Как выйти из списка экстремистов Росфинмониторинга после погашения судимости?

«Это гражданская смерть»

Как выйти из списка экстремистов Росфинмониторинга после погашения судимости?

Обвиняемые в мыслепреступлениях, связанных с «экстремистскими статьями», автоматически оказываются в специальном реестре Росфинмониторинга. Сегодня в перечне более 8,5 тысячи физических лиц. Большинство из них осуждены за терроризм. Однако примерно полторы тысячи человек — это «экстремисты», наказанные за слова или картинки в социальных сетях.

Активист Данила Бузанов. Кадр из видеосюжета «Грани.ру»

Многие из них уже отбыли наказание, а многим — еще не вынесли приговор.

Но всем, кто попал в перечень «экстремистов и террористов», запрещено пользоваться банковскими картами, а зарплату с них разрешено снимать только в размере десяти тысяч рублей по заявлению.

Впрочем, зарплаты, скорее всего, и не будет — человека просто увольняют, потому что работодатель не желает связываться с «террористом». Найти новую работу, находясь в реестре, невозможно. Выйти из него — тоже.

Росфинмониторинг был создан в 2001 году для того, чтобы препятствовать финансированию терроризма и отмыванию денег. Тогда же появился перечень экстремистов и террористов, за которыми ведомство вело пристальное наблюдение в вопросах финансовых сделок. Изначально люди просто находились на учете, и никаких дополнительных санкций за попадание в список не предусматривалось.

В июне 2013 года были приняты поправки в закон о противодействии незаконным финансовым операциям.

В них было прописано, что всем подозреваемым в экстремизме и терроризме (эта формулировка объединяет людей, написавших пост в блоге, с теми, кто совершил теракт с человеческими жертвами) запрещено следующее: пользоваться банковскими картами, осуществлять финансовые операции с имуществом, вступать в наследство, получать через счета алименты или выплаты по страховым случаям.

Анна Жаворонкова / «Новая газета»

— Госдума закопала эти запреты в какой-то летний закон про экономическое регулирование, и никто его сперва не заметил, — говорит директор правозащитного центра «Сова» Александр Верховский. — Но потом люди из реестра стали сталкиваться с заблокированными счетами, и пошло возмущение.

В декабре того же года Госдума даже несколько смягчила закон: разрешила по специальному заявлению снимать с банковских карт в месяц максимум 10 тысяч рублей зарплаты (на каждого члена семьи) или ту же сумму, но с пенсии, или чтобы заплатить штраф. Кстати, по поступлению пенсии: если она у пенсионера-«экстремиста» вдруг выше 10 тысяч, нужно договариваться с Пенсионным фондом, чтобы ее каждый раз доставляли «Почтой России».

— Когда реестр использовался как надзорный орган — в этом был какой-то смысл, — считает Верховский. — Люди причастны к преступлениям, и государство следит за их банковскими счетами — это логично.

Но сейчас у нас безумная система, какая-то непонятная жестокость. Без суда на тебя дополнительно накладываются ограничения.

Как выйти из перечня? Многие опрошенные «Новой» фигуранты списка отвечают одинаково: «Никак».

Александр Верховский говорит, что после того, как судимость погашена и истек назначенный судом испытательный срок, нужно написать заявление в ведомство и ждать ответа.

Как правило, автоматически никто из перечня экстремистов не исключит, необходимо требовать этого от ведомства. Ждать решения вопроса можно очень долго.

Оспаривать свое попадание в перечень в суде бесполезно. Через Конституционный суд в 2014 году это попытался сделать активист ПАРНАС из Барнаула Антон Подчасов. Подчасова судили за репост в «ВКонтакте» записи под заголовком «Русофобии пост».

Его внесли в реестр за год до суда. На тот момент у него были карты трех банков и четыре интернет-кошелька. Он больше не мог обналичить свои деньги.

Подчасов обратился в Конституционный суд с жалобой на то, что эта ситуация противоречит 35 статье Конституции, которая запрещает лишать граждан собственности без решения суда, и 49 статье, которая гарантирует презумпцию невиновности.

В Конституционном суде заявили, что блокировка счетов — это лишь предупредительная мера для ограничения расхода средств без контроля государства, и отказались принимать жалобу к рассмотрению.

Нескольким людям все же удалось выйти из перечня экстремистов и террористов. Например, члену «Открытой России» Дмитрию Семенову, который был приговорен к штрафу в 150 тысяч рублей за репост демотиватора с премьер-министром Дмитрием Медведевым. Его также занесли в реестр, но убрали оттуда по амнистии в честь 70-летия Победы.

Зураб Джавадзхе / TASS

— Если бы у нас признавали террористами реальных террористов, то и претензий к списку Росфинмониторинга не было бы. Претензии начались ровно в тот момент, когда привлекать к уголовной ответственности стали обычных блогеров и пользователей соцсетей. Проблема не в списке.

Многие критикуют, что в нем смешаны экстремисты и террористы. А какое встречное предложение? Два списка? Или список экстремистов не вести? А что считать экстремизмом? Вести разговоры о дальнейшем смягчении этого закона, чтобы снимать можно было не 10 тысяч рублей, а 50, тоже бессмысленно.

Проблема в том, что обвиняют кого угодно.

Сейчас раздаются призывы объявить амнистию осужденным за лайки, мемы и прочие записи в соцсетях. Это позволило бы амнистированным, кроме всего прочего, выйти из перечня Росфинмониторинга.

— В амнистию я верю с трудом, — говорит Верховский. — Во-первых, она возможна по всей статье, либо по части статьи, а не конкретно за лайки и мемы. Во-вторых, на амнистию по политизированной статье власти не пойдут.

Однако если мы дождемся, что осенью будет хотя бы частичный пересмотр самих статей, то такая возможность появляется. Если 282 статью переведут в КоАп — это может быть основанием для пересмотра ранее вынесенных приговоров.

И тогда проблемы с реестром не будет.

