Как быть, если сожительница написала заявление, что я ее избил?

Содержание
  1. «Не останавливало то, что я беременна». Минчанин регулярно избивал сожительницу — дело дошло до суда
  2. В казахстане декриминализовали бытовое насилие. как теперь будут наказывать мужей-тиранов
  3. Как теперь будут наказывать за побои
  4. Привлечь к ответственности сложно
  5. Жертве приходилось доказывать, что она жертва
  6. Поводом для побоев может стать всё, что угодно
  7. Житель Липецкой области получил девять лет колонии за избиение сожительницы до смерти
  8. «Когда убьют — тогда и приходите». Полицейские вас не спасут
  9. Первый случай
  10. Второй случай
  11. Третий случай
  12. Четвертый случай
  13. Пятый случай
  14. Шестой случай
  15. Седьмой случай
  16. Восьмой случай
  17. Девятый случай
  18. Десятый случай
  19. Одиннадцатый случай
  20. Двенадцатый случай
  21. Тринадцатый случай
  22. Суд арестовал доцента СПбГУ, который признался в убийстве студентки
  23. Ударил жену, вон из квартиры: в Украине начал действовать новый закон

«Не останавливало то, что я беременна». Минчанин регулярно избивал сожительницу — дело дошло до суда

Как быть, если сожительница написала заявление, что я ее избил?

Начиналось все вполне тривиально: познакомились, начали тесно общаться… А в итоге — «Кухонным ножом порезал мне плечо». Как вышло так, что судье на стол попало дело о регулярном жестоком избиении? Подробности жуткой истории — у корреспондента агентства «Минск-Новости».

Ольга и Павел* познакомились в общей компании. Приехавшая из провинции женщина сразу обратила внимание на дерзкого молодого человека, который проявлял к ней неподдельный интерес.

Общение продолжилось: они встречались в барах, гуляли по городу. Про себя Павел Одинец рассказывал мало: разведен, детей нет, временно официально нигде не работает.

Вскоре Ольга переехала к кавалеру, тому в наследство от бабушки досталась двухкомнатная квартира на улице Воронянского.

— Не знаю, чем он меня привлек. У меня высшее образование, хорошая работа, нормальная внешность, а он кто? — после с явным пренебрежением будет рассуждать Ольга Мартынова. — Вероятно, выработался комплекс, из-за того что родители часто твердили: «Тебе 30, а ни детей, ни мужа нет!»

Конфетно-букетный период закончился быстро. Павел стал чаще приходить домой в изрядном подпитии, мог подолгу где-то пропадать с друзьями. Однажды Ольга сделала замечание, за что получила звонкую оплеуху и услышала поток ругательств в свой адрес.

Но не избалованная мужским вниманием простила возлюбленному выходку: протрезвев, тот стоял на коленях, извинялся, обещал: такое больше не повторится.

К тому же ее подкупили слова сожителя, что он скоро устроится на высокооплачиваемую работу, они накопят денег и сыграют пышную свадьбу.

Однако меняться в лучшую сторону Павел Одинец не спешил. Стоило выпить лишнего, измывался над гражданской женой, каждый раз придумывая разные поводы: то сосед видел ее с другим мужчиной, то до него дошли слухи о ее романе с коллегой.

— Бил по голове, щекам, хватал за руки. Однажды я упала, и он стал избивать меня ногами, прыгал сверху.

Удары сыпались один за другим — эксперт тогда насчитал на моем теле не менее 28 следов от побоев, — опустив глаза, рассказывала в суде потерпевшая.

 — Как-то раз кухонным ножом порезал мне плечо и ягодицу, а спустя некоторое время, когда снова напился, сломал ребра и нос. Тогда меня госпитализировали. Павла не останавливало и то, что я ждала от него ребенка.

В таком нескончаемом кошмаре Ольга прожила около года. Если раньше она не желала выносить сор из избы, терпела побои и унижения, то, узнав, что беременна, стала обращаться в милицию: надеялась, люди в погонах образумят сожителя.

Ему каждый раз доходчиво объясняли: если он не прекратит распускать руки, то для него все закончится плачевно. Обычно после профилактических бесед Павел возвращался домой, извинялся перед Ольгой. Та прощала, просила милиционеров не привлекать сожителя к ответственности.

Уезжать, будучи на сносях, к родителям в деревню категорически не хотела, для нее это было позором: мол, поехала столицу покорять, а привезла в подоле.

Однако последней каплей стал инцидент, когда пьяный до невменяемости Одинец на почве ревности повалил Ольгу на пол и стал избивать ногами. Женщина всячески прикрывала от ударов уже хорошо округлившийся живот.

Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы не зазвонил мобильник Павла. Тот отвлекся на разговор, а Ольга тем временем ускользнула из квартиры и помчалась к участковому.

В тот раз она написала заявление о привлечении сожителя к уголовной ответственности.

В качестве свидетелей судья допросила 5 сотрудников ОВД — участковых инспекторов и милиционеров, выезжавших по вызовам Мартыновой. Давали показания медики, которые наблюдали беременную Ольгу. Все рассказывали, что видели на теле у женщины следы насилия — многочисленные ссадины, кровоподтеки.

На суде выступили и соседи Одинца, сообщившие, что часто слышали, как пара выясняет отношения на повышенных тонах, и даже несколько раз видели, как Павел ударил сожительницу по лицу во дворе дома. Однако предпочли не вмешиваться в семейные разборки: мол, милые бранятся — только тешатся.

На судебном заседании присутствовали и родственники. Мать Мартыновой рассказала, что неоднократно видела на теле дочери синяки и знала, откуда они появились. Ольга ей во всем призналась.

