Как засчитывают дни в СИЗО по новому закону?

В россии заключенные 10 лет ждали этот закон

Как засчитывают дни в СИЗО по новому закону?

Вступил в силу Федеральный закон «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса РФ», в соответствии с которым день пребывания гражданина в следственном изоляторе (СИЗО) приравнивается к полутора дням в колонии общего режима. В результате тысячи заключенных выйдут на свободу раньше срока.

О правоприменении этого закона и его подводных камнях рассказал Роман Савичев — генеральный директор ОАО «Юридическое агентство «СРВ». По данным рейтинга авторитетного портала Право.ру, эта компания в профессиональной среде признана одной из крупнейших в России.

***

Этот закон, как говорится, с бородой.

Причем с бородой очень длинной: председатель комитета Госдумы РФ по законодательству Павел Крашенинников, инициатор поправок в статью 72 УК РФ «Исчисление сроков наказаний и зачет наказания», пробивал законопроект 10 лет!Говорят, что сначала его «зарубили», поскольку не хотели раньше срока выпускать на свободу экс-владельца ЮКОСа Михаила Ходорковского.

И вот наконец в июле этого года закон подписал президент.Юридическое агентство, которое я возглавляю, довольно часто участвует в уголовных процессах, где нашими клиентами являются люди, в отношении которых избрана довольно суровая мера пресечения — содержание под стражей.

То есть они сидят в СИЗО, где условия очень тяжелые, чего, кстати, не отрицают и работники учреждений уголовно-исполнительной системы.В СИЗО заключенные могут гулять только один час во дворе — на этом свобода их действий заканчивается.

А, например, те, кто отбывает наказание в колонии общего режима, могут свободно передвигаться по территории, трудиться, посещать клуб, библиотеку, заниматься спортом и т. д. Как говорится, почувствуйте разницу.И это при том, что в СИЗО сидят люди, которые еще не признаны виновными, у них суд еще впереди. И нельзя исключать, что приговор будет оправдательным.

Между тем практика такова, что «загреметь» в СИЗО можно очень надолго, особенно если дело сложное и многоэпизодное.В соответствии с законодательством гражданина можно содержать в изоляторе до 18 месяцев на период предварительного следствия — до передачи уголовного дела в суд.

Но это еще не все: когда дело поступило в суд, то до вынесения приговора человека могут держать под стражей 6 месяцев. И впоследствии этот срок может неоднократно продлеваться судом… Лично я знаю о фактах, когда подследственные находятся в СИЗО три года, а то и больше.Однако вернемся к статье 72 УК РФ «Исчисление сроков наказаний и зачет наказания».

До недавнего времени согласно части 3 этой статьи один день в СИЗО засчитывался за один день лишения свободы в колонии (причем независимо от режима), принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части. Более того, сутки в СИЗО приравнивались к суткам, проведенным под домашним арестом.

Нам всем прекрасно знакомы персоны, которые пару лет комфортно прожили под домашним арестом, а потом были освобождены в зале суда как отбывшие наказание или же отправились в колонию на мизерный срок. В общем, такой расклад, конечно же, не является справедливым. Вот почему Павел Крашенинников 10 лет продвигал в Госдуме свои поправки в статью 72 УК РФ.

После принятия соответствующего закона ситуация в корне поменялась. Теперь в случае лишения свободы один день, проведенный гражданином в СИЗО, приравнивается к полутора дням в колонии общего режима и воспитательной колонии; к двум дням отбывания наказания в колонии-поселении, ограничения свободы, принудительных работ, ареста.

Сутки в СИЗО засчитают за 2 дня домашнего ареста и за 3 дня исправительных работ и ограничения по военной службе. День в следственном изоляторе приравняли ко дню в тюрьме и в колониях строгого режима.

При этом изменения в статье 72 УК РФ не коснутся тех, кто отбывает наказание за особо тяжкие преступления, связанные с оборотом наркотиков, посягательством на конституционный строй, за терроризм, а также осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы или сроком на 25 лет.

Особо отмечу, что данный закон имеет обратную силу и распространится на тех, кто находится в местах лишения свободы в настоящее время.

Интересный вопрос: сколько таких людей, находящихся сегодня за решеткой, могут рассчитывать на послабление?По данным заместителя директора ФСИН Валерия Максименко, которые он недавно озвучил в СМИ, сейчас в учреждениях уголовно-исполнительной системы отбывают наказание 487,7 тысячи человек, из которых подпадают под действие нового закона примерно 100 тысяч. Из этих 100 тысяч около 14 тысяч заключенных нужно освобождать в ближайшее время, кого-то прямо завтра, остальным будет смягчено наказание в виде снижения срока.Насколько я знаю, процесс уже начался: в колониях разъясняют осужденным их права, связанные с реализацией закона. Однако непосредственно пересчетом, так сказать, «конвертацией» дней отсидки в СИЗО в дни, проведенные в колонии, займется суд. В отношении всех, кого это касается, приговоры будут пересмотрены либо по ходатайству осужденного, либо по представлению учреждения, где отбывает наказание сиделец.Но законы, как известно, гладки на бумаге, а в процессе их реализации порой возникает много подводных камней. И тут главное в том, чтобы в ходе бюрократических проволочек и халатности просто не «забыли» о человеке, который продолжает сидеть, хотя должен быть на свободе. Поэтому информационная работа должна вестись в колониях не для галочки. Думаю, нужно ФСИН разработать для осужденных стандартные заявления о снижении срока наказания по новым правилам и оперативно представлять в суд выписки из личных дел сидельцев.В целом же, еще раз подчеркну, поправки в статью 72 УК РФ направлены на реализацию принципа справедливости в отношении осужденных.

На правах рекламы

Последние новости

Источник: https://stavropolye.tv/news/society/113340

Домашний арест обесценят: новый закон ожидающих суда не обрадует – МК

Как засчитывают дни в СИЗО по новому закону?

