Как наказать человека, который бьет чужого ребенка?

Содержание
  1. Как приструнить чужого ребенка, который нарушает ваше спокойствие, а какие способы недопустимы?
  2. Терпения не хватает
  3. Ответственность лежит на родителях
  4. ”Спокойно, четко и с умом”
  5. Сначала беседа
  6. Соцсети ситуацию не решают
  7. За наказание ребенка — в тюрьму!
  8. Ситуация № 1: Вы заметили, как на улице мама, не стесняясь, с помощью силы воспитывает своего ребенка. Как быть в такой ситуации?
  9. Ситуация № 2: В раздевалке после физкультуры ребенок заметил на теле одноклассника синяки, рассказал родителям. Как им поступить?
  10. Ситуация № 3: Из квартиры соседей сверху часто доносится плач ребенка. Стоит ли в этом случае что-то предпринимать?
  11. «Что делать, если меня ударил чужой ребенок?» Стычка 4-летнего мальчика и 26-летней девушки закончилась скандалом
  12. Инструкция для родителей: что делать, если вашего ребёнка бьют в школе

Как приструнить чужого ребенка, который нарушает ваше спокойствие, а какие способы недопустимы?

Как наказать человека, который бьет чужого ребенка?

20.05.2018, 21:13

 (33)
FOTO: Marko Mumm

Воспитание детей — штука сложная. Далеко не всегда они растут такими, какими хотелось бы их видеть родителям. Но с неподобающим, капризным или даже хамским поведением подрастающего поколения приходится сталкиваться и совершенно посторонним людям.

В таких ситуация взрослые оказываются в неловком положении: сделать замечание или продолжать терпеть, а если сделать, то что можно сказать, чтобы простая попытка привлечь чьего-то отпрыска к порядку не привела к обвинению уже в адрес самого взрослого?

Почему чужие дети бывают порой невыносимы, какие меры воздействия можно применить в рамках закона и кто отвечает за причиненный вам чужим ребенком ущерб — выяснила ”МК-Эстония”.

С ситуациями, когда чужой ребенок мешает своим поведением всем вокруг, а то и вовсе подвергает опасности других и даже себя, сталкивался каждый. В зависимости от возраста это поведение может быть как обычным капризом или шалостью, так и злонамеренным поступком.

Терпения не хватает

В обеденное время в автобусах можно встретить школьников разного возраста, которые громко общаются, толкаются, а то и выбегают и снова забегают в последний момент в транспорт, когда тот делает остановку. Обычно пассажиры молча взирают на это, надеясь, что школьники скоро выйдут, и в салоне снова станет тихо и спокойно.

”Один раз в магазине я столкнулась с тем, что чужой ребенок подходил к другим покупателям, толкая перед собой детскую тележку, и просто врезался в людей. Когда ребенок врезался в меня, я решила, что он сделал это случайно, просто не рассчитал поворот. Но когда это повторилось, поняла, что он делает это специально.

Его мать была в это время занята покупками в отделе кулинарии. Я предпочла ничего не говорить, хоть и была возмущена, а просто пошла дальше по своим делам”, — рассказывает Екатерина.
В отличие от нее у некоторых людей терпения не хватает.

В интернете можно найти ролик, как в аналогичной ситуации мужчина берет из корзины ребенка йогурт и выливает ему на голову, так сказать, в воспитательных целях.

Отдельных слов заслуживают детские истерики в общественных местах, особенно тяжело приходится их свидетелям в самолетах, поездах или рейсовых автобусах, ведь в этом случае от источника звука деться некуда.

А если к этой истерике прибавляется еще и размахивание ногами и руками, то можно и синяк ненароком получить, сидя рядом, и испачканную ногой одежду, и разбитый от падения телефон, если вас неожиданно пнули в спинку кресла.

Впрочем, громко и нецензурно разговаривающие или даже выпивающие спиртное в кинотеатрах подростки — тоже практически безысходная ситуация.

В каких-то случаях можно, собрав терпение в кулак, промолчать и переждать, в других оставаться в стороне просто невозможно. Кто-то ограничится нотацией, а у кого-то рука зачешется оттаскать за ухо неугомонного сорванца. Но перед тем, как вообще что-либо сделать, стоит оценить, что можно предпринять в этом случае, а чего делать нельзя категорически ни с чужим ребенком, ни со своим.

Ответственность лежит на родителях

”Сделать замечание ребенку может любой человек, в том числе и другой ребенок. Никаких общих запретов на обращение к чужому ребенку не существует, — говорит присяжный адвокат Евгений Твердохлебов из Advokaadibüroo Vindex. — Ограничения в общении с ребенком связаны только с защитой детей от вредных влияний.

Например, нельзя предлагать ребенку алкоголь; склонять к оказанию возмездных сексуальных услуг, попрошайничеству, совершению преступлений, работе в необычных условиях, заключению брака, позированию для эротических произведений, участию в обороте или употреблению наркотиков; нельзя уводить ребенка моложе 14 лет от тех, кто за него отвечает, нельзя делать для такого ребенка доступными сцены жестокости, беспричинного умерщвления или истязания животных и т. д.”

Защищать ребенка от вредных влияний и заботиться о его развитии, по словам присяжного адвоката, должны его родители или опекуны.

Если это не выполняется, то каждый человек обязан сообщить о нуждающемся в помощи ребенке или в полицию, или в местное самоуправление, или по телефону помощи детям 116 111. Такое сообщение по желанию обратившегося может остаться анонимным.

Применение физической силы к ребенку, отмечает Твердохлебов, допустимо только для предотвращения опасности, а не с целью наказания.

”Исходя из этого, если родители сами не способны успокоить своего ребенка, то замечание может сделать и посторонний человек, — поясняет Евгений Твердохлебов. — За любой вред, причиненный ребенком до 14 лет, отвечают его родители или опекуны, независимо от их вины.

Это применяется и в случае, если, например, ребенок в детском саду или на тренировке по недосмотру воспитателя или тренера причинил ущерб — в любом случае отвечают родители, но в некоторых случаях вместе с ними, а не вместо них, могут отвечать и воспитатели, учителя или тренер”.

