Что делать, если взяли с пустыми руками, а дело уголовное возбудили?

Содержание
  1. Как помочь близкому человеку, которого задержали по статье о наркотиках. Инструкция — Meduza
  2. Не упустите ситуацию, когда может появиться угроза уголовного дела
  3. Вашего близкого человека задержали? Не теряйте времени!
  4. Если задерживают при вас (на улице или в квартире)
  5. Если задерживают, когда вас нет рядом (близкий человек долго не выходит на связь)
  6. Найдите адвоката
  7. Не пытайтесь влиять на ход дела, не посоветовавшись с адвокатом
  8. Обращение к журналистам может быть полезно, но не всегда
  9. Поддерживайте контакт с арестованным
  10. Как обратиться в полицию
  11. «Кому ни расскажу, из-за чего против меня возбудили уголовное дело, все смеются»
  12. «У нас так: кружку воды выпил — значит, закон нарушил»
  13. «Меня сломали, теперь всего боюсь»
  14. «Сядем на рельсы. А как иначе напомнить правительству, что мы есть и что не живем, а мучаемся?»
  15. «Ущерб государству налицо, есть виновные. Так что придется платить»
  16. Возбуждение уголовного дела: пособие для «чайников»
  17. Визит к Минотавру

Как помочь близкому человеку, которого задержали по статье о наркотиках. Инструкция — Meduza

Что делать, если взяли с пустыми руками, а дело уголовное возбудили?

Статью 228 Уголовного кодекса о незаконном обороте наркотиков называют «народной» — реальные сроки по ней в российских колониях отбывают около 130 тысяч человек, это четверть всех заключенных в стране.

Несмотря на случай корреспондента «Медузы» Ивана Голунова, который явно показал, что дела по 228-й могут возбуждать буквально на пустом месте против ничего не совершивших людей, президент Владимир Путин объявил: либерализовать эту статью не будут, «потому что угроза для страны, нации, нашего народа очень велика». Это означает, что никто не застрахован от того, чтобы так или иначе столкнуться со статьей 228. «Медуза» вместе с адвокатом «Правозащиты Открытки» Павлом Ясманом рассказывает, что делать, если близкого человека задержали по подозрению в хранении или распространении наркотиков.

Не упустите ситуацию, когда может появиться угроза уголовного дела

Оперативники никогда не раскрывают свои действия до задержания, поэтому нет практически никаких шансов, что вы заранее узнаете о готовящемся уголовном деле. Это делается для того, чтобы подозреваемый не скрылся. Но есть ситуации, когда можно попробовать заранее обезопасить себя или своих близких.

Например, ваш близкий человек рассказал, что его знакомого задержали по статье об обороте наркотиков.

Если вы считаете, что близкому человеку тоже может что-то угрожать (например, что у него тоже могут обнаружить наркотики), стоит найти адвоката — как это сделать, читайте ниже.

Адвокат сможет сходить в полицию и проверить, не ведется ли расследование против ваших близких. По Уголовному кодексу, если сообщение о преступлении еще не зарегистрировано, но человек добровольно сдал наркотики, он освобождается от ответственности.

Не пытайтесь сдавать наркотики без адвоката, только он сможет проконсультировать вас, как правильно поступить в этой ситуации.

Вашего близкого человека задержали? Не теряйте времени!

Задержание может происходить по-разному: как на людях или в квартире, так и в уединенном месте, где больше никого нет.

Если задерживают при вас (на улице или в квартире)

Сразу же напомните своему близкому, что он (согласно статье 51 Конституции) имеет право ничего не говорить без адвоката. Если вы уверены, что наркотики подброшены, посоветуйте ему вписать это во все протоколы и другие документы о следственных действиях.

Задержанный также может сразу добиваться проведения экспертиз, которые могут доказать его непричастность: это смывы с кистей рук и срезы ногтевых пластин (они показывают, имел ли человек контакт с наркотиками), а также анализ упаковочного материала обнаруженных наркотиков — генетическая (следы ДНК), пороэджиоскопическая судебная экспертиза (следы рук и других частей тела) и другие.

Если вы не уверены, что человек непричастен к преступлению, или сомневаетесь — просто посоветуйте ничего не говорить и не подписывать без адвоката.

По возможности запишите все происходящее на видео.

Попросите полицейских представиться и объяснить, из какого они отдела полиции, по какой причине задержан человек и куда его будут доставлять.

Следуйте за полицейскими до отдела, чтобы точно знать, где будет находиться ваш близкий человек — куда вызывать адвоката, куда передавать вещи и еду.

Если задерживают, когда вас нет рядом (близкий человек долго не выходит на связь)

Идите в ближайшее отделение полиции и пишите заявление о безвестном исчезновении. Если человек действительно был задержан, в течение суток информация об этом появится в полицейских базах данных и вы сможете узнать, где он находится. Также можно попробовать обзвонить отделы полиции в районах, где мог находиться человек, чтобы узнать, не доставляли ли его туда.