Госдума предлагает приравнять день домашнего ареста к двум дням нахождения в СИЗО

03.06.2018 в 22:01, просмотров: 32520

В Госдуме готов ко второму, решающему чтению законопроект, который изменяет порядок зачета срока содержания под стражей до суда. Новые правила в случае принятия позволят раньше выйти на свободу многим осужденным. Но тех, кто ожидал или ожидает приговора под домашним арестом, нововведения не обрадуют.

Экс-начальник департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева. В мае 2015 года приговорена к 5 годам лишения свободы за мошенничество. 2,5 года ждала суда под домашним арестом. Это время засчитали в срок отбывания наказания. Проведя в колонии 34 дня, вышла на свободу по УДО. Если бы тогда действовали предложенные депутатами правила, ей пришлось бы ждать УДО на год с лишним больше.

В повестке дня заседания думского Комитета по госстроительству и законодательству 4 июня значится законопроект, который, без сомнения, привлечет внимание широкой публики.

Он вносит изменения в статью 72 Уголовного кодекса — в ней говорится о том, как мера пресечения в виде «содержания под стражей» влияет на реальный срок отбывания наказания.

Документ, который будет обсуждать комитет (есть у «МК»), обещает важные нововведения.

Напомним: сейчас проведенное под стражей до приговора суда время засчитывается одинаково, отправляется ли гражданин отбывать наказание в колонию общего или строгого режима, в колонию-поселение, на принудительные работы или под арест: один день до суда равен одному дню срока.

Если в приговоре значится ограничение свободы — одному дню под стражей до суда равны два дня наказания, а если исправительные работы — три дня наказания.

Причем «под стражей» — это не только в СИЗО, но и под домашним арестом: российское законодательство считает эти две меры пресечения одинаковыми по суровости.

То есть если человек сидел в СИЗО, а потом отправлен судом в колонию-поселение, его месяцы или даже годы приравниваются к месяцам или годам соседа по изолятору, который в итоге приговорен к колонии строгого режима или тюрьме.

И если человек ждал приговора в родной семье, в своей квартире, пусть и с жесткими ограничениями на общение, связь с внешним миром, передвижения и запретом на работу, проведенное под домашним арестом время приравнено ко времени, проведенному в переполненном, вонючем СИЗО.

Предлагаемая взамен система более сложна и не бесспорна. Например, если законопроект будет принят в этом виде, один день содержания в СИЗО для приговоренного к лишению свободы будет равен одному дню только в тюрьме, колонии особого и строгого режима.

Для приговоренных к колонии общего режима или воспитательной колонии для несовершеннолетних 1,5 дня в изоляторе будут равны одному дню наказания, а если гражданин отправлен в колонию-поселение — каждый день в изоляторе до суда засчитают за два дня наказания.

..

Для особо опасных рецидивистов, приговоренных к пожизненному заключению или совершивших преступление по 13 статьям УК (в основном террористических, вроде угона транспортного средства, захвата заложника с тяжкими последствиями или публичных призывов к терроризму), один день в СИЗО до суда всегда будет равен одному дню в колонии. Глава Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников («ЕР») пояснил «МК»: на оговорке настаивали правоохранительные органы, было такого рода замечание и в отзыве правительства. Дело в том, что после отбытия части наказания террористы при хорошем поведении могут ходатайствовать о смягчении режима отбывания наказания, и через лет 10 террорист может оказаться в колонии общего режима и потребовать пересчета срока лишения свободы по новым правилам, что представляется властям недопустимым…

Зато домашний арест предлагается официально признать более мягкой мерой пресечения, чем СИЗО, и засчитывать «по курсу» два дня за один день лишения свободы.

Федеральный судья в отставке, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте Сергей Пашин в разговоре с «МК» предположил, что эта норма в случае принятия «вполне может вызвать обращения и в Конституционный суд, и в ЕСПЧ» — в Конституции РФ «есть статья 55, которая запрещает принимать законы, ухудшающие положение граждан», и «необходимо очень тщательно прописать порядок введения новых правил в действие». Но г-н Крашенинников пояснил «МК», что новые правила будут иметь обратную силу лишь для тех, кто ждал суда в СИЗО, а потом попал в колонию общего режима, колонию-поселение или вообще на принудительные работы: им в течение полугода-года (сроки и процедура уточняются) срок пересчитают, то есть сократят. Но никакого пересчета для тех, кто ждал суда под домашним арестом и уже осужден, не будет — уголовный закон не может иметь обратной силы, если ухудшает положение граждан.

Для тех, кто сейчас под домашним арестом, а суд вынесет приговор уже после того, как обсуждаемые предложения станут явью, все будет, по словам г-на Крашенинникова, так: «время до вступления закона в силу зачтут по-старому, то есть день за день, а время от вступления закона в силу до приговора — уже по-новому». Г-н Крашенинников не думает, что число подследственных, желающих заменить СИЗО на домашний арест, сократится: «условия в этих заведениях в Москве, Петербурге и Екатеринбурге просто невыносимые».