Так что, если ребенок запачкал плащ в транспорте, порезал ножницами одежду другого ребенка или толкнул кого-то в магазине, из-за чего из рук у человека выпал и разбился телефон, в любом случае, обращает внимание присяжный адвокат, отвечают родители или опекуны. А с 14 лет ребенок уже сам несет ответственность за свое поведение.

”Спокойно, четко и с умом”

Советник отдела детей и семей Министерства социальных дел Элизе Никонов говорит, что, с одной стороны, важно, чтобы люди были внимательны ко всем детям в общественных местах: если кажется, что ребенок может нуждаться в помощи, например, родитель плохо обращается с ребенком, то определенно нужно вмешаться.

С другой стороны, по словам чиновника, важно, чтобы в ходе этого вмешательства человек не обращался с ребенком ненадлежащим образом.

В Законе о защите детей предусмотрено, что запрещено психическое, эмоциональное, физическое или сексуальное ненадлежащее обращение с ребенком, в том числе унижение, запугивание и телесные наказания.

”Конкретная и четкая граница заключается в том, что чужого, равно как и своего, ребенка ни в коем случае нельзя физически ”призывать к порядку” — бить, толкать, дергать и т. . Исключение составляют экстренные ситуации.

Если ребенок бежит под машину или проявляет насилие в отношении другого ребенка, и это нельзя прекратить словами, то иной раз можно и нужно физически удержать ребенка, чтобы уберечь жизнь и здоровье его самого или другого человека, — приводит пример Элизе Никонов.

— К таким мерам можно прибегать лишь в крайних случаях и минимально использовать силу — только для того, чтобы нивелировать опасность, а не ”преподать урок” сорванцу”.

Что же касается устных ”призывов к порядку” в ситуациях, где дети мешают другим, например, в общественном транспорте или в магазине, советник Министерства социальных дел говорит, что каждый человек должен продумать, как в таком случае выразиться четко и ясно, но не пренебрегая ребенком. Даже если поведение детей раздражает и не уважает других, следует оставаться самому спокойным и уважительным.

Плохо ведущая себя молодежь, отмечает Элизе Никонов, зачастую чувствует негативное отношение со стороны взрослых, которые требуют соблюдения правил, но не прислушиваются к молодежи.

”Если взрослый грамотно подойдет к делу, спокойно и ясно выразится, как поведение ребят мешает ему и другим людям, попросит прекратить и, возможно, поинтересуется, что же их беспокоит, это может принести больше плодов, чем раздраженные окрики, — замечает представитель министерства.

— Конечно, может случиться и так, что молодежь грубо пошлет вас куда подальше. Тогда надо уметь не принимать это близко к сердцу. Иной раз разумнее уйти и в более запущенных случаях даже оповестить полицию. Лишь подавая своим общением правильный пример, можно надеяться, что он окажет позитивное влияние.

Если это и не изменит поведения молодых людей сразу же, то, по крайней мере, они запомнят, что их поведение кого-то раздражало, а человек отреагировал на это спокойно, четко и с умом”.

Сначала беседа

Елена Роос-Метсма, руководитель участковых полицейских Нарвского отделения полиции, говорит, что в случае неподобающего поведения детей надо рассматривать два варианта ситуаций: что делать, если несовершеннолетние совершают правонарушения и нарушают общественный порядок, и что делать, если ребенок сам нуждается в помощи или у вас есть подозрение, что ребенок находится в сложной или даже опасной ситуации.

”Если вы видите детей или подростков, нарушающих общественный порядок, то следует оценить, насколько опасна данная ситуация.

В зависимости от этого, может быть достаточно доброжелательного устного замечания — например, если кто-то видит, что из детской игры ситуация уже перерастает в случай травли, или кто-то из детей не знает, что место пустым пакетам от чипсов и бутылкам от лимонада в урне, а не на скамейке или газоне, — поясняет руководитель участковых полицейских.

— Сначала надо постараться выяснить обстоятельства, побеседовать, но если ребенок агрессивен либо убегает, нужно передать информацию в полицию. В магазине, кинотеатре, торговом центре следует подойти к сотруднику охранного предприятия и сообщить о нарушении”.

К сожалению, многие подростки идут на поводу у своих, как им кажется, более крутых друзей и достаточно рано начинают употреблять алкогольные напитки и курить.

Елена Роос-Метсма отмечает, что поведение ребенка может измениться под воздействием даже небольшого количества алкоголя, и в некоторых случаях подростки становятся агрессивными, что опасно в первую очередь для них самих и для окружающих.

”Если вы видите распивающих алкоголь подростков, сообщите в полицию. Детям до 18 запрещается иметь при себе даже закрытые алкоголь и табачные изделия, — обращает внимание представитель полиции.

— Получив сообщение о таких подростках, полиция сможет вмешаться в ситуацию, а самое главное, проверить, что на самом деле происходит с этими детьми, почему они в позднее время на улице, почему употребляют алкоголь или даже наркотики, каким образом подросток получил запрещенные вещества”.

По словам Роос-Метсма, часто, когда полиция занимается разрешением таких случаев, выясняется, что подросток предоставлен сам себе, и семья не обеспечивает надлежащий уход и необходимый в таком возрасте контроль.

Либо ребенок является жертвой насилия в близких отношениях, либо подросток, занимающийся травлей других детей, сам является объектом травли со стороны кого-то другого.

Важно узнать причины такого поведения подростка, чтобы повлиять на него и направить его жизнь в конструктивное русло, подключив при необходимости социальных работников, психологов и, конечно, семью.

Соцсети ситуацию не решают

Руководитель участковых полицейских предупреждает, что ни в коем случае нельзя допускать со стороны взрослого, который хочет призвать детей или подростков к порядку, применения насилия. В таком случае надо сразу же позвонить в полицию, передать полиции описание внешности, одежды, другие приметы и обстоятельства случившегося.

”Например, в Нарве помощь полиции требуется в торговых центрах, где дети нарушают общественный порядок.

Также мы получаем сообщения о детях, которые нарушают Закон о дорожном движении, подвергая себя опасности, к примеру, опасно едут в темное время на велосипедах по трассе и т. .

