Как поступить после избиения группой лиц в моем доме, если одного из них узнала моя девушка?

Что делать, если бьет муж: откровения жертв домашнего насилия

Как поступить после избиения группой лиц в моем доме, если одного из них узнала моя девушка?

С 8 по 10 марта в городах России и Белоруссии пройдет благотворительная акция “Не виновата” в поддержку женщин, переживших домашнее насилие.

В рамках акции проведут различные концерты и творческие мероприятия, вся прибыль от которых будет направлена фондам поддержки женщин, столкнувшихся с такой ситуацией.

Две смелые героини поделились с порталом Москва 24 своими сокровенными историями и рассказали о страшных годах жизни с мужем-тираном.

Ангелина, терпела побои в течение 3,5 года

предоставлено героиней материала

С ним мы познакомились в интернете в 2012 году, но не на сайте знакомств, а в группе в соцсети, где обсуждали политику.

В одном из острых споров, который разразился онлайн, за меня вступился парень, потом мы перешли на общение в “личке”. Мне тогда было 23 года, а ему 31. Общались в основном на политические темы, но потом он пригласил меня встретиться.

Я приехала просто пообщаться с соратником по взглядам, а он подарил цветы и сказал, что я ему понравилась.

Через какое-то время мы стали встречаться, но так как жили в разных городах, виделись только один раз в месяц, остальное время – онлайн. Внешне он мне не очень нравился, но подкупало то, что он уважал меня, понимал и не требовал ничего в сексуальном плане, зная, что я следовала принципу не спать до свадьбы.

Тем не менее, тревожные “звоночки” были уже тогда. Сам по себе он человек агрессивный, грубый, мог наорать без повода. Например, если у него машина не заводилась, а я что-то говорила в этот момент, у него вспыхивала агрессия.

При этом он открыто рассказывал, как бил первую жену и потом другую девушку, с которой был в отношениях. Но так как он говорил, что обе были гулящие, у меня тревоги не возникало: думала – ну я же не такая!

Предложения руки и сердца как такового не было, мы просто отдыхали на море, и он сказал, что по возвращении домой мы подаем документы в ЗАГС.

Помимо того, что мне уже хотелось семью, детей и переехать в город покрупнее, где он как раз жил, давил еще один серьезный аспект: я была ему должна. Мы с мамой брали кредит в банке и не могли его погасить.

Нас сильно жали коллекторы, тогда он взял и оплатил долг.

Так, через год после знакомства мы поженились. Любви не было. Даже помню, что перед тем, как ехать выбирать свадебное платье, я сидела на вокзале и плакала. А под конец еще узнала, что он пьет, хотя и обещал, что в семейной жизни с этим завяжет.

Накал страстей начался уже с первого дня совместной жизни, были какие-то оскорбления, он постоянно требовал, чтобы я заступалась за него в конфликтах в интернете. Потом он выпивал и предъявлял претензии: “Ты мямля, лохушка, и слова за меня не можешь сказать”.

Постоянные побои начались уже через пять месяцев. Он мог избить за какие-то мелочи: чай долго несла или картошку порезала мельче, чем он любит. А если мне в соцсети кто-то написал “привет”, ему прямо крышу срывало, так сильно начинал ревновать.

Любой разговор, даже о музыке, мог вызвать агрессию, много скандалов также возникало на фоне пьянок.

Как-то на одном из праздников опять затронули национальную тему, и он вскипел. Взял торт со стола и бросил его на пол. Потом он набросился на меня, я стала убегать в другую комнату, а он догнал и ударил меня по лицу. Из губы потекла кровь.

Дальше такие ситуации стали повторяться все чаще, он уже не мог остановиться.

Я пыталась с ним разговаривать, выяснить, в чем проблема? Он ответил, что “пока побоев не было, то и не хотелось, а теперь сам понимаю, что когда срываюсь, то уже не могу остановиться, так и с прошлыми женщинами было”.

Он понимал, что это уже проблема, но на мои предложения пойти к психологу или наркологу отвечал отказом: “Не хватало еще, чтобы я до такого опустился”.

Он мог издеваться надо мной на протяжении нескольких часов подряд. Унижал, садился на меня, избивал, в основном по голове. Потом кровь из носа шла.

После очередного раза у меня было сотрясение мозга и ушиб тройничного нерва, синяки по всему телу. Я хотела уйти, но он слезно извинялся, говорил, что любит и не может без меня, называл себя мразью и сволочью. В итоге я его простила, не ушла тогда. В течение года были побои и примирения, а еще через год я забеременела, стала зависимой от него, а он стал вообще неуправляемый.

Два раза после сильных побоев я ходила к врачу, но при этом никогда мужа не выдавала. Выдумывала истории: упала во дворе, неизвестные ограбили на улице. Ни в центры помощи, ни в полицию я не обращалась.

Как-то в очередной раз он меня побил, а на утро сказал: “Интересно, а как это, жить и знать, что тебя в будущем отп**дят?”. Тогда я поняла, что он не собирается меняться. Последней каплей стали разборки на очередном семейном празднике. Это было уже при его родителях.

Отец тогда с ним разговаривал, объяснял прописные истины, но все без толку.

В итоге целых 3,5 года я терпела побои. Друзья про это знали, советовали уходить и даже предлагали его наказать, но я была против. Через год после рождения дочери мы разошлись.

Хотя развод он до сих пор не дает, считает, что мы муж и жена. Иногда, когда захочет, может потащить меня куда-то. Пока был на заработках, присылал алименты, но сам говорит, что это не алименты, мы семья.

При этом дочку он не видит, не интересуется, как она – ему все равно.

У меня и так была низкая самооценка, а сейчас вообще ниже некуда. Психика не выдерживает, срываюсь на всех. На мне ведь все: съемная квартира, мама на пенсии, ребенок, животные.

