Как обратить взыскание на единственное имущество должника?

Могут ли забрать за долги единственное жилье должника?

Как обратить взыскание на единственное имущество должника?

Действующее казахстанское законодательство не содержит в себе ограничений в части обращения взыскания на единственное жилье.

Если коротко, то да, могут. Точнее, на жилище должника (даже если оно является его единственным) может быть обращено взыскание по его долгам, будь то по кредиту перед банком, по возмещению причиненного вреда, по алиментам или по какому-либо другому обязательству.

Действующее казахстанское законодательство не содержит в себе ограничений в части обращения взыскания на единственное жилье; оно не включено в состав имущества, на которое нельзя обратить взыскание.

Единственная поблажка для должников, относящихся к социально уязвимым слоям населения – их нельзя выселять в отопительный сезон (пункт 3-1 статьи 29 Закона РК “О жилищных отношениях”).

Однако ситуация может измениться. Дело в том, что Минфин разработал законопроект о банкротстве физических лиц – документ, несомненно, нужный и ожидаемый с нетерпением многими должниками. Так вот, одна из норм законопроекта допускает при определенных обстоятельствах обращать взыскание на единственное жилье должника.

Согласно представленной его редакции взыскание не может обращено на единственное жилье должника, если одновременно:

оно не является предметом залога;размер его полезной площади не превышает установленных нормативов на одного проживающего должника и лиц, находящихся у него на иждивении (сейчас это 18 квадратных метров на одного проживающего);

размер выплаченной суммы основного долга по договору займа составил более 50% на дату открытия процесса восстановления платежеспособности.

К примеру, заемщик купил на кредитные деньги квартиру, оформив ее же в залог банку. По квадратуре квартира небольшая и не превышает норматива. При сумме основного долга 16 млн тенге заемщику достаточно оплатить в банк более 8 млн тенге – и квартиру уже не заберут.

Банковский сектор уже заявил о несогласии с предлагаемым законопроектом в этой части, указав, что его принятие в таком виде неизбежно исключит кредитование под залог небольшого по площади жилища: принимать такой залог станет для них высокорискованным. Банкиры предупреждают, что под угрозой может оказаться ипотечная программа “7-20-25”, нацеленная, в первую очередь, на кредитование такого жилья. Соблюдение такого принципа кредитования, как возвратность займов, ставится под сомнение.

Надо отметить, что вопрос о возможности, грубо говоря, отбирать единственное жилье за долги всегда являлся достаточно спорным и болезненным, причем, не только для нас.

Подход законодателей в разных странах в решении этой проблемы различен.

В одних странах закон по умолчанию допускает обращение взыскание на единственное жилье (Великобритания, Франция, Испания, Италия, Швейцария, Эстония, Латвия), в других устанавливает запрет на это, хотя и с некоторыми исключениями (Российская Федерация, Бразилия, Белоруссия, Туркменистан, Узбекистан, Швеция, Португалия), в третьих допускает, но с сохранением права пользования должником жилищем (Австрия, Бельгия, Германия, Лихтенштейн).

Что ж, вопрос, действительно, непростой. Даже если отбросить в сторону эмоциональную риторику, правовой аспект этой проблемы тоже достаточно сложный.

Во-первых, интересы кредитора требуют отсутствия в законе каких-либо препятствий для обращения взыскания на единственное жилье должника. Кредитор резонно вправе требовать полного удовлетворения своего требования с должника.

Если последний должен – пусть отвечает перед кредитором всем своим имуществом, включая жилье.

Это следует из правовых принципов обеспечения восстановления нарушенных прав и добросовестного исполнения обязательств (статьи 2, 8 Гражданского кодекса).

Во-вторых, невозможность взыскания на единственное жилье фактически означает невозможность полного исполнения судебного акта о взыскании в пользу кредитора по гражданско-правовому обязательству: решение суда о взыскании долга с должника есть, но его нельзя исполнить из-за указанного ограничения. Тем самым, подрываются конституционное право каждого на судебную защиту и конституционный принцип обязательности судебных актов на территории республики (статья 76 Конституции).

В-третьих, подобного рода исключения подрывают стабильность имущественного оборота, поскольку его участники теряют уверенность в надлежащем исполнении контрагентами своих обязательств и возможностях защиты своих нарушенных имущественных прав и интересов. Подобного рода исключения ответственности должников могут служить демотиватором для надлежащего исполнения ими своих обязательств, способствуя недобросовестным должникам в игнорировании законных требований кредиторов.

Однако, с другой стороны, Конституция говорит о том, что “в Республике Казахстан создаются условия для обеспечения граждан жильем” (пункт 2 статьи 25). Обратим внимание на то, что наша Конституция, в отличие от российской, не гарантирует право каждого на жилище.