Подземные пирамиды в Крыму: шокирующие фото исследователей Её художества: лучшие фото гимнастки-чемпионки Александры Солдатовой Гимнастка Александра Солдатова рассказала о попытке суицида: “Глупо сделала” Встречу Путина с послами оттенила эффектная шведка Малена Мард: фоторепортаж Наталья Ветлицкая впервые выступила на сцене после 25-летнего перерыва Кадры эпидемии коронавируса в Ухане поразили трагизмом Велосипедистка Люсия Яворчекова бросила спорт и стала популярной фотомоделью Лица полицейских, “закрывавших” Голунова: веселье в суде Исполнился год после закрытия игорной зоны «Азов-Сити»: фоторепортаж из города без ставок Показать еще
Упражнения Путина с клюшкой попали на видео Игра в стюардессу: китайцы снимают пикантные видео на карантине отражения ПВО Сирии ракетного удара по Дамаску опубликовано в сети Дженнифер Лопес и Шакира взорвали соцсети зажигательным танцем на Супербоуле изнутри «коронавирусной» больницы в Ухане напугало пользователей Экономист назвал большую угрозу для России, чем коронавирус Подмосковную электричку разорвало пополам: видео с места происшествия Установлены личности жертв ДТП на улице Свободы Кокорин рассказывает Фетисову о своем конфликте с “Зенитом” Показать еще Причину внезапной отставки правительства Медведева прояснил отчет Счетной палаты Юлия Калинина “Лукашенко погрузился в глубокий шок” Михаил Катков Правду о родителях, бросивших дочь расти в роддоме, раскрыл суд Дарья Федотова Мишустин на совещании с Путиным ввел новую моду Елена Егорова Сати Казанова рассказала о своей «стыдной» болезни Артем Кожедубов Телескандал с дочерью Успенской разберет американский суд: «Опозорили на всю страну» Екатерина Скрижалина Полуголая Кристина Асмус загородила море и очаровала россиян Павел Быстров Вильфанд дал свой последний прогноз: «На этой неделе случится невероятное» Артем Кожедубов Фото 18-летней Екатерины Климовой восхитило фанатов Артем Кошеленко Успенская ответила на обвинения дочери в издевательствах Артем Кошеленко Германия возмутилась отказом России принять самолет с эвакуированными MK.RU У Ванги нашли пугающее пророчество про коронавирус MK.RU Пляжные фото молодой жены Игоря Николаева вызвали споры в Сети Арсений Томин Трагически погибла красавица дочь экс-главы управления мэрии Москвы Темникова Арсений Томин Хирург раскрыла правду об операциях Пугачевой Артем Кошеленко Telegram-канал: в Москве зафиксирован первый случай заболевания коронавирусом Александр Шляпников Шурыгина назвала любимую позу в сексе и число партнеров Артем Кошеленко Конец света через пять лет: пророчество иранского провидца начало «сбываться» Дмитрий Истров В Москве зверски зарезали торговца фруктами Арсений Томин Стали известны результаты вскрытия тела Всеволода Чаплина MK.RU После слов Путина о зарплатах чиновникам осталось только молиться Дмитрий Попов Поклонская раскрыла происхождение китайского коронавируса Никита Кротов Сожженную под Петербургом блогершу задушили во время секса Павел Быстров Фото Брежневой в облегающем белье восхитило фанатов Артем Кошеленко Показать еще Блог Натальи Воробьёвой : Сон, еда и вода: три источника и три составные части самочувствия Блог Георгия Янса: Слава «Покровителю» Блог Дмитрия Ходарева: Как скорректировать пенсионную реформу, чтобы восстановить социальный консенсус Чита Семья из читинской «заброшки»: Чем обернулась история спасения Уфа В Уфе Дима Билан от безысходности перепевал Пугачеву, Аллегрову и Земфиру Псков Пскович преодолел 1400 км, чтобы вернуть свою собаку Ставрополь (Кавказ) Кадыров показал отдых с семьей в горах Чечни Тверь Дауншифтинг по-русски: как сменить Крайний Север на тверскую глубинку и не пожалеть Улан-Удэ Сосновый Бор в Улан-Удэ почти забыл, что в нем когда-то жил и учился Максим Галкин

Источник: https://www.mk.ru/politics/2018/06/03/domashniy-arest-obescenyat-novyy-zakon-ozhidayushhikh-suda-ne-obraduet.html

Закон о зачете срока в СИЗО: как он будет работать | ОВД-Инфо

Как засчитывают дни в СИЗО по новому закону?

Владимир Путин подписал закон, который приравнивает один день в СИЗО к полутора в колонии общего режима. От внесения законопроекта до принятия прошло 10 лет. По одной из версий, нововведениям сопротивлялся СКР.

День в СИЗО за полтора в колонии — только одно из нововведений в сфере расчета времени, которое люди проводят за решеткой до приговора.

Разбираем, как новый закон будет работать и кого из политзаключенных он может коснуться.

Условия содержания под стражей не должны быть строже наказания, которое может назначить суд — такова позиция Европейского суда по правам человека. Еще в 2008 году это было указано в пояснительной записке к законопроекту.

В СИЗО более жесткие условия, чем в колонии общего режима или колонии-поселении. В колонии человек много времени проводит на свежем воздухе, может работать, учиться. В СИЗО, не считая короткой прогулки в небольшом дворике, человек находится в замкнутом пространстве.

В соответствии с законодательством, предварительное следствие должно проходить в течение двух месяцев, но есть много возможностей его продлевать — до года и больше. Когда следствие закончено и прокуратура утвердила обвинение, дело передают в суд — он тоже может растянуться на месяцы. Все это время арестованного могут держать в СИЗО.

В пояснительной записке говорится также об «отсутствии в настоящее время возможности» привести условия в СИЗО в соответствие с международными стандартами. Это проблема актуальна и сейчас, так что «льготный» зачет проведенного в СИЗО времени — это и форма компенсации людям за содержание в ненадлежащих условиях.

К чему новый закон приведет?

Покажет только практика. Во ФСИН надеются, что он поможет разгрузить СИЗО, во многих из которых «перелимит» — то есть содержится заключенных больше нормы. Правозащитники надеются, что следователи будут меньше держать людей за решеткой до суда.

Но среди силовиков есть мнение, что, наоборот, многие будут пытаться как можно дольше оставаться в СИЗО: сидеть там придется меньше, чем в колонии общего режима или колонии-поселении. В любом случае, предполагается, что, благодаря новому закону, примерно ста тысячам заключенных уменьшат сроки.

Это главная причина его поддержки со стороны правозащитников.

Кто будет производить перерасчет сроков?

Суды. Направлять материалы в суды обязаны администрации исправительных учреждений. Это стандартная процедура при смягчении законодательства.