Кроме того, родительница сама несколько раз становилась невольным свидетелем конфликтов пары.

Однако даже не соизволила поговорить с несостоявшимся зятем о недопустимости такого поведения: боялась, что тот разозлится и прогонит ее беременную дочку восвояси.

Из характеристики участкового инспектора Октябрьского РУВД: «Павел Одинец — лицо, злоупотребляющее спиртными напитками и нарушающее общественный порядок, ранее судим за угрозу убийством. В январе 2018 года в райуправление поступила информация, что он избил сожительницу.

После проведенной проверки факты подтвердились. Спустя 4 месяца гражданка Мартынова обратилась с заявлением, что снова стала жертвой нетрезвого Одинца. Это показала и назначенная экспертиза.

Через 2 недели женщина написала заявление с просьбой привлечь сожителя к ответственности за систематическое избиение».

Из заключения эксперта: «В период времени, к которому относятся инкриминируемые П. Одинцу деяния, хроническим или временным расстройством психики он не страдал. При этом у него имеется синдром зависимости от алкоголя».

Одинец вину в содеянном признал полностью, чистосердечно раскаялся. При этом всячески уверял служителя Фемиды: в связи с давностью событий, происходивших на протяжении года, а также из-за чрезмерного увлечения спиртным многого не помнит.

— При вынесении приговора суд учел характеристику личности обвиняемого: судимый, неработающий, отрицательно характеризующийся по месту жительства, — говорит прокурор Октябрьского района города Минска Юрий Трайковский.

 — Одинца признали виновным в умышленном причинении продолжительной боли и мучений способами, вызывающими особые физические и психические страдания потерпевшего, и систематическом нанесении побоев, не повлекших тяжких последствий, беременной женщине.

Суд назначил наказание в виде лишения свободы на срок 3,5 года с выплатой штрафа в размере 100 базовых величин. Кроме того, по месту отбытия наказания его будут лечить от хронического алкоголизма. Приговор Одинец обжаловать не стал.

*Имена и фамилии героев изменены.

За помощь в подготовке материала автор благодарит прокуратуру Октябрьского района города Минска.

Источник: https://minsknews.by/ne-ostanavlivalo-to-chto-ya-beremenna-minchanin-regulyarno-izbival-sozhitelnitsu-delo-doshlo-do-suda/

В казахстане декриминализовали бытовое насилие. как теперь будут наказывать мужей-тиранов

Как быть, если сожительница написала заявление, что я ее избил?

За бытовое насилие в Казахстане теперь будут привлекать только к административной ответственности, а не к уголовной. 3 июля Президент РК подписал закон, согласно которому статьи 108 и 109 УК РК (“Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью” и “Побои”) переместились из уголовного в административный кодекс. 13 июля поправки вступили в законную силу.

Казалось бы, декриминализация статей о бытовом насилии должна облегчить жизнь любителям распускать руки. Но парадокс в том, что именно теперь у жертв домашних тиранов появился шанс реально отправить их за решётку, пусть на короткий срок.

Как теперь будут наказывать за побои

Прежде, например, побившего жену мужа могли максимум оштрафовать. Статьи Уголовного кодекса предусматривали аресты сроком от 45 до 60 суток. Но эти меры не работали. Применение этих мер было приостановлено до 2020 года. Теперь же мужа, избившего жену, можно по крайней мере “закрыть” на 15 суток. Однако штрафы за побои и причинение лёгкого вреда здоровью при этом стали меньше.

Для сравнения:

Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью по Уголовному кодексу наказывалось:

  • штрафом в размере до 200 МРП (525 тысяч тенге);
  • исправительными работами в том же размере;
  • привлечением к общественным работам на срок до 180 часов;
  • арестом на срок до 60 суток (применение ареста было приостановлено до 2020 года в соответствии со статьёй 467 УК РК).

Та же статья в Административном кодексе наказывается штрафом 15 МРП (39 тысяч тенге) либо административным арестом сроком до 15 суток.

“Также в Административном кодексе в этой же статье есть ещё часть вторая, в которой говорится о том, что если кто-то совершает побои повторно в течение года, то это влечёт административный арест сроком до 20 суток, – прокомментировал изменения адвокат Торехан Мухтаров. – Для тех лиц, к которым арест не применяется, по этой статье предусмотрен штраф в размере до 30 МРП (78 тысяч тенге)”.

По статье “Побои” Уголовный кодекс предусматривал наказание:

  • штраф в размере до 100 МРП (262 тысячи тенге) либо исправительные работы в том же размере;
  • привлечение к общественным работам на срок до 120 часов;
  • арест на срок до 45 суток ( применение ареста также было приостановлено в соответствии со статьёй 467 УК РК).

В Административном кодексе за побои будут наказывать штрафом в размере 10 МРП (23 тысячи тенге) либо административным арестом на срок до десяти суток.

При рецидиве драчуна посадят уже на 15 суток. Третья часть этой статьи предусматривает штраф в 30 МРП (78 тысяч тенге).

“В Административном кодексе более развёрнуто представлены эти статьи, – прокомментировал Торехан Мухтаров. – По Уголовному кодексу, человек мог совершить это преступление, заплатить штраф и на следующий день идти делать то же самое. А теперь чётко сказано, если человек в течение года совершает данное правонарушение повторно, то он безоговорочно привлекается к аресту”.

Привлечь к ответственности сложно

Привлечь к ответственности за бытовое насилие бывает сложно, даже когда речь идёт не о нанесении лёгкого вреда здоровью, а о более серьёзных увечьях.

