Как узнать статут состояния судебного дела по ДТП, если мои интересы представлял юрист?

Размышления юриста. О судебных расходах на представителя в суде

Как узнать статут состояния судебного дела по ДТП, если мои интересы представлял юрист?

«Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы».

Цитата из ГПК. ГПК – это такая книга, которая частично соблюдается.

Представьте ненадолго, что вам пришлось судиться. Дело достаточно верное, юристы попались хорошие, спустя полгода вы выиграли, еще через месяц решение суда вступило в законную силу.

Обошлось вам все удовольствие в 7000 рублей пошлины для любимого государства и 18000 рублей юристам.

7000 пошлины суд еще в решении взыскал с ответчика, теперь встает вопрос о том, чтобы взыскать и сумму, которую вы потратили на юридические услуги.

Вы собираете в охапку договор, выданные квитанции о приеме денежных средств, акты выполненных работ по договору и все это с ходатайством несете в суд.

Суд взыскивает 8000 рублей…

Ладно, проглотили, бывает. Спустя год вам не повезло и снова жизнь заставила судиться. Юристы снова выиграли дело, вы потратили 20000 рублей на их услуги, но, наученные горьким опытом, решили основательно постараться вернуть свои деньги.

Оплату вы внесли на расчетный счет ООО и принесли в суд не просто квитанцию, а документы из банка, подтверждающие фактическое перечисление вами денежных средств. Также вы прилагаете акт выполненных работ, копию договора, акт сверки взаимных расчетов с фирмой юристов.

Более того, так как ваш поселок городского типа маленький, вы обходите все семь других юридических фирм в нем и собираете 7 прайс-листов и справок о том, что оказанные вам услуги действительно стоят в регионе около 20000 рублей.

И в качестве fatality вы прикладываете лист адвокатской палаты с рекомендованными ценами на юруслуги по региону.

Суд взыскивает 8000 рублей…

«Да как так то?!»

Года через 2 снова суд. Дело достаточно несложное, учитывая прошлый опыт, вы нанимаете студента ВУЗа, который за 4000 рублей пишет вам заявление и ходит на 2 заседания. Ну что же, 4000 судебных расходов это разумно?

Суд взыскивает 2000…

«Да пошли вы все!»

Примерно так обстоит ситуация с взысканием судебных расходов в гражданских судах (арбитражей не касаемся, там все прилично). Согласно закону, на вас ложится обязанность доказать, что расходы были реально понесены вами и юрист действительно работал (расходы были обоснованы и соответствовали сложности дела).

Но как бы основательно вы ни доказали это, суд всегда, даже без заявления другой стороны, по собственной инициативе признает ваши расходы завышенными и с большой радостью обрежет их на 40-60%.

Почему так получается? Ответ на вопрос стал мне известен, только когда у меня появился друг, ушедший из судей в отставку. И вот за бутылкой коньяка он разложил мне суть.

Оказалось, что все просто. Считается, что наша судебная система предельно проста и доступна, все образцы заявлений висят на первом этаже, судьи на русском языке разъясняют все права и обязанности, канцелярии помогают с заявлениями. Любой гражданин нашей страны, даже если у него 5 классов образования, с легкостью может разобраться с системой и получить защиту своих прав в суде.

Поэтому, с точки зрения законодателя, когда вы, уважаемые читатели, нанимаете в гражданском деле юриста, это не потому что вы не знаете предмет, а потому что вы где-то еще заняты или вам просто лень ходить :D. И все документы и ходатайства, что юрист составил и заявил, вы могли бы подготовить сами, просто вам лень писать.

А юрист ходит на процесс, как ваш прокси-сервер,  не более того, за такое много платить не стоит, так как это приводит к неосновательному обогащению, ибо с бедного ответчика, взыскиваются средства за вашу лень сходить на процесс.

И чтобы не получать жалобы со стороны обделенного ответчика, судьи, при любой доказательной базе, всегда серьезно занижают сумму.

О как, оказывается все истцы лентяи.

Понятно, что иногда сумма на юристов художественно рисуется, но речь идет о случаях, когда расходы реальные и обоснованные.

Вас затопили, адвокат судился полтора года (суд, экспертиза, потом апелляция от ответчика «для галочки»), суд взыскал вам 10000 рублей представительских расходов.

То есть, по мнению суда, вы смогли бы найти себе представителя на 4 районных заседания + одно в ВС за 10000 рублей? Удивительное ценообразование.

Одно спасает. Если есть желание, можно обжаловать определение о взыскании судебных расходов в апелляцию, там можно превратить 8 из 20 в, допустим, 15 из 20. Собственно для постоянных клиентов так и делаем.

P.S.: Ну что сказать, «вы все лентяи, а я прокси-сервер» (_), всем не хворать и спокойной рабочей недели.