Но даже в такой редакции сторонники могут узреть основания конституционного ограничения на лишение единственного жилья: раз государство создает условия для обеспечения граждан жильем, следовательно, оно должно создать условия, не допускающие лишения граждан жилья.

Кроме того, человек является высшей ценностью для государства, его достоинство неприкосновенно (статьи 1, 17 Конституции). Лишение же единственного жилья едва ли согласуется с международно признанным правом каждого на достойный жизненный уровень, провозглашенным статьей 25 Всеобщей декларацией прав человека и статьей 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.

Как видно, поднятый вопрос с единственным жильем далеко неоднозначен с позиции права. Обе изложенные выше точки зрения имеют свое обоснование. Как всегда, важен поиск баланса, той “золотой середины”, которая позволила бы учесть интересы кредитора и должника с позиции справедливости.

У юристов есть такой тезис: “Собственность обязывает”. Это означает, что право собственности – это не только право каждого на владение, пользование и распоряжение имуществом; это и обязанность (способность) отвечать им по своим обязательствам, в том числе всем своим имуществом.

Собственность должна порождать ответственное отношение граждан к осуществлению ими своих гражданских прав и обязанностей.

Непонимание этой стороны собственности, потакание избежанию ответственности по своим долгам – все это ведет к взращиванию иждивенческих настроений в обществе, патернализму (веру в то, что государство решит все проблемы гражданина).

Любопытно, что в Российской Федерации, в отличие от нас, поначалу не решились на то, чтобы разрешить обращение взыскания на единственное жилье (исключение – жилье, приобретенное по ипотеке). Почему? Потому что посчитали, что люди не отошли еще от совкового сознания, не готовы отвечать полностью по своим долгам.

Но в последнее время российское общество приходит к пониманию того, что так долго продолжаться не может, что нужно приучать людей отвечать по своим долгам. Появляются законопроекты, которые призваны расширить список случаев, когда у должника могут отобрать жилье (даже единственное) за долги (по коммунальным услугам, алиментам и пр.).

Сопротивление таким инициативам колоссально. Но, тем не менее, они движутся в этом направлении.

Мы же, собираясь отменить возможность обращения на единственное жилье, движемся, как ни странно, в обратном направлении.

Конечно, помня о необходимости соблюдения баланса интересов кредиторов и должников, можно допустить ситуации, когда не следует лишать должника того или иного имущества. Но следует ли относить к нему жилье – большой вопрос.

Даулет Абжанов, к.ю.н.

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

Источник: https://www.zakon.kz/4912925-mogut-li-zabrat-za-dolgi-edinstvennoe.html

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Как обратить взыскание на единственное имущество должника?

27.02.2018

Отношение законодателя к частной собственности на жилье принципиально меняется в течение последних 25 лет.

С принятием Конституции РФ снят целый ряд ограничений на приобретение жилья в собственность, на пользование и распоряжение таким жильем.

Ранее возможность владения и пользования жилыми домами, жилыми помещениями, принадлежащими гражданам на праве собственности, у совместно проживающих супругов и детей ограничивалась одним домом, квартирой под угрозой принудительной продажи жилья «сверх одного» (ст. 106, 107 ГК РСФСР).

В настоящее время законодательство по количеству приобретаемых в собственность жилых помещений и размеру этих помещений ограничений не содержит (ст. 213 ГК РФ).

Увеличению доли частного жилья в жилищном фонде Российской Федерации способствовало принятие Закона о приватизации жилых помещений, а также положение ст. 218 ГК, предусматривающей право члена жилищного и жилищно-строительного кооператива, полностью внесшего свой пай за квартиру, приобретать в собственность эту квартиру.

Собственники жилья приобрели право сдавать его на возмездной основе за плату, определяемую соглашением сторон, без каких-либо ограничений в сумме. Раньше сдача внаем жилого помещения с оплатой, превышающей установленные пределы, квалифицировалась как использование жилья для извлечения нетрудовых доходов.

Следствием этого могло явиться безвозмездное изъятие жилого помещения (ст. 131 ЖК РСФСР).

В результате динамично развивающихся в стране экономических правоотношений, гражданский оборот с каждым годом становится все более развитым, и все более распространенными становятся различные гражданско-правовые инструменты, в частности, кредиты и займы, все чаще и актуальнее встает вопрос возврата выданных кредитов и займов.

Один из самых надежных инструментов кредитора в борьбе с неплательщиком — это возможность обращения взыскания на имущество должника.

Согласно общему правилу, закрепленному в ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве», взыскание по исполнительным документам обращается в первую очередь на денежные средства должника в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе, находящиеся в банках и иных кредитных организациях.

В случае же отсутствия у должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, взыскание обращается на иное принадлежащее должнику имущество.