У Динары Чидериновой практически нет несломанных костей на лице. Женщине сделали пластическую операцию, поставили девять скоб, но она всё равно не может нормально есть. После больницы Динара Чидеринова весила 38 килограммов. Супруг женщины просто пришёл домой пьяным и стал её избивать, она так и не поняла, за что именно.

“Я до сих пор по больницам езжу, мне хотят оформить инвалидность. У меня сломано всё лицо, и глаз один уж почти не видит”, – говорит Динара Чидеринова.

Женщина рассказывает, что участковый пришёл к ней в больницу и начал отговаривать от подачи заявления на мужа.

“В первый же день, когда я лежала в больнице с квадратным лицом, у меня берут заявление, что я к нему не имею претензий. Это было сделано в тот момент, когда я ничего не соображала. Я думала, может тогда он от меня отвяжется, а участковый всё говорил: мол, мы вас разведём, он будет платить алименты”, – вспоминает Динара Чидеринова.

Родственники Динары настояли, чтобы она забрала своё заявление о том, что не имеет претензий к мужу и всё-таки обратилась в полицию.

“Назначили судебно-медицинскую экспертизу, у всех она идёт месяц, а у меня около трёх-четырёх месяцев шла, – рассказала Динара. – Они просто тянули время и хотели закрыть дело за сроком давности. Я пожаловалась в Генпрокуратуру, в Министерство обороны, так как мой муж военный”.

Супругу Динары дали год условно. Экспертиза сочла, что он нанёс её здоровью средний ущерб. Ожидающая получения инвалидности Динара с этим не согласна и ждёт апелляции.

Жертве приходилось доказывать, что она жертва

Председатель ОЮЛ “Союза кризисных центров Казахстана” Зульфия Байсакова видит в новом законодательстве, касающемся бытового насилия, и плюсы и минусы. С одной стороны, жертве теперь не надо бегать и собирать доказательства того, что её действительно избили. Это теперь делает полиция. С другой стороны, она считает, что политика наказания для семейных тиранов должна измениться в целом.

Зульфия Байсакова / Фото

“Жертва доказывала, что она жертва. Сейчас бремя доказывания будет возложено на правоохранительные органы, – прокомментировала Зульфия Байсакова. – Нам сейчас важно перестроить политику наказания. Человек, который совершает преступление, находится в состоянии агрессии, незнания законодательства.

Наверное, надо с ним работать? Мы пытаемся всех посадить на 15 суток. Это неправильно, мы не пытаемся работать с агрессорами, у нас нет определённых программ, которые имели бы научную базу, у нас нет никаких центров, которые работали бы с семейными дебоширами.

Поэтому женщина понимает, что да, отсидит он свои 15 суток, и ничего не изменится”.

Поводом для побоев может стать всё, что угодно

Руководитель казахстанского движения “Немолчи.кз” Дина Смаилова часто пытается помочь жертвам бытового насилия. Она говорит, что поводом для побоев может стать всё что угодно. Например, в Шымкенте молодую женщину регулярно избивает супруг за то, что она оказалась не девственницей, что выяснилось после свадьбы.

“На днях был жуткий случай, девушку обвинили в том, что она не девственница. До сих пор в нашей стране этот маразм, – прокомментировала Дина Смаилова.

– Девочка из Шымкента, ей 18, вышла замуж и стала объектом издевательств за то, что оказалась не девственницей. Супруг её избивает, насилует, обзывает шлюхой. К нам её родственница обратилась за помощью.

Ну так воспитаны южане, муж у них – это бог, а уж иногда и дурак бывает”.

Дина не может назвать идеальным ни старое, ни новое законодательство, касающееся бытового насилия. По её мнению, в обоих случаях нет полной гарантии защищённости жертвы.

Дина Смаилова / Фото

“Отчасти перевод в Административный кодекс этих статей облегчает жизнь женщине, – считает Дина Смаилова. – Дело в том, что редкая жена у нас готова посадить мужа в тюрьму, даже если он её искалечил. Но и этот закон не совершенен: ни прежние, ни нынешние меры не дают женщине гарантий. Это такая лёгкая передышка для женщины на 15 суток”.

Декриминализация статей о бытовом насилии в РК произошла вслед за Россией. В феврале 2017 года Путин подписал закон, переводящий статью о побоях из Уголовного в Административный кодекс. Президент РФ мотивировал такое решение тем, что людям надо “дать шанс остаться в здоровой части общества”.

В Казахстане тоже были свои мотивы. Ещё в 2016 году генпрокурор Жакип Асанов говорил о том, что за бытовое насилие стали меньше привлекать в ответственности, так как дела о семейных скандалах относятся к делам частного порядка: жертва сама должна искать свидетелей, доказательства, а это не так-то просто.

По данным ОЮЛ “Союз кризисных центров Казахстана” в нашей стране ежегодно от бытового насилия погибает около 400 женщин.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://informburo.kz/stati/v-kazahstane-dekriminalizovali-bytovoe-nasilie-kak-teper-budut-nakazyvat-muzhey-tiranov.html

Житель Липецкой области получил девять лет колонии за избиение сожительницы до смерти

Как быть, если сожительница написала заявление, что я ее избил?

Житель Лебедяни в Липецкой области приговорен к девяти годам колонии строгого режима за то, что он несколько часов избивал сожительницу, после чего она скончалась в больнице, сообщает «Мост ТВ».

35-летний Максим Грибанов признан Лебедянским районным судом виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшим по неосторожности смерть потерпевшей — 30-летней Анастасии Овсянниковой.