Закон обязывает ФСИН пересчитать сроки отбывающим наказание в колониях-поселениях в течение трех месяцев, а в колониях общего режима — в течение шести.

Если суд не уведомили об осужденном, которому должны пересчитать срок наказания, заключенный сам может обратиться в суд.

Как будет происходить зачет проведенного под стражей времени?

Закон предусматривает сложную, но четкую систему зачета времени. Речь идет о перезачете времени, проведенном не только в СИЗО, но и, например, в ИВС до помещения в следственный изолятор.

Один день под стражей будет равен:

  • 3 дням исправительных работ и ограничения по военной службе;
  • 2 дням в колонии-поселении, ограничения свободы, принудительных работ и ареста;
  • 1,5 дням в дисциплинарной воинской части, воспитательной колонии и колонии общего режима;
  • 1 дню в тюрьме, колонии особого или строгого режимов;
  • 8 часам обязательных работ.

В колониях строгого режима и тюрьмах сидят осужденные рецидив, за тяжкие и особо тяжкие преступления, предусматривающие максимальное наказание от десяти лет. В колониях особого режима — осужденные на пожизненное лишение свободы. Правда, за примерное поведение у заключенных даже по особо тяжким статьям есть возможность оказаться в колонии-поселении.

Кому не пересчитают сроки?

  • Осужденным за рецидив преступления;
  • Приговоренным к смертной казни — если исключительную меру заменили на пожизненное заключение или 25 лет лишения свободы. С 1996 года в России действует мораторий на смертную казнь.

Осужденным по статьям:

  • О терроризме, содействии терроризму, призывах к терроризму, прохождении обучения для совершения терактов, участии в террористическом сообществе или организации, акте международного терроризма;
  • О захвате заложника организованной группой, либо повлекшим смерть человека, а также об угоне воздушного судна, сопряженном с террористической деятельностью.
  • О незаконном производстве, сбыте или пересылке наркотиков, а также приобретении, хранении, перевозке, изготовлении, переработке наркотиков в крупном и особо крупном размерах.
  • О хищении или вымогательстве наркотиков
  • О госизмене и шпионаже, посягательстве на жизнь государственного и общественного деятеля, насильственном захвате власти, вооруженном мятеже, а также нападении на лиц и учреждения, пользующихся международной защитой.

Кто из-за нового закона будет сидеть дольше?

Положение некоторых осужденных новый закон ухудшил. Во-первых, он приравнял два дня под домашним арестом к дню нахождения под стражей и лишения свободы. Раньше день под стражей считался за день дома взаперти.

Во-вторых, «время течет» по формуле один к одному для осужденных, попавших в колониях в ШИЗО или помещение камерного типа. Практика показывает, что назначения дисциплинарных взысканий заключенным — которые и приводят в изоляторы — оспорить фактически невозможно.

Есть много примеров, когда заключенным через суд по инициативе тюремщиков ужесточают условия содержания: например, с поселения на общий режим или с общего на строгий. Такие меры применяли к антифашисту Алексею Сутуге, националисту Игорю Стенину и другим политзаключенным.

И это тоже фактически невозможно оспорить. Если раньше это вело к ухудшению условий отсидки, теперь будет вести к тому, что «неугодные» заключенные будут сидеть еще и дольше, чем могли бы.

Кто из политзаключенных освободится раньше?

«Благодаря» приведенным выше исключениям, пересчет срока заключения не коснется фигурантов многих резонансных дел: например, режиссера Олега Сенцова, правозащитника Оюба Титиева (когда и если он будет осужден), фигурантов дела «Сети» (когда и если они будут осуждены) и многих дел против сторонников «Хизб Ут-Тахрир».

Из людей, внесенных в базу политических преследований Politpressing.org, по подсчетам ОВД-Инфо, срок заключения могут сократить примерно полутора десяткам человек.

Среди тех, кто может выйти раньше, — журналист Александр Соколов, националист Дмитрий Демушкин, а также осужденные якобы за применение насилия к правоохранителям в Москве на несогласованной акции 26 марта 2017 года.

Источник: https://ovdinfo.org/articles/2018/07/07/zakon-o-zachete-sroka-v-sizo-kak-budet-rabotat

Интервью / Как засчитывается в срок лишения свободы время в СИЗО и под домашним арестом / Калой Ахильгов

Как засчитывают дни в СИЗО по новому закону?

А.

Кузнецов― Здравствуйте! Это программа «Быль о правах». В студии Алексей Кузнецов и Калой Ахильгов. Здравствуйте, Калой! Сегодня мы говорим об очень важной вещи.

В июле этого года закончились 10-летние, по-моему, баталии вокруг одной очень существенной поправки в Уголовный Кодекс: о том, как исчисляется и как потом засчитывается в срок лишения свободы то время, которое человек провел в следственном изоляторе или под домашним арестом до суда. Какие изменения приняты в законодательство?

К.

Ахильгов― Изменения существенные, потому что они касаются изменения сроков, которые человек находился во время предварительного следствия или судебного следствия (в зависимости от того, какая мера была ему избрана) либо под домашним арестом, либо в следственном изоляторе. И в этом смысле, конечно, это существенные изменения — изменения, я считаю, в сторону, как мы обычно говорим, либерализации законодательства. Это позволит очень многим людям — фактически, как некая амнистия…

А.

Кузнецов― Частичная такая.

К.

Ахильгов― Позволит очень многим людям обрести свободу.

А.

Кузнецов― Какой раньше был принцип, как исчислялись сроки раньше?

К.

Ахильгов― 1 в 1.

К.Ахильгов: Любое изменение, которое влечет смягчение судьбы, имеет обратную силу

А.

Кузнецов― То есть, независимо, в СИЗО человек находится, под домашним арестом — всё равно 1 проведённый день засчитывается как 1 день лишения свободы по приговору суда, независимо от того, какой режим приговором определён.

К.

Ахильгов― Совершенно верно.

А.