Также получаем сообщения о детях, которые находятся в обвалоопасных, заброшенных зданиях, употребляя алкоголь, что также может закончиться несчастным случаем либо причинением вреда здоровью”, — рассказывает Елена Роос-Метсма.

Она добавляет, что в других случаях речь идет о детях, которые без сопровождения взрослых находятся в общественном месте в позднее время, либо ребенок одет не по погоде, либо выглядит напуганным, то есть явно находится в опасной для жизни и здоровья ситуации. В таком случае следует подойти и спросить, все ли в порядке, позвонить в полицию и сообщить о том, где вы находитесь, чтобы прибывший на место патруль смог прояснить ситуацию.

Источник: https://rus.delfi.ee/press/mk_estonia/kak-pristrunit-chuzhogo-rebenka-kotoryj-narushaet-vashe-spokojstvie-a-kakie-sposoby-nedopustimy?id=82161905

За наказание ребенка — в тюрьму!

Как наказать человека, который бьет чужого ребенка?
Общество

Государственная дума приняла поправки к статье «Побои» Уголовного кодекса

Владимир Смирнов/ТАСС

Госдума декриминализовала статью 116 УК РФ «Побои». В пояснительной записке к законопроекту указано, что «согласно данным Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации, по части первой статьи 116 УК РФ ежегодно осуждается 19–21 тысяча лиц». И это, конечно, многовато для подзатыльника.

В настоящее время обсуждаемая часть первая статьи 116 квалифицирует правонарушение как «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль», но НЕ повлекших никакого «легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности».

Однако при анализе новации выясняется, что никакой существенной «декриминализации» так и не произошло.

Случаи, сейчас предусмотренные статьей «Побои», будут наказываться в административном порядке. И это было бы большим шагом вперед, если бы не одно «но».

Дать волшебный легкий пинок зарвавшемуся сынку без уголовных последствий родитель сможет сделать только один раз в процессе воспитания. В проекте закона так и написано  «если такое деяние совершено однократно».

Если родитель попадется еще раз на подзатыльнике или, не дай Боже, на порке ремнем, то пожалуйте, папаша, в уголовный суд.

Законопроектом предлагается установить уголовную ответственность за совершение указанных действий лицом, уже подвергнутым административному наказанию за аналогичные действия. Как сказано в пояснительной записке к законопроекту, в повторном случае применяются «те же виды и размеры наказаний, которые в настоящее время предусмотрены статьей 116».

Почему мы говорим в данном случае о детско-взрослых отношениях? Ведь побои могут нанести друг другу и люди взрослые.

Да потому, что в пояснительной записке прямо указывается, что изменения в УК имеют только одну цель, и более никакой: «Это позволит надлежащим образом реагировать на факты семейного насилия, противоправного поведения нерадивых родителей и других лиц, склонных к постоянным угрозам или систематическому совершению насильственных действий в отношении граждан, в том числе несовершеннолетних».

Если взрослые люди начинают драку, то никакими побоями дело, как правило, не ограничится, и для квалификации последствий таковой «битвы» в УК есть масса иных статьей. Так что речь идет фактически об утверждении в стране закона о запрете наказаний для детей.

Настоящий закон, который требует от нас принять Совет Европы, именно под таким названием протащить через парламент пока не удалось, а вот с мелкой поправкой, по факту означающей то же самое, получилось.

Так что на публике мы фыркаем при упоминании одиозного и никому не нужного органа — Парламентской ассамблеи Совета Европы, а на практике берем под козырек и делаем все, что нам скажут.

Как и предполагали многие эксперты, после того как в начале 2010-х годов политическое руководство страны окончательно разобралось и затем быстро рассталось с введением в стране разрушающего семью комплекса мер, которые обобщенно стали называть в России «ювенальной юстицией», отдельные ее элементы начали внедрять в самые разные законодательные акты. Не получилось сразу принять пакет ювенальных законов, стали действовать по отдельности. Данные случай — пример этой хитрой политики. Нам могут сказать — это же хорошо, что за первый раз родителю светит только административное наказание. Мы же ответим — плохо, что вообще существует такая статья, как «Побои».

Еще раз обратите внимание на два факта. Первое. Статья называется очень громко — «Побои». В русском языке это слово явно негативное, обозначающее насилие.

Однако по смыслу статьи 116-й единственным квалифицирующим преступление признаком является только «физическая боль», понятие, кстати, само по себе субъективное, и к тому же такая, которая даже не причиняет «легкий вред здоровью». Следовательно, не обязательно иметь следы на теле, достаточно свидетельства ребенка.

А с этим у родителей могут быть серьезные проблемы. Вот скажет 12-летнее дитя: «Мама схватила меня за руку, чтобы я не пошла в кино/гости/дискотеку, и мне было больно». И все! Судебная машина заработала. Второе. Хорошо, дадут маме административное наказание на первый раз.

А это значит, что семью уже поставят на учет в органах опеки, которые могут вмешиваться в семейную жизнь в любое время суток. И будьте уверены, эти люди при желании могут сами «обнаружить или выявить» и второй случай, уже подпадающий под уголовное наказание.

«Если люди не жалуются в полицию или если это способ наказания непослушного ребенка, который не понимает слов и которому просто необходимо физически показать, что нельзя делать того, что для него или для других опасно, то это не должно быть наказуемо государством, — уверена член совета по защите традиционных ценностей при уполномоченном по правам ребенка при президенте РФ детский психолог и публицист Ирина Медведева. — То есть делается все для разрушения семьи, все для того, чтобы люди не хотели иметь детей, потому что зачем иметь детей, если их нельзя нормально воспитывать. А нормальное воспитание, особенно в раннем, в дошкольном возрасте, часто включают в себя шлепки, постановку в угол, физическое удержание ребенка, если он стремится туда, где может быть причинен моральный или физический вред. Все это теперь будет криминальным, и воспитание детей теперь делается невозможным».

Валерий Шарифулин/ТАСС

Валерий Шарифулин/ТАСС

«Поборники закона поправки внесли очень поспешно, несмотря на то что за два месяца до этого в Общественной палате собирался круглый стол, который возглавляла Людмила Виноградова, член Общественной палаты, очень опытный юрист.

И там было вынесено решение о том, что ни в коем случае нельзя криминализовать побои в семье. Потому что те побои, последствием которых явились всякие физические повреждения, они и так наказуемы.