Помимо лишения свободы Грибанова обязали выплатить 500 тысяч рублей отцу Овсянниковой и полтора миллиона рублей — несовершеннолетней дочери Овсянниковой Анастасии в качестве компенсации морального вреда.

Сам Максим Грибанов полностью признал свою вину и написал явку с повинной, а также возместил расходы на похороны погибшей и передал для дочери Овсянниковой 150 тысяч рублей. Эти обстоятельства явились основанием для смягчения приговора — максимальный срок по данной статье предусматривает 15 лет лишения свободы.

Как сообщала «Медиазона», конфликт между Максимом Грибановым и Анастасией Овсянниковой произошел вечером 9 декабря 2017 года. Грибанов заявил, что на телефон Анастасии пришло несколько смс от другого мужчины, после чего она призналась в измене. Полиция не нашла в детализации телефона, а также в мессенджерах погибшей никаких сообщений за 9 декабря.

Грибанов начал избивать Овсянникову на автозаправке, это увидела беременная кассир, которая попросила охранника Ивана Петрина вмешаться, но тот отказался, заявив, что это «их семейные дела».

«Ранее уже был случай, когда я заступился за девушку в подобном же конфликте, а та впоследствии написала на меня самого заявление, что я избил ее парня», — рассказал Петрин на допросе. Тогда кассир попросила вмешаться одного из водителей, но он также отказался.

Грибанов довез Овсянникову до дома, по пути продолжая наносить удары. В квартире он несколько часов избивал женщину, крики слышали соседи, они стучали в дверь, но им не открыли. Ночью он отвез Овсянникову в свою квартиру, а утром 10 декабря сфотографировал ее со следами избиения — «чтобы помнила».

В тот же день отец Анастасии привез ее в больницу в тяжелом состоянии. Анастасию посетил участковый, которому она рассказала, что ее избил сожитель. На следующий день женщина впала в кому, а 14 декабря скончалась: у нее зафиксировали закрытую черепно-мозговую травму, переломы трех ребер, повреждение легкого и многочисленные ушибы.

Коллеги и родственники Овсянниковой рассказали, что после знакомства с Грибановым весной 2016 года она постепенно прекратила общение со всеми по его требованию, а с начала 2017 года стала появляться с синяками и ссадинами. Сама Овсянникова жаловалась на побои своей подруге, а также жене одного из друзей Грибанова.

Мать Грибанова рассказала на суде, что однажды Максим ударил Анастасию за то, что на вечеринке один из мужчин обнял ее и положил руку ей на грудь. «Я тогда говорила Овсянниковой, что сын очень ревнив и таких поводов лучше ему не давать», — заявила женщина.

После гибели Анастасии ее восьмилетняя дочь рассказала родственникам, что Грибанов избивал ее мать.

«Когда [бабушка и ее муж] спросили, почему ты не говорила, она ответила: “Мама не разрешала вам говорить, сказала, что если я расскажу, то она не будет меня к вам пускать на выходные”», — сообщила адвокат потерпевшей Елена Шаповалова, сотрудничающая с правозащитной организацией «Правовая инициатива».

Во время следствия Максим Грибанов обвинял погибшую в аморальном поведении, а на суде, по словам адвоката, задавал вопросы ее отцу: «А почему ты меня не остановил, а почему ты ее не так воспитал, почему вы меня называете жестоким человеком?»

Юрист Консорциума женских неправительственных объединений Мари Давтян убеждена, что вмешательство полиции в ситуации домашнего насилия неэффективно и необходима психологическая работа с людьми, проявляющими агрессию в семье.

«Другой вопрос, что это добровольная история. А чаще всего эти мужчины не ищут проблемы в себе, им кажется, что все эти женщины плохие, провоцируют. Нужно, чтобы была возможность направлять этих людей на принудительное прохождение этих программ», — считает Мари Давтян.

В мае Следственный комитет связал рост случаев насилия в семье с декриминализацией побоев.

«Такие дела» много писали о проблеме домашнего насилия в России: в частности, рассказывали о том, что жертве необходимо дать убежище и запретить агрессору приближаться, а также узнали мнение экспертов после того, как патриаршая комиссия РПЦ поддержала декриминализацию побоев в семье.

Источник: https://takiedela.ru/news/2018/05/30/izbil-do-smerti-9-let/

«Когда убьют — тогда и приходите». Полицейские вас не спасут

Как быть, если сожительница написала заявление, что я ее избил?

13 историй о том, как полицейские игнорируют домашнее насилие.

В сентябре 2017 года Маргарита Грачева решила подать на развод. Реакция мужа была страшной — он начал преследовать жену, избивать её, угрожал искалечить. Участковый проигнорировал жалобы Маргариты. Через три дня после отказа в возбуждении уголовного дела мужчина отвёз 25-летнюю маму двоих общих детей в лес, где отрубил ей кисти рук.

Подобных историй по стране тысячи. Не у всех такой жуткий финал, но это нисколько не меняет отношения российской полиции и, прежде всего, участковых к домашнему насилию. Полицейские либо игнорируют поводы для возбуждения уголовных дел, либо откровенно заявляют: «Когда убьют — тогда и приходите».

Правозащитники проекта «Зона права», обеспокоенные этой проблемой, открыли «горячую линию» — с 24 октября по 2 ноября можно было рассказать о преступном бездействии полицейских и чиновников.

«Площадь Свободы» изучила истории людей, позвонивших правозащитникам — мы отобрали 13 историй, наглядно иллюстрирующих, что «проблемы негров шерифа не интересуют», а декриминализировать домашнее насилие в России ещё рано.

Первый случай

Где: Самарская область, поселок Шентала.