Кузнецов― То есть что колония-поселение, что строгий режим — всё равно 1 в 1. А что теперь?

К.

Ахильгов― Теперь весь срок, который человек провёл в СИЗО до приговора, ему будет исчисляться как 1 к 1,5, если его приговорили к колонии общего режима. Условно говоря, человек получил 5 лет лишения свободы в колонии общего режима. Из них 2 года он просидел в СИЗО. Значит, юридически будет считаться, что он просидел не 2 года, а умножаем на 1,5 — соответственно, 3.

А.

Кузнецов― И ему, соответственно, останется 2 в колонии общего режима.

К.

Ахильгов― Что касается приговоров, в которых люди приговорены к отбытию наказания в колонии строгого режима, то здесь 1 в 1 так и остаётся, как было раньше.

А.

Кузнецов― То есть строгий, особый и тюрьма остается прежним, 1 в 1.

К.

Ахильгов― Совершенно верно. Есть существенные изменения по домашнему аресту. Если раньше 1 день под домашним арестом считался как 1 день в СИЗО и, соответственно, в колонии, то сейчас 2 дня под домашним арестом будет считаться как 1 день в СИЗО или колонии.

А.

Кузнецов― То есть, иными словами, законодатель признал, что домашний арест — это более легкие условия ограничения свободы, чем нахождение в колонии, скажем, общего режима.

К.

Ахильгов― Совершенно верно. Потому что человек а) находится дома б) имеет возможность определенное время находиться вне дома: 2 часа, 3 часа — в зависимости от того, как суд постановит находиться вне дома.

А.

Кузнецов― Еще есть колонии-поселения.

К.

Ахильгов― Да, там 1 день, проведенный в СИЗО, будет приравниваться к 2 дням, проведенным в колонии-поселении. То есть если человек получил 2 года колонии-поселения и при этом 1 год просидел в СИЗО, то он должен быть немедленно освобождён.

А.

Кузнецов― Он будет освобожден в зале суда из-под стражи.

К.

Ахильгов― Совершенно верно.

А.

Кузнецов― Как на практике сейчас будет идти работа по реализации этого задним числом? Ведь, как я понимаю, вот та часть нормы, которая людям предоставила более льготный режим — вот эти 2 и 1,5 — она же имеет обратную силу, поскольку это смягчает положение…

К.

Ахильгов― Совершенно верно. В законодательстве любые изменения, которые приняты даже после того, как человек был задержан и так далее, любое изменение, которое влечет смягчение судьбы, имеет обратную силу. И наоборот, любое изменение, которое влечет усложнение судьбы, соответственно, не имеет обратной силы.

А.

Кузнецов― То есть к тем, кто из-под домашнего ареста попал в колонию, никакого пересчета применяться не будет? Им не будет удлиняться этот срок.

К.

Ахильгов― Да, не должен удлиняться. То есть до сего дня будет считаться 1 в 1. А если от сегодняшнего дня, условно говоря, человек будет задержан и ему изберется мера пресечения в виде домашнего ареста, то, соответственно, будет начисляться.

А.

Кузнецов― Это июль, если я не ошибаюсь.

К.

Ахильгов― В июле закон вступил в силу. А действует он спустя 3 месяца. В самой статье 72-й есть изменения, которые внесены. Там говорится, что эти изменения действуют спустя 3 месяца в отношении лиц, которые отбывают наказание в воспитательной колонии или колонии-поселении, и в течение 6 месяцев в отношении лиц, которые отбывают наказание в исправительной колонии общего режима.

А.

Кузнецов― Имеются в виду сроки, в течение которых администрация колонии должна проверить и пересчитать. Выносить окончательное решение будет администрация колонии, или это всё-таки очередное рассмотрение судом?

К.

Ахильгов― Нет, тут автоматически будет пересчитываться. Администрация колонии должна будет сама считать. То есть автоматически будет считаться, что если после вступления в силу этого закона срок, который осужденный отбыл в колонии, уже подошёл к тому, что он уже должен выйти, то колония автоматически сама должна пересчитать и, соответственно, рассчитать срок. И никаких дополнительных обращений в суд не нужно.

А.

Кузнецов― Вообще человеку, который понимает, что его затрагивает эта норма — предположим, он сейчас находится в местах лишения свободы — нужно проявлять какую-то активность или ему нужно ждать, пока не пройдет этот срок (либо 3, либо 6 месяцев), и ждать, что администрация сама сделает всё необходимое?

К.

Ахильгов― Администрация обязана это делать, потому что они необоснованно будут ограничивать его свободу в случае, если они не сделают этого.

А.

Кузнецов― Какой порядок жалоб, если всё-таки человек считает, что его права нарушены? Администрация, там, нерасторопна, забыла его, просмотрела…

К.

Ахильгов― Есть два варианта. Осужденный имеет право прямо в колонии обратиться к руководству колонии. И есть второй вариант: как называется, с воли адвокат может…

А.

Кузнецов― То есть нужно как-то связаться с родственниками или непосредственно с адвокатом и просить заняться этим делом. На ваш взгляд, этот новый способ исчисления — это шаг в правильном направлении?

К.

Ахильгов― Абсолютно. Это гуманизация законодательства. Учитывая, что у нас тюрьмы переполнены, колонии переполнены.

А.

Кузнецов― Есть какие-то примерные оценки, какого количества людей это может сейчас коснуться практически?

К.

Ахильгов― Данные есть разные, но в самом ФСИНе говорят, что это примерно около 100 тысяч человек.

А.

Кузнецов― Из примерно 650 тысяч тех, кто сейчас находится в местах лишения свободы.

К.

Ахильгов― Да, то есть 15-20%. Это достаточная сумма.

А.

Кузнецов― Далеко не всякая амнистия дает такой результат. Хорошо. Чем отличается режим в колонии-поселении от режима СИЗО? Почему законодатели сочли, что в колонии-поселении, условно говоря, в 2 раза легче находиться, чем в СИЗО?