Сейчас работаю завхозом, но параллельно учусь на педагога, когда закончу, собираюсь устроиться в отдел по делам несовершеннолетних.

Осталось продержаться три месяца, там и зарплата хорошая будет, и не придется унижаться за помощь, чтобы кормить семью.

Ольга, терпела побои 8 лет

(имя изменено по просьбе героини)

предоставлено героиней материала

Мы познакомились 10 лет назад через общих друзей, когда пришли к ним в гости. Сначала все было романтично, фактически любовь с первого взгляда, и в принципе никаких тревожных знаков я не замечала. Отношения закрутились так быстро, что мы стали встречаться, и через полтора месяца я уже забеременела.

Сначала он вроде был рад, но потом оказалось, что он не готов принимать проблемы, возникавшие в процессе беременности. У меня был токсикоз, не всегда хорошо себя чувствовала, в итоге появилась необходимость лечь в больницу на сохранение. Тогда он начал как-то странно себя проявлять и требовать, чтобы я была такой же, как и в момент знакомства.

Он стал сам решать, ложиться мне в больницу или нет, потом запретил общаться с друзьями, потому что ему не нравились их советы. Уже тогда он старался все контролировать, начал читать мои письма, слушать все телефонные разговоры, запрещал ставить пароли и требовал, чтобы я ему все рассказывала. Причем считал, что делает это из хороших побуждений и во благо семьи.

На тот момент я училась, а он, будучи на четыре года старше, уже работал. Во время беременности мне пришлось взять академический отпуск, но после рождения ребенка он обратно на учебу меня не пустил.

Он запер дверь и сказал: “Все, твой институт закончен, теперь работать тебе не надо, это буду делать я. А твое дело сидеть, борщи варить, за ребенком ухаживать и делать все, что я скажу”.

На работу тоже не давал устраиваться, однажды разбил мой телефон, чтобы я больше не смогла договариваться о собеседованиях. Потом разбил ноутбук, когда ему не понравилось одно письмо. Причем письмо было от подруги, где она просто вспоминала одного нашего общего знакомого. Он принял это как личное оскорбление, а с представителями мужского пола вообще запретил общаться.

Позже он стал звонить моим друзьям и подругам, что-то им говорил, после чего мое с ними общение прекращалось. Скорее всего, он серьезно запугивал людей, вплоть до угроз родственникам и убийства.

С родителями мы тоже не общаемся, потому что они изначально были против нашей женитьбы. Таким образом, года через два я уже не общалась ни с кем из “внешнего мира”.

Просто смирилась с этим в какой-то момент и поняла, что если не делать лишних звонков и слушать его, то все будет более-менее ничего.

Но потом он стал драться, бить меня. Сначала это было не сильно: где-то толкнул, еще что-то. Но потом он стал чаще пить и через 2,5 года после женитьбы, прямо на Новый год, он устроил драку. Причем с нами была его мама, которой тоже досталось. Его взбесило то, что мы с мамой спокойно попросили его больше не пить. Мы пытались его остановить, но это было бесполезно.

После второго случая побоев я обратилась в полицию, но они отказали в возбуждении уголовного дела, потому что было недостаточно доказательств, что это сделал муж. По идее там проходили статьи 116 и 119 (ст. 116 УК РФ “Побои”, ст. 119 УК РФ “Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью”.

– Прим. ред.). Когда пришел участковый, муж сказал, что ничего подобного в семье не происходит, что он “не бьет и нормально себя ведет, но может быть иногда наказывает”, – это так у него называется. А после разговора с участковым ситуация в семье еще сильнее ухудшилась, муж стал вообще неуправляемым.

Когда он разбил мне нос, я ходила в травмпункт, но испугалась сказать, что это побои, ведь если бы там завели уголовное дело, мне бы не поздоровилось. Я боялась, что если это всплывет, он может просто меня убить.

Он запирал меня дома, пока синяки от побоев не заживали. Главным было, чтобы соседи этого не увидели. И старался бить так, чтобы следов было не видно, в основном по голове. Самое страшное, что в доме был маленький ребенок, который все это видел.

Он тоже папу боялся, садился, закрывал уши, глаза, и пытался на все это не смотреть. Мне было очень тяжело, но огородить его от этого я никак не могла. Потом снова были обращения в полицию, но в какой-то момент я потеряла надежду, что они мне помогут.

Пыталась сама поговорить с ним по-хорошему, но он просто не слышал.

Его агрессия могла наступить в любой момент: мог побить за то, что я забыла поперчить мясо, или сломать ребенку планшет за то, что он не пошел чистить зубы по первому требованию. Вдобавок вспоминал мне какие-то старые обиды и бил еще и за это. Скандалы и драки происходили волнами: то возникали, то утихали. Но в последний год периодов затишья практически не было.

Я терпела все это в течение восьми лет, но в какой-то момент районный психолог, к которому я ходила, поняла, что ситуация не меняется, и посоветовала обратиться в Кризисный центр помощи женщинам и детям. Она сама позвонила и сообщила, что мы можем туда приезжать. Тогда мы с ребенком собрали вещи, подождали, пока он уйдет, и вышли.

Сейчас, находясь в центре, я чувствую психологическое облегчение, со мной разговаривают специалисты, с ребенком также ведется работа, индивидуально и в группе. Хотя муж знает, где мы.

Уже звонил и говорил, что мы его позорим, что у нас в семье все нормально, и мы должны вернуться обратно. Но понятно, что ничего не изменится. Перед тем, как уйти, я уже подала заявление на развод.

Сейчас идет бракоразводный процесс, а я определяюсь, где мы будем жить и куда устроиться работать.