Источник: https://pikabu.ru/story/razmyishleniya_yurista_o_sudebnyikh_raskhodakh_na_predstavitelya_v_sude_5987570

Адвокатская монополия по-русски // Чего лишают корпоративных юристов?!

Как узнать статут состояния судебного дела по ДТП, если мои интересы представлял юрист?

Данная тема касается, прежде всего, корпоративных юристов (инхаусов).

Как мы все знаем 27 октября в Минюсте России под руководством заместителя министра юстиции Юрия Любимова состоялось очередное заседание межведомственной рабочей группы по подготовке проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, посвященное согласованию отдельных положений документа, по которым еще не сформирована единая позиция. В этом заседании принимала участие президент Некоммерческого партнерства «Объединение корпоративных юристов» Александра Нестеренко.

Как указывается в информации об итогах заседание на сайте Федеральной палаты адвокатов РФ http://www.fparf.ru/news/all_news/news/16022/, заместитель министра юстиции РФ Юрий Любимов сообщил, что все ключевые положения проекта согласованы.

Характеризуя основные положения документа, в отношении которых достигнуто общее понимание, заместитель министра указал на следующие: реформа, предполагающая объединение всех юристов осуществляющих судебное представительство на базе существующего института адвокатуры, не затронет интересы внутренних юристов, работающих в компаниях по трудовому договору (в частности, за ними сохранится право представлять в суде интересы своих работодателей).

Что означает это положение на практике?

Юристам, работающих в компаниях по трудовому договору, будет сохранено право осуществлять представительство в судах. Их по-прежнему будут допускать в суды без адвокатского статуса. Но, только в том случае, если они представляют интересы компании, в которой они работают по трудовому договору.

При этом им будет запрещено представлять в судах интересы иных лиц, как юридических, так и физических.

То есть, если даже их родителей, либо ближайшего родственника привлекут ответчиком по гражданскому иску, корпоративный юрист, представляющий интересы своей компании в судах, не сможет вести дело своего отца или матери в суде.

У меня возникает правомерный вопрос: А такое положение рассматривается как благо для внутренних юристов, работающих в компаниях по трудовому договору? Или как существенное ухудшение их конституционных прав?

На мой взгляд, «Объединение корпоративных юристов» представляет интересы вовсе не корпоративных юристов. Прикрываясь интересами корпоративных юристов. в действительности защищены интересы работодателей, в ущерб интересам первых.

Что получиться на практике?

Как известно карьера юриста в России строится иным образом в отличии, скажем, от карьеры юриста в США. В США юристы начинают свою карьеру в юридических фирмах, и специализируются именно в подготовке и ведении судебных дел в качестве помощников адвокатов. На второй ступеньке карьеры они становятся адвокатами в фирме, и занимаются судебным представительством.

После чего, получив необходимый опыт судебной работы, юристы либо продолжают карьерный рост в юридической фирме в качестве партнеров, либо переходят к частной практике, либо уходят в корпорации, становятся корпоративными юристами. В России исторически сложилось так, что в корпоративные юристы идут сразу после получения диплома юриста.

Этот подход лишает юристов возможности наработать опыт (компетенцию) судебной практики. Не так часто у корпоративных юристов имеется необходимость представлять интересы своей компании в судах. Часто бывает так, что юрист проработал в компании 15 лет, но в суде представлял интересы компании 1 – 2 раза.

Понятно, что устойчивый опыт профессионального судебного представительства при таком количестве проведенных судебных дел получить не возможно. Но, при этом в нашем гражданском и арбитражном судопроизводстве допускается возможность судебного представительства для любых лиц.

И часто корпоративный юрист зачастую приобретает практику судебного представительства, представляя в судах интересы родных и знакомых. Что дает им возможность приобретать необходимую компетенцию судебного юриста.

Теперь мы понимаем, чего лишили корпоративных юристов?

Проработав 15 лет в компании, юрист так и не будет иметь возможности наработать опыт судебного представительства.

И в случае увольнения при желании заняться судебным представительством он окажется в положении новичка, вчерашнего студента.

Для получения адвокатского статуса ему потребуется проходить длительную стажировку помощником адвоката. Но и трудоустройство в юридическую компанию потребует адвокатского статуса, чего не требуется сейчас.

При этом, положение работодателей существенно улучшается! Корпоративные юристы лишаются допуска к целой сфере применения своих профессиональных знаний и умений.

Им создается искусственный барьер для входа в судебное представительство и частную практику в виде необходимости получения адвокатского статуса.

И как следствие они будут более сговорчивы при определении условий трудового договора с работодателями. Так как существенного элемента альтернативы выбора они будут лишены.

Так на кого сработало Некоммерческое партнерство «Объединение корпоративных юристов» якобы представляя интересы юристов в заседании межведомственной рабочей группы по подготовке проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи? Заседание было посвящено согласованию отдельных положений документа, по которым еще не сформирована единая позиция!