При этом, согласно ст.

446 ГК РФ, к имуществу, принадлежащему гражданину-должнику на праве собственности, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, относится жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением случаев, если имущество является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Таким образом, в этом случае закон защищает право должника на жилище.

Законодатель на сегодняшний день выработал четкую позицию в отношении обращения взыскания на жилые помещения: если оно в собственности и является единственным, обратить взыскание нельзя, а если является единственным, но при этом является также и предметом ипотеки, то можно.

К примеру, в постановлении № 11-П от 14.05.2012 года Конституционный суд РФ не признал положения ст. 446 ГПК РФ противоречащими Конституции РФ в силу того, что положения данной статьи направлены на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов.

Так, граждане обращались в суд по вопросу взыскания на доли в жилых помещениях, собственниками которых являлись их должники.

Заявители предполагали возможность реализации их долей с публичных торгов, по той причине, что за время проведения исполнительного производства должники не внесли в счет погашения долгов каких-либо денежных средств, а все предпринятые судебными приставами меры не дали эффективного результата.

Суд подчеркнул, что обращение взыскания на такое жилое помещение (его части) должно осуществляться на основании судебного решения и лишь в том случае, если суд установит, что оно явно превосходит определенные законом нормативы, а доходы гражданина-должника несоразмерны его обязательствам перед кредитором.

Однако, данный судебный акт не отменяет положения о невозможности обращения взыскания на единственное жилье. Постановлением Конституционного Суда РФ абз. 2 ч. 1 ст.

446 ГПК РФ признан не противоречащим Конституции РФ, поскольку данное законоположение направлено на защиту конституционного права на жилище, а также на обеспечение государством достоинства личности, как того требует ст. 21 Конституции РФ, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со ст.

25 Всеобщей декларации прав человека, на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их, социально-экономических прав и в конечном счете – на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности.

Необходимо обратить внимание, что данным Постановлением федеральному законодателю предложено внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания, установить критерии, которые позволяли бы определить жилое помещение как явно превышающее по своим характеристикам указанный уровень (площадь помещения – общая и жилая, его конструктивные особенности, рыночная стоимость и т. д.), предусмотреть порядок обращения взыскания на него, а также уточнить перечень лиц, подпадающих под понятие «совместно проживающие с гражданином-должником члены его семьи».

Однако данные изменения федеральным законодателем пока не приняты.

Вместе с тем вышесказанное не свидетельствует о том, что у гражданина не может быть изъято из собственности жилое помещение, являющееся его единственным жилищем по иным основаниям, как на возмездной, так и на безвозмездной основе.

Согласно ч. 3 ст. 35 Конституции РФ принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Статья 32 ЖК определяет порядок обеспечения жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд. Частью 1 данной статьи установлено, что жилое помещение может быть изъято у собственника путем выкупа.

Частью 2 ст. 17 ЖК предусматривается возможность использовать жилье — наряду с проживанием — для индивидуальной предпринимательской или профессиональной деятельности (научные работники, писатели, надомные работники и т.п.). При этом необходимо соблюдать правила пользования жилым помещением.

Критериями, ограничивающими пределы осуществления такой деятельности, являются: соблюдение прав и интересов соседей, а также соблюдение требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических, требований по пользованию инженерным оборудованием в соответствии с техническими параметрами здания, уровню шума, излучения и иных требований законодательства.

Согласно ст. 293 ГК РФ использование собственником жилого помещения не по назначению может повлечь в установленном порядке принудительное его изъятие (ст. 235 ГК).

В частности, возможно изъятие жилья при нарушении ч.4 ст. 30 ЖК РФ, обязывающей собственника жилого помещения поддерживать его в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями, а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме.

Последствием самовольных переустройства или перепланировка жилого помещения (ст. 29 ЖК) является продажа жилья на основании судебного решения с публичных торгов с выплатой собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения (с возложением на нового собственника такого жилья обязанности привести его в прежнее положение).

Помимо изложенного, на основании норм Закона от 03.12.

2012 № 230 – ФЗ “О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам” органы прокуратуры вправе обратиться в суд с заявлением об обращении в доход Российской Федерации объектов недвижимости, в отношении которых должностным лицом не представлено сведений, подтверждающих их приобретение на законные доходы.

В этом случае, в отсутствие доказательств его приобретения на законные доходы, на основании части 2 ст. 235 ГК РФ, осуществляется принудительное изъятие у собственника имущества, которое допускается по решению суда, в доход РФ.

Отдел по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе

Возврат к списку

Источник: http://prokhmao.ru/legal-advice/64613/

Обращение взыскания на единственное жилье должника. Законно ли обходить законодательный запрет?

Как обратить взыскание на единственное имущество должника?