Оглядываясь назад, я понимаю, что надо было уходить раньше, когда уже начался контроль, даже еще не побои. Женщинам, находящимся в подобных ситуациях, обязательно нужно обращаться в полицию, но безопаснее делать это уже из кризисного центра. Рисковать не следует, ведь такие люди могут действительно покалечить, если не убить.

Куда обращаться, если вы стали жертвой домашнего насилия

depositphotos/ djedzura

В Москве при Департаменте социальной защиты населения действует “Кризисный центр помощи женщинам”, это единственное государственное учреждение в столице, основным направлением деятельности которого является помощь в подобных ситуациях.

Стационарные отделения кризисного центра предоставляют 70 койко-мест на временное проживание женщинам (одной или с ребенком), пострадавшим от психофизического насилия в семье.

Помимо государственного центра, помощь женщинам оказывают и различные некоммерческие организации.

Если стационар города принимает только москвичей, то на “телефон доверия” (8-499-977-20-10 или 8-488-492-46-89) могут позвонить женщины из любой точки страны. Ежедневно на “телефон доверия” и “горячую линию” (стационар) поступает около 25 звонков. Всего с 2014 по 2018 гг.

за психологической помощью женщинам и детям в Центр поступило более 44 тысяч очных обращений и почти 24 тысячи обращений на “телефоны доверия”. Примерно 10–15% позвонивших женщин решаются обратиться в центр и пройти реабилитацию.

Жители других городов перенаправляются в профильные государственные или некоммерческие организации по месту проживания.

Как отмечают специалисты Кризисного центра, физическому насилию, как правило, предшествует длительное психологическое насилие в виде постоянных оскорблений, насмешек, критики любого мнения женщины и так далее. Поэтому в первую очередь женщине в такой ситуации необходимо обратиться за квалифицированной помощью к психологу.

Если вы подверглись физическому насилию в семье (это относится и к тем случаям, когда следов побоев на теле не видно), необходимо продумать план безопасности себя и детей, обратиться за квалифицированной помощью в Кризисный центр помощи женщинам и детям.

При получении телесных повреждений (рассечение кожных покровов, переломы, гематомы и других) в результате физического насилия в семье, необходимо обратиться в полицию, документально зафиксировать побои и повреждения, а также найти убежище, чтобы изолировать себя от обидчика.

Если женщина получает убежище в стационаре, то ей незамедлительно оказывают психологическую, медицинскую, социальную помощь. Если решает укрыться у родственников, то она также может обратиться за помощью в Кризисный центр.

Это относится ко всем пострадавшим, включая свидетелей насилия, чаще всего это дети.

Источник: https://www.m24.ru/articles/obshchestvo/07032019/154896

Как излечить психологические травмы детства и психологические комплексы

Как поступить после избиения группой лиц в моем доме, если одного из них узнала моя девушка?

Цель любой психотерапии – помочь отбросить прошлое, хорошее оно или плохое, и отбросить хорошее или плохое будущее, чтобы просто быть. Быть – значит развивать свою уникальность, свою способность быть живым, всем тем, кто ты есть, здесь и сейчас. (с)
/Карл Витакер/

Сегодня мы поговорим о психологических травмах, иногда, в житейской психологии, последствия этих травм называют «психологическими комплексами».

И в первую очередь речь пойдет о детских психологических травмах и о том, какое влияние они оказывают на дальнейшую взрослую жизнь.

Психологическая травма – реактивное психическое образование (реакция на значимые для данного человека события), вызывающее длительные эмоциональные переживания и имеющее длительное психологическое воздействие.

Причины психологической травмы

Причиной травмы может стать любое значимое для человека событие, а источников существует огромное количество:
Семейные конфликты. 1.    Тяжёлые болезни, смерть, гибель членов семьи. 2.    Развод родителей. 3.    Гиперопека со стороны старших. 4.    Холодность внутрисемейных отношений и отчуждение.

5.    Материально-бытовая неустроенность.

Знает ли человек о своих психологических травмах? Одного знания оказывается недостаточно. Люди обращаются за психологической помощью относительно своих негативных переживаний или неконструктивных способов поведения, но не связывают свое нынешнее состояние с психологическими травмами, особенно детскими.

В большинстве случаев психотравмирующее воздействие носит неявный, скрытый характер.

Речь идет, как правило, о неспособности ближайшего окружения, прежде всего матери, обеспечить для ребенка атмосферу доверия и эмоциональной защищенности.

Травмирующая ситуация может скрываться за внешне вполне благополучной домашней обстановкой, в частности, за ситуацией гиперопеки и гиперпротекции, когда никто даже и не подозревает о том, что в отношениях родителей с детьми не хватает очень важных чувственных и поведенческих компонентов.

Значимые родительские фигуры часто сами страдают различными формами личностных расстройств, постоянные конфликты в семье, напряженные отношения, признаки домашнего и психологического насилия препятствуют полноценному эмоциональному взаимодействию в семье и, как следствие, – нормальному психическому развитию потомства.

Жизненные сценарии

Известный психолог Эрик Берн предложил идею о «жизненных сценариях», которые диктуют нам наши поступки и наше поведение в целом.

Это бессознательный жизненный план, который мы позаимствовали у родителей, и который создает нам иллюзию контроля над ситуацией и жизнью.

Обычно к 7 годам этот сценарий уже заложен, и в дальнейшем человек строит свою жизнь во многом обусловленный влиянием этого бессознательного сценария.

Решая свои жизненные проблемы, человек вынужден решать проблемы своих родителей, своих бабушек и дедушек.

Нужно понимать, что это не детальная точная копия родового сценария, но общее направление и постоянная работа над ошибками, своими и своих предков.

Эта ситуация усугубляется в детстве директивными посланиями родителей своему ребенку, когда родители из «благих намерений» внушают своему чаду установки как нужно жить.