На мой взгляд, Александра Нестеренко слила интересы представляемых НП «ОКЮР» корпоративных юристов в угоду представителям адвокатской корпорации. При этом она допустила существенное ухудшение положения корпоративных юристов в  отношениях с работодателями.

Мнения профессионального сообщества:

Марина Володина, Юрисконсульт, г. Санкт-Петербург: «Александр, юристы-мошенники России не нужны. Равно как и бухгалтеры-мошенники, директоры-мошенники, продавцы-мошенники.

Мошенничество – это нехорошее дело вне профессии, вероисповедания, гражданства и проч.

Монополизацией не искоренить мошенничество, а вот лишить права добросовестного специалиста практиковать в том объеме, который позволителен в настоящее время, – можно».

Дмитрий Андреевич Григорьев, юрист, Кемерово: “Вадим, Вы как-то странно истолковали мой тезис, увидев там то, чего вообще нет, поэтому не нужно записывать меня в адепты Вашей концепции об ущемленности корпоративных юристов.

Ваша идея о “возможности развиваться” называется, с точки зрения работодателя, банальным словом “колым”, но я еще не видел ни одного разумного работодателя, который будет поощрять такое развитие. Поэтому упрекать работодателя в том, что он за адвокатскую монополию как минимум некорректно.

Юрист, выбирая между вольным хлебом и “крепостной зависимостью”, как Вы выразились, должен принимать и понимать те условия и обязательства, в т.ч. моральные, которые влечет за собой этот выбор.

И вот в условиях корпоративного юриста колым недопустим, потому что корпоративный юрист, это юрист у которого один клиент, у которого эксклюзивные права на его услуги, если не устраивает эксклюзив или уровень оплаты, то меняй работу или иди на вольные хлеба.

Так, что после Вашего сообщения у меня сложилось впечатление, что Ваш основной тезис звучит так: “Корпоративные юристы, куда Вы смотрите Вас лишают возможности колыма!!!!”С таким же успехом адвокаты могли бы бороться за отмену запрета работать по трудовому договору».

Вадим Валерьевич Лютенков, управляющий партнер, Ярославль: “В том-то и дело Дмитрий, что Вы сами демонстрируете «крепостническое мышление» рассуждая из интересов гипотетического работодателя. Представленный Вами образ «разумного работодателя» больше относим к образу работодателя-крепостника, такой себе барин.

Который считает наемных работников своими рабами, у которых не может быть и не должно быть своих интересов. Есть работодатели, которые провозглашают: «Если ты подписал трудовой договор, все, работаешь только на меня. Все время, свободного времени не должно быть. А если ты взялся помочь кому-то в суде – это “колым”! Это страшное преступление против моих барских интересов».

Я, конечно, утрирую, но такая точка зрения достаточно распространена.

Уважаемый Дмитрий, я не буду обращаться к вопросу эквивалентности требуемого труда и выплачиваемой зарплаты, которая зачастую не эквивалентна. Но сам по себе подход, который превращает трудовой договор в аналог продажи себя в рабство по своей воле («Русская Правда») неприемлем.

Действительно разумный работодатель понимает, что наемный работник не его собственность. У наемного работника есть свои интересы. И его профессиональный рост есть первый интерес любого наемного работника.

Не каждая работа, не у каждого работодателя, может обеспечить полноценный профессиональный рост наемному юристу. И если работодатель считает, что наемный юрист должен пренебречь своими интересами в пользу интересов работодателя, то это не разумный работодатель.

Его и следует именовать: «неразумный работодатель».

При этом Вы не принимаете в расчет, что большое число юристов имеют занятость не полный рабочий день.

Что им тоже следует запретить иметь частную практику? Настоящий проект монополизации рынка юридических услуг именно и подстроен под неразумные хотелки неразумных работодателей.

Этим неразумным работодателям Минюст РФ с подачи ФПА кинул «кость» (подавитесь): «оставляем вам право эксплуатировать ваших юрисконсультов в судах, поэтому заткнитесь и не суйтесь. А все остальное адвокатам».

Поэтому я действительно считаю, что представители Минюста РФ, ФПА, НП «ОКЮР» вступили в сговор, и кулуарно готовят проект Концепции передела рынка юруслуг в пользу одной некоммерческой организации (ФПА), скрывая детали договоренностей от широкой общественности. И при этом, постоянно утверждая, что все делается во имя граждан, для их пользы.

Мой основной тезис звучит так: “Корпоративные юристы, куда Вы смотрите, Вас лишают возможности иметь доступную судебную практику! Вас превращают в «крепостных» юристов!””.

Артур Фаустович Кроликов, начальник юридического отдела, Москва: «Давайте, отнесем это к сфере трудовых отношений между юристом и его работодателем.

Даже если это в рабочее время и с использованием компа и бумаги работодателя, они разберутся в этом сами, без всяких реформ. Большое количество юристов, которые работают на полставки и имеют возможность зарабатывать на стороне с ведома работодателя.