К.

Ахильгов― Потому что там нет таких ограничений, нет такого режима, как в СИЗО. В СИЗО ты постоянно находишься в камере. У тебя есть определённое время, когда ты выходишь на прогулки или в спортзал, если он там есть.

А колония-поселение — это некая ограниченная территория, огражденная территория, на которой есть типовые здания типа общежитий, в которых, соответственно, осужденные живут и, возможно, на территории же работают.

А.

Кузнецов― То есть по территории колонии-поселения он может перемещаться свободно? Внутри вот этого охраняемого периметра.

К.

Ахильгов― Да, она и есть колония-поселение.

К.Ахильгов: Сейчас 2 дня под домашним арестом будет считаться как 1 день в СИЗО или колонии

А.

Кузнецов― То есть это, действительно, ну, не пионерский лагерь, конечно, но несравненно более лёгкое положение, чем в СИЗО. Почему даже колония обычного, общего режима всё равно получается легче, чем СИЗО? Неужели в СИЗО настолько у нас всё скверно?

К.

Ахильгов― Вопрос даже не в том, насколько скверно в СИЗО. Это, безусловно, отдельная тема. Но вопрос в том, что у нас СИЗО переполнены. В случае, когда в камере должно находиться 10 человек, у нас находится примерно 25 — чтобы вы понимали пропорцию, насколько переполнено.

А.

Кузнецов― То есть законодатель, фактически, согласился с тем, что наши условия содержания людей до суда, в общем, не выдерживают серьезной критики.

К.

Ахильгов― Совершенно верно. Более того: сейчас-то еще более-менее ситуация складывается, скажем так, в сторону гуманизации, в сторону стабилизации. А вот лет 10 назад, я помню, для нас в практике, когда суд избирал домашний арест, это было что-то из ряда вон выходящее.

А.

Кузнецов― Сейчас это чаще?

К.

Ахильгов― Да, сейчас это в порядке вещей, особенно в экономических делах. Это вполне себе нормальная история.

А.

Кузнецов― Вот это я читал комментарии: высказывается такое осторожное предположение, что теперь адвокаты в первую очередь людей, которые находятся под следствием, будут искусственно затягивать прохождение дела к суду именно в тех случаях, когда вот это вот досудебное нахождение будет давать наибольшую льготу после. То есть, иными словами, адвокаты, понимая, что, скорее всего, их подзащитному светит колония-поселение, будут стараться оттянуть отправку туда их доверителя для того, чтобы сократить максимальный срок. Возможны такие ухищрения?

К.

Ахильгов― У меня есть два варианта ответа. Первое: у нас, у адвокатов, не особо-то есть возможность затягивать, потому что следствие в свое время может сразу написать куда нужно, и адвоката сразу подтянут куда надо.

А.

Кузнецов― То есть вот это сложившееся представление, что адвокат может бесконечно забалтывать и откладывать…

К.

Ахильгов― Обычно бывает наоборот. Первые полгода следователи обычно затягивают всё. Потом, когда подходят сроки, они вдруг начинают всё это впопыхах, быстренько расследовать. Во-вторых, даже если это так, если законодатель это допускает, то, например, нахождение в СИЗО — я вам не скажу, что это такая легкая прогулочка. Даже по сравнению с колонией-поселением.

А.

Кузнецов― То есть большинство людей лучше выберут подольше побыть в колонии-поселении, чем провести лишний день в СИЗО?

К.

Ахильгов― Тут вопрос очень индивидуальный. В СИЗО очень разные подходы к людям, и СИЗО тоже разные бывают. Некоторые, например, с точки зрения собственного восприятия не могут себе позволить находиться в камере постоянно, 24 часа в сутки, с 30 разными незнакомыми людьми.

А.

Кузнецов― То есть люди с разными формами социопатии.

К.Ахильгов: Теперь весь срок, который человек провёл в СИЗО до приговора, ему будет исчисляться как 1 к 1,5

К.

Ахильгов― Да, то есть это такой психологический вопрос. Может быть, он предпочтет один 1,8 года просидеть в колонии-поселении, чем год просидеть в СИЗО. По-разному бывает. А может, и наоборот. Но в любом случае ответ на ваш вопрос таков, что у адвокатов не особо много возможностей затягивать процессы, особенно на предварительном следствии. А во-вторых, даже если и попытаться затянуть, я не вижу в этом ничего плохого.

До определенного момента это может быть и способ такой защиты.

А.

Кузнецов― То есть это не уловка, это допускаемая законом профессиональная, скажем так, тактика.

К.

Ахильгов― Такой лайфхак.

А.

Кузнецов― Да, лайфхак для тех кто его ценит. Ну и последний вопрос, который я успеваю задать. Как вы думаете, это просто какой-то разовое решение, или за этим могут последовать ещё какие-то действия законодателя в направлении смягчения положения людей, попавших под лишение свободы?

К.

Ахильгов― Действительно, вы в самом начале сказали, что у нас очень много людей сидят в тюрьме. Более 600 тысяч — это очень много для нашего населения и для нашей страны. Поэтому я очень рассчитываю, что это не последняя мера, которая будет приниматься в сторону гуманизации нашего законодательства.

А.

Кузнецов― Почему так долго? 10 лет ведь обсуждались эти поправки!

К.

Ахильгов― Честно говоря, я и в этот раз очень скептически отнесся. Когда этот вопрос заново подняли еще в начале этого года, я очень скептически к этому отнесся. Я думал: наверное опять ещё затянут на пару лет. Ну, слава Богу, что приняли. Я думаю, что руководство страны понимает, что нельзя вот в таких условиях содержать людей. Действительно плачевные условия в СИЗО, плачевные условия в колониях. И сажать людей за что попало — это тоже не самое правильное. Ведь есть же цели наказания.

Цели — исправление, но люди же не исправляются. Поэтому из этого тоже нужно исходить.