Директива – это скрытое приказание, неявно сформулированное словами или действиями родителя, за неисполнение которого ребенок будет наказан.

Не явно (поркой или подзатыльником, молчаливым шантажом или руганью), а косвенно — собственным чувством вины перед родителем, давшим эту директиву. Причем истинные причины своей вины ребенок не может осознать без посторонней помощи. Ведь именно исполняя директивы, он чувствует себя “хорошим и правильным”.

Негативные установки (директивы)

Главной директивой, в которую можно было бы включить все остальные, является:
“Не будь самим собой”. Человек с этой директивой постоянно неудовлетворен собой. Такие люди живут в состоянии мучительного внутреннего конфликта. Остальные приведенные ниже директивы поясняют это.

Вот краткие примеры таких директив (их можно насчитать десятки и очень подробно разбирать каждую из них):
“Не живи”. Как много проблем ты нам принес, появившись на свет.
“Не верь самому себе”. Мы лучше знаем, что тебе нужно в этой жизни.
“Не будь ребенком”.

Будь серьезным, не стоит радоваться. И человек, став взрослым, никак не может научиться полноценно отдыхать и расслабляться, так как чувствует вину за свои “детские” желания и потребности. Ко всему прочему, у такого человека стоит жесткий барьер в общении с детьми.
“Не чувствуй”.

Это послание может передаваться родителями, которые сами привыкли сдерживать свои чувства. Ребенок приучается “не слышать” сигналы своего тела и души о возможных неприятностях.
“Будь самым лучшим”. Иначе ты не сможешь быть счастлив.

А так как невозможно быть самым лучшим во всем, то и не видать этому ребенку счастья в жизни.
“Никому нельзя верить, – уж вы мне поверьте!”. Ребенок приучается к тому, что окружающий мир является враждебным и выживает в нем только хитрый и вероломный.
“Не делай!”.

В результате ребенок боится принимать какие-либо решения самостоятельно. Не зная, что безопасно, испытывает трудности, сомнения и чрезмерные опасения в начале каждого нового дела.

Но насколько сильно влияют психологические травмы на сегодняшнюю жизнь?

Я лишь приведу два примера, которые подтверждены научными исследованиями, хотя исследований гораздо больше. Всемирная организация здравоохранения провело исследование среди людей, у которых в детстве были какие-либо психологические травмы. Оказалось, что таким людям гораздо труднее сделать карьеру, чем тем, у кого в детстве не было сильных эмоциональных потрясений.

Оказывается, расстройства психики в детстве приводят к замедлению социального развития человека – ему становится сложнее заводить друзей, адаптироваться к новым коллективам и уживаться с людьми.

По словам доктора Норито Каваками из университета Токио, возглавлявшего научную группу, которая проводила исследование, ученые нашли четкую взаимосвязь между случавшимися в детстве депрессиями, недостатком внимания, пережитыми случаями физического или психического насилия и низким уровням достатка во взрослой жизни.

Результаты эксперимента справедливы и для мужчин, и для женщин. В ходе исследования были опрошены почти 40 000 человек из 22 стран, в возрасте от 18 до 64 лет.

Ученые собирали информацию об уровне дохода, общественном положении, образовании каждого респондента, и при этом уточняли данные о состоянии психического здоровья опрошенных, начиная с рождения.

Действительно, детские горести рождают желание замкнуться, отгородиться от мира, а успешную карьеру в большинстве случаев невозможно сделать в затворничестве…

Другое исследование проведенное специалистами из центра здоровья «BioMed Central» и опубликованное в журнале «Substance Abuse Treatment, Prevention, and Policy».

Так в исследовании, проведенном под руководством доктора Тары Штрайн (Tara Strine) показано, что неблагоприятные события детства эмоциональные, физические или сексуальные травмы, могут стать причиной развития никотиновой зависимости.

И в этом случае, лечение сигаретной аддикции необходимо начинать с терапии детских травм.

В исследовании приняло участие больше чем 7000 человек, приблизительно 50% из которых – женщины.

Принимая во внимание ранее выявленные факторы риска, такие как употребление алкоголя и курение родителей, физические и эмоциональные травмы, произошедшие в детстве, достоверно заняли первое место в группе риска. Однако подобная картина наблюдалась только в женской выборке.

Так женщины, в анамнезе которых, были выявлены травмирующие события детства, в 1,4 раза чаще подвержены данному пристрастию. У мужчин же, как полагают исследователи более широкий диапазон защитных и компенсаторных механизмов, которые еще только предстоит изучить.

Результаты исследования показывают, что механизмом, провоцирующим связь между детскими травмами у женщин и тягой к табаку, является психологический стресс. Особенно велик риск у тех, кто пережил эмоциональное или физическое насилие.

Что же делать с детскими психологическими травмами?

Все мы родом из детства, поэтому несем в себе большое количество болезненных переживаний и неосознанных ран, которые всячески будут препятствовать здоровому гармоничному развитию личности человека.

Эти переживания могут быть самыми разными и сопровождаться различными чувствами: вины, стыда, тревоги, страха, неполноценности, потерянности, недоверия, бессмысленности своего существования и пр. Чувство боли «защищает» от осознания этих травм, и человек искренне считает это своей особенностью характера.

Потому что осознание приведет к необходимости пересмотра и переоценки слишком многих вещей в своей жизни. Здесь появляется страх, который сознательно и бессознательно препятствует излечению, блокирует его.

Волевым усилием не избавиться от подобного страха, потому что расплатой за подобное усилие будет служить усиление контроля, и потеря своей витальности и жизненной энергии.