А речь идет о чем-то, что не имеет никаких физических последствий, вредных для здоровья и жизни человека», — заключает Ирина Медведева.

Вообще, удержание ребенка от посещения всякого рода мест, развращающих его душу и тело, в наше время одна из самых основных задач родителей. Каждый родитель понимает, к сожалению, о чем идет речь. Это дискотеки, где, наплевав на закон, несовершеннолетним легко продают алкоголь, а в туалетах свободно дефилируют наркодилеры.

Поборники закона говорят о том, что, если к ребенку применяют физические наказания, он якобы вырастает агрессором, что с точки зрения детской психологии абсурд. Человек, не знающий, что за причиненную им боль он может получить такой же болевой ответ, как раз в большей степени рискуют превратиться в агрессивную личность. Ведь и в народной молве про таких говорят — «безнаказанный».

Если человек сам не подвергался наказанию в разумных пределах, он, конечно, не в состоянии оценить границы дозволенного и недозволенного по отношению к себе. Конечно, дети порой страдают от душевнобольных родителей, которые не хотят лечиться, потому что принудительное лечение отменено со времен перестройки. Так верните эту статью.

Нормальный же родитель прекрасно понимает, что полезно и что вредно его ребенку в зависимости от характера, возраста и проступка.

«Вот это случилось на Украине, где закон, запрещающий телесные наказания, в том числе и родительские, был принят после первого Майдана, когда к власти пришел американский ставленник Ющенко, то есть в 2004 году, — ответственно утверждает Ирина Медведева.

— И у нас есть возможность посчитать цыплят по осени. Когда вводили закон, это поколение было детьми семи–восьми лет. Они как раз подросли за 10–12 лет, эти непоротые дети, и превратились в оголтелых бойцов.

О том, какие они неагрессивные, можно судить по тому, что они делают на востоке Украины; в частности, сдирают кожу с пленных, воюющих в Донбассе за его свободу от фашизма. Заживо сдирают кожу. Я только что приехала из Донбасса, и у меня свежие новости, свежие сведения.

Эти непоротые детки, кто потрусливее, тот готовит коктейли Молотова для взрывов. Женщину с грудным ребенком на руках, которую разорвала бомба, оторвала ей руки и ноги, смеясь, называли “колорадом с оторванными лапками”.

Некоторые родители таких боевиков честно признавались в разговорах, что у них не было, к сожалению, рычагов воздействия на своих хулиганистых детей. Им очень стыдно за те зверства, которые творят их подросшие, не наказанные в свое время дети».

В редакции РП есть свидетельство от очень обеспеченной интеллигентной семьи москвичей. Отец — университетский преподаватель, политолог и публицист, мать тоже преподаватель в вузе, литературовед, специалист по английской литературе XIX века. Сын — 11 лет, школьник, хорошо учится, занимается баскетболом.

Как-то папа пошел в магазин, оставив на столе кредитную карточку и мобильный телефон. Сынок ничтоже сумняшеся тут же купил себе по интернету iPhone 6 за 70 тысяч рублей. Родители НИКОГДА не поднимали на сына руку и в качестве наказания избрали запрет на прогулки в течение недели.

Умный сын умных родителей тут же позвонил в органы опеки и доложился, что его силой, побоями удерживают дома, не дают есть и физически издеваются. Через три минуты полиция и представители опеки были у дверей квартиры. Началась долгая история.

Сын, через час осознав, что папа может угодить в тюрьму, а он сам в детский дом, быстро пошел на попятную, но было уже поздно — машина завелась. Не помогали ни папины серьезные связи, ни мамины. Повезло, что одна из двоюродных бабушек оказалась судьей Верховного суда в отставке. От семьи отстали.

РП не раз писала, что органы опеки интересуются детьми прежде всего состоятельных и образованных родителей, что важно — здоровыми ребятами. Детям из по-настоящему неблагополучных семей органы опеки часто помогать не стремятся — слишком хлопотно. Как нет и дела до того, чтобы помочь проблемным семьям.

«Пусть знают представители власти, что для многих людей, особенно людей бедных, дети — единственное сокровище, которое у них осталось, — завершает разговор Ирина Медведева. — Вот если они будут жить под дамокловым мечом угрозы изъятия детей за каждый шлепок и за каждую постановку в угол, то социальные протесты обеспечены.

Поэтому такие законы еще и ведут к очень серьезной дестабилизации государства, потому что возмущают общество. У нас как минимум половина живущих ныне людей — это родители. Значит, будет много возмущенных людей. И надо сказать, что они уже есть.

В день принятия поправок о побоях в Уголовный кодекс были проведены пикеты и в Москве, и в Питере, и в 33 других городах, была написана масса писем в Думу. И пока ноль внимания».

темы

Новости партнеров

Источник: https://rusplt.ru/society/popravki-k-state-poboi-uk-26655.html

«Вернувшись из школы, сын рассказал, что заметил у одноклассника много синяков на руках и ногах. Стоит ли куда-то об этом сообщить?» — задавалась вопросом мама в фейсбуке. TUT.BY попросил специалистов пояснить, как правильно поступать в подобных ситуациях, чтобы помочь ребенку, не навредив.

Снимок используется в качестве иллюстрации. BBC

Наши собеседники:

Андрей Солодовников, член правления международной общественной организации «Понимание». С 2003 по 2011 год секретарь комиссии по делам несовершеннолетних при Совете министров

Михаил Готовчиц, начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних и молодежи Минской городской прокуратуры

Евгений Абрамович, заместитель начальника отдела профилактики УОПП ГУВД Мингорисполкома

Ситуация № 1: Вы заметили, как на улице мама, не стесняясь, с помощью силы воспитывает своего ребенка. Как быть в такой ситуации?

Евгений Абрамович (Е.А.): У нас в государстве неприкосновенность личности, поэтому можно смело звонить в 102. Милиция приедет, во всем разберется, проведет проверку.

— В милиции не удивятся такому сообщению? Не скажут, что ложный вызов?