Обращение взыскания на единственное жилье должника.

Написать данную публикацию побудило обсуждение решения суда, по делу, о котором рассказал нам уважаемый коллега Ермоленко Андрей Владимирович.

Коротко опишу суть проблемы.

Допустим, что должник по исполнительному производству имеет в собственности четырехкомнатную квартиру общей площадью 120 кв.м. и проживает в ней один. На иное имущество данного должника уже обращено взыскание и у него нет ничего, кроме данной квартиры, которая является единственным жилым помещением, в котором проживает должник.

Вопрос следующий. Может ли суд по иску взыскателя разделить право собственности на данную квартиру на две доли (1/2 и ½; 1/3 и 2/3; ¼ и ¾ и так далее), т.е. преобразовать право собственности в общедолевую, а затем разрешить обращение взыскания на одну из долей в целях исполнения решения суда о взыскании денежных сумм с должника?

ч.1 ст. 446 ГПК РФ содержит весьма простую для толкования норму, которая гласит следующее:

Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:

жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Никакого двоякого понимания данной нормы не может быть, так как она ясная и не содержит какой-либо скрытого смысла, который может быть выявлен при её толковании.

Правильная ли данная норма. На мой взгляд, конечно же, она позволяет должнику, имеющему, например, в собственности дом площадью 1 000 кв.м., но являющемуся его единственным жильем, продолжать жить в огромном доме, избегая исполнения своих денежных обязательств. Всем понятно, что данная проблема подлежит разрешению, но вопрос кем, судом или законодателем. 

В ГПК РФ содержится явно выраженный запрет на обращение взыскания на единственное жилье, каким бы оно не являлось. Обходит ли данный запрет суд, если формально оставляя в собственности должника долю в праве общей собственности на жилое помещение, позволяет обращение взыскание на другую долю?

На мой взгляд, здесь суд фактически присваивает себе законотворческую функцию. Почему я делаю такой вывод?

ст. 16 ЖК РФ предусматривает следующее:

К жилым помещениям относятся:

1) жилой дом, часть жилого дома; 2) квартира, часть квартиры; 3) комната.

В собственности должника в данном случае имеется единственное жилое помещение в виде жилого дома или квартиры. ст. 446 ГПК РФ запрещает обращение взыскание именно на жилое помещение, т.е.

в данном случае квартиру или дом. Она не позволяет преобразовывать право собственности должника на данные объекты в общедолевую.

А прекращение права собственности на дом или квартиру является ничем иным, как обращением взыскания.

Если и согласиться с тем, что в некоторых случаях будет вполне справедливо и разумно поступать именно так, то кто должен вырабатывать критерии того, какая доля должна быть оставлена в собственности должника и возможно или нет вообще трансформировать право в долевую собственность.

На мой взгляд, даже если в собственности у должника целый дворец, то он должен продаваться с торгов и часть денег от выручки должна передаваться должнику для приобретения им жилого помещения в том населенном пункте, в котором он проживает, с учетом определенных стандартов, но эти стандарты должен установить никак не суд, а законодатель.

Давайте представим, что суды будут сами изобретать, как обращать взыскание на единственное жилье. Получается, как говаривал дедушка Ленин, будет у нас законность и калужская, и владимирская, и московская и так далее.

Во Владимире судья скажет, что хватит должнику дом в 2/3, в Москве – 1/3, а где-нибудь в Урюписке скажут, что и ¼ должнику будет вполне достаточно.

Если можно сделать из права посмешище, то более удачного примера и не придумать.

Да, никто не спорит с тем, что в некоторых случаях существующая редакция ст.

446 ГПК РФ допускает вопиющие случаи несправедливости в отношении взыскателя в пользу интересов должника, но она подлежит отмене законодателем, который и должен предусмотреть все критерии и процедуры возможного обращения взыскания на единственное жилое помещение должника.

А суды будут применять то, что решит законодатель. Напомню, что даже в США, там, где суды в определенных областях права, как например деликтное право и т.п., имеют широкие полномочия по формированию права, суды не могут обходить ясные нормы законодательства.

Напомню, что проблема уже являлась предметом рассмотрения КС РФ. Перечислю основные тезисыпостановления Конституционного Суда РФ от 14.05.

2012 N 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова». КС РФ в данном случае, понимая все проблемы ст.

446 ГПК РФ, не счел возможным признавать её не соответствующей Конституции РФ. Данный суд сказал, что лишь законодатель имеет право определить механизмы обращения взыскания на единственное жилье.

Источник: https://pravorub.ru/articles/86430.html

Вс рф разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника

Как обратить взыскание на единственное имущество должника?