Многие виды психотерапий (в том числе гештальт-терапия) занимаются тем, чтобы человек развивал свою спонтанную способность к жизни, преодолевал барьеры и стереотипы, заложенные в прошлом.

Характерной психологической особенностью славянского менталитета является то, что люди у нас терпят «до последнего». Что бы не случилось, мы будем «мужественно» терпеть, сносить, держать в себе до конца. Н. Тихонов писал о таких людях: “Гвозди бы делать из этих людей! В мире бы не было крепче гвоздей”!!!

На приеме у психолога или в психологической группе можно встретить молодых женщин, сломленных своими психологическими травмами, с блеклыми лицами, пустыми глазами и опущенными плечами.

Некоторые из них выглядят совершенно безжизненно, раздавлено, обескровлено. Другие же напротив – настолько беспокойны и невротически возбуждены, что неспособны сосредоточиться на актуальном состоянии.

Но все они помнят себя другой, не похожей на теперешнюю и не понимают как они стали такой.

Учиться заботиться о себе

Внутренний психологический комфорт является сегодня одним из определяющих понятий современной жизни. Оказывается “ухаживать” за собой нужно не только снаружи, но и внутри. И достижения современной психологии достаточно легко и быстро позволяют делать это (это то, чего мы были лишены вплоть до 90х годов 20 века).

К сожалению, многие люди у нас в стране относятся к этому с непониманием и недоверием, предпочитая терпеливо мучиться и страдать, полагая, что всё пройдёт само, думая, что к психологам, психотерапевтам и психоаналитикам только “психи” ходят лечиться. Но сегодня к психологам обращаются современные, умные люди, которые испытывают определенное личностно-психологические проблемы.

Сегодня с помощью хорошего специалиста можно полностью освободить свой внутренний мир от нежелательных, мучительных последствий: – любой эмоционально-душевной травмы, – любой психотравмирующей ситуации, имевшей место в жизни (независимо от срока давности), – любых тяжёлых или острых психоэмоциональных переживаний или воспоминаний,

– любых эмоционально-шоковых потрясений.

Обращайтесь ко мне за помощью, буду рад Вам помочь!

почитать другие статьи на этом сайте:
о чувстве зависти
о запретных чувствах
эгоистическое чувство материнства
когда плачет клоун? (детские травмы)

Источник: https://adnosiny.by/psihologiya/detskaya-psihologicheskaya-travma

Доносчик или ребенок в беде? Что делать родителям, если их дети ябедничают

Как поступить после избиения группой лиц в моем доме, если одного из них узнала моя девушка?

Раньше ябеды зачастую становились изгоями. Но последнее время дети все чаще жалуются взрослым на свои проблемы с ровесниками. Что же делать родителям в таких случаях?

Иллюстрация: Марина Савицкая

Вот такое письмо пришло по почте недавно.

Пишет читательница Арина из Украины:

«…появился вопрос по взаимодействию с детьми. А именно — о том, как быть мне и ребенку, если он склонен ябедничать.Мой сын всегда предпочитает привлекать взрослых к решению конфликтов с детьми. Например, мы гуляем с подругой и детьми, у нас сыновья ровесники.

Сын подруги — парень активный и веселый, хулиган, в хорошем смысле этого слова.И он в шутку может сказать сыну какую-то глупость. Сын обижается. И вместо того, чтобы отшутиться в ответ или попросить прекратить, или еще как-нибудь решить конфликт напрямую с приятелем, сын бежит жаловаться его маме и мне.

Я всегда прошу его самого решать такие вопросы: объяснить “мне не нравится, не делай так, пожалуйста” или сказать “сам дурак”, или, на худой конец, “прекрати, а то стукну”. Но он не хочет решать такие вопросы сам.Написать вам меня сподвигла история, которая произошла вчера.

Детей попросили принести в класс сменную обувь. У нас сейчас все еще 25 градусов тепла, в классе жарковато.

Я дала сыну с собой легкие тканевые туфли на липучке (он ходил в подобных в сад 3 года подряд). Они объективно выглядели нормально, не были девчачьими, и вообще он сам их выбрал. Но оказалось, что всем остальным ребятам в классе дали с собой кроссовки, кеды и кожаные туфли. То есть более “крутую” обувь.

Поэтому один мальчик начал смеяться над обувью моего сына. Сын пошел жаловаться учительнице, учительница отчитала мальчика. И сын рассказал мне эту историю и сказал, что он больше в этих туфлях не пойдет. И я дала ему с собой другую “нормальную” обувь.

Простая история, но в ней мне непонятно, как относиться к тому, что ребенок ябедничает.

Я думаю, что дети не любят ябед, и решать вопрос напрямую с обидчиком более правильно с точки зрения уважения окружающих. Вместе с тем решать самому, вероятно, менее эффективно.

Подскажите, пожалуйста, как относиться к “доносам”, если для меня главная ценность школы — это отношения в коллективе?Насколько вероятно, что ябеда интегрируется в коллектив и над ним не станут смеяться еще больше?

Или как убедить ребенка, что такие небольшие проблемы он может и должен решать сам?»

Арина в своем письме также упомянула, что в моем многолетнем блоге про тему ябедничества, кажется, никогда ничего не было. Я повспоминала и поняла, что читательница, по всей видимости, права: действительно, никогда и ничего.

Почему же так? Ведь тема-то важная и наверняка так или иначе, в том или ином периоде развития ребенка волнует многих родителей, а сформировать и проговорить свое отношение к проблеме приходится и вовсе практически всем родителям, даже если их ребенок никогда не ябедничает.

Благодаря Арине я задумалась над этим вопросом и поняла, что причина моего «неписания», по всей видимости, очень проста: далеко не все в этой теме ясно для меня самой. Поэтому предлагаю: давайте сегодня попробуем разобраться вместе.