Е.А.: Посмотрите декрет № 18, там указано: выявив социальное неблагополучие в семьях, все должностные лица, граждане, должны информировать компетентные органы. А потом различные службы, в том числе и социальные, будут проверять, почему ребенок так себя ведет, почему взрослые его таким образом воспитывают. Обоснованно это или нет.

Михаил Готовчиц (М.Г.): Полагаю, многое в этой ситуации зависит от того, что мы понимаем под словом «воспитывают». Шлепок по попе или случайный подзатыльник… Не думаю, что это повод для паники, но если речь идет об избиениях, истязаниях и других противоправных действиях, то здесь, конечно, нужно вмешаться.

— И прохожие вмешиваются?

Е.А.: Конечно!

М.Г.: Пару месяцев назад в комиссию по делам несовершеннолетних позвонил мужчина. Рассказал, что видел странную женщину, которая вроде как живет в шалаше в парке.

Сообщил, мол, слышал там детский плач. На место выехали специалисты. Оказалось, женщина не так давно родила ребенка и живет с ним в этом шалаше.

В итоге малыша забрали, предотвратив его переохлаждение и возможную гибель.

Андрей Солодовников (А.С.): Процесс воспитания — момент интимный. Проводить воспитательные работы на людях неуместно. Дома, пожалуйста, привлекайте Бабу-ягу, Бабая, но на улице такое воспитание — это нарушение правопорядка, поэтому прохожим стоит сделать замечание таким родителям, привлечь внимание мамы или папы, которые, возможно, в запале бьют ребенка механически.

— А родитель в ответ: «Иди своей дорогой!»

— Тогда доставайте телефон и фотографируйте или снимайте на видео. Это психологический момент. Часто срабатывает, и взрослый успокаивается. Главное, не старайтесь физически помешать таким родителям. Не хватайте их за руки, не оскорбляйте, потому что потом все может быть использовано против вас.

— Что грозит родителю, который поднял руку на своего ребенка?

Е.А: Милиция разберется. Чаще всего это административное наказание. Реже уголовное.

— Уголовное?

— Был случай, когда сотрудников милиции вызвали в магазин. Ребенок начал психовать, мама разозлилась, дернула за руку — в итоге у малыша перелом. Она и сама не хотела ему навредить, но факт остается фактом.

Ситуация № 2: В раздевалке после физкультуры ребенок заметил на теле одноклассника синяки, рассказал родителям. Как им поступить?

Снимок используется в качестве иллюстрации. www.gazeta.ru

А.С.: Из принципа не навреди сразу лучше сообщить классному руководителю… если она адекватная.

— В смысле?

А.С.: У меня трое детей, один из них попал в класс к учительнице, которая из лучших побуждений приматывала детей скотчем к стульям, чтобы они меньше двигались и больше слушали. Такому педагогу я бы о синяках не рассказывал. Сообщил бы социальному педагогу или завучу по воспитательной работе.

— А сами бы не пытались связаться с родителями?

М.Г.: Обычный человек не правомочен вмешиваться в жизнь другой семьи и давать советы по воспитанию детей. Принимать какие-то действия по профилактике к этой семье, в отличие от педагогов, он тоже не имеет права.

А.С.: Самому родителям лучше не звонить. Представьте, набирает вас какая-то мама и с пафосом, а вам, скорее всего, будет казаться, что с пафосом, говорит, что вы бьете ребенка.

Все фибры вашей души тут же восстанут против. Конечно, если у вас дружеские отношения с семьей ребенка, то выяснить все можно и лично.

Вдруг травмированный мальчик или девочка ходят в спортивную секцию и ушибы и ссадины оттуда.

Вот три года назад в Калинковичах была эпопея с усыновленным мальчиком, который поступил в больницу с повреждениями, похожими на ожог от сигареты. Тогда все били крыльями — в семье издеваются над детьми. А позже оказалось, что это кожное заболевание.

— Не навредим ли мы семье, если поднимем вокруг нее шумиху? Вдруг после этого ребенка заберут?

Е.А.: Ну почему навредим?! Если есть синяки, нужно вызвать маму в школу и спросить, откуда они. Учитель — должностное лицо, которое во время учебного процесса несет ответственность за детей. Никто не собирается махать шашками, но в ситуации нужно разобраться.

М.Г.: Один синяк — это не повод, чтобы семью ставили на учет как семью, где дети находятся в социально опасном положении. Должны быть определенные критерии и специальное соцрасследование этого факта. К тому же учреждения образования дважды в год должны исследовать жилищно-бытовые условия школьников, а значит, после этого звоночка повнимательнее присмотреться к семье.

Ситуация № 3: Из квартиры соседей сверху часто доносится плач ребенка. Стоит ли в этом случае что-то предпринимать?

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото с сайта www.seti.ee

Е.А.: Эта ситуация самая распространенная. Бывает, соседям кажется, что ребенок уже пару часов плачет и не успокаивается, и они звонят в милицию.

М.Г.: Конечно, если шум — явный признак того, что за стеной избивают сына или дочку, нужно набирать 102.

А бывает, вы периодически слышите плач из квартиры рядом, тут я бы не стал торопиться и звать людей в погонах. Возможно, это неуправляемый ребенок, и иначе, как поставить его в угол, с ним не договориться.

Или зубки у него, предположим, режутся. В этом случае сразу лучше поговорить с другими жильцами или участковым.

Е.А.: У наших людей есть правило — милиция разберется во всем. Одни жалуются на крики ребенка, другие на громкий топот детских ножек, третьим кажется, что дети у соседей поздно ложатся спать — и они набирают 102.

Наши сотрудники выбывают, а оказывается, там, например, шумоизоляция нарушена, а это уже вопросы ЖЭСов. Но активная гражданская позиция лучше безразличия. Пусть приедет милиционер, посмотрит. Я не считаю, что это плохо.

А если действительно ребенку нужна помощь, если там происходит истязание? Или другая беда — ребенок выпал из коляски или упал с пеленального столика?

М.Г.: Главное, не быть безразличным. Вспомните, историю с хаски, из-за которой погибла 8-месячная девочка. Ведь в тот вечер мама с коляской и собакой гуляли во дворе.

Я и не поверю, что в выходной в спальном районе никто не встретил эту женщину и не обратил внимание на то, что она пьяна, а значит, ребенок в опасности. Вот только в милицию никто не сообщил.