Судебная коллегия по гражданским делам ВС разобрала жалобу должника на действия пристава. Он арестовал единственную жилплощадь должницы, а та посчитала, что это нарушает ее права.

ВС РФ разрешил автосалонам не выдавать гражданам подменный автомобиль

Ситуация с взысканием долгов сегодня актуальна для многих. Долги надо возвращать. Особенно по решению суда. На это и существует служба судебных приставов. Но всегда ли их действия правомерны? Практически все должники знают, что единственное жилье трогать запрещено. Так ли это на самом деле, и какие действия пристав имеет право совершать с квартирой должника, не нарушая при этом закон?

В районном суде Петербурга было вынесено решение по иску против местной жительницы. Она по решению суда обязана была вернуть немалый долг. Пристав завел исполнительное производство и арестовал земельный участок и часть дачи гражданки. Их продали, и деньги ушли на погашение долга.

Но этих средств на все погашение не хватило, и пристав наложил арест на квартиру, где жила должница с ребенком.

Но с арестом квартиры ответчица не согласилась. Она пошла в другой райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира – единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать.

Районный суд с этим заявлением согласился.

В своем решении суд первой инстанции сказал, что согласно статьи 79 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен в Гражданском процессуальном кодексе. Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список (статья 446 ГПК.)

ВС РФ признал законным отказ в оформлении загранпаспорта уголовникам

“Поскольку на спорную квартиру как на единственное место жительства должника не может быть обращено взыскание, то арест на имущество, на которое не может быть обращено взыскание, не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда”, – записано в решении районного суда.

Кредитор и судебный пристав обиделись на такой вердикт и написали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд.

В апелляции сказано, что арест квартиры был сделан “не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве”. Но горсуд не поддержал пристава и кредитора.

Апелляция заявила, что их довод “основан на неверном толковании действующего законодательства”. Суд сказал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста.

Поэтому “довод о правомерности наложения ареста с целью принуждения должника к фактическому исполнению требований исполнительного документа не соответствует действующему законодательству” – записано в апелляционном решении. А еще горсуд сказал, что наложение ареста для обеспечения сохранности имущества в нашем случае лишено юридической значимости, поскольку “такой арест в настоящем деле не может привести к исполнению решения суда”.

Кредитор с такой формулировкой также не согласился и пошел дальше и выше – в Верховный суд РФ. А там, прочитав это дело, заявили следующее – акты питерских судов неправильные и подлежат отмене, поскольку их выводы основаны “на неправильном толковании норм материального права”.

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом “в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях” (статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является. Это разные действия.

По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения. В решении Верховного суда сказано, что “из постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда”.

И суд уточнил, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно – изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает. Жить как жила должница в своей квартире может спокойно, но после наложения ареста женщина не сможет распорядиться жильем. То есть продать его, подарить или поменять.

Верховный суд РФ разрешил увольнять военных за опоздание из отпуска

Верховный суд в этом деле использовал постановление Пленума “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства” (ноябрь 2015 года).

В том постановлении сказано, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя. (Дело N 78-КГ15-42)

Источник: https://rg.ru/2016/02/23/vs-rf-raziasnil-chto-mozhno-delat-s-edinstvennym-zhilem-dolzhnika.html

Ипотечные должники имеют гораздо больше шансов лишиться жилья, чем должники по потребкредитам – Рынок жилья

Как обратить взыскание на единственное имущество должника?

28.12.2015 | 12:00 168753

Кредиторы по всем фронтам наступают на просрочивших выплаты по кредитам заемщиков. Последняя победа банкиров – новое постановление Верховного Суда РФ.

В ноябре Верховный Суд России выпустил постановление, в котором разрешил накладывать арест на единственное жилье любых должников. Ранее в подобной ситуации судьи принимали разные решения. Безоговорочно единственное жилье арестовывалось только в случае существенной просрочки по ипотеке.

Непродажное жилье

В пункте 43 постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 года № 50 говорится, что на единственное жилье должника и на земельный участок, на котором оно расположено, может быть установлен арест либо запрет на распоряжение. Постановление вступило в силу с 30 ноября.

Уточним: согласно абзацам 2 и 3 статьи 446 ГПК РФ, в рамках исполнительного производства эти объекты имеют «иммунитет от взыскания». И Верховный Суд допускает арест только в качестве обеспечительной меры.

Иначе говоря, угроза лишиться последнего угла перед безнадежными должниками не стоит. В то же время они теряют возможность зарегистрировать в квартире новых жильцов или сдать ее в аренду.

Но главное – должники лишаются возможности избавиться от жилья, продав его или подарив. Проще говоря, проживать можно, а распоряжаться – нельзя.

В постановлении так прямо и говорится, что данная мера должна быть направлена на сохранение имущества должника в интересах взыскателя. И, в конечном счете, на создание условий для исполнения решения суда.