Полвека назад я росла в мире, где семейное и общественное отношение к доносам и ябедам было вполне однозначным.

Моя бабушка по этому поводу всегда говорила нечто по ощущению средневековое: «Доносчику — первый кнут!» Выражение ее лица при этом было таким сложным, что все было ясно.

Лишь много лет спустя я узнала, что приблизительным истоком этой народной пословицы было российское Соборное уложение XVII века.

Здесь надо понимать, какую эпоху только что пережили все взрослые люди, окружавшие мое взросление.

Моего собственного дедушку арестовывали два раза, оба раза по доносам: один раз в 1934-м (разобрались и выпустили), второй раз перед самой войной (он был видным геологоразведчиком — через два месяца опять выпустили и услали в долгую экспедицию).

После войны его уже не трогали — возможно, лишь потому, что в войну он горел в танке и остался неходячим инвалидом первой группы, хотя и продолжал удаленно работать в бухгалтерии родной геологоразведки. Так что отношение бабушки и ее сверстников к доносам, пусть даже к детским, никакого удивления не вызывало и не вызывает, не так ли?

Я и мои сверстники принимали все это как данность, хотя наша молоденькая первая учительница усиленно пыталась насаждать доносы. Уходя куда-нибудь из класса, она прямо говорила: вот ты и ты будете следить, чтобы детки вели себя хорошо, а кто будет баловаться, тех запишете и потом мне скажете.

Надо сказать, что особого успеха ее тактика не имела, и, возвращаясь, она неизменно слышала от назначенных:

— Все дети вели себя хорошо!

Уважение коллектива казалось потенциальным ябедам важнее.

Однако потихоньку и не на глазах у всех некоторые девочки у нас в классе той же учительнице «стучали», нам это было доподлинно известно и всегда вызывало презрение.

Как ни странно, в этом вопросе у нас существовал половой диморфизм. Если ябедничала девочка, говорили: дура-ябеда! Если мальчик, градус презрения был выше и говорили: подлец! В результате мальчики ябедничали намного реже девочек.

По мере нашего взросления тема вообще закрылась, так как «неуставные» контакты между миром взрослеющих детей и миром взрослых практически стремились к нулю. Все свои проблемы и конфликты мы решали сами, вмешивать в это взрослых казалось просто странным.

Изменилось ли что-то в этой области теперь, по прошествии всех этих лет?

Разумеется, да, и, на мой личный взгляд, изменения очень большие.

Сейчас я попробую для начала просто перечислить все факторы, которые, по-моему, «сыграли» на этом поле.

  1. Родители в целом стали уделять намного больше времени и внимания взрослению собственных детей, а также их социальным проблемам и психоэмоциональному состоянию.
  2. Сгладилась, в какой-то степени ушла в прошлое общественная травма, связанная с политическими репрессиями 30-х и 50-х годов.
  3. Со времен перестройки так или иначе нарастает европеизация значительной части российского общества (по крайней мере городского). В общем потоке перенимаемого — идеи личной ответственности за происходящее вокруг: если ты видишь какой-нибудь непорядок — не игнорируй, но и не бросайся сам махать кулаками, а немедленно позвони или сообщи в соответствующую инстанцию. Они обязаны разобраться.

Как последний пункт касается нашей темы? Да очень просто и прямо. Он фактически диктует: если твоего ребенка обидели в школе и он тебе об этом рассказал, не советуй ему промолчать, «попробовать договориться» или «дать в морду» обидчику, сразу иди к учительнице, к директору или в районо.

Добавьте сюда интернет-возможности, которые на порядок упростили коммуникацию всех со всеми.

Буквально вчера был пример, который меня поразил.

Мальчик-пятиклассник на переменке словесно оскорбил одноклассницу.

Вечером того же дня девочка как-то раздобыла электронный адрес и прислала матери мальчика на телефон подробную письменную претензию с требованием разобраться и принять меры, оформленную так литературно и структурно грамотно (мать мальчика мне ее на приеме вслух зачитала), что хоть сейчас без всякой правки подавай заявление куда угодно. Вполне допускаю, что девочке помогали с оформлением ее родители, но совершенно не удивлюсь, если девочка проделала все это сама.

Мир изменился. Но условное «подсознание» нашего постсоветского общества по-прежнему требует осуждать тех детей, кто в любой форме ябедничает и доносит, и решать большинство текущих социальных проблем самому или уж с помощью друзей.

Однако новые ценности вроде бы требуют привлекать всех: родителей, учителей, «инстанции», общество в целом (см. несколько недавних шумных интернет-кампаний по поводу «ребенка оскорбили в школе»).

А как же в этих обстоятельствах вести себя конкретным родителям? Если их собственный ребенок ябеда? Или если он, наоборот, рассказывает о ябеде-однокласснике и запрашивает отношение к этому явлению своего родителя?

Мое мнение на сегодняшний день такое.

  1. Родителю следует самому определиться. Если сообщать обо всех школьных нарушениях и обидах учителю кажется вам вполне приемлемым и современным — ок. Если вы не хотите знать о происходящем, как не знали о вашей школьной жизни ваши родители и прародители, тоже ок. 
  2. Далее вы в понятной ребенку форме сообщаете ему свое отношение, уточняя, что это отношение именно ваше личное. Вот такой ему достался родитель, который именно так к этому относится. На конкретном текущем примере это будет проделано или теоретически — тут без разницы, главное, чтоб было понятно и не допускало разночтений. Ребенку обязательно нужно знать отношение к вопросу значимых взрослых, а также к чему готовиться ему самому и на что он здесь может рассчитывать: на «доносчику первый кнут» или на то, что если тебя кто-то обидел, то мама всегда выслушает, поддержит, а потом пойдет и разберется с обидчиком.
  3. Если ваше отношение к проблеме дифференцированное, то следует четко и понятно (для ребенка понятно) вслух дифференцировать. Например, если то, что ты видишь или о чем узнала, угрожает жизни и здоровью человека или людей, может привести к травмам или разрушениям, надо немедленно сообщить всем, кто может помочь и предотвратить: учителям, родителям, первому встречному милиционеру. Это я считаю долгом каждого порядочного и ответственного человека. Если речь идет о школьных девчачьих разборках, не сопровождающихся прямым членовредительством, я не люблю ябед, не хочу ничего об этом знать, разбирайся сама и на меня не рассчитывай.