А ведь тогда, возможно, трагедии бы и не случилось.

А.С.: Я бы, услышав, что из квартиры периодически доносятся крики, оставил бы на двери таких соседей записку-предупреждение, мол, если это не прекратится, сообщу в милицию. Думаю, тоже бы подействовало.

— Но если семья кажется приличной, то решиться на такой поступок сложно.

А.С.: Семья парня, который с бензопилой напал в ТЦ «Европа», тоже внешне благополучная.

М.Г.: Пусть лучше из-за вас к этой семье лишний раз придет комиссия, чем у ребенка потом будут более тяжкие последствия.

Е.А.: Год назад в Ленинском районе Минска на взрослых даже завели уголовное дело за истязание ребенка. Как стало известно об истязании? В квартире, где с родителями жило еще четверо детей, случился пожар. Старшая девочка попала в больницу. На теле подростка медики заметили различные травмы.

Общаясь с психологом, она рассказала, что по вечерам родители часто выпивали, а потом мать с помощью шампуров проводила воспитательные работы. Причем родных детей женщина не трогала, а эта дочка была приемной. Позже врачи насчитали у нее 48 увечий от шампуров.

Не думаю, что девочка молча терпела такие издевательства, но никто из соседей «не слышал».

Источник: https://news.tut.by/society/517329.html

«Что делать, если меня ударил чужой ребенок?» Стычка 4-летнего мальчика и 26-летней девушки закончилась скандалом

Как наказать человека, который бьет чужого ребенка?

Резонансная история произошла в одном из столичных супермаркетов. 26-летняя минчанка Катерина заходила в магазин, но на входе столкнулась с «секьюрити».

Мальчик лет четырех играл около двери, повторяя: «Кого не знаю – буду бить». Мамы ребенка рядом не было.

Сначала девушка попросила пропустить ее, а после очередной попытки договориться шутливо убрала руку ребенка. В ответ мальчик с силой пнул ее по ноге.

– Было больно, – рассказывает Катерина.

– Я громко спросила: «Где твоя мама?», и тут же в проходе показалась девушка, которая позвала любимого сыночка, тихо брякнула: «Что случилось? Извините» – и ласково взяла его за ручку.

Наказания не было никакого, будто так и надо. А я осталась с бушующим чувством несправедливости: 4 года – это уже немало! Почему нельзя в такой ситуации шлепнуть ребенка и объяснить, что бить других людей – это плохо?

Мнение Катерины: «К 4 годам нужно научить ребенка азам поведения в обществе»

Позже девушка опубликовала в соцсети запись: «Я против того, чтобы бить детей, но не имею ничего против воспитательного шлепка. Я бы и этого делать не хотела, но иногда это действительно работающий метод из моего детства. Мне 26, и пока я не родитель. Но в будущем я хочу им стать.

Хочу воспитать хорошего человека (а может, и двух). И когда я слышу, что ребенку нужно и можно все разрешать, это приводит меня в ужас. Да, малышу можно разрешать купаться в луже, есть макароны руками, лежать на полу в магазине…

Но бить чужих людей и мешать им в общественных местах – это слишком!

Меня бесит, что взрослый, как всегда, виноват. И что мама отреагировала на все злобным «извините» и взглядом волчицы, которая защищает своего малыша.

Мне кажется, к четырем годам родителю нужно научить ребенка азам поведения в обществе. Не устраивать публичную порку, а нормально поговорить при тете, которой больно.

Сказать: «Давай извинимся, и больше ты так не поступишь». Это ведь простые уроки жизни.

Меня раздражает, что у нас принято чрезмерно жалеть своих детей и плевать на мнение окружающих. И я смирюсь, когда на меня срыгнут в автобусе (и такое бывало), случайно въедут на самокате, запачкают сандаликами белые брюки, но только если не ударят намеренно. Почему я должна терпеть все, что творит чужой 4-летний человек?»

Задача взрослого – проконтролировать, чтобы ребенок во время игры не нарушал границы другого человека. unsplash.com

За и против строгого воспитания. Что думают люди?

Историю Катерины стали активно комментировать. Общество разделилось на два лагеря. В первом считают, что нужно было поговорить с самим ребенком. Во втором уверены, что вся ответственность лежит на родителях.

София: «Надо было говорить с мальчиком»

София возмущена ситуацией, но удивляется, почему девушка не сделала ребенку замечание.

– Я бы высказала недовольство не маме, а ребенку. «Мне больно! Ударил – извинись. Нельзя так делать со мной». Во-первых, это обозначение моих границ. Если я их не обозначу, то кто? Мама ребенка не обязана этим заниматься.

Да и физически не может уследить за всем. Во-вторых, малыш при этом получает информацию об ответственности за свои поступки. Что он должен эту ответственность нести сам, без мамы.

Это понимание формируется не только родителями, но и такими ситуациями.

Если б я была на месте мамы, то сказала бы примерно то же самое. Шлепок в этой ситуации несет ноль информации. Он не объясняет, что ребенок сделал не так и как надо.

Не каждый малыш в 4 года понимает, что ударить – это плохо… Гораздо эффективнее поговорить с ребенком дома, наедине.

Когда нет осуждающих взглядов со стороны и когда мама может занять позицию «я на твоей стороне, малыш, но ты поступил неправильно».

Мария: «Воспитывать чужих детей недопустимо»

– Нельзя трогать и отчитывать чужих детей без разрешения родителей. Можно говорить им о недопустимости поведения их детей и требовать извинений. Чего лично вы не сделали.

Я на десять лет вас старше, у меня трое детей и восемнадцать учеников. Я достаточно опытный человек в детоводстве. А еще я работаю с детьми с аутизмом. Такой ребенок в вашей ситуации мог бы закричать оттого, что заработала сушилка для рук.

А если бы вы его потрогали – реакция могла бы быть непредсказуемой. Он мог залипнуть на дверь и охранять ее. Вы же не знаете, что он аутист. Они внешне не отличаются от нейротипиков.

Возможно, вы бы нанесли ему психологическую травму такую, что потом оплачивали бы реабилитацию.