Корреспондент «Новой» поговорила с несколькими людьми, которые уже отбыли вынесенное судом наказание, но до сих пор не могут устроиться на работу и распоряжаться собственными финансами — из-за перечня Росфинмониторинга.

Данила Бузанов, активист штаба Алексея Навального, Балаково

Данила Бузанов (слева) и Алексей Навальный. .com

История: Зимой 2015 года Данила Бузанов работал в московском парке аттракционов «Колесо на ВДНХ». За соседней палаткой стоял его знакомый Дмитрий. Дмитрий продавал флаги и другую символику самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР».

По словам Бузанова, отношения между соседями были напряженными, и поводом для очередного конфликта послужила «какая-то мелкая бытовая перепалка». Завязалась драка, парней отвезли в отделение. Там ни один из них не стал писать показания против другого.

Но через несколько дней неожиданно появились свидетели, которые заявили, что Бузанов при драке кричал проукраинские лозунги.

Данила же говорит, что вообще не видел рядом этих людей: «В итоге в заявлении было написано, что напал на представителя социальной группы, поддерживающей «ДНР» и «ЛНР». Пострадавшему дали пять суток ареста, Бузанов отсидел по 282 статье полтора года колонии общего режима.

«Я не питал иллюзий по поводу российского правосудия, но вообще не мог представить, что за синяк полтора года колонии дают», — говорит сейчас Бузанов.

Правозащитный центр «Сова», узнав о приговоре, выпустил заявление, что считает его неправомерным, добавив: «С нашей точки зрения, сторонники «ДНР» и «ЛНР» не представляют собой уязвимой социальной группы, нуждающейся в особой защите от проявлений ненависти».

О жизни в черном списке: «Сразу что-то неладное я почувствовал, когда уже у себя в Балакове захотел снять деньги с карты и в банке несколько раз получил отказ.

Причем в моем маленьком городе вообще не понимали, что происходит, они с такой ситуацией первый раз столкнулись. Приходили уже старшие менеджеры, испуганно сообщали, что я состою в запретных черных списках.

Причем в законе прописано, что я могу снимать с карты определенную сумму денег, предварительно написав заявление, я уже к ним с этим законом приходил, но никто не хочет связываться.

С работой были просто нереальные проблемы. Любая более или менее серьезная организация переводит деньги на карточку, чтобы налоги отчислять. Сейчас я живу в Москве и нашел здесь работу, но все совсем неофициально.

Я — активист штаба Навального, в своем родном городе хотел митинг организовать — нельзя. Стать наблюдателем на выборах — тоже нет.

Потом думал баллотироваться в муниципальные депутаты, у нас город маленький, все меня знают, но тоже — нельзя.

У меня пока не закончился испытательный срок — еще год, но думаю, мне придется сто раз напомнить Росфинмониторингу, чтобы меня убрали из этого списка. Потому что законы у нас работают только те, которые власти нужны. Люди сами должны заботиться о своих правах».

Алексей Кунгуров, блогер, Тюмень

Алексей Кунгуров. .com

История: 3 марта 2016 года к блогеру Алексею Кунгурову пришли с обыском по уголовному делу. Экстремизм правоохранительные органы нашли в публикации Кунгурова в «Живом журнале» «Кого на самом деле бомбят путинские соколы?».

В этом тексте Кунгуров утверждал, что главная цель России в Сирии — это «сирийская свободная армия, противостоящая режиму Башара Асада», а не запрещенная в России ИГИЛ. Правозащитный центр «Мемориал» признал Алексея Кунгурова политзаключенным.

Весной 2018 года он вышел на свободу.

О жизни в черном списке: Я вообще не столкнулся с трудностями по той причине, что не пользуюсь услугами банков, не беру кредиты и не делаю денежных переводов. Теперь всего этого не делаю, привык просто. Сложности, на самом деле, возникают не у меня, а у других.

Пока я еще сидел, некоторые мои друзья пытались сделать перевод в колонию. И это заканчивалось блокировкой их карт. Потому что они якобы намеревались проспонсировать террориста. Даже жена у меня на это попала в Тинькофф Банке. Она-то думала, вот частный банк, у них такого не будет.

Тем более это перевод денег члену семьи в колонию — законом не запрещено. Но нет — заблокировали.

Еще у меня карта была к «Яндекс-кошельку» привязана, и кто-то пытался сделать мне перевод за работу. Но перечислить деньги можно, а вот воспользоваться ими я уже не мог.

Поэтому если кто-то подозревает, что может оказаться в списке экстремистов и террористов (а в зоне риска очень широкий круг у нас в стране), у меня одна рекомендация — не пользуйтесь никакими электронными кошельками, они же не анонимные сейчас.

Лично я уверен, что ни по каким заявлениям не смогу выйти из реестра. Я же проходил как террорист по своему делу. У меня нет испытательного срока. Если любой человек на земле хоть раз попал в черные списки террористов, выйти из них уже невозможно. Мне эта история вообще напоминает борьбу с Telegram под видом борьбы с терроризмом.

Дина Гарина, водитель троллейбуса, Санкт-Петербург

Дина Гарина. .com

История: Дину Гарину в 2015 году судили за пост в «ВКонтакте», в котором она описывала драку между дагестанцами и петербуржцем Ильей Кудряшевым, где все закончилось смертью молодого человека.

Гарина писала о том, что справедливость должна восторжествовать. Ее арестовали по 280 статье (призывы к совершению экстремистской деятельности) и по 282-й (возбуждение ненависти).

Четыре месяца девушка провела в СИЗО, а затем получила полтора года условно.

Интересно, что сейчас у нее продолжаются суды по другому делу — изначально по 282 статье, но позже обвинение переквалифицировали на 319-ю (оскорбление представителя власти). В марте 2015 года Гарина выступала на митинге «Против политических репрессий» на Марсовом поле в Петербурге. Акция была организована правыми силами.