«Следует иметь в виду, что на объекты недвижимого имущества судебным приставом арест налагается только при условии отсутствия у должника денежных средств в рублях и иностранной валюте и иных ценностей, в том числе находящихся в банках и иных кредитных организациях», – уточняют юристы Центра экономического анализа и экспертизы.

Интересные подробности

Постановление № 50 позволяет накладывать арест на имущество, значительно превышающее стоимостью размер долга. Правда, при условии, что должник не сообщил о менее ценном имуществе.

Впрочем, Верховный Суд уточняет: не следует обращать взыскание на имущество, если допущенное должником нарушение незначительно. Кстати, аресту подлежит имущество, находящееся в общей собственности, до момента определения доли должника в ней.

Наконец, Верховный Суд разрешил изымать у должников часть принадлежащей им земли.

Так, если единственным жильем должника оказывается дом с приусадебным участком, суд сможет изъять у должника территорию «в части, явно превышающей предельные минимальные размеры предоставления земельных участков для земель соответствующего целевого назначения и разрешенного использования».

А сам дом и остаток земли (6-12 соток в зависимости от статуса земли) останутся у собственника.

Долговое бремя

Нередки случаи, когда россияне по потребительским кредитам накапливают долги, по размеру близкие к стоимости квартиры. В этом случае единственное жилье будет только арестовано – без последующего изъятия. Но на «неединственную» квартиру обратить взыскание кредитор все же попробует. Вряд ли такое развитие ситуации окажется для должника неожиданным.

Как поясняет начальник отдела продаж ипотечных кредитов Санкт-Петербургского филиала Банка Москвы Ольга Патракеева, ее банк готовит документы для передачи дела в суд уже при сумме задолженности свыше 10 тыс. руб. «Право банка досрочно взыскать задолженность зависит не от объема задолженности, а от количества дней просрочки, – поясняет специалист.

– Закон “О потребительском кредите” устанавливает этот срок – более 60 дней». То есть у должника всегда есть время на решение проблемы. Другое дело, что тянущий с гашением долгов гражданин постоянно пребывает под угрозой уголовного преследования.

Так, по итогам 10 месяцев 2015 года дознавателями Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу было возбуждено 36 уголовных дел по статье 177 УК РФ «Злостное уклонение от уплаты кредиторской задолженности».

На настоящий момент судом рассмотрено три уголовных дела, по всем вынесен обвинительный приговор с назначением наказания в виде обязательных работ на срок от 200 до 400 часов.

«Кредиторская задолженность представляет собой любой вид неисполненного обязательства должника перед кредитором, включая денежное обязательство, возникающее из любых видов гражданских договоров, а также вследствие причинения вреда», – поясняют в Управлении Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу.

Примерами кредиторской задолженности может служить задолженность по кредитному договору, договору займа, задолженность по оплате товаров и услуг в сфере предпринимательской деятельности.

По законодательству на скамье подсудимых за злостное уклонение от уплаты кредиторской задолженности могут оказаться недобросовестные руководители фирм-должников либо граждане, накопившие долг свыше 1,5 млн руб.

Злостным считается уклонение от уплаты кредиторской задолженности, когда должник знает о решении суда, о своей обязанности заплатить долг, имеет возможность исполнить эту обязанность, но делать этого не собирается. К примеру, получает доход от трудовой деятельности либо владеет имуществом, но вместо того, чтобы предоставить их службе судебных приставов, он либо продает, либо скрывает имущество и доходы.

Динамика просроченной задолженности свыше 30 дней по различным типам кредитов*

*- отношение суммы просроченной задолженности 30+ по определенному виду кредитов к общему объему портфеля кредитов данного вида

Источник: Национальное бюро кредитных историй

А если ипотека?

Источник: https://www.bn.ru/gazeta/articles/225993/

Обращение взыскания на единственное жилье

Как обратить взыскание на единственное имущество должника?

На практике существуют ситуации, когда у должника-физического лица (индивидуального предпринимателя) нет имущества. Нет имущества, достаточного для погашения требований кредиторов. Кроме единственного жилья. Однако ст. 446 ГПК РФ предусматривает невозможность обращения на такое жилье.

На этом обсуждение вопроса можно было бы прекратить. Кредитор оказывается с неудовлетворенными полностью требованиями и вынужден довольствоваться малым или вообще ничем. Однако в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции есть случаи и способ толкования правовых норм, приводящих к возможности обращения взыскания на единственное жилье.

Все случаи предлагаю условно разделить на две группы. В первой – единственное жилье является предметом ипотеки по нецелевому кредиту (займу); во второй – единственное жилье не было передано в залог. Именно о первой группе пойдет речь.