По-вашему, любое оказание услуг вне адвокатуры – это калым. Такое ощущение, что смысл реформы вы видите в запрете калымить, то есть в запрете оказывать услуги. Со статусом я буду просто не нужен своему генеральному директору ни как партнер, ни как работник.

И мне придется присоединиться к когорте статусных адвокатов, выжимающих деньги у родителей малолетнего жулика якобы на «взятки для прокурора и судьи», заранее зная, что наказание будет условным».

Такое желание вернуть советское регулирование: нельзя зарабатывать деньги самому, все должны быть объединены в колхозы, ассоциации, должны быть стандарты, инструкции, утвержденные ценники. В этом (по ТГП) и есть роль государственного регулирования.

Нельзя ходить в суд, если ты не состоишь в адвокатуре. Нельзя писать роман, если ты не в союзе писателей. Нельзя сажать рожь, если ты не в колхозе. Нельзя подвозить людей, если ты не в таксопарке. Нельзя читать лекции, если нет ученой степени.

Адвокатура – тот же колхоз: работай внутри колхоза, но нельзя наниматься на работу в город, нельзя открывать свою фирму, нельзя заниматься другой деятельностью кроме преподавательской, нельзя быть учредителем, нельзя быть руководителем.

Зато вместо паспорта тебе – почетный статус советского колхозника!

ОБРАЩЕНИЕ:

Коллеги, практикующие юристы и юристы компаний!

В рамках общественной инициативы приглашаем вас участвовать в специально организованной группе “Обсуждение положений проекта “Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи””.

Обращаюсь именно к указанной группе юристов, так как именно наши интересы оказались не представленными в межведомственной рабочей группе по подготовке проекта «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи».

«Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи» должна ответить на все значимые вопросы данной деликатной темы.

Нельзя допустить, чтобы реформа выродилась в банальное перераспределение рынка юридических услуг в пользу одной корпорации.

Следует признать тот факт, что не только адвокаты являются участниками рынка юруслуг. Юристы, не имеющие адвокатского статуса, являются не менее значимой частью участников этого рынка.

В связи с указанными обстоятельствами, в целях формирования необходимых подходов, которые следует учитывать при реализации столь сложной и ответственной реформы, особенно в условиях кризиса, приглашаю указанных юристов принять участие в обсуждении готовящегося обращения в Минюст РФ.

Группа организована на Фейсбук: https://www..com/groups/518724518290047

Будем заниматься только вопросом участия в обсуждении основных положений проекта «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи».

Первым шагом готовим Текст жалобы в ФАС РФ на противоправные действия МЮ РФ при реализации программы “Юстиции” = переходите по ссылке.

Ссылки на темы об Адвокатской монополии:

Адвокатская монополия // Кто разработчики проекта «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи»?

Адвокатская монополия // Чего лишают корпоративных юристов?!

Адвокатская монополия // Аксель Фильгес об особенностях рынка юридических услуг Германии

Адвокатская монополия // Орфографические ошибки как неуважение к суду, или Эксцесс дисциплинарной практики?!

Адвокатская монополия // Вперед в забытое прошлое

Минюст определился с понятием «квалифицированная юридическая помощь»

Адвокатская монополия // Основной тезис Президента ФПА Юрий Пилипенко о целях

Такие инциденты не нужны никому! И в первую очередь, они не нужны самому судейскому сообществу

Источник: https://zakon.ru/comment/228125

С чего надо было начинать дискуссию об адвокатской монополии

Как узнать статут состояния судебного дела по ДТП, если мои интересы представлял юрист?

Сейчас в моде камингауты по этой жгучей тематике, портал Zakon.ru кипит от напряжения дискуссий, поэтому выскажусь и я. (Артем Карапетов уже все прекрасно описал с точки зрения экономического анализа, костов-бенефитов-парето-калдор-хикса и проч.).

Некоторое время назад я немного порассуждал на эту тему у себя в Фейсбуке, развернулась огненная дискуссия, которая мне лишь добавила аргументов. Результат моих рассуждений по теме адвокатской монополии см. ниже.

1. Мне кажется, что принципиально не правильно обсуждать саму идею монополии адвокатов (или какой-то еще группы юристов), не договорившись о том, ради чего это все делается.

Сегодня адвокатская монополия обсуждается как способ обеспечить высокий уровень юридической помощи при ведении дел в судах. Однако в такой постановке вопроса есть как минимум две ошибки. 

Во-первых, никто не доказал, что адвокаты – это действительно люди, которые способны обеспечить лучшие юридические услуги. Все-таки самый лучший способ обеспечить повышение качества услуги – это свободная конкуренция юристов между собой, в результате которой все клиенты будут ходить к хорошим юристам, а плохие юристы либо умрут с голоду, либо переквалифицируются в охранников. 

Во-вторых, (и мне кажется это самым важным) надо понять – а нам нужно-то вообще качественное представительство в суде? 