Там звучали речи в том числе и за отмену 282 статьи и за разгон Центра «Э». В своей речи она заявила, что среди «эшников» в основном преобладают «полукровки», и из-за этого они и «ненавидят русских». Уголовное дело на активистку возбудили только в марте 2016 года.

Все это время эксперты искали подтверждение того, что сотрудники Центра «Э» представляют собой угнетенную социальную группу.

О санкциях реестра: Мне адвокаты сразу сказали «Тебя занесли в список экстремистов». Я пошла в Сбербанк проверять карты — они все были заблокированы. На одной из них лежало 40 тысяч рублей, а это примерно одна моя зарплата. Но в Сбербанке только сказали, что нужно смириться, они ничего не смогут сделать, чтобы деньги со счета достать.

Я работаю водителем троллейбуса уже три года на предприятии «Горэлектротранс». С ГЭПом я спокойно договорилась, чтобы зарплату мне наличными выдавали. Все было спокойно, но буквально пару дней назад я пришла на работу, и мне сказали коллеги: «Дина, тебя сняли со всех нарядов, жди начальство».

Начальница показала мне документы, пришедшие из МВД, там была одна ничего не объясняющая фраза: «Есть сведения, которые ограничивают доступ к вождению транспортного средства, а именно троллейбуса». То есть я — опасный для общества водитель. Меня отовсюду сняли и предложили работать кондуктором.

Я, естественно, отказалась, потому что кондуктор — это 15 тысяч в месяц, водитель — 50 тысяч.

По закону меня уже должны были убрать из реестра, но пока этого не сделали. На данный момент я понимаю, что я больше работу себе не найду. У меня в заявлении сказано «уволена по заключению МВД». То есть это «волчий билет».

Меня многие знают в городе, работодатель тебя пробьет просто и все увидит. По сути, этот список — гражданская смерть. Я не могу на свое имя ничего купить из недвижимости, не могу продать комнату, которая находится в моей собственности.

Я боюсь купить машину на свое имя, потому что в любой момент ее возьмут и отнимут.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2018/08/21/77560-etot-spisok-grazhdanskaya-smert

Как попасть в «список экстремистов» и выжить | ОВД-Инфо

Как выйти из списка экстремистов Росфинмониторинга после погашения судимости?

Владимир Егоров — отец двух детей, электрик и бывший глава партии «Яблоко» в Торопце, городе в 260 км от Твери — любил публиковать в сообществе «ВКонтакте» антикоррупционные расследования про руководителей родного города. За это, по словам активиста, на него возбудили уголовное дело после публикации видео «Главный крыс Кремля».

Летом 2018 года суд приговорил Егорова к двум годам лишения свободы условно по статье о публичных призывах к экстремизму (часть 2 статьи 280 УК). Ранее его дом пытались поджечь, он бежал на Украину (откуда его выдворили, но СБУ отрицает свое участие), месяц жил в машине в Белоруссии.

После суда его обязали не только быть дома после 22 часов, отказаться от публичных мероприятий и удалиться из администраторов своей группы «ВКонтакте», но и внесли в список Росфинмониторинга.

Попавшим в него банки блокируют счета — люди не могут устроиться на работу, взять кредит и совершать какие-либо операции по карте.

Все эти наказания настигают человека подчас лишь за репосты в интернете.

Обанкротить террористов

Росфинмониторинг — это сокращенное название Федеральной службы по финансовому мониторингу. Согласно официальному сайту, служба занимается противодействием «отмыванию полученных преступным путем доходов, финансированию терроризма и распространению оружия массового уничтожения».

К марту 2019 года в перечне экстремистов и террористов, составленном службой, находились почти девять тысяч человек, в том числе иностранные граждане.

Их количество ежегодно увеличивается — например, в 2015 году перечень насчитывал 3500 фамилий. В 2011 году около тысячи.

Фактически Росфинмониторинг только обрабатывает информацию МВД, ФСБ и полиции, а затем автоматически включает людей в реестр. Единая база появилась лишь в нулевых.

В 2016 году глава ведомства Юрий Чиханчин выразил «очень большую озабоченность» Владимиру Путину из-за того, что россияне перевели террористам через соцсети несколько десятков миллионов рублей. В ходе встречи Чиханчин отметил, что реже всего это делали в Еврейском автономном округе и на архипелаге Новая Земля (большинство населения — военные).

В 2014 году он сообщил, что некоторые российские общественники финансируются теми же источниками, что и украинские радикалы: «Над этим вопросом мы должны задуматься: почему, зачем, с какой целью? Мы сегодня плотно работаем с правоохранительными органами по этому вопросу». Дальнейших заявлений не последовало.

Чиханчин возглавляет службу с мая 2008 года, но не часто комментирует реестр экстремистов и террористов. Его заместитель Александр Клименченок (курирует Управление по противодействию финансированию терроризма) почти никогда публично не высказывался, в том числе о реестре.

SMS-оповещение

О включении в реестр и блокировке банковских услуг попавшие под финансовые санкции узнают через SMS от своего банка. Так, например, было с жителем Пензы Алексеем Черновым. Он — брат подсудимого по делу «Сети», которому инкриминируют участие в террористическом сообществе.

«Мне банк прислал SMS, что меня включили в список. Я сразу эту новость везде разослал, а на следующий день мне позвонили представители банка с извинениями и дали небольшую компенсацию. Ежемесячно за обслуживание списывают 60 рублей — вот эту сумму и вернули», — рассказывает Алексей Чернов.

По его словам, других родственников это не затронуло и поэтому похоже на «тупеж банка»: у него с Андреем, братом-близнецом, схожие данные, в том числе дата и инициалы. Ранее на их похожесть обратила внимание ФСБ, которая утверждала, что Андрей Чернов имел конспиративную кличку «Близнец».

Несмотря на то, что в тот момент еще не было обвинительного заключения, самого Андрея уже включили в реестр террористов — попасть в реестр можно и без приговора суда, если есть постановление о признании человека подозреваемым либо решение ведомств (Генпрокуратуры, Следственного комитета, МВД или МИД).