Однако прежде чем делиться существующей практикой, напомним, что в Постановлении КС РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П разъяснено, что по-прежнему существует имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении единственного помещения.

Но формальное, недифференцированное его применение не соответствует тому балансу прав кредитора и должника в существующих общественных отношениях. Существующие изъятия в иммунитете установлены Федеральным законом от 16 июля 1998 г.

№ 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)” (далее – закон об ипотеке).

По моему мнению, до недавнего времени повсеместно действовал подход, согласно которому обращение взыскания на единственное жилье, являющееся предметом ипотеки, было возможно только в случае целевого кредита (займа). Подобный подход основывался на толковании специальной нормы, содержащейся в п. 1 ст. 78 закона об ипотеке.

Между тем, в Определении СК по гражданским делам ВС РФ от 29 мая 2012 г. № 80-В12-2 п. 1 ст. 78 закона он ипотеке был истолкован в совокупности с п. 2 ст. 6 и п. 1 ст. 50 этого же закона.

И был сделан вывод о том, что “обращение взыскания на заложенную квартиру возможно как в случае, когда такая квартира заложена по договору об ипотеке (независимо от того на какие цели предоставлен заем (кредит)), так и по ипотеке в силу закона; наличие у гражданина-должника жилого помещения, являющегося единственным пригодным для постоянного проживания помещением для него и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, не является препятствием для обращения на него взыскания, если соответствующее жилое помещение является предметом ипотеки (договорной или законной)”. Указанные выводы содержатся и в более поздних судебных актах ВС РФ, например, в Определении ВС РФ от 6 августа 2013 г. № 24-КГ13-4.

Подобные выводы могут привести к тому, что в случае, если жилое помещение является предметом ипотеки (без разницы какой и в обеспечение какого обязательства), то обратить взыскание на единственное жилье становится возможно.

Следовательно, обращение взыскание, переход права собственности от должника на новое лицо, прекращение права пользования жилым помещением приводит к такому пониманию баланса интересов кредитора и должника, когда в выигрыше все же остается первый.

Должник же остается без жилья и на улице.

Можно было бы сказать, что вышеуказанное определение является лишь единичным случаем. Либо, что понимание выводов, изложенных в данной статье, неверное. Возможно и такое. Однако я вижу подтверждение изложенному и в других делах, о чем уже сообщил ранее, и не только в практике судов общей юрисдикции.

Помимо изложенного, этот же подход был обнаружен в Постановлении Президиума ВАС РФ от 26 ноября 2013 г. по делу № А65-15362/2009-СГ4-39, когда суд прямо указал, что из п. 1 и п. 2 ст. 6, п. 1 ст.

50 закона об ипотеке следует, что “залогодержатель вправе обратить взыскание на квартиру, заложенную по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этой квартиры требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, причем независимо от того, на какие цели предоставлен заем (кредит); сам по себе факт наличия у гражданина-должника жилого помещения, являющегося для него и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания, не препятствует обращению взыскания на него, если оно обременено ипотекой. Пункт 1 ст. 78 закона об ипотеке регулирует лишь особенности прекращения права пользования жилым домом или квартирой при обращении залогодержателем взыскания на них в ситуации, когда дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение. Выводы судов о том, что положения указанного пункта устанавливают исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания помещения, переданного в ипотеку, ошибочны”.

Ловкость рук и никакого мошенничества, наверное, так можно было бы подумать? Тем не менее, толкование правовых норм, допускающих изъятия в иммунитете и обращение взыскания на единственное жилье возможно. Хотя, напомним, что в Постановлении КС РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П о таком варианте толкования мы ничего не нашли.

На мой взгляд, такое толкование ст. 6, ст. 50, ст. 78 закона об ипотеке является спорным. Особо в контексте разъяснений КС РФ. Тем более, что суды признают ничтожность договора залога единственного жилья, заключенного в обеспечение обязательств по нецелевому кредиту, займу.

А значит, все-таки презюмируется приоритет конституционных прав должника и императивность ст. 446 ГПК РФ.

Однако на практике можно все может оказаться иначе, если суд не увидит различий в рассматриваемых делах и схожесть обстоятельств дела приведет к однозначному применению невыгодного для должника толкования.

Каждому участнику гражданского или арбитражного процесса стоит быть активными. Активными в нападении и защите.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/vetrov/538041/

Единственное жилье должника: революция в обращении взыскания ?

Как обратить взыскание на единственное имущество должника?

Закрепление в Гражданском процессуальном кодексе РФ нормы о невозможности обращения взыскания на единственное жилье должника породило множество практических проблем.
Особенно эта ситуация обострилось после включения в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» главы о банкротстве физических лиц.

Суды столкнулись с ситуацией, когда зачастую невозможно соблюсти баланс интересов в отношениях «кредитор — должник».