Здесь, конечно, надо понимать (и я понимаю), что любое дифференцирование условно.

Например: приятели и приятельницы девочки-подростка тайком собрались в городской поход — идти на весь день исследовать опасную многоэтажную «заброшку», а девочку с собой не взяли, потому что она трусиха и с ней много возни. Девочка обиделась и настучала на них учительнице, а та позвонила родителям, поход подростков сорвался, и в результате их пропесочили и наказали все, кому не лень.

https://www.youtube.com/watch?v=48Jfjkz2v78

Была ли угроза жизни и здоровью подростков в этом походе? В общем-то, была. Было ли поведение девочки ябедничеством из ее личной обиды и в конечном счете «девчачьими разборками»? Да, было.

В общем, вопросов здесь явно больше, чем ответов.

Я призываю всех заинтересованных читателей высказаться по теме, может быть, из палитры разных мнений родится какая-нибудь общая современная картина. Мне самой интересно.

Спасибо Арине за поднятую тему.

Источник: https://snob.ru/entry/183513/

Защищаем права ребенка в школе

Как поступить после избиения группой лиц в моем доме, если одного из них узнала моя девушка?

Как правило,  с одной стороны, — незнание, а, с другой стороны, — нарушение прав школьников приводит к конфликтным ситуациям «школа — ученик – родитель».

Как родители могут защитить права ребенка в школе? Рассмотрим несколько примеров.

Гендерное равенство

Гендерное равенство – это когда  каждый человек имеет равные права, независимо от того, принадлежит он к мужскому или женскому полу.

Возможный вариант нарушения – дискриминация по половому признаку: девочкам было приказано мыть полы, а мальчиков отпустили домой.

Справка. Если человека ограничивают в правах и возможностях по половому признаку, то это ничто иное, как дискриминация. Международным правом и российским законодательством дискриминация категорически запрещена.

Что делать?

Попытайтесь решить проблему мирным путем: обратите внимание классного руководителя, что  нельзя налагать больше обязанностей на девочек, чем на мальчиков, предложите не делить учащихся на юношей и девушек, а обратиться за помощью ко всем ребятам.

Если это не поможет, то действуйте по схеме: администрация — управление образования — суд.

Школа и религия

Школа не имеет права принуждать учеников заявлять о своей принадлежности к той или иной религии – это личное дело каждого.

Возможный вариант нарушения – представим себе, что Планом общешкольных или классных мероприятий предусмотрено посещение православного монастыря. Среди учеников есть не только православные, но и мусульмане, буддисты или последователи других религий и это мероприятие может противоречить их религиозным убеждениям.

Справка. Каждый человек имеет право на свободу совести и вероисповедания, т.е. каждый имеет право сам решать, верить в Бога или нет, и какую религию выбрать. Каждый имеет право не только верить или не верить, но и поступать так, как диктуют ему вера или убеждения. Также по разным причинам не все могут открыто сказать о своих религиозных убеждениях и чувствах.

В законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» говорится: «Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих».

Что делать?

Школе необходимо отказаться от проведения мероприятий, имеющих религиозную окраску, ибо  школа не может проводить никакие мероприятия, связанные с религией, например, собирать пожертвования на нужды религиозных общин,  вовлекать учеников в религиозные обряды, т.к. при этом нарушается норма Закона о светском характере образования.

Ученики имеют полное право отказаться от участия в мероприятиях, имеющих отношение к религии.

В случае, если учеников пытаются привлечь к этим мероприятиям принудительно, то следует подать письменную жалобу директору школы, обратиться в управление образованием, к  уполномоченному по праваам ребёнка.

Уважение чести и достоинства школьника

Обучающиеся имеют право на уважение своей чести и  достоинства.

Возможный вариант нарушения разбирательство учителя с учеником в присутствии всего класса или вынесение  на суд класса обсуждение мнений, убеждений ученика без его согласия.

Справка. Публичные разбирательства входят в противоречие с правом обучающихся на уважение своего человеческого достоинства, которое закреплено в Законе «Об образовании» (статья 50, пункт 4), являются оскорбительными и недопустимыми.

 Конституция России устанавливает право на свободу мнений и убеждений: «Никто не может быть принуждён к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них» (статья 29, пункт 3). Кроме того подобные «судилища» наносят детям огромный моральный ущерб.

Применение таких методов воспитания педагогом не допустимо.

Что делать?

Выяснить у учителя суть  конфликта. Переговорил ли заранее педагог с учеником  и получил ли его согласие на публичное обсуждение  его действий.

https://www.youtube.com/watch?v=DVDroHNrv7c

В случае нарушения законодательства обращайтесь с жалобой к директору школы.

Вы также имеете право обратиться в суд о защите чести и достоинства ребёнка.

 Право на охрану здоровья

Школа несёт ответственность за жизнь и здоровье детей во время учебного процесса.

Возможный вариант нарушения – ученик освобождён от физических нагрузок и об этом имеется справка. Однако учитель физкультуры не принял это во внимание  и поставил  школьнику двойку.

Что делать?

 Учителю физкультуры можно объяснить, что ученику бегать и прыгать после операции – опасно для здоровья.