Деньги с карты Андрея семья успела снять сразу после задержания.

О похожей истории рассказывает Лариса Романова, которую в 2003 году осудили за теракт «Новой революционной альтернативы» возле здания ФСБ (тогда никто не пострадал). Позднее Европейский суд выявил нарушения в деле и постановил выплатить компенсацию.

«Мы были с детьми на отдыхе в Белгороде, мои мать и отчим должны были по моей доверенности снять детские пособия, так как сразу по возвращении у меня была запланирована операция. Они пришли, но им дали отказ, — рассказывает Романова. — Тогда мы и узнали, что я попала в список.

В это время я уже выиграла дело в ЕСПЧ и получила на карту в другом банке почти миллион. Это был „ПриватБанк“, которым тогда владел украинский олигарх Коломойский, и он плевал на списки до поры до времени. Когда ЕСПЧ выиграли, то спать не могла.

Все чувствовала — государство отнимет».

Романова уговорила осужденных вместе ней быстрее снять деньги. Сама она в итоге потеряла только 17 тысяч, которые остались на заблокированном счете «Бинбанка». Она утверждает, что подала три заявления, чтобы решить эту ситуацию, но они остались без ответа.

«Фигуранты перечня — это изгои, это каста неприкасаемых. Хуже педофилов, тех хоть ставят на учет, но справку нужную можно на углу купить», — говорит Романова.

Семейные ценности под ударом

PayPal заблокировал счет с пожертвованиями, который открыла дочь омского правозащитника Виктора Корба.

Корб рассказал, что из-за давления был вынужден бежать на Украину, несмотря на то, что его проект «Наше имя — Летов!», посвященный возможности назвать местный аэропорт в честь музыканта Егора Летова, вышел в финал национальной премии «Серебряный Лучник».

Преследование Корба началось после того, как он опубликовал в своем блоге последнее слово публициста Бориса Стомахина. Стомахина, в свою очередь, осудили на семь лет по обвинению в публичных призывах к терроризму (ч. 1 ст. 205.2 УК).

Из-за схожих обвинений сбежал на Украину и Михаил Агафонов, член Международного комитета защиты Стомахина. «Меня дернули на допрос в ФСБ.

Некоторое время жил на нелегале, потом понадобились деньги — поехал в другой город снимать, а карточка заблокирована. Видимо, так хотели меня выманить, чтобы пошел в банк. Тогда я выехал», — рассказывает Агафонов.

По его словам, сейчас в стране множество людей, вынужденных уехать из-за применения антиэкстремистского законодательства.

Согласно 115 Федеральному закону, человек, внесенный в список, может снять только 10 тысяч рублей в месяц на себя и на каждого из членов семьи. Для этого необходимо доказать, что у родственников нет других источников дохода.

Если нужно получить больше, то необходимо делать запрос в банк, который обратится в Росфинмониторинг.

 За каждое перечисление зарплаты также надо принести множество документов из бухгалтерии работодателя, но на руки дадут не больше 10 тысяч рублей на члена семьи.

«Список Росфинмониторинга — это гражданская смерть, так как на работу никто не возьмет. Из-за нахождения в списке не берут на работу и родных. Такая же ситуация с учебой.

Чувствуешь себя особенным, не таким как все», — рассказывает националистка и водительница троллейбуса Дина Гарина.

Ее осудили по делу об оскорблении двух сотрудников Центра по противодействию экстремизму, хотя изначально вменяли экстремистскую статью — в итоге освободили от наказания в связи с истечением сроков давности.

Иллюстрация: Даниил Двинских для ОВД-Инфо

По словам Гариной, попавшим в список необходимо искать работу там, где выдают деньги наличными, то есть у знакомых или неофициально. Она жалуется, что не может отправлять переводы по почте — недавно она хотела помочь Никите Тихонову, осужденному пожизненно лидеру «Боевой организации русских националистов».

Гарина в течение трех лет не могла забрать заблокированные 70 тысяч рублей: «С горем пополам вернула 50 тысяч, но их выдавали пять раз по 10 штук, так как по закону нельзя давать ни копейки больше. Остаток не отдают никак».

Владимиру Егорову из Торопца, по его словам, потенциальные работодатели в родном городе намекают, что экстремисту не рады. В итоге он лишь получает пособие по безработице, но каждый раз ему необходимо приносить дополнительные документы.

«Собственный дом продать не дают из-за внесения в список. Приходится побираться и просить помочь незнакомых людей в интернете, а мне ведь 52 года, но даже почтовый перевод также не смог получить. Это не дискриминация, это катастрофа!» — признается Егоров.

https://www.youtube.com/watch?v=ETyQj0kdRaM

Несколько осужденных сообщили, что лишились работы или возможности устроиться из-за нахождения в списке лиц, причастных к экстремистской деятельности или терроризму. По этой причине жене Егорова пришлось переехать в другую область.

Эффективность реестра

Юрия Мухина суд признал виновным по делу об участии в организации «Армия воли народа», признанной экстремистской и запрещенной судом (статья 282.2 УК). Сейчас он на пенсии и каждый раз вынужден обращаться к сотрудникам «Сбербанка» для ее получения.

Сотрудники стараются не слишком задерживать Мухина. Как правило, берут документы и отпускают. Потом звонят по телефону и сообщают, что разрешение выдать пенсию получено, но нужно подойти в строго оговоренное время, в которое чиновники откроют пенсионный счет.

«В остальное время мой пенсионный счет заблокирован и для работников банка. Старший смены банка тратит час, пока дозвонится, передаст заявление и убедится, что все правильно. Потом у оператора и кассира обычная работа по ручному снятию пенсии, которую я раньше сам снимал с карточки», — объясняет Мухин.

Получение очередной пенсии занимает несколько дней, поэтому из-за этой мороки он старается снимать сразу несколько пенсий раз в три месяца. Однажды к нему пришел полицейский, чтобы по требованию прокуратуры добиться письменного ответа о том, как Мухин тратит снятые деньги.