Может, этот ребенок дико устал в саду. Пытается занять себя в магазине, пока мама-одиночка пытается быстро купить поесть к ужину. И тут чужая тетя начинает его толкать. Что он должен делать?

Анна: «Трясущиеся над детьми забывают, что это – люди»

– Если ребенок ногой бьет другого человека, это уже кое о чем говорит, – считает Анна. – Я наблюдала взросление малыша, который с трех лет бил окружающих. Это мой дальний родственник, которого бабушка носила на руках и позволяла все. У мальчика была феноменально милая внешность.

Но в транспорте он мог бить кулачком рядом стоящего человека, а бабуля умоляла человека «потерпеть». Мальчик вырос и стал хулиганом. Проблемы начались еще со школы – не умел управлять гневом. В 18 лет попал в тюрьму за драку. Вот такая история.

Все трясущиеся над детьми забывают, что это – люди.

Александр – папа троих детей. Он уверен, что все претензии нужно предъявлять только родителям ребенка.

– Дикая ситуация. У нас с женой трое детей, и никому из них мы не позволяли такое поведение. Твой ребенок не должен доставлять окружающим неудобства или вред. И это должно пресекаться сразу и любыми доходчивыми способами.

И конечно, за любые действия ребенка ответственность несет его родитель. Именно это сейчас и забывают современные мамаши. Они считают, что их чадо лучше, чем другие дети, да и люди в целом.

Чаще всего так происходит, когда ребенок в семье один.

Ребенок не всегда понимает, что делает, но за поступки детей отвечают взрослые. pixabay.com

КОМПЕТЕНТНО

Психолог: «Шлепок бы не помог, но маме стоило больше поучаствовать в ситуации»

– Реакция девушки понятна: в отличие от ребенка, которого защищает мать, она не чувствует себя в безопасности, – говорит практикующий психолог Анастасия Шапель.

– Возможно, она попала в ситуацию, связанную с ее прошлым опытом, когда никто не приходил к ней на помощь и она оставалась один на один с проблемой.

Может показаться комичным, что взрослая девушка нуждается в защите от 4-летнего, но в момент, когда происходящее дублирует травмирующую ситуацию из прошлого, нам тяжело сохранять устойчивость…

Исчерпать этот инцидент шлепок бы не помог. Никто не имеет права бить: ни ребенок взрослого, ни наоборот. И если мы учим детей, что они не должны драться, то и сами должны соблюдать это правило. Но маме стоило бы проявить больше участия.

Возможно, ей было стыдно или она почувствовала себя виноватой, поэтому устранилась из ситуации. А стоило бы присесть к сыну и сказать: «Мы в магазине. Я вижу, что тебе интересно играть. Но если здесь будут проходить люди, ты будешь их пропускать.

Попробуй поиграть в охранника, говори людям «проходите» или «здравствуйте», потому что мы находимся в общественном месте».

Если ребенок уже ударил взрослого, то задача родителя – донести, что так делать нельзя, и научить нести ответственность за свои поступки. Например, сказать: «Извините за то, что мой ребенок вас ударил». А малыш пусть будет рядом и наблюдает, что делает мама.

Конечно, 4-летний ребенок не всегда понимает, что делает, но за поступки детей отвечают взрослые. А они часто попустительски относятся к чадам. Мы поддерживаем детей в их развитии, в становлении личности, но мы с вами – социальные существа. Наша задача – научить ребенка жить по социальным нормам и соблюдать правила.

Повышать голос на малыша не стоит, но нужно сообщить ему, что он нарушает границы. Например, сказать: «То, что ты делаешь, мне неприятно, и я буду защищаться или обращусь к твоей маме».

Дети нуждаются в границах, но их ставят и учат соблюдать взрослые. Иногда кажется, что дети провоцируют нас на агрессию, но на самом деле они просто проверяют, как далеко можно зайти.

Что будет, если я так поступлю? И если мы остаемся безучастными, то ребенок будет искать повод, чтобы нащупать эту границу.

Источник: https://www.kp.by/daily/27014/4077094/

Инструкция для родителей: что делать, если вашего ребёнка бьют в школе

Как наказать человека, который бьет чужого ребенка?

Я, как человек, который был директором школы, и как родитель детей-школьников, прошёл через разные стадии процесса отстаивания прав тех или иных ребят, своих или чужих.

Поэтому могу сказать, какие шаги можно, а какие нужно делать родителю в той или иной ситуации, когда вашего ребёнка в школе обижают. Обижают одноклассники (или один), обижают старшие ребята. Понятно, что обижать можно по-разному.

Можно доводить до слёз оскорблениями, а можно быть побитым каждую неделю. И вот на это надо обращать внимание.

Первое.

Если вы несколько раз в течение довольно короткого времени (а время летит быстро, поэтому если раза четыре в месяц) услышите от ребёнка одну и ту же “фамилию”, которая сделала то-то или то-то, созвонитесь с классным руководителем и постарайтесь выяснить, не замечал ли он что-то в их отношениях и как складываются отношения с обидчиком у других детей. Если по косвенным признакам будет понятно, что не знакомая вам ещё мама того мальчика или девочки вменяемая, то можно попробовать встретиться с ней и поговорить. Отцам было бы проще решить конфликт вообще на этом этапе. Но, повторюсь, при вменяемости сторон.

Второе. Если жалобы не прекращаются, контакт с родителями стопорится, на уровне классного руководителя вопрос стопорится, вам от этого тревожно и вообще синяки, честно говоря, начинают уже доставать — идите в бой, но с полной уверенностью, что пойдёте до конца.

Потому что путь до конца слишком нервен, грузен и требует большой бюрократической волокиты, хотя и кратковременной с вашей стороны. Вовсе не обязательно, что вам придётся топить кольцо в кипящей лаве, но уверенность должна быть.

А чтобы она была, нужно помнить чётко цель и алгоритм действий.

Цель — то, что вы хотите в конечном итоге. Вы хотите, чтобы обидчика высекли розгами перед всей школой? Вы хотите, чтобы ему дали 15 лет строгого режима? Любая цель может быть реализована, дело во времени и в личном психическом здоровье.

Допустим, вы хотите, чтобы обидчика перевели в другую школу. Такое возможно, согласен. Но требовать этого незаконно: решать, где ребёнку обучаться, — это право родителей.