Этот вопрос кажется очень странный, но это лишь на первый взгляд. И вот почему.  

2. В действительности, ответ на этот вопрос принципиально зависит от ответа на вопрос, какой у нас гражданский (я принципиально не хочу обсуждать уголовный процесс, я в нем ничего не смыслю) процесс: профессиональный или не профессиональный.

Иными словами – должен ли истец проигрывать дело, если он неправильно его ведет с точки зрения права? Например, вместе договорного иска о возврате имущества из аренды истец предъявил виндикационный иск, ссылаясь на ст. 301 ГК РФ?

(а) Если вы хотите ответить на этот вопрос “да, истец должен проиграть”, то это означает, что процесс должен быть профессиональным, знание права имеет значение. Например, это означает, что истца должен представлять юрист, который знает (теоретически), чем отличается виндикационный иск от договорного и способен выбрать правильный иск.

Тогда и суд может требовать от истца (точнее, от его представителя), чтобы тот знал право и покарать его отказом в иске при незнании права (а представитель понесет ответственность перед клиентом за убытки, причиненные ненадлежащим исполнением договора).

(б) Если же вы считаете, что если истец доказал, что он отдал вещь в аренду, срок аренды истек, но арендатор не возвращает вещь, но при этом истец сослался виндикацию (а не норму из главы ГК об аренде), то он все равно должен выиграть (так как факты доказаны правильно, а суд и сам знает нормы права, поэтому он применит нужные), то тогда наш процесс – не профессиональный, нам не нужны юристы на стороне истца (и ответчика), так как суд знает право, и единственным юристом в суде может быть только судья.

Для меня совершенно очевидно, что если мы хотим профессиональный процесс, то адвокатская монополия нужна, так как она позволяет отсечь “неюристов”, из-за которых истцы будут проигрывать дела, от “юристов”, то есть, людей, “которые знают право” (теоретически).

Кроме того, в профессиональном процессе более строгим, разумеется, должны быть и процедурные аспекты – не принес доказательства на предварительной стадии процесса, всё, привет. В судебном разбирательстве уже никаких новых доказательств. Тем более – в апелляции.

Представитель не может врать в суде (за все эти процессуальные нарушения его должно извергать из профессии судебного юриста), ну и т.д.

Если же мы хотим процесс не профессиональный – как у нас сейчас, кстати – то никакая монополия не нужна. В суд может ходить кто угодно (хоть бухгалтер, хоть спортсмен, хоть музыкант), говорить – что угодно, это все не имеет значения для суда.

Главное в непрофессиональном процессе – установить правильно факты. А судья, знающий право, на них “наложит” нормы и вынесет решение.

3. Сегодня, как я уже говорил, процесс в целом не профессиональный.

Это подчеркивал и ВАС РФ (пленум № 10/22, многочисленные дела Президиума ВАС РФ), и вслед за ним – ВС (пленум № 25).

Идея о том, что суд квалифицирует требования истца с точки зрения права и применяет правильные нормы, в практике высших судов всегда доминировала.

Целесообразность же перехода на профессиональный процесс – это повод для отдельных рассуждений, в том числе, с точки зрения этики, экономического анализа, правовой политики и проч.

Хотя некоторый след попытки сделать процесс профессиональным все же имеется – некоторые арбитражные окружные суды придумали в свое время камарилью, которая называется “мы те, кто отказываем в иске, если истец выбрал неправильный способ защиты своих прав” (что является очевидным признаком процесса профессионального).

Ее кстати идеологически вроде бы никто в высших судах не поддерживал (хотя на практике арбитражные суды по-прежнему эту мантру тянут).

4. Таким образом, я бы понял рассуждения о целесообразности введения адвокатской монополии, если бы одновременно с этим бы шла речь о переводе нашего гражданского (или хотя бы арбитражного) процесса на рельсы процесса профессионального. Но ведь об этом никто даже не упоминает из числа сторонников монополии, как будто бы этой проблемы не существует!

Более того, как очень правильно подметили коллеги, для того, чтобы вводить профессиональный гражданский процесс, надо бы сначала заполучить профессиональный суд. А у нас с этим колоссальные проблемы. 

Я никогда не забуду одно дело Президиума ВАС, которое наглядно показало, как далеко мы от идеала профессионального гражданского процесса. 

Был предъявлен иск о регистрации перехода права (ст. 551 ГК РФ) по заключенной, но не исполненной купле-продаже. Суды отказывают в иске, со ссылкой на то, что выбран неправильный способ защиты, мол, надо бы иск о признании права собственности (что, разумеется, полный бред и глупость).

Истец, проигравший первое дело, засунув свои знания в области права куда подальше, предъявляет иск о признании права. Но второй суд говорит – это неправильный способ защиты, в иске отказать.

Истец вопиет – но я ведь правильный иск предъявлял, но проиграл! Апелляция и кассация говорят – это ваши сложности, не наши, отказать.