Участники истории: загадочно погибшая жена и муж-полицейский.

Что случилось: глава семейства, работающий участковым, много лет избивал супругу. Женщина боялась увольнения мужа, поэтому в полицию не обращалась. В середине октября её труп нашли в колодце.

В предсмертной записке погибшая мать двоих дочек (16 и 11 лет) просит никого не винить в случившемся. Родственники женщины не верят в версию самоубийства. Дети подтверждают, что отец бил маму.

Сейчас они живут у деда.

В чем проблема: возбуждена статья «доведение до самоубийства» в отношении неустановленных лиц. Родственники погибшей боятся, что расследование будет необъективным.

Второй случай

Где: Нижний Новгород.

Участники конфликта: бывшие муж и жена.

Что случилось: Ольга (все имена изменены — прим. ред.) несколько раз получала от экс-супруга угрозы — мужчина обещал убить ее и детей. Причиной развода стали в том числе периодические избиения.

Женщина обратилась в полицию после того, как бывший муж тайно проник в её квартиру и сжег часть вещей. Со слов Ольги, у бывшего мужа уже есть условный срок за поджог — он пытался спалить офис собственной матери и дотла сжег ее дом.

При пожаре погиб человек.

Женщина считает, что экс-супруг и участковый милиционер дружат. Только так она может объяснить, что заявления о возбуждении уголовного дела попадают в руки бывшего мужа. Ольга обвиняет участкового в халатности и пособничеству преступнику.

В чем проблема: служебная проверка в отношении полицейского не нашла в его действиях нарушений. МВД не стало возбуждать дело об очередном поджоге.

Третий случай

Где: Санкт-Петербург.

Участники конфликта: пенсионеры и их сосед-дебошир.

Что случилось: пожилые жители петербургской коммуналки неоднократно обращались в полицию после издевательств соседа-алкоголика. Каждый раз участковый отказывает в возбуждении уголовного дела. Хотя формальных поводов более, чем достаточно.

Год назад дебошир обрызгал из газового баллончика пожилого соседа — врачи зафиксировали у пенсионера ожоги роговицы глаза.

Не возбудили дело и после другого, еще более жестокого случая: пьяный мужчина вместе с сыном своей сожительницы избили ещё одного немолодого соседа, который отправился в больницу с переломом скулы, сотрясением мозга и выбитыми зубами.

В чем проблема: жители коммунальной квартиры, страдающие от соседа-изверга, ходили на коллективный приём к участковому с просьбой принять хоть какие-нибудь действенные меры.

Эта беседа снова не решила проблему — в возбуждении уголовного дела в очередной раз отказали, проигнорировав видеозапись избиения, снятую на подъездную камеру наблюдения.

«Мы боимся лишний раз выйти в места общего пользования, поскольку опасаемся за свою жизнь», — говорит один из жильцов квартиры.

Четвертый случай

Где: Новосибирск.

Участники конфликта: бывшие гражданские муж и жена.

Что случилось: в припадке ревности бывший сожитель несколько раз ударил Людмилу. Отобрал и разбил её телефон. Участковый не увидел следов побоев — в судмедэкспертизе было отказано. Мужчину отпустили после короткой объяснительной беседы с полицейскими.

Людмила забрала вещи и переехала к маме. Бывший начал её выслеживать. В начале октября он напал на Людмилу в подъезде — избил, отобрал сумку с документами, новым телефоном и кошельком.

Врачи не выдали заключения, подтверждающего травмы. Зато полицейские переквалифицировали статью «Грабеж» в более легкую — «Побои». Участковый перестал отвечать на телефонные звонки.

Бывший гражданский муж продолжает угрожать ей, её родственникам и друзьям.

В чем проблема: женщина боится за свою жизнь. Она считает, что если не вмешается прокуратура, полиция так и не предпримет адекватных действий для её защиты.

Пятый случай

Где: Санкт-Петербург.

Участники конфликта: бывшие гражданские муж и жена.

Что случилось: причиной разрыва отношений, по словам женщины, стали алкоголизм, скандалы и жестокое обращение отчима со старшим сыном Юлии — пьяный «супруг» избивал подростка кожаным ремнем.

Летом 2017 года мужчина выбил дверь квартиры, которую снимает Юлия. Он начал бить женщину, державшую в этот момент на руках их общего годовалого ребёнка, кулаками по голове. В больницу и полицию Юлия тогда обращаться не стала — побоялась угроз о том, что старший сын «может не дойти из школы до дома».

Но она все-таки написала первое заявление в полицию после того, как мужчина взломал квартиру, где живут Юлия и ее дети. Уголовное дело возбуждать не стали. После этого бывший сожитель несколько раз без разрешения забирал из детского сада младшего сына.

Мать малыша утверждает, что после поездок в гости к отцу ребёнок начал мочиться в штанишки — подобного не случалось в течение года. Причиной этому могут быть избиения — через несколько дней после общения с отцом малыш показал маме на кожаный ремень, сказав: «Больно.

Бил папа».

В чем проблема: полиция продолжает отказывать в возбуждении уголовного дела, не видя для него причин.

Шестой случай

Где: Москва.

Участники истории: женщина, её второй муж и первый свекор.

Что случилось: Анна утверждает, что её свекор, до пенсии работавший милиционером, неоднократно угрожал убить женщину и её второго мужа. Участковый, которого вызывали после многочисленных драк, отказывался заводить уголовные дела. После нападений с ножом тот же самый участковый проигнорировал желание супругов поставить буйного свекра на учёт в психоневрологический диспансер.

В конце мая 2016 года пьяный свекор в очередной раз напал на Анну с ножом в руках. Муж заступился за супругу, опять была драка.