Осужденный вместе с ним журналист Александр Соколов тоже считает эту практику неэффективной: «Это просто преступный мыслетеррор обнаглевших от безответственности бюрократов против граждан и разжигание реальной социальной розни, ведь счет не открыть, кредит не взять, зарплату на карту не получить». У Соколова осталось на счетах заблокированными несколько десятков тысяч рублей, в том числе то, что знакомые собрали на адвокатов.

Способы обхода

«Никакой дурак для преступлений не будет использовать банковские счета из-за того, что они легко контролируемы. Если бы я был реальным преступником, то просто посмеялся бы над этим.

Это не борьба с преступностью, а тупой бред! Ну что мне стоит попросить кого-то завести карточку на свое имя и дать мне пароль к ней и возможность ею пользоваться? Да и наличные ведь никто не отменял», — говорит Мухин.

Антон Подчасов (осужденный за «Русофобии пост» в Барнауле) советует не отчаиваться, ведь существуют способы ухода от внимания Росфинмониторинга. «Например, для покупок в интернете есть виртуальная карта QIWI с неподтвержденными персональными данными.

У нее ограничение 15 000 рублей, для офлайн-покупок можно использовать карту „Кукуруза“. Кроме того, при покупке иностранной валюты паспорт требуется лишь, когда сумма превышает те же 15 тысяч. Если нет, по базе проверку не делают», — рассказывает Подчасов.

После погашения судимости он восстановил всё, кроме счетов в PayPal и ВТБ.

Осужденный за ловлю покемонов в храме видеоблогер Руслан Соколовский выходит из положения схожим образом: «Мне заблокировали все, в том числе юридические лица, к которым имею отношение. Сейчас деньги приходится хранить в биткоинах, так как на банковских счетах чревато. Мелкие траты типы еды оплачиваю наличными. Когда нужно что-то срочно оплатить, то выручает мама».

Не только нищета

Чтобы выйти из реестра, по словам Романовой и Подчасова, необходимо следовать следующему алгоритму: когда погасла судимость, потребовать Росфинмониторинг исключить из списка, приложив скан приговора. Требование необходимо дополнить письмом в Следственный комитет или прокуратуру.

Романова называет нахождением в перечне «не оговоренным наказанием человека за политическую активность и запугиванием других». Она прошла судебные инстанции против банка и Росфинмониторинга, чтобы в 2015 году подать на них жалобу в ЕСПЧ. Ее путь прошли еще несколько человек.

«Может решения ЕСПЧ что-то изменят или революция в России. Я уж не знаю. Теперь я всегда живу настороже и бдительно, как на зоне. Перечень в этом плане меня укрепил.

Если бы была возможность легализовать себя и четверых своих детей в нормальной стране, то уехала бы всей семьей отсюда, не задумываясь ни на секунду и навсегда», — подытоживает Романова.

Своим опытом активисты делятся в фейсбуке.

Из материалов информационно-аналитического центра «Сова» следует, что с 2010 года количество преступлений, связанных с насилием на почве ненависти, снизилось в шесть раз. Однако при этом количество наказаний за высказывания выросло в три раза. Помимо штрафа и лишения свободы подсудимого приговаривают не только к нищете.

Приговоры осужденным за экстремизм содержат дополнительные наказания, следует из доклада «Совы» «Государство против возбуждения ненависти и политической активности националистов в России в 2018 году».

Например, запрещается занимать руководящие должности, заниматься общественной деятельностью, работать в медиа, организовывать публичные мероприятия, управлять транспортом и пользоваться интернетом.

Источник: https://ovdinfo.org/articles/2019/03/29/kak-popast-v-spisok-ekstremistov-i-vyzhit

Террористы по ошибке. Как несправедливо сдают в черные списки

Как выйти из списка экстремистов Росфинмониторинга после погашения судимости?

Как выходит, что в списки Финмониторинга попадают «старушки-террористки» и «блоггеры-экстремисты», узнал Sobesednik.ru.

После парижских терактов в России срочно создана комиссия по борьбе с финансированием терроризма. Счета тех, кто причастен или подозревается в связи с терроризмом и экстремизмом, будут сразу блокироваться. Sobesednik.ru выяснил, кто и за что попадает в черный список Росфинмониторинга и что с ними происходит дальше.

Черный список

В черном списке Финмониторинга сегодня значится 4546 террористов, экстремистов и разных разжигателей. Все их банковские счета заблокированы, а денежные средства, кроме пенсий, пособий и 10 тысяч рублей в месяц из зарплаты, заморожены.

Так государство борется с легализацией преступных доходов и финансированием терроризма. Но, как выяснил Sobesednik.

ru, наряду с реально опасными преступниками в перечень Финмониторинга попадают блоггеры, скандальные пенсионерки, журналисты и общественники.

Пенсионерку Валентину Прасолову из Ставрополя соседи за глаза, конечно, называли террористкой за скандальный нрав. Но чтобы ее таковой официально признало государство, согласитесь, перебор. Бабушка вдрызг разругалась с соседями кавказской национальности, причем в порыве гнева не раз упомянула национальность оппонентов в неуважительном ключе.

Повод был пустячный: дети слишком громко вели себя на площадке. Но детский конфликт перерос во взрослый (подключились родители), а потом – и в межнациональный.

Оскорбленные соседи повели себя неожиданно: вынесли бытовую ссору в суд, который и осудил бабулю условно по статье «экстремизм», так как несдержанность на язык и неуважение к жителям солнечного региона бабка проявляла уже не в первый раз.

Бабушка-«террористка» Валентина Прасолова / личный архив

– Осуждение по статье «экстремизм» – уже повод для включения в федеральный перечень террористов, и неважно, это экстремист на словах или на деле, убил он кого или просто неудачно выразился, – прокомментировала Sobesednik.ru Лариса Романова, глава Движения в защиту пострадавших от действий Росфинмониторинга.