Задержанный имеет право на телефонный звонок — следователь либо звонит близким сам, либо дает телефон подозреваемому. Как только человек выйдет на связь, попросите его ничего не говорить и не подписывать до приезда адвоката.

Найдите адвоката

Чаще всего адвокатов ищут по знакомым — чтобы вашего близкого человека защищал юрист, которому вы можете доверять. Есть также правозащитные проекты, адвокаты которых работают в том числе по делам о наркотиках. Наконец, адвоката можно просто найти в интернете.

Даже если вам, как вы считаете, ничего не угрожает, найдите время, чтобы заранее изучить сайты адвокатских палат или правозащитных проектов, — выпишите телефоны или сохраните сайты в закладки. Это сэкономит время в нужный момент.

Сам задержанный или его близкие должны сразу объяснить адвокату свою позицию по уголовному делу: подозреваемый может спокойно рассказать защитнику, считает он себя причастным к преступлению или нет — тогда адвокат сразу сможет выстроить правильную стратегию. Переговоры адвоката с подзащитным конфиденциальны, следователи не имеют права подслушивать их или использовать в деле.

Следователь может привлечь государственного адвоката, чтобы начать следственные действия. В этом случае задержанный имеет право потребовать от этого адвоката, чтобы он связался с родственниками, а те при необходимости нашли другого защитника.

Стоимость услуг адвоката зависит от региона, в котором он работает, и от хода дела. Например, если человек признал вину, дело рассмотрят быстрее. Если он намерен оспаривать решения судов во всех инстанциях, это может занять годы.

Если адвокат не поддерживает выбранную вами позицию по делу или предлагает неофициально договориться со следователем (помните, что взятка — уголовное преступление!), вы можете отказаться от его услуг и выбрать другого адвоката.

Не пытайтесь влиять на ход дела, не посоветовавшись с адвокатом

Помните, что задача следователя — доказать вину подозреваемого. Таким образом, все, что вы ему скажете или сделаете, он может попробовать использовать против задержанного.

Например, если родственники попытаются что-то объяснить про подозреваемого, их могут перевести в статус свидетелей (Конституция позволяет вообще не свидетельствовать против ).

И тогда следователь сможет запретить им свидания — чтобы арестованный не мог влиять на ход дела.

Другой пример — «подготовка» к обыску. Если близкого человека уже задержали, но его квартиру пока не обыскивали, то у родственников или знакомых может возникнуть желание проверить ее до прихода следователей. Но каждое уголовное дело уникально, и любые действия могут как улучшить, так и ухудшить ситуацию. Не делайте ничего, не посоветовавшись с адвокатом.

Обращение к журналистам может быть полезно, но не всегда

Если человек действительно сделал то, в чем его подозревают, огласка лишь приведет к тому, что больше людей узнает, что он совершил действия, которые в России считаются преступлением.

Другое дело, когда человек хранил наркотики, а уголовное дело возбудили о покушении на  — это очень распространенная практика: тут огласка может помочь правильно квалифицировать содеянное (и получить меньший срок).

Разумеется, если наркотики подбросили, огласка и постоянное освещение ситуации в соцсетях и СМИ помогают. Яркий пример — случай Ивана Голунова.

Поддерживайте контакт с арестованным

Как правило, обвиняемых по статьям о хранении или сбыте наркотиков отправляют в СИЗО до суда. Свидания с близкими там происходят с разрешения следователя — не стесняйтесь и не забывайте его об этом просить. В СИЗО можно отправлять письма (они проходят цензуру) и разрешенные вещи и продукты.

Родственники имеют право присутствовать на каждом заседании суда по уголовному делу.

Этот текст — часть спецпроекта «Медузы», посвященного полицейскому произволу и необходимости реформировать правоохранительную систему. Другие материалы по этой теме вы можете найти здесь.

Источник: https://meduza.io/feature/2019/07/01/kak-pomoch-blizkomu-cheloveku-kotorogo-zaderzhali-po-statie-o-narkotikah-instruktsiya

Как обратиться в полицию

Что делать, если взяли с пустыми руками, а дело уголовное возбудили?

В 2017 году в России было зарегистрировано 2 058 500 преступлений. Так говорит МВД.

Дмитрий Сергеев

знает все о заявлениях

Я, как бывший сотрудник полиции, знаю, что преступлений гораздо больше. Но не все верят полиции и обращаются в органы. А зря. Я видел много случаев, когда преступления раскрывались. А еще видел случаи, когда люди не спешили звонить 112 и оставались ни с чем.

В этой статье я расскажу, как правильно себя вести, если вы стали жертвой преступления.

Иногда у людей ожидания от полиции, как от супергероев: если где-то происходит зло, то вдалеке уже должны зазвучать сирены, злодей должен быть пойман, а пострадавшему тут же должны вернуть украденное. Полиция должна быть источником справедливости, раскрывать дела силой мысли и сеять добро.

В реальности полиция — это просто работа. Есть группа людей. Они наделены полномочиями применять силу. Они ограничены законом, регламентами и задачами, которые ставит руководство. За самодеятельность им прилетит от начальства и они могут лишиться работы.