Через девять дней пожилой дебошир умер в больнице от последствий перелома ребер. Супруг Анны получил 7 лет колонии строгого режима.

В суде участковый, неоднократно игнорировавший жалобы супругов, дал показания, в которых охарактеризовал погибшего как спокойного и непьющего человека.

В чем проблема: Анна пожаловалась на бездействия участкового в Следственный комитет, но дело спустили в районный отдел полиции, где обвинение в халатности рассыпалось. Женщина хочет наказать участкового и по возможности пересмотреть приговор своего мужа.

Седьмой случай

Где: Башкортостан.

Участники конфликта: девушка и ее отчим.

Что случилось: Вероника несколько раз обращалась в полицию после того, как ее избивал отчим. По словам девушки, мужчина бьет и ее младших братьев (6 лет и 3 года). Мама Вероники полностью зависит от мужа финансово, поэтому покрывает его. В полиции не приняли ни одного заявления от Вероники.

Последнее избиение — мужчина, цитируем ее слова, «избивал меня кулаками по голове, в лицо, как мужика» — не изменило безразличного отношения полицейских к происходящему.

Девушка утверждает, что для открытия уголовного дела есть все необходимые доказательства — свидетели и видеозапись, на которой отчим угрожает убить падчерицу.

В чем проблема: «каждый раз, обращаясь в полицию, слышу только о том, что они не могут ничего сделать, пока что-то не случится», — говорит девушка.

Восьмой случай

Где: Краснодар.

Участники конфликта: бывшие муж и жена.

Что случилось: до развода экс-супруг много раз бил Марию. Это подтверждают выводы судмедэкспертизы. В середине сентября мужчина ударил Марию в висок пультом от телевизора. После этого бывший муж пытался удушить её, но остановился, когда в комнату зашла их общая дочь.

По словам женщины, он постоянно вымогает у неё деньги, обзывает при дочери, беспробудно пьёт и угрожает убийством.

В чем проблема: участковый дважды отказывался возбуждать уголовное дело.

Девятый случай

Где: Воронеж.

Участники конфликта: отец и дочь.

Что случилось: Галина и её дети делят квартиру с отцом. Мужчина много лет пьёт, после возлияний часто избивает дочь и внуков. После первого обращения в полицию участковый не стал заводить уголовное дело и даже не стал проводить профилактическую беседу с дебоширом.

Во второй раз Галина обратилась за помощью к участковому после очередного избиения. Врачи зафиксировали сотрясение мозга и ушиб головы. В ответ сотрудник полиции пообещал отправить ее в психиатрическую больницу, а  детей передать органам опеки. «Пообещал сделать это, если я ещё раз их “дёрну”», — цитирует полицейского женщина.

В чем проблема: ситуация меняется только в худшую сторону — чем больше Галина общается с участковыми, тем грубее они общаются с молодой матерью. Женщина уверена, что полиция будет продолжать бездействовать.

Десятый случай

Где: Москва.

Участники конфликта: женщина и ее дочь против неадекватных соседей.

Что случилось: над Еленой и ее несовершеннолетней дочерью издевается семейная пара, живущая по соседству. По словам Елены, сосед, уже имеющий за плечами тюремный срок, несколько раз прокалывал колеса ее автомобиля. Также он периодически ломает входную дверь в квартиру женщины. Несколько раз он вливал в замочную скважину клей и заталкивал в неё зубочистки.

В чем проблема: полиция никак не реагировала на заявления Елены. Позиция участкового не изменилась даже после прямых угроз: «Сделаем так, что ты взлетишь на воздух вместе с машиной». Эти слова прозвучали в присутствии дочери женщины, которая теперь боится ходить в школу одна. Угрозы расправой тоже не заинтересовали полицейских — уголовное дело в очередной раз развернули.

Одиннадцатый случай

Где: Москва.

Участники конфликта: брат против сестры и пожилой матери.

Что случилось: по словам Ирины, её брат, имеющий проблемы с наркотиками и две судимости, терроризирует 70-летнюю маму — бьет, оскорбляет, вымогает деньги.

В чем проблема: женщина боится, что дебошами поведение брата не ограничится. Дважды Ирина обращалась за помощью к участковому, который, судя по всему, не считает происходящее достойным своего внимания.

«Мой брат и подобные ему чувствуют свою полную безнаказанность, а мы — бессилие. Не знаем, к кому обращаться, кому жаловаться», — добавляет женщина.

Двенадцатый случай

Где: Татарстан.

Участники конфликта: гражданские муж и жена.

Что случилось: сожитель избивает Эльмиру уже несколько лет. Возможно, именно это стало причиной двух инсультов, которые диагностировали у женщины врачи. Последний случай рукоприкладства произошел в середине октября — врачи зафиксировали у Эльмиры следы избиения в виде кровоподтёков.

В чем проблема: уголовное дело не заведено — участковый, похоже, занят проблемами посерьезнее.

Тринадцатый случай

Где: Москва.

Участники конфликта: дочь против матери.

Что случилось: Любовь неоднократно жаловалась участковому на то, что ее бьет дочь. Ситуацию усугубляет состояние женщины — из-за болезни она не может ходить и все свое время проводит в кровати. Как утверждает женщина, последнее избиение произошло в начале ноября. На просьбу помочь в гигиенических процедурах дочь облила мать кефиром, несколько раз ударила и толкнула.

В чем проблема: участковый не хочет участвовать в разборках матери и дочери. В последнее время он открыто отказывается приходить в квартиру Любови после ее звонков.