И только Президиум ВАС, ужаснувшись, отменяет акты по второму делу (хотя надо бы по первому), говорит, что хоть иск и не правильный, но правильный был незаконно отклонен, поэтому надо удовлетворить второй, неправильный иск (Постановление Президума ВАС РФ № 9032/11). И что, в такую судебную систему надо запустить профессиональный процесс?!

5. Я тут средствами социальных сетей запустил ание по вопросу о том, хотят ли юристы (а меня читают в основном, юристы) профессиональный процесс. Результат был ошеломляющий – нет, юристы не хотят профессиональный процесс (74%), они не хотят, чтобы в суде выигрывал тот, кто лучше знает право. Почему вдруг пчелы против меда мне, признаться, не очень понятно.

Я как юрист, разумеется, за профессиональный процесс. Я хочу, чтобы в судах побеждали те, кто лучше разбирается в праве, как материальном, так и процессуальном. Я хочу, чтобы если оппонент не раскрыл доказательства в подготовительной стадии процесса, суд запрещал ему представлять их дальше.

Я хочу, в конце концов, чтобы судебные представители носили мантии, а в идеале – и парички, как барристеры.

В итоге, я хочу, чтобы судебный юрист рассматривался как помощник, который помогает суду выбрать правильную с точки зрения материального права правовую позицию, состязаясь с оппонентом в знании права.

Но как гражданин я понимаю, что суд – это не место для интеллектуальных поединков. Это место, где фермер, который отдал трактор в аренду и ему его не возвратили, мог бы просто объяснить, что произошло, и суд бы присудил ему его трактор. Иными словами, в судах люди должны иметь возможность представлять сами себя, просто рассказывая судье о том, что произошло. И никаких юридических дуэлей!

Чуть более сложный вопрос – это вопрос процесса. Ведь если участники процесса – не профессионалы в сфере права, то требовать строгого соблюдения от них процесса было бы неверным. Например, требовать соблюдения правил раскрытия доказательств.

 Наверное, хороший аргумент в пользу профессионального процесса и монополии адвокатов – это борьба с представлением ложных доказательств и прочие процессуальные злоупотребления.

Изгнание такого судебного юриста из профессии возможно только в рамках адвокатской монополии.

6. Кстати, любопытно, что старушка Европа убегает из профессионального процесса и адвокатской монополии. Ведь профессиональный процесс – это всегда очень долго и очень дорого, в первую очередь, для истцов.

Немцы, отменившие обязательное участие адвокатов в судах первой инстанции, называют это социализацией гражданского процесса, утверждая, что суды – для общества, а не для юристов. 
Что-то похожее происходит и в Англии. Я один раз наткнулся около High Court на митинг протеста, в котором митингующие требовали доступного правосудия для людей, а не для юристов.  

В общем, тенденции современные совершенно ясны. Я помню, что иностранцы улыбались, когда я им рассказывал о наших спорах по поводу профессионального процесса, удивляясь, что они наоборот убегают от него в модель социального суда, а мы, имеющие сейчас эту модель, почему-то от нее уходим в профессиональный процесс.

7. Таким образом, если нам профессиональный процесс – рановато, да и сами юристы не хотят его, то тогда в полный рост встает вопрос – а зачем тогда обеспечивать высокий уровень представительства в суде?

Ведь если правовые доводы сторон ничего не значат для суда, так как “суд знает право”, то это автоматически означает, что задача стороны – лишь объявить о фактах дела и доказать их, если того требует бремя доказывания.

8. Для меня совершенно не убедительно звучат рассказы сторонников адвокатской монополии о том, что мол, если юрист не адвокат, то он наврет с три короба, возьмет деньги и ничего не сделает. И никакой на него управы нет. Я слышал массу таких же историй об адвокатах, и на них тоже никакой управы нет.

Рассуждения же о том, что адвокаты – это сообщество лучших юристов в России, да к тому же с точки зрения профессиональной этики – самых безгрешных, для меня смешны. Равно как и обратные утверждения противников монополии о том, что адвокаты – это сплошь тупицы и подонки.

Как и в любой социальной страте в адвокатуре как есть умнейшие и честные люди, равно как и люди, которым я при встрече не подам руки.

9. Таким образом, мне кажется, что люди, которые являются сторонниками адвокатской монополии, должны сначала разобраться, какова роль юридических аргументов в гражданском процессе. И исходя из ответа на этот вопрос либо добиваться монополии, либо отказаться от этой идеи.

10. Хочу напомнить, как продвигался в вопросе о профессиональном представительстве ВАС РФ.

Изначально все дела были разделены на две группы: простые и сложные. Простые дела (дела упрощенного судопроизводства, в которых судоговорение не считалось необходимым) должны были рассматриваться без заседаний.

Сложные дела – дела, в которых должно быть судоговорение, должны были рассматриваться (по задумке) с участием юристов, аккредитованных при судах. Аккредитация должна была выполнять, скорее, дисциплинирующую функцию.