Самая реальная цель — зафиксировать и громко заявить о ситуации, чтобы она начала рационально решаться и на неё обратило внимание максимальное количество заинтересованных лиц, в том числе и внутри школы.

Потому что иногда информация до директора банально не доходит, пока вы не напишете письменное заявление на его имя и не проведёте его через канцелярию. Либо запишитесь к нему на личный приём.

Но встречу должно предварять письменное заявление с детальным описанием ситуации и того, что было сделано, проведённое через секретаря, и у вас на руках должна остаться копия с входящим номером, заверенная у секретаря. Возможно, на этом вопрос и начнёт решаться. А если нет?

Ситуация обостряется, и начались побои. Мелкие тычки, толчки, унизительные клички и издевательства. В конце концов вашего ребёнка побили в школе. Отмечу, не после уроков на улице, а непосредственно в школе. Ваши действия.

Идите в школу, по дороге созванивайтесь с классным руководителем либо с кем-то из администрации, проходите вовнутрь и сразу вызывайте полицию. Набираете 112, выбираете по голосу — и вперёд.

Сообщаете, что вы находитесь по такому-то адресу, это здание школы, ваш ребёнок получил физические травмы, вы просите прислать наряд полиции, чтобы зафиксировать произошедшее. Вам будет предложена скорая помощь — решайте сами в зависимости от тяжести.

Если разбили нос, то, может, и стоит вызвать скорую, чтобы сделали снимок. В любом случае вам будет необходимо в тот же день появиться в лечебном учреждении и снять побои. Но об этом позже.

Вы сообщаете сопровождающему вас лицу о вызове полиции, ожидаете приезда. По приезде полиции вы вправе написать заявление (и чтобы с вас сняли объяснения) прямо на месте.

Но это на практике мало реализуется по одной простой причине: вам в любом случае нужно будет иметь корешок регистрации вашего заявления в журнале регистраций, который находится в отделе полиции.

Поэтому если ребёнку не грозит смертельная опасность и он просто сидит, хлюпает носом и держит пятак у фингала, то соглашайтесь на любезное приглашение проследовать в отделение для дачи показаний как законный представитель своего ребёнка.

Далее вам определят инспектора по делам несовершеннолетних, который возьмёт с вас объяснения произошедшего: расскажет ребёнок, расскажете вы. Вы же и заверите оба листа показаний.

После вы напишете заявление, отдадите его в окошко дежурной части, и — самое главное — не забудьте взять корешок регистрации, он вам пригодится, это единственный документ, доказывающий, что вы подали заявление. В течение десяти дней они должны произвести проверку изложенных вами сведений и дать вам письменный ответ. Неплохо было бы при прощании с инспектором ПДН взять контактный телефон и держать на контроле, делается что-то или нет.

Инспектор затребует с вас справку из травмпункта с фиксацией побоев, поэтому вы едете в травмпункт и едете именно сегодня.

Внимание: взрослые травмпункты не выдают такие справки детям, вам нужен именно детский травмпункт.

После получения справки дома её сканируете. Вообще, теперь все документы сканируете, все они будут нужны в электронном виде. Из травмпункта врач обязан сообщить в полицию, так как побои произошли в школе. Это ещё один плюс вам в вашей истории, потому что в отдел по делам несовершеннолетних о вас сообщат дважды.

Дома первым делом, не затягивая, открывайте сайт департамента образования вашего города или области и пишите в электронную приёмную. Департамент образования города Москвы откликается очень оперативно.

Описывайте ситуацию, прикрепляйте сканы всех документов, которые подтверждают ваши слова (в том числе и все сканы заявлений на имя классного руководителя или директора школы, бумаги из полиции), просите организовать проверку изложенных фактов.

Делайте это сразу, завтра у вас на это уже не хватит сил, да и настроение пропадёт.

При этом надо понимать, что Федеральный закон “О порядке рассмотрения заявлений граждан Российской Федерации” трактуется таким образом, что позволяет отправить письмо на “рассмотрение по компетенции”, то есть школе.

Так и будет, поэтому своим письмом вы лишний раз побудите руководство школы вникнуть в ситуацию, но никак их не накажете. То есть ещё раз: ваше письмо в департамент образования — это трата времени директора на составление вам ответа. Но ваша проблема будет решена, если вы уже сформулировали для себя, что вы хотите, а не в порыве праведного гнева палите вокруг из всех орудий.

Ваши действия не приносят результата — стопорится что-то на всех уровнях, в течение трёх дней до вас не доходят никакие сигналы. Маловероятно, но всё же. Не ждите — ищите СМИ, которые готовы осветить вашу ситуацию: школьная тема актуальна. Три дня у вас на всё на это и уйдёт — описание ситуации, подтверждение документами, принятие решения на планёрке по поводу нужности материала.

Обычно медиа понимают, что такие темы могут и не выстрелить, и должны быть готовы остановить вашу публикацию по вашей просьбе в случае изменения ситуации и при должном этическом уровне отношений, но и вы должны понимать, что вас могут женить и без вас. Это крайний шаг к огласке. По степени распространения этой информации последствия будут различаться — вы сами видели разные примеры.

Но публикация даёт вам следующий шаг — вместе со ссылкой на публикацию вы пишете письмо в мэрию Москвы, Генеральную прокуратуру, Министерство образования, президенту РФ с просьбой проверить изложенные в статье факты, так как вы и являетесь тем лицом, о котором идёт речь. Далее опять начинается круговерть бумаг, но она дополнительно стимулирует какие-то рациональные изменения в ситуации, а возможно, что приведёт и к возбуждению уголовного дела по факту халатности.

Я описал предельное количество уровней, которым был свидетель или прошёл сам. Редко требуются все этапы.

Самое главное правило — вовремя остановиться! Идите на любой контакт, который вам будет предлагаться, ищите варианты разрешения ситуации, возможности перевести всё в область человеческих отношений.

Вашему ребёнку ещё в этой школе учиться, а вам ещё несколько лет встречаться с этими людьми и на выпускном вечере постараться не испортить друг другу настроение.

Источник: https://life.ru/p/990433

Автоправо
Добавить комментарий