– По нашему законодательству экстремистом могут признать каждого второго.

Достаточно написать или сказать: «русские пьяницы», «таджикский наркотрафик» или «цыганский обман» – и всё, ты разжигаешь ненависть и возбуждаешь вражду, – сказал Sobesednik.

ru пермский журналист и преподаватель университета Роман Юшков, который свою фамилию в Перечне террористов и экстремистов нашел сразу после фамилии украинского националиста из «Правого сектора» Дмитрия Яроша.

Уголовная статья за газетную статью

Юшков попал в черный список за статью о межнациональном конфликте в городе Пугачеве. В полемическом запале Юшков подвел свою статью к выводу, что если власти ничего не предпринимают для защиты населения, то население должно позаботиться о себе само. Прокуратура определила заметку как «разжигание» и «призывы к насилию».

Правда, одна из статей обвинения позже отпала, по другой Юшков был амнистирован и исключен из списка Финмониторинга. Но по нашему законодательству бывших экстремистов даже с приставкой «псевдо» не бывает: есть отдельный список тех, кто был исключен из списка.

Так что зарплатную карту журналиста разблокировали, но вот кредит или даже пластиковую карту ему вряд ли выдадут – банки обходят дальней стороной клиентов, запятнанных такими суровыми обвинениями.

Журналист и «экстремист» Роман Юшков / РИА «Новости»

– Статья 282 нашего УК во всем мире признана бредом, – считает Юшков. – По ней могут осудить за возбуждение ненависти к любой социальной группе. То есть срок можно получить даже за фразы: «сотрудники ЖКХ завышают тарифы», «моряки пользуются услугами проституток», «бабы не хотят рожать», – говорит Юшков.

Моряки и бабы могут и стерпеть, а вот «социальная группа» власть периодически тащит в суды таких бумажных и митинговых экстремистов. Саратовскому пенсионеру, например, «пришили» 282-ю статью за выступление на митинге.

Террористы в Думе

– Черный список очень разношерстный. Всех, кто в нем состоит, можно условно разделить на три группы. Реальные отморозки, которые находятся в розыске за террористическую деятельность, – их больше половины. Следующие, как мы их между собой называем, – «балаболы» – интернет-вояки, блоггеры, общественники.

И третьи – это люди, способные к активным действиям, которых государство хочет взять под контроль, – говорит Владимир Белашев, который сам был осужден по громкому делу «Реввоенсовета» и за подрыв памятника Николаю Второму. Белашев в черном списке уже много лет.

Как и Лариса Романова, осужденная за организацию взрыва у приемной ФСБ, в котором не было жертв.

Пожалуй, самый известный фигурант перечня – бывший полковник ГРУ Владимир Квачков.

Значатся в перечне члены полусекты «Поэтизированное объединение разработки теории общенародного счастья» («ПОРТОС»), политический активист из Норильска Николай Бабушкин, 24-летняя Эллина Ильенко из Курска, которая размещала на своей странице в «Контакте» антиисламские лозунги рядом с фотографиями разных частей своего тела.

Владимир Белашев / РИА «Новости»

– Честно, большинство этих «террористов» достаточно хорошенько отшлепать и отправить на перевоспитание. Но выйти из списка можно только после погашения судимости. Например, по тяжкой статье «Терроризм» этот срок составляет 8 лет, – говорит Белашев.

Группа «экстремистов» и «террористов» во главе с Белашевым и Романовой в 2014 году пришла в Госдуму. Встретиться с ними отважилась только женщина-депутат – космонавт Валентина Терешкова.

– Благодаря ей мы провели поправки, из-за которых отношение к нам стало менее «людоедским», – говорит Белашев.

– Нам разрешили получать из замороженных Финмониторингом средств пособия на детей (у Романовой, например, четверо детей), пенсии и 10 тысяч в месяц из заработной платы. Раньше не было и этого.

Но реальные террористы, которые находятся в розыске, за пособиями и зарплатой в банк не придут, так как их сразу повяжут. Поэтому им это не нужно, а нужно таким, как мы, «экстремистам», на совести которых нет человеческих жертв.

Финмониторинг работает активно – черный список постоянно пополняется.

– Но я не знаю ни одного случая, чтобы таким способом был пресечен реальный канал финансирования терроризма, – разводит руками Белашев. – Система работает мощно, но не очень эффективно. Например, нам запрещено иметь банковские карточки.

Почему? Где логика? Ведь как раз по оплатам карточкой можно отследить местонахождение человека. Надо, наоборот, раздать всем, кто в списке, карты и следить потом за ними! Запрет на карты не дает многим фигурантам списка устроиться на официальную «белую» работу.

Люди вынуждены идти в нелегальный сектор, что их исправлению точно не способствует. На Западе «подозрительных лиц», конечно, тоже контролируют, но иначе: там в каждом банке сидит специалист из финансового контроля и отслеживает подозрительные операции. Для этого нужна системная работа.

А ведь гораздо проще отрапортовать, что вот обнаружили еще с пяток террористов, и неважно, что большинство из них опаснее авторучки в руках ничего не держали.

Другие материалы по теме смотрите в рубрике Исламизм.

Источник: https://sobesednik.ru/rassledovanie/20151129-terroristy-po-oshibke-kak-nespravedlivo-sdayut-v-chernye-sp

У меня есть аккаунт во «вконтакте» и кажется, я «экстремист»! что делать? — meduza

Как выйти из списка экстремистов Росфинмониторинга после погашения судимости?

В России людей уже давно судят за мемы, картинки, репосты чужих текстов и даже лайки. Только за последние несколько дней стало известно сразу о четырех таких делах в Алтайском крае. Например, 19-летнему Даниилу Маркину грозит уголовное наказание за картинку с героем «Игры престолов» Джоном Сноу, а 38-летнего Андрея Шашерина обвиняют за мем с патриархом Кириллом.