А.

Кузнецов― Это были 12 минут осторожного оптимизма на правовые темы, которые называются «Быль о правах». С вами были Калой Ахильгов и Алексей Кузнецов. Встретимся в следующую пятницу. Всего вам доброго!

Источник: https://echo.msk.ru/programs/prava/2315709-echo/

Зачет СИЗО оказался не для всех заключенных

Как засчитывают дни в СИЗО по новому закону?

03.06.2019 19:53:00

Дни в колонии пересчитали лишь тем, кто был под арестом до приговора суда

Закон о двойном учете времени пребывания в СИЗО в сроке заключения оказался с большими изъянами. Фото РИА Новости

Закон о зачете срока нахождения человека в СИЗО нуждается в доработке, считают в адвокатском сообществе.

Дело в том, что сейчас эта мера пресечения засчитывается по льготным коэффициентам – день в изоляторе за полтора или два в колонии – лишь в отношении времени до вступления приговора в законную силу.

То есть под смягчение нового закона не попали те, кто уже был осужден, но дожидался в СИЗО отправки в места не столь отдаленные. А еще из-под льготы оказались выведены те заключенные, которые переводятся в изоляторы для проведения следственных действий, которые могут длиться годами.

В юридической среде раскритиковали действия закона о перерасчете времени пребывания в СИЗО. По словам экспертов, из-за неверной формулировки льготы не распространяются на тех, кто сидит в изоляторах уже после вынесения приговора. Адвокаты настаивают на дополнительных поправках в Уголовный кодекс (УК), направленных на новый порядок зачета времени содержания в СИЗО в срок наказания.

Адвокат международной правозащитной группы «Агора» Максим Никонов пояснил, что законодатели не учли многообразия ситуаций: «Они просто взяли самые типовые случаи и наиболее простую временную отсечку – вступление приговора в законную силу».

В результате такие нюансы, как пребывание человека в СИЗО после приговора в ожидании своего этапа, остались за рамками предусмотренных льгот. «Этот срок, который может превышать недели, а то и месяцы, как и сама дорога, уже не попадает под перерасчет.

Я считаю, что проект нужно было делать более детальным с учетом спорных ситуаций», – заявил эксперт.

Как оказалось, под льготы не попали и случаи краткосрочного нахождения под стражей – до 30 суток. Речь о ситуациях, когда под стражу берут, допустим, уклоняющегося от выплаты штрафов или добровольной явки в колонию-поселение.

Упущены и ситуации, когда человек уже попал в колонию, но его на какое-то время забирают обратно в СИЗО для проведения следственных действий. И все это время не подпадает под перерасчет, ведь приговор уже вступил в силу.

«То, что он физически находится в СИЗО, на его правовом режиме как отбывающего наказание не сказывается, соответственно коэффициенты для пересчета здесь не применяются», – подтвердил Никонов информацию «НГ».

Еще один пример пробела в законодательстве – отправка человека, находящегося под стражей, в медицинский стационар.

Законодатель указал на необходимость «учитывать особые условия содержания в медицинском стационаре, сопоставимые с условиями содержания в следственном изоляторе». Но об обвиняемых, не находящихся под стражей, закон умалчивает.

Соответственно в случае их принудительного помещения в стационар срок по льготным коэффициентам не пересчитывают.

«Есть еще несколько спорных моментов: допустим, дела, когда человека обвиняют сразу в нескольких преступлениях. Это могут быть преступления, на которые распространяются льготные коэффициенты, и те, которые из-под них выведены. Поэтому возникает вопрос: стоит ли в данном случае пересчитывать ему сроки? Пока сложилась отрицательная для защиты практика.

Вторая проблема – зачет срока содержания под стражей в такое наказание, как штраф. Нередки случаи, когда человека содержат под стражей или домашним арестом, а потом происходит переквалификация его деяния на более мягкое. И получается, что человек сидел под стражей, а никаких коэффициентов применительно к штрафам законом не предусмотрено.

То есть зачет меры пресечения в штраф происходит по судейскому усмотрению», – пояснил «НГ» Никонов.

Также, по данным «НГ», дискриминации подверглись пресловутые «наркотические» статьи.

«Непонятно, из каких соображений исходил законодатель, приравнивая незаконное хранение наркотических средств без цели сбыта к таким преступлениям, как террористический акт, и выводя их из-под действия поправок.

При этом оставлены такие общественно опасные преступления, как убийство и педофилия», – заявила «НГ» адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич.

Она посетовала на распространенность случаев, когда осужденных просят выступить свидетелями по другому уголовному делу, перевозя из колоний в СИЗО.

Срок такого содержания – до двух месяцев, однако впоследствии его могут неоднократно продлевать.

И все это время, подчеркивает эксперт, человек находится в более тяжелых условиях, однако из-за сегодняшней формулировки, раз он уже отбывает срок, перерасчет ему не положен.

«То есть возможность дополнительно ограничить права и свободы уже осужденных лиц законодатель предусмотрел, а порядка восстановления нарушенных прав нет.

Поскольку указанные нововведения работают практически год, следовало бы предположить, что уже имеются достаточные наработки для того, чтобы вынести нормативно-правовой акт, устраняющий проблемы несовершенства принятых нововведений и разрешающий возникшие за это время вопросы. Однако ситуация до настоящего времени не изменилась», – сообщила Пашкевич.

«Проблема в том, что статья УК в части изменения исчисления сроков назначенного судом наказания и зачета времени содержания под стражей изменилась, а правоприменительная практика – нет», – сказал «НГ» партнер АБ «Деловой фарватер» Павел Ивченков.

По его словам, виной тому – позиция Верховного суда (ВС), который не подготовил своевременного разъяснения по факту исчисления указанных сроков, что в конечном счете и привело к массовому нарушению прав и охраняемых законом интересов осужденных.

Речь идет о постановлении пленума ВС от 2015 года, которое по-прежнему предписывает исчислять срок отбытия наказания со дня постановления приговора.