Вам кажется, что эти истории из параллельного мира и никогда вас не коснутся? Вам только кажется. Возможно, сегодня вечером изобьют вашу соседку. А полиция ответит коронным «Когда убьют — тогда и приходите».

Источник: https://svobody.pl/posts/kogda-ubyut-togda-i-prikhodite-politseyskie-vas-ne-spasut

Суд арестовал доцента СПбГУ, который признался в убийстве студентки

Как быть, если сожительница написала заявление, что я ее избил?

В Петербурге 9 ноября из Мойки спасли доцента СПбГУ Олега Соколова, в рюкзаке которого обнаружили отрезанные женские руки и травматический пистолет.

Позже в квартире историка нашли пилу и тело 24-летней аспирантки и сожительницы Соколова Анастасии Ещенко. Ученый признался в убийстве девушки, его заключили под стражу до 8 января 2020 года.

«Бумага» рассказывает, что известно о деле.

Утром 9 ноября из реки Мойки спасли 63-летнего доцента СПбГУ Олега Соколова, в рюкзаке которого обнаружили травматический пистолет и отпиленные женские руки. Мужчину доставили в больницу с переохлаждением, затем его задержали по подозрению в убийстве.

Камера наблюдения напротив дома Соколова недалеко от здания СК на набережной Мойки, зафиксировала, что ученый, дождавшись, когда уйдет очевидец, выбросил в воду мешки и скрылся. Через некоторое время он вернулся к Мойке и сбросил в нее еще два пакета. Позже мужчина упал в реку, оттуда его достали спасатели.

Во время водолазных работ в реке обнаружили не только останки расчлененной женщины, но и тело неизвестного человека, которое уже успело полностью разложиться.

В квартире историка нашли тело 24-летней аспирантки СПбГУ Анастасии Ещенко. По данным 47news, она была убита в ночь на 8 ноября из мелкокалиберного обреза, после ее смерти Соколов спрятал труп и якобы принимал дома гостей.

Как рассказал Сергей Ещенко, брат убитой, историк и аспирантка были парой. Ещенко была ученицей Соколова и соавтором нескольких его статей. Например, они вместе написали работы «Российский посланник при дворе Жозефа Бонапарта в 1809–1812 гг.» и «Ранний период Наполеоновских войн глазами художника и воина Луи-Франсуа Лежена». Они также вместе участвовали в исторических реконструкциях.

При этом, как сообщили «Бумаге» знакомые девушки, Соколов якобы шантажировал Анастасию тем, что если она уйдет от него, то ее выгонят из университета.

Сергей Ещенко сообщил, что сестра звонила ему в ночь на 8 ноября — накануне своей смерти. По телефону девушка рассказала, что Соколов избил ее из-за того, что она собиралась пойти на день рождения к другу из студенческой компании.

Анастасия ушла из квартиры на набережной Мойки, но позже вернулась, потому что там остались ее вещи, сообщил брат девушки. Утром, по словам молодого человека, Ещенко уже не отвечала на его звонки.

По данным 47news, предполагаемым мотивом убийства якобы могла стать неприязнь Ещенко к дочерям Соколова от первого брака. Эту информацию позже подтвердил сам ученый. По его словам, он поссорился с Ещенко из-за того, что он упомянул своих детей.

Год назад одна из студенток Соколова рассказывала, что в 2008 году историк, с которым у нее была сексуальная связь, избил ее. «Когда утюг нагрелся, он поднес его к моему лицу, так что я ощущала исходящий от него жар, и стал угрожать, что изуродует меня на всю жизнь», — говорилось в заявлении девушки. Дело не дошло до суда.

На допросе 10 ноября Олег Соколов признался в убийстве 24-летней аспирантки, рассказал его адвокат Александр Почуев.

По словам Почуева, убийство сожительницы Соколова могло быть совершено «под влиянием сильных факторов, возможно, состояния патологического опьянения или аффекта». Он призвал не называть Соколова убийцей до решения суда.

Днем 11 ноября Соколов предъявили обвинение в убийстве и избрали меру пресечения — его заключили под стражу до 8 января 2020 года. Во время судебного заседания историку стало плохо, из-за его плача во время слушания сделали перерыв.

Признавшегося в убийстве аспирантки историка Олега Соколова лишили статуса члена научного совета Института социологических, экономических и политических наук (ISSEP) в Лионе.

Кроме того, по информации Le Parisien, правительство Франции может отозвать у Соколова Орден Почетного легиона, который в 2003 году ему вручил президент Жак Ширак за вклад в изучение и популяризацию истории страны и ее армии.

С сайта Российского военно-исторического общества также исчезла информация о том, что подозреваемый состоял в научном совете, однако она осталась в кеше Google.

В соцсетях дело доцента Олега Соколова вызвало резонанс: бывшие студенты, коллеги и читатели историка рассказали о том, как он вел себя до признания в убийстве.

Активисты также составили петицию с требованием привлечь к ответственности руководство СПбГУ, которую на момент написания текста подписали почти 7 тысяч человек.

В вузе пообещали расторгнуть договор с Соколовым и распределить его нагрузку между другими преподавателями.

Фото на обложке: Александр Петросян / «Коммерсантъ»

Источник: https://paperpaper.ru/sud-arestoval-docenta-spbgu-priznavsh/

Ударил жену, вон из квартиры: в Украине начал действовать новый закон

Как быть, если сожительница написала заявление, что я ее избил?

В Украине смогут отнимать жилье за тумаки и затрещины. Меры, предусмотренные новым законом о предотвращении и противодействии домашнему насилию, могут привести к нарушению прав лиц на владение и распоряжение имуществом. Об этом сообщает UBR.