«Медуза» попросила руководителя проекта «Команда 29» адвоката Ивана Павлова рассказать, что нужно знать пользователям соцсетей в России о том, как расследуют дела об «экстремистских» картинках и постах.

Смотря с чем сравнивать. Например, в 2017 году за кражу (без отягчающих обстоятельств) осудили 44 165 человек и примерно столько же — за незаконное приобретение или хранение наркотиков (без цели сбыта).

За репосты картинок и текстов в интернете чаще всего судят по 282 статье Уголовного кодекса — о возбуждении ненависти или вражды. В 2017 году суды вынесли по этой статье. На фоне статистики по статьям о краже и наркотиках — не так много.

Но «экстремистские» дела о высказываниях возбуждают и по . В 2017 году суммарно по ним осудили 657 человек (с учетом 282-й). Из них больше 50 человек отправили в колонию, и это тоже показательно — в 2016-м за такие преступления реже давали реальные сроки.

Еще есть административные правонарушения. По статье о распространении экстремистских материалов (20.29 ст. КоАП) из списка запрещенных материалов в 2017 признали виновными 1846 человек. Еще 1665 наказали за демонстрацию запрещенной символики (20.3 ст. КоАП).

Да, обычно это именно посты (а чаще репосты) во «ВКонтакте». По данным информационно-аналитического центра «Сова», в 2017 году как минимум 138 приговоров были вынесены из-за публикаций во «ВКонтакте», два приговора — в , два — в ЖЖ, два — в  и еще три — из-за высказываний в онлайн-СМИ. В январе 2018 года появилось первое дело за репост поста в Telegram.

Правозащитники считают, что «ВКонтакте», которая принадлежит российской Mail.ru Group, в отличие от  или по первому требованию делится с властями любой информацией о пользователях. Правда, недавно Mail.ru выступила против дел за лайки и репосты и попросила амнистировать всех «несправедливо осужденных».

Ой, это долгий разговор. Скорее всего, никак. Все это похоже на рулетку. К примеру, кадры из фильма «Американская история X» (фильм в России никто не запрещал) о неонацистах выкладывали многие пользователи «ВКонтакте», но не повезло только жителю Казани Витольду Филиппову, которого оштрафовали даже не за публикацию скриншота, а за лайк под чужой публикацией.

Можно, конечно, каждый раз сверять свои посты со списком экстремистских материалов, но это сложно — уже сейчас реестр содержит больше четырех тысяч пунктов. Кроме того, написанное или процитированное вами могут признать экстремистским постфактум, после проведения специальной экспертизы.

Нормы антиэкстремистских законов размыты, и предугадать, что именно сочтут разжиганием ненависти, вряд ли получится.

Можно пытаться руководствоваться здравым смыслом: очевидно, что публикация изображения со свастикой подпадает под состав статьи о демонстрации нацистской символики, но, кажется, и это не панацея (о том, как в России судят за реабилитацию нацизма и нацистской символики, подробно рассказывала Команда 29). Что касается статьи об оскорблении чувств верующих — увы, не каждый может догадаться, что картинка с Джоном Сноу способна кого-то оскорбить.

Стоит учитывать, что многие дела возбуждают в отношении активистов и оппозиционно настроенных пользователей соцсетей.

Довольно часто их возбуждают по доносу — так было в случаях Марии Мотузной и Даниила Маркина. При этом ни Мотузная, ни Маркин не были знакомы с девушками, которые написали на них заявления.

В любом случае стоит учесть, что обратить внимание органов на вашу страницу могут ваши недоброжелатели.

Специальные эксперты. Материалы им отдают следственные органы. Часто у следствия есть «карманные» эксперты, которые готовы признать экстремистским что угодно. Поэтому потенциально любой текст или изображение могут признать оскорбляющими чувства верующих или разжигающими вражду, если так решат эксперты и суд.

Возможно, настройки приватности могут снизить риск преследования, но они не гарантируют стопроцентную защиту.

Осенью 2017 года стало известно о деле медсестры Ольги Походун, которую обвинили в разжигании ненависти из-за размещенных в закрытом альбоме картинок с мемами.

Правда, представители «ВКонтакте» позже заявили, что Походун закрыла альбом только осенью 2017 года, и правоохранители могли обратить внимание на ее аккаунт еще до этого.

Закрытые чаты тоже не гарантируют полной безопасности: например, фигуранты дела «Нового величия» переписывались в чате в Telegram, в который внедрился сотрудник ФСБ.

И это тоже не всегда спасает. Та же Походун публиковала картинки в фейковом аккаунте под другим именем и фамилией, но связь конкретного человека с аккаунтом сотрудники органов устанавливают с помощью данных, которыми с ними делится социальная сеть.

Можете, хотя, честно говоря, нет гарантий, что следствие не успело зафиксировать нужную публикацию раньше.

Правоохранительные органы могут без уведомления пользователя провести осмотр интернет-страницы, зафиксировать содержимое и отправить экспертам. После этого возбуждают уголовное дело. И только потом вы можете узнать об интересе органов к вашей странице.

С другой стороны, можете удалить — хуже не будет. Если на вас уже возбуждено дело, удаление публикаций вам никак не повредит.

Вас должны письменно уведомить о возбуждении дела, но могут и позвонить. Правда, бывает и иначе: например, Мария Мотузная узнала об уголовном деле, когда к ней внезапно пришли с обыском.

Скорее всего, вас ждут и обыск, и допросы. О том, как вести себя при обыске, можно узнать в этой памятке, а о правилах общения с представителями органов — вот тут.

Первое, что стоит сделать, — найти хорошего адвоката (вот инструкция). Чем раньше он у вас появится, тем лучше, в идеале лучше иметь его номер заранее, чтобы в случае внезапного обыска или задержания вы могли ему позвонить. До того, как у вас появится адвокат, лучше не давать никаких показаний, ссылаться на , и попросить о том же своих родных — у них тоже есть такое право.

