему возмещен ущерб, обвиняемый с ним примирился, в содеянном раскаялся, вину признал.

«Однако дознаватели обошли вопрос прекращения и не взяли соответствующих заявлений от потерпевшего и обвиняемого, — утверждает Ефремов. — При таких обстоятельствах заместитель каменского межрайонного прокурора выяснил позиции сторон, и уголовное дело прекратили по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ, в связи с примирением с потерпевшим».

Сломанный нос — дружбе не помеха

Другой пример, когда два друга совместно отмечали праздник. Результатом стала драка, в ходе которой один повредил другому нос. Дело полицейские пытались направить в суд, несмотря на то, что обвиняемый попросил прощения у потерпевшего: между ними сложились давние дружеские отношения. С учетом этих обстоятельств уголовное производство прокурор прекратил на стадии утверждения обвинения.

«Если вы стали фигурантом уголовного дела, то не доводите до суда, а постарайтесь загладить вину перед потерпевшим и избежать наказания, — советует Василий Ефремов.

— Не поддавайтесь на уговоры полицейских о том, что дело можно прекратить потом в суде, это лишь увеличит финансовые расходы на судебные издержки и приведет к трате личного времени.

И, если полиция, при наличии оснований, не желает прекращать уголовное дело, смело обращайтесь к надзирающему прокурору».

Про гуманизацию наказаний, декриминализацию статей уголовного кодекса и перевод преступлений небольшой общественной опасности в разряд административных правонарушений упоминал в послании к Федеральному Собранию президент Владимир Путин. Он предложил поддержать проект Верховного суда по совершенствованию оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности, в том числе с примирением сторон.

Законопроект находится на рассмотрении в Госдуме, в нем предусмотрена возможность примирения вплоть до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения. Фемиду и следователя предлагается обязать разъяснять сторонам возможности примирения и выяснять позицию по этому вопросу.

Источник: https://brl.mk.ru/articles/2016/01/27/kak-ne-dovodit-delo-do-suda-esli-storony-pomirilis.html

Автоправо
Добавить комментарий