С одной стороны выносятся решения о взыскании с физических лиц денежных средств, с другой стороны большую часть таких решений невозможно исполнить, потому что у должника нет средств и имущества, на которое можно обратить взыскание, а на единственное жилье законодатель распространяет имущественный (исполнительский) иммунитет.

Но как быть с дорогостоящим жильем должников – оставить им в собственность? Или со злоупотреблениями банкротов в отношении своих активов? Еще пару недель назад перспектива решения этой проблемы в российской правоприменительной практике представлялась отдаленной, но сразу два события конца ноября пролили свет на сложный вопрос единственного жилья. Сначала Верховный Суд вынес решение, указав, что единственное жилье, принадлежащее банкроту, может быть продано для погашения долгов. А затем Минюст РФ кардинально доработал свой законопроект об изъятии единственного роскошного жилья.

Впрочем, обо всем по порядку… Еще в 2012 году Конституционный Суд РФ вынес постановление, указав, что имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении жилых помещений обоснован, поскольку нацелен на соблюдение значимого социального права – права на жилище.

Вместе с тем КС РФ подчеркнул, что жилое помещение должно быть разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности человека в жилище (Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.

2012 N 11-П “По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова”.

Но в дальнейшем, на основании этого Постановления, законодатель не установил пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению.

Это негативно сказывается на правах кредиторов, которые лишены реальной возможности получить удовлетворение за счет реализации излишков жилого помещения.

Что делать если единственное жилье по площади превышает социальные нормы в десятки раз, а долги перед кредиторами огромны?

В научной и профессиональной среде высказывались различные точки зрения.
Одни предлагают переселение, раздел жилого помещения в натуре и обращение взыскания на его часть (Демкина А., Муршудова В.М. Кызы. Пределы имущественного иммунитета ( ЭЖ-Юрист. 2014. N 30. С.

1, 3), другие – отчуждение жилья с выплатой должнику части вырученных денежных средств (Гальперин М.Л. Обращение взыскания на единственное жилое помещение должника-гражданина: существует ли нормативное решение? ) Закон. 2013. N 10. С.

111 – 124), третьи – передачу кредитору в собственность части жилого помещения должника и т.д.

Судья Волгоградского областного суда, кандидат юридических наук, доцент Зарубин А.В.

считает, что серьезного внимания заслуживают только два способа: 1) выдел части жилого помещения в натуре; 2) дробление права с обращением взыскания на вновь образованную долю (Зарубин А.В.

Дробление права собственности на жилое помещение помимо воли собственника и обращение взыскания на вновь образованную долю )( Российский судья. 2017. N 10. С. 9 – 13).

А.В. Егоров, первый заместитель председателя совета Исследовательского центра частного права им. С.С.

Алексеева при президента РФ, предлагает для устранения откровенной несправедливости производить продажу единственного жилого помещения, явно несоразмерного для удовлетворения жилищной потребности должника и членов его семьи, выделять разумную сумму для приобретения замещающего жилого помещения (Егоров А.В. Процедура банкротства граждан-предпринимателей. Семь проблемных вопросов практики) ( Арбитражная практика. 2014. N 12. С. 40).

Cобственно законодатель тогда не заставил себя долго ждать, была предложена новая редакция абз. 1 ч. 1 ст.

446 ГПК РФ, которая предусматривает возможность отчуждения всего имущества и предоставления должнику части вырученных средств, достаточных для приобретения иного пригодного жилья (Проект федерального закона N 175340-6 “О внесении изменений в статью 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации” (в ред., внесенной в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 21 ноября 2012 г.) (СПС “Консультант Плюс”). Данный законопроект был внесен в Государственную Думу РФ, но 15 ноября 2017 был отклонен.

9 января 2017 года Министерство юстиции РФ вынесло на общественное обсуждение законопроект, который дает возможность обращать взыскание на единственное жилье должника.

Так, продавать единственное жилье должника предлагалось при соблюдении двух условий: если площадь помещения в два раза превышает законодательно утвержденную норму для должника и его семьи, а стоимость – двукратную стоимость жилого помещения, которое полагается им по закону.

При этом у должника не должно быть денег и иного имущества, которое можно было бы продать для возврата задолженности.

Остаток вырученных за жилье средств после погашения долга предлагалось возвращать должнику (Проект Федерального закона “О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон “Об исполнительном производстве” (не внесен в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 30.12.2016) (СПС “Консультант Плюс”).

Источник: http://www.jbi-group.ru/analytics/analysis_practice_bankruptcy/edinstvennoe-zhile-dolzhnika-revolyutsiya-v-obrashchenii-vzyskaniya-/

Автоправо
Добавить комментарий