Читай также: Как украинкам защититься от сексуального домогательства на работе

“Я не защищаю тех, кто совершает насилие в семье, но возможность выгонять человека из дома, если ему больше негде жить, или нет денег на съемное жилье, может привести к злоупотреблениям, хоть и не частым“, – прокомментировал ситуацию старший партнер адвокатской компании Кравец и Партнеры Ростислав Кравец.

И отметил, что закон отдельно указывает, что приоритет имеют интересы потерпевшей стороны. Эти интересы может защитить либо полиция, либо суд. Однако в случае недобрых намерений потерпевшей стороны есть риски, что ее обидчика лишат вообще возможности распоряжаться совместным имуществом (домом, автомобилем).

Что написано в законе

Новый закон О предотвращении и противодействии домашнему насилию (№ 2229-VIII) действует с 7 января 2018 года. Он направлен на адаптацию украинского законодательства к европейским стандартам и предусматривает комплексный подход к борьбе с домашним насилием.

Среди прочего, вводятся новые меры пресечения и защитные инструменты, а именно: срочное и ограничительное запрещающие предписания относительно обидчика.

Срочное запрещающее предписание выносится сотрудниками Нацполиции, если есть непосредственная угроза жизни или здоровью пострадавшего. Оно направлено на немедленное прекращение побоев, устранения опасности для жизни и здоровья пострадавшего, недопущения дальнейшего применения силы и новых рукоприкладств.

Это как в случае, когда меняют замки на двери. Формально человек имеет право попасть к себе домой, а по факту – нет

Как сообщили в юридической фирме Астерс, такое предписание выносится как по собственной инициативе полицейских (по результатам оценки рисков) или по заявлению пострадавшего лица.

Читай также: В Украине обнародуют реестр неплательщиков алиментов

По информации управляющего партнера Астерс Алексея Дидковского и юриста Ольги Лепихиной, этим документом разбушевавшегося члена семьи могут заставить покинуть дом, в котором он жил с пострадавшим. Запретить не только там жить, но даже переступать порог жилища, а также контактировать с потерпевшим.

Если оба участника конфликта совместно проживают в одном помещении, то срочным запретным предписанием могут быть ограничены права агрессора находиться в этом доме, независимо от их имущественных прав на жилье.

Если же драчун отказывается добровольно покинуть общие квадратные метры, то его могут выселить принудительно.

“Временные предписания выдает Нацполиция сроком до 10 дней или до момента, пока судом не будет определена другая мера ограничения нахождения обидчика вместе с потерпевшим лицом в одном помещении“, – уточнил Ростислав Кравец.

Лицо, в отношении которого вынесено срочное запрещающее предписание, может обжаловать это решение в суде.

И, кстати, потерпевшая сторона может сразу обратиться не в полицию, а в суд с требованием выдать ограничительное предписание для обидчика в порядке отдельного производства. Мало того, заявление может подать представитель пострадавшей стороны (например, родственник).

Если речь идет о безопасности ребенка, то это могут быть как родители, так и бабушки-дедушки, а также органы опеки.

Читай также: Поменяют фамилии и откажутся от ИНН: какие пути “отступления“ готовят алиментщики

Ограничительное предписание выдается судом на срок от одного до шести месяцев и может быть пролонгировано судом еще на полгода. То есть, формально можно добиться применения на год не только запрета находиться в доме или квартире, а и “устранения препятствий“ в пользовании совместным имуществом.

Опасные последствия

Пострадавший также наделен правом требовать от агрессора компенсации его затрат на лечение, получения консультаций или на аренду жилья, которое он снимает (или снимал), чтобы избежать домашнего насилия, а также периодических расходов, связанных с содержанием этого жилья.

“При этом никого не интересует, где будет жить лицо, которому запрещено появляться в доме. Зачастую бывает сложно определить, кто виноват и что произошло на самом деле“, – заметил Кравец.

Например, родители подрались или бьют ребенка. Тогда чадо могут даже забрать в другую семью или передать органам опеки, а отцу или матери (кто бил ребенка) запретить находиться в одном помещении с ним.

Читай также: Почему разделся Мухарский, или что изменится для алиментщиков

Дальше суд должен решить вопрос о привлечении к ответственности обидчика: либо к административной, либо уголовной. Например, могут назначить 15 суток ареста. Но после этого драчуна могут вернуться обратно.

“При этом не исключены злоупотребления. Скажем, есть возможность постоянно (каждый раз выписывая новое срочное предписание) запрещать появляться в доме или пользоваться имуществом. Это возможно по сговору с сотрудниками местной полиции (особенно, если кто-то из родственников потерпевшего там работает)“, – допустил Кравец.

Закон предусматривает, что такие предписания можно оспорить в суде. Но это все занимает время, тем более сейчас, когда в рамках судебной реформы, суд может находится за 200 км от места происшествия. Это все затрудняет оспаривание.
Тем более, когда речь идет о 10 днях.

Разумеется, формально завладеть имуществом не получится, так как это все оформляется через нотариуса. Но фактически потерпевшая сторона может терроризировать обидчика, добиваясь того, чтобы он в конце концов ушел из дома.

“Это как в случае, когда меняют замки на двери. Формально человек имеет право попасть к себе домой, а по факту – нет“, – пояснил адвокат.

Ранее сообщалось о том, что Минюст запустит открытый реестр неплательщиков алиментов.

Источник: http://dengi.ua/budget/301885-Udaril-zhenu-von-iz-kvartiry-v-Ukraine-nachal-dejstvovat-novyj-zakon

Автоправо
Добавить комментарий