Стратегию работы по делу вы сможете обсудить вместе с адвокатом, но чаще всего в делах об экстремизме одно из важнейших действий защиты — проведение независимыми экспертами альтернативной экспертизы. Правда, суд, несмотря на то, что это может нарушать право обвиняемого на защиту, часто отказывает в ходатайстве о проведении новой экспертизы или о приобщении к делу уже проведенной.

Во время следствия вас могут поместить в изолятор, под домашний арест или избрать другую меру пресечения — например, отпустить под подписку о невыезде. О том, как выжить в СИЗО и как сидеть под домашним арестом, мы уже писали.

Надо стремиться к этому. Но нужно понимать, что России крайне низкий процент оправдательных приговоров (0,2%), а следствие, как говорят юристы, «характеризуется общим обвинительным уклоном».

Источник: https://meduza.io/cards/u-menya-est-akkaunt-vo-vkontakte-i-kazhetsya-ya-ekstremist-chto-delat

Страна экстремистов. Где, кого и за что в России объявляют пособниками террористов

Как выйти из списка экстремистов Росфинмониторинга после погашения судимости?

Перечень лиц и организаций, имеющих отношение к терроризму и экстремизму, был создан в 2001 г. в рамках мероприятий по противодействию финансированию терроризма. Сейчас в нем 8546 человек. Люди попадают в него еще на стадии уголовного дела, до того как суд вынесет приговор, как это было, например, с екатеринбурженкой Екатериной Вологжениновой или жительницей Барнаула Марией Мотузной.

Чем грозит попадание в реестр Росфинмониторинга

Попадание в список влечет за собой автоматическую блокировку доступа к финансовой системе.

Люди, имена которых указаны в Перечне террористов и экстремистов, не имеют права на пользование счетами, не могут быть учредителями общественных объединений, не в состоянии вступить в права наследования, получать через счета алименты, судебные возмещения вреда, выплаты по страховым случаям, оформлять доверенности или другие сделки через нотариуса. Часто бывает, что работодатели отказываются от будущего сотрудника, если тот не может завести счет, на который можно перечислять зарплату.

Ирина Красных, 66.RU

Всплеск появления новых экстремистов пришелся на 2015 г. Зато 2018 г. пока рекордный по числу исключенных из реестра фамилий

Кто уже в списке террористов

В этот перечень автоматически попадают все, кто осужден или просто находится под следствием по экстремистским и террористическим статьям, вне зависимости от степени опасности их деятельности для общества. То есть бывшие школьники, студенты, молодые мамы и папы, пенсионерки приравнены к реальным убийцам, осужденным за теракты, боевикам, членам «Исламского государства» (запрещенная в России организация).

Ирина Красных, 66.RU

Карта регионов, откуда родом официально признанные террористы и экстремисты, в том числе осужденные за картинки с Иисусом и видеоролики с покемонами. Картинка увеличивается по клику.

Как выйти из черного списка

Каждый год из этого списка выходят в среднем 10 человек. То есть это возможно, но очень сложно. Основанием для исключения из перечня является наличие документально подтвержденных данных о погашении или снятии судимости по статьям 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 280, 280.1, 282, 282.1, 282.2, 282.3 и 360 Уголовного кодекса РФ.

https://www.youtube.com/watch?v=3itbngXuPqo

Выйти из перечня можно в соответствии с тем, какое наказание вынес суд:

  • Условно осужденные могут претендовать на выбывание из перечня Росфинмониторинга сразу после окончания испытательного срока.
  • Осужденные к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, — через год после отбытия или исполнения наказания.
  • Осужденные за преступления небольшой или средней тяжести — через три года.
  • Осужденные за тяжкие преступления — через шесть лет.
  • Осужденные за особо тяжкие преступления — через восемь лет.

Человек, попавший в список террористов и экстремистов, должен написать мотивированное заявление в Росфинмониторинг об исключении его из перечня. Через 10 дней ведомство решит, исключить человека с погашенной судимостью или нет. Если решение отрицательное, то последний шаг для осужденного за экстремизм — обжаловать его в суде.

Сколько получают «экстремисты» за репост картинок

Максимальный срок — 2 года 6 месяцев колонии-поселения — в декабре 2017 г. получил 23-летний студент Александр Крузе из Белгородской области за репост четырех картинок в соцсети. Следствие нашло в них «признаки побуждения к совершению насильственных действий» по отношению к коммунистам, евреям, кавказцам, азиатам и представителям органов власти. Находится в перечне Росфинмониторинга.

6 мая 2016 г. к 2 годам и 3 месяцам колонии-поселения суд Твери приговорил инженера-механика Андрея Бубеева за публикацию картинок и записей о событиях на Украине. Находится в перечне Росфинмониторинга.

В Бердске 31 мая 2016 г. осудили местного жителя Максима Кормелицкого. Он получил 1 год и 3 месяца колонии-поселения за репост снимка купающихся в проруби, оскорбив верующих. Находится в перечне Росфинмониторинга.

В мае 2017 г. екатеринбургского блогера Руслана Соколовского приговорили к 3,5 года лишения свободы условно за возбуждение вражды, оскорбление чувств верующих и незаконный оборот специальных технических средств. Позже суд сократил срок до 2 лет и трех месяцев. Находится в перечне Росфинмониторинга.

22 мая 2017 г. Ленинский суд Екатеринбурга приговорил 29-летнего Павла Волкова к пяти месяцам исправительных работ за репост видеоролика с поджогом еврейского ресторана «Соломон» и ксенофобную надпись в лифте дома. В июле 2017 г. приговор был отменен. Нет в списке Росфинмониторинга.

8 ноября 2016 г. курганская воспитательница Евгения Чудновец получила 6 месяцев колонии за распространение детской порнографии. Женщина перепостила ролик, где сотрудники детского лагеря издеваются над ребенком. В марте 2017 г. приговор был отменен. Нет в списке Росфинмониторинга.

Читайте нас в соцсетях:

Источник: https://66.ru/news/incident/214108/

Автоправо
Добавить комментарий