«Таким образом, недоработка законодателя и его нежелание привести свои же собственные ранее выпущенные позиции в соответствие с нормами материального и процессуального права привели к образованию правового пробела, негативным образом сказывающегося на правах лиц, отбывающих наказание. А суды должны однозначно понимать, какие решения необходимо принимать в тех или иных случаях в целях соблюдения прав осужденных», – заявил Ивченков. 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-06-03/3_7589_sizo.html

Из тюрем освободят попавших под новый закон: тысячи выйдут раньше срока – МК

Как засчитывают дни в СИЗО по новому закону?

Заместитель директора ФСИН: «Процессом перерасчета займется суд»

— Валерий Александрович, все-таки правда, что закон так долго не принимали в том числе потому, что ФСИН была против него?

— ФСИН публично не высказывалась по поводу проекта этого документа. Сейчас, когда он принят, могу вас заверить, что руководство пенитенциарной системы считает его важным достижением, шагом в сторону гуманности.

Директор ФСИН постоянно подчеркивает, что в СИЗО находятся люди, которые еще не признаны виновными. По факту же условия в изоляторах хуже, чем в колониях. Человек в СИЗО не может выходить из камеры, работать, заниматься творчеством и т.д.

В то время как в колонии осужденный живет в отряде, свободно перемещается по территории, может трудиться, посещать клуб, заниматься спортом и многое другое. Сейчас даже в колониях строгого режима по факту жить легче, чем в СИЗО.

Правда, новый закон не распространяется на тех, кто отбывает наказание в колониях строгого и особо строгого режима, а также на пожизненно осужденных.

— Скольких осужденных, по примерным подсчетам, коснется закон?

— Сейчас в учреждениях УИС отбывают наказание 487,7 тыс. человек, из них подпадают под действие закона около 100 тыс. Получается, что каждый пятый.

— Но почему так мало? Ведь каждый второй заявляет, что до приговора провел хотя бы какое-то время в СИЗО!

— Как я уже говорил, действие закона не распространяется на некоторые виды исправительных учреждений (он касается только колоний общего режима, воспитательных и колоний-поселений).

Не подпадают под него также лица, осужденные за преступления террористического характера, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ в крупном и особо крупном размерах, против основ конституционного строя, а также сопряженные с осуществлением террористической деятельности.

— Много ли женщин будет отпущено?

— Точной статистикой пока не располагаем. Вообще в местах лишения свободы содержатся 38,9 тыс. женщин, которым судом назначено отбывание наказание в ИК общего режима и колониях-поселениях.

То есть теоретически все они могут надеяться на перезачет при условии, что содержались в СИЗО. Но имейте в виду, что самая жесткая мера пресечения — заключение под стражу — в отношении женщин сегодня выбирается редко.

Потому многие до приговора были дома.

— Подпадает ли под действие закона известная арестантка Варвара Караулова?

— Караулова хоть и отбывает наказание в ИК общего режима, но осуждена по статьям террористического характера. Так что данный федеральный закон на нее не распространяется.

— Вы говорите, что пересчет коснется примерно 100 тысяч человек. Все ли они выйдут на свободу?

— Нет, так как в соответствии с новым федеральным законом у части осужденных будет просто смягчено наказание в виде снижения срока. Непосредственно же освобождению подлежит, по нашим предварительным подсчетам, около 14 тыс. человек.

— Есть ли уже «первые ласточки», отпущенные на свободу?

— Пока никого не выпустили. Закон вступил в силу только 14 июля, нужно какое-то время для его реализации.

— А как вообще идет процесс перерасчета? Кто этим занимается?

— Суд. Есть два варианта, как он это делает: по ходатайству осужденного либо по представлению учреждения, исполняющего наказание.

— Правильно ли я поняла, что автоматического перерасчета не будет? И вот еще вопрос: обязана ли администрация учреждения рассказать всем осужденным об их праве на перерасчет?

— Абсолютно точно вам говорю: в отношении всех осужденных, подпадающих под действие федерального закона, приговоры будут пересмотрены. Если человек сам не пишет ходатайство в суд (отказывается по какой-то причине), то это все равно сделаем мы. Администрация исправительного учреждения обязательно подготовит необходимые материалы и отправит их Фемиде.

Что касается доведения до осужденных их прав, связанных с реализацией этого федерального закона, то ФСИН дала соответствующее распоряжение всем регионам. Процесс уже начался. Колонии разъясняют арестантам права, собирают документы для суда. В некоторых регионах уже отправили материалы, и слово осталось только за судьями.

— А не получится ли так, что о ком-то из осужденных забудут, и человек будет продолжать сидеть, хотя мог бы уже оказаться на свободе?

— Надеюсь, что нет. Вообще вся эта работа по выявлению лиц, подпадающих под действие закона, — большая нагрузка на сотрудников ФСИН. Но они к этому готовы.

— Валерий Александрович, а каков средний срок пребывания в СИЗО? Раньше ФСИН называла 1,5–2 года. Может быть, он уменьшился?

— По закону человек может находиться максимум 18 месяцев под стражей на период предварительного расследования до передачи уголовного дела в суд. Плюс еще со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора — до 6 месяцев.

Но впоследствии этот срок может неоднократно продлеваться судом, так что ограничений, увы, по факту нет. Официальной статистики о среднем сроке содержания под стражей ФСИН России не ведет.

Но действительно мы знаем о случаях, когда люди до приговора сидят в СИЗО и по три года, и больше.

Читайте материал: “Заключенные крымской колонии заявили о пытках: “Раздели, били, травили”

Матвиенко предложила убрать из залов суда клетки для подсудимых

Источник: https://www.mk.ru/social/2018/07/22/iz-tyurem-osvobodyat-popavshikh-pod-novyy-zakon-kto-vyydet-ranshe-sroka.html

Автоправо
Добавить комментарий