Полицейский не имеет права с ходу, не разобравшись, вершить правосудие. Если ему поступает обращение, он должен разобраться в описанных фактах, потом провести мероприятия в рамках закона, получить законный результат, уведомить всех и отчитаться. Это рутинная и сложная работа, в которой очень важно соблюдать регламенты.

Но все полицейские — люди. Как и все люди, они могут халтурить на работе, чего-то не знать, работать невнимательно, брать взятки, затягивать, не хотеть браться за какую-то задачу. Они могут даже пойти на преступление, чтобы скорее закрыть дело. Это печально, но, видимо, такова природа людей. Форма полиции не делает человека автоматически более благородным или устойчивым к коррупции.

И все же полицейский обязан работать по закону. Поэтому легче всего общаться с полицейским тому, кто знает закон и свои права. Об этом и поговорим.

Если вор вытаскивает кошельки у пассажиров на станции метро, он нарушает права не только конкретного лица, но и общества в целом. Его деятельность опасна для окружающих, и разбираться с ним должны правоохранительные органы. Чтобы поймать преступника, нужно обратиться в полицию.

Если подадите заявление не туда, ничего страшного. Проще, конечно, обратиться именно в полицию. Заявление не выбросят, переадресуют куда следует, а вам об этом сообщат письменно.

Представьте ситуацию. Виктор хотел купить машину и нашел в интернете хороший вариант. Машина в другом городе, зато цена ниже средней. По просьбе продавца супруга Вити перевела 5 тысяч рублей как предоплату, а Витя на автобусе выехал к месту покупки.

Когда Виктор был на полпути, продавец сообщил, что предоплата не 5 тысяч, а 50. И если продавец не получит эту сумму, он отдаст машину другому покупателю. Пришлось перевести деньги. А потом продавец выключил телефон.

Вместо того чтобы сразу идти в полицию, Виктор и его жена спорили, куда именно обращаться, есть ли в этом смысл и кто из них должен писать заявление. За это время преступники избавились от банковских карточек и симкарт. Ущерб так и не был возмещен.

Для дежурной части любой поступивший звонок — это сообщение о правонарушении. Но нужно понимать, что далеко не каждый вызов полиции может закончиться подачей заявления о преступлении и возбуждением уголовного дела.

Например, дерутся соседи сверху. По вашему вызову приезжает наряд с мигалками, а у соседей обычная семейная ссора и претензий друг к другу они не имеют. Оснований для привлечения к уголовной ответственности в такой ситуации нет, только к административной, да и то не факт. Но вызывать полицию все равно нужно: обычная драка в любой момент может закончиться поножовщиной с трупами.

Иногда вызовы очень экзотические. Например, под дверью стоит странный человек и вы не знаете, что ему надо. Может, это наводчик. Если вы позвоните в полицию, они приедут и будут разбираться. Несмотря на то что просто стоять под дверью — это не преступление и никакой ответственности за это не предусмотрено.

Конечно, можно найти знакомого полковника полиции, друга-участкового или доброго сотрудника патрульно-постовой службы, который готов вам помочь просто так, без заявления. Но их помощь без вашего письменного заявления не более чем сочувствие.

Но в ситуации с материальным ущербом или преступлениями против собственности, например кражей или мошенничеством, заявление от заинтересованного лица обязательно.

Само по себе заявление не может служить основанием для привлечения к ответственности. Следователи будут проверять изложенные в нем факты.

Например, в вышеописанном случае покупал машину Виктор, а переводила деньги жена. Написать заявление может и Виктор, и его супруга. И даже если они оба независимо друг от друга напишут заявления в полицию, их обязаны принять.

Кто является потерпевшим и кто имеет право на возмещение ущерба, определит следствие.

Чем быстрее, тем лучше. Срок обращения в органы в законе не прописан, но чем раньше это сделать — тем больше вероятность, что виновных привлекут к ответственности. Как только вы осознали, что стали жертвой преступления и вам причинен ущерб, тут же сообщите об этом в полицию.

Статья 141 Уголовно-процессуального кодекса РФ предусматривает две формы заявления о преступлении — устную и письменную. В любом случае заявление фиксируется на бумаге. При подаче устного заявления сотрудник правоохранительных органов фиксирует его содержание в протоколе с ваших слов, а вы обязаны подписаться под ним.

Чтобы подать заявление, можно позвонить по телефону 112 и рассказать о случившемся. Это как со скорой. К вам либо отправят сотрудника, чтобы он принял у вас письменное заявление или с ваших слов записал устное — если вы по какой-то причине не можете писать сами. Либо скажут, куда приехать, чтобы написать заявление.

Если телефона под рукой нет, можно подойти к первому попавшемуся сотруднику полиции и рассказать о ситуации. Тут действия будут примерно те же, но, скорее всего, вас еще и доставят в отделение полиции. Пугаться этого не нужно: вы же потерпевший.

Еще вы можете обратиться в ближайшую дежурную часть лично. При этом не важно