Обратиться за помощью к классному руководителю и завучу. «Двойка» должна быть отменена, и в будущем таких случаев повторяться не должно.

Если не помогают устные обращения, то пишите заявление директору школы с требованием провести по этому факту дисциплинарное расследование.

Если всё же учитель заставил заниматься ребенка и такая «физкультура» нанесла  вред его здоровью — запаситесь необходимыми документами, и смело идите в суд.

Обязательные  дополнительные занятия, факультативы 

Все дополнительные занятия, такие как кружки, факультативы,  секции и т.д.  могут быть только добровольными.

Возможный вариант нарушения – иногда в школе принуждают детей посещать дополнительные занятия.

Справка. В каждой школе есть учебный план. В нём записано, какие предметы изучаются в данном классе и сколько на эти предметы уделяется времени. Поэтому  никто не может заставить школьника посещать дополнительные занятия. Например, если в учебном плане нет «физики твердого тела» как обязательного предмета, то этот спецкурс можно не посещать.

Что делать?

Исходим из  того, что любой преподаватель высоко оценит ученика, который имеет дополнительные знания, полученные на спецкурсе. При сдаче экзамена по основному предмету, это только пойдёт ученику на пользу.

Если вы опасаетесь, что все же учитель будет относиться к ребенку предвзято, обсудите ситуацию с учителем, завучем школы, напишите заявление директору.

Общественно полезный труд

«Привлечение обучающихся, воспитанников гражданских образовательных учреждений без согласия обучающихся, воспитанников и их родителей (законных представителей) к труду, не предусмотренному образовательной программой, запрещается» — записано и в статье 50 Закона «Об образовании».

Возможный вариант нарушения – детей заставляют дежурить по  классу, по школе, убирать территорию и т.д.

Справка. Статья 37 Конституции РФ гласит: «Принудительный труд запрещён».

Обратите также внимание на формулировку статьи 50 Закона «Об образовании»:  школа должна получить не только согласие самих учеников на помощь школе своим трудом, но и согласие их родителей. Это означает, что школа не имеет права приказывать школьникам брать тряпки в руки и отправляться вытирать лужи в школьных коридорах, участвовать в дежурстве, мести улицы, чистить остановки и лесопарки.

Если следовать букве закона, то даже, если бы сами ученики стояли с тряпками и метлами в руках и умоляли бы разрешить им участвовать в трудовом десанте, то директор не смог бы им этого позволить, пока они не принесут письменное согласие родителей.

Что делать?

Если школа всё же принуждает ученика дежурить, убирать территорию школы или общественные места, то родители  могут обжаловать действия школы.

Можно обратиться к директору с письменной жалобой на действия классного руководителя, который заставляет детей выполнять работу, дежурить по классу, мыть полы, заступать на «пост номер один». Если директор откажется освободить ребенка от дежурств, работ – пишите жалобу в управление образования и органы по защите прав ребёнка.

Если и это не поможет, родители могут подать на школу в суд.

Иногда ссылаются на  Устав школы. Прочитайте его и убедитесь, что такая норма там действительно есть. Очень вероятно, что её там не окажется. Но в любом случае Устав школы не может противоречить Закону и Конституции.

Если противоречие есть, то нужно руководствоваться не Уставом (или приказом директора, или неким положением), а именно Конституцией и Законом. При этом родители могут обратиться к учредителю, а также в прокуратуру.

Если школе действительно требуется помощь, то она может обратиться к ученикам  с  просьбой, а не приказывать. Школьники вправе самостоятельно решить, откликнуться на просьбу школы или нет.

Также заранее следует  выяснить позицию родителей по вопросу привлечения их детей к труду. Это относится не только к экстренным случаям, но и к обычным дежурствам, генеральным уборкам и прочим «трудовым десантам».

Обратите внимание, что даже если ребёнок трудится на благо школы по своему собственному желанию,  согласие родителей необходимо.

Если родители не согласны с привлечением детей к общественно  полезному труду, то у них есть все основания жаловаться на школу не только в органы управления образованием, но и подать в суд.

Самообслуживание в школе, конечно,  должно быть, но искать решение этой проблемы нужно вместе с учениками, правозащитниками и родителями обучающихся,  руководствуясь действующим законодательством.

Право на образование

Все граждане России имеют конституционное право на образование.

Возможный вариант нарушения – удаление ученика с урока или не допуск до занятий.

Справка. Учитель не имеет права не пускать ученика на урок или выгонять его из класса. У учителя нет права произвольно решать это.

Если ученик пришёл в нетрезвом виде или начал громить школьную мебель – тогда учитель обязан реагировать: вызывать администрацию школы, полицию и других специалистов, которые из рук в руки примут ученика у педагога и продолжат с ним работать.

Но когда поведение школьника не представляет никакой опасности, учитель обязан пустить его в класс. Учить школьника — это его обязанность, работа, за которую ему платит деньги государство.

Что делать?

Если такое произошло, постаратесь выяснить все обстоятельства конфликта.

Если вы установили, что ваш школьник всё же нарушил Правила для учащихся, то почитайте Устав вашей школы, и узнайте, какие меры наказания за это предусмотрены. Такого наказания как отстранение от урока в них не должно быть.

Напишите жалобу директору школы. Если и после этого ситуация не изменится, подайте жалобу в управление образования с ходатайством о проведении дисциплинарного расследования. Закон «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации» даёт на это право.

Уважаемые родители! Не позволяйте унижать себя и своих детей! Научите детей постоять за себя.

При подготовке были использованы материалы ряда интернет-сайтов

Защищаем права ребенка в школе

Источник: https://eduinspector.ru/2012/10/06/uvajaem-i-soblyudaem-prava-rebenka/

Автоправо
Добавить комментарий