Злоупотребляешь процессуальными правами, представляешь фальшивые документы – тебя лишат аккредитации в особом дисциплинарном производстве и выгоднят из профессии судебного юриста. Но даже ВАС РФ не поднимал вопрос о переводе арбитражного (!) процесса на рельсы профессионального процесса.

 Собственно, версия монополии light была основана  именно на идее защиты процесса от процессуальных нарушителей. Правда, мы тогда так и не придумали, что делать с представлением самого себя в деле, по-моему, идея о запрете представлять самого себя тогда не прошла даже предварительное обсуждение.

PS. Хотите, чтобы российские адвокаты выглядели так же? Будет монополия, то будем все такими же 🙂

Источник: https://zakon.ru/blog/2016/12/20/s_chego_nado_bylo_nachinat_diskussiyu_ob_advokatskoj_monopolii

Профессиональные адвокаты по ДТП

Как узнать статут состояния судебного дела по ДТП, если мои интересы представлял юрист?

  • О взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП

    Мы представляли интересы клиента в суде, который обратился с иском о взыскании с ответчика ущерба, причиненного в результате ДТП, а также дополнительных расходов (оплату юридических услуг, госпошлины, экспертизы).

    В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю нашего клиента были причинены механические повреждения.

    На момент аварии автогражданская ответственность ответчика не была застрахована по договору обязательного страхования ОСАГО.

    Для определения стоимости восстановительного ремонта истец вынужден был обратиться к независимой экспертизе, которая определила стоимость причиненного ущерба.

    Выслушав объяснения представителя истца, нашего адвоката по ДТП Малова Д.В., исследовав и оценив в совокупности письменные материалы дела, суд принял решение в пользу нашего клиента, а именно – взыскать с ответчика стоимость причиненного ущерба, стоимость оплаты юридических услуг, экспертизы, госпошлину и почтовые расходы.

    Статус дела: Дело выграно

  • О взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП

    Мы представляли интересы клиента в суде, который обратился с иском о взыскании с ответчика ущерба, причиненного в результате ДТП, а также дополнительных расходов (оплату юридических услуг, госпошлины, экспертизы).

    В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю нашего клиента были причинены механические повреждения.

    ДТП произошло вследствие нарушения ответчиком Правил дорожного движения. На момент аварии автогражданская ответственность ответчика не была застрахована по договору обязательного страхования ОСАГО.

    Для определения стоимости восстановительного ремонта истец вынужден был обратиться к независимой экспертизе, которая определила стоимость причиненного ущерба.

    Выслушав объяснения представителя истца, нашего адвоката по ДТП Малова Д.В., исследовав и оценив в совокупности письменные материалы дела, суд принял решение в пользу нашего клиента, а именно – взыскать с ответчика стоимость причиненного ущерба, стоимость оплаты юридических услуг, экспертизы, госпошлину и почтовые расходы.

    Статус дела: Дело выграно

  • Взыскание ущерба и компенсация морального вреда, причиненного во время ДТП

    Наш адвокат по делам о ДТП Малов Д.В. представлял в суде интересы ответчика по исковому заявлению о возмещении истцу вреда здоровью, причиненного в результате ДТП.

    Из материалов дела следует, что истице был причинен тяжкий вред здоровью в результате того, что водитель совершил столкновение с автомобилем нашего клиента, после чего автомобиль под его управлением совершил наезд на заявителя, находящегося в тот момент на тротуаре возле пешеходного перехода.

    Наш клиент был признан виновным в совершении преступления и с него была взыскана в пользу истицы компенсация морального вреда и материального ущерба.

    Между тем, по заявлению истицы, она понесла дополнительные расходы на медицинское лечение (восстановление здоровья), которые и желает взыскать с ответчика. Получала медицинские услуги она в платной клинике.

    Согласно законодательству, потерпевший нуждается в дополнительных расходах на лечение в случае, если не имеет права на их бесплатное получение.

    Нашим адвокатом Маловым Д.В. были представлены доказательства суду, согласно которым нуждаемости в платном прохождении лечения у истицы не было. Также доказательств того, что истица не имела возможности получить бесплатное лечение с ее стороны предоставлено не было.

    Изучив письменные материалы дела, выслушав доводы представителя ответчика, суд принял решение в пользу нашего клиента – отказать истцу в возмещении дополнительных расходов на лечение.

    Статус дела: Дело выграно

  • О взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП

    Мы представляли интересы клиента в суде, который обратился с иском о взыскании с ответчика ущерба, причиненного в результате ДТП, а также дополнительных расходов (оплату юридических услуг, госпошлины, экспертизы).

    В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю нашего клиента были причинены механические повреждения.

    Страховой компанией была выплачена сумма, которая оказалась значительно ниже, чем сумма оценённого независимой экспертизой ущерба. Поэтому истец обратился в суд заявлением о выплате дополнительных расходов с ответчика.

    Выслушав объяснения представителя истца, нашего адвоката по ДТП Малова Д.В., исследовав и оценив в совокупности письменные материалы дела, суд принял решение в пользу нашего клиента, а именно – взыскать с ответчика дополнительные расходы на восстановление ущерба, стоимость оплаты юридических услуг, экспертизы, госпошлину.

    Статус дела: Дело выграно

  • О взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП

    Мы представляли интересы клиентки в суде, которая обратилась с иском о взыскании с ответчика ущерба, причиненного в результате ДТП, а также дополнительных расходов (оплату юридических услуг, госпошлины, экспертизы).

    В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю нашей клиентки были причинены механические повреждения. Выслушав объяснения представителя истца, нашего адвоката по ДТП Малова Д.В.

    , исследовав и оценив в совокупности письменные материалы дела, суд принял решение в пользу нашего клиента, а именно – взыскать с ответчика расходы на восстановление ущерба, стоимость оплаты юридических услуг, экспертизы, госпошлину.

    Статус дела: Дело выграно

  • О взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП

    Мы представляли интересы клиента в суде, который обратился с иском о взыскании с ответчика ущерба, причиненного в результате ДТП, а также дополнительных расходов (оплату юридических услуг, госпошлины, экспертизы).

    В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю нашего клиента были причинены механические повреждения.

    Истцом заявлено требование о взыскании причиненного ущерба, поскольку страховой компанией не был возмещен ущерб в полном размере.

    Выслушав объяснения представителя истца, нашего адвоката по ДТП Малова Д.В., исследовав и оценив в совокупности письменные материалы дела, суд принял решение в пользу нашего клиента, а именно – взыскать с ответчика дополнительные расходы на восстановление ущерба, стоимость оплаты юридических услуг, экспертизы, госпошлину.

    Статус дела: Дело выграно

  • О взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП

    Мы представляли интересы клиента в суде, который обратился с иском о взыскании с ответчика ущерба, причиненного в результате ДТП, а также дополнительных расходов (оплату юридических услуг, госпошлины, экспертизы).

    В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю нашего клиента были причинены механические повреждения.

    Истцом заявлено требование о взыскании причиненного ущерба, поскольку страховой компанией не был возмещен ущерб в полном размере.

    Выслушав объяснения представителя истца, нашего адвоката по ДТП Малова Д.В., исследовав и оценив в совокупности письменные материалы дела, суд принял решение в пользу нашего клиента, а именно – взыскать с ответчика дополнительные расходы на восстановление ущерба, стоимость оплаты юридических услуг, экспертизы, госпошлину.

    Статус дела: Дело выграно

  • О взыскании ущерба в связи с повреждением автомобиля

    Истец обратился в суд с заявлением о взыскании материального ущерба в связи с повреждением принадлежащего ему автомобиля, а также дополнительных расходов на юридические услуги и госпошлину. В результате ДТП, причиной которого стал наезд на препятствие – люк смотрового колодца, вина в ненадлежащем содержании которого возложена на организацию «Мосводосток».

    Представитель истца – наш адвокат по ДТП Малов Д.В. исковые требования поддержал в полном объеме. Выслушав представителя ответчика, изучив материалы дела, суд принял решение в пользу нашего клиента: взыскать с организации материальный ущерб и прочие юридические расходы.

    Статус дела: Дело выграно

  • О взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП автомобилю скорой медицинской помощи

    Организация, которой принадлежал автомобиль скорой медицинской помощи обратилась с исковым заявлением в суд о возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП. На момент ДТП гражданская ответственность ответчика застрахована не была, в связи с чем истец просил взыскать с ответчика стоимость восстановительного ремонта, расходы по оплате экспертизы и прочие юридические расходы.

    Представитель истца – наш адвокат по ДТП Малов Д.В. исковые требования поддержал в полном объеме. Выслушав представителя ответчика, изучив материалы дела, суд принял решение в пользу нашего клиента: взыскать с ответчика материальный ущерб и прочие юридические расходы.

    Статус дела: Дело выграно

  • О взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП автомобилю организации

    Организация, которой принадлежал автомобиль, обратилась с исковым заявлением в суд о возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП. Виновником ДТП был признан ответчик и привлечен к административной ответственности.

    На момент ДТП гражданская ответственность ответчика застрахована не была, в связи с чем истец просил взыскать с ответчика стоимость восстановительного ремонта, расходы по оплате экспертизы и прочие юридические расходы.

    Представитель истца – наш адвокат по ДТП Малов Д.В. исковые требования поддержал в полном объеме. Выслушав представителя ответчика, изучив материалы дела, суд принял решение в пользу нашего клиента: взыскать с ответчика материальный ущерб и прочие юридические расходы.

    Статус дела: Дело выграно

  • Источник: https://advokat-malov.ru/po-dtp.html

    Автоправо
    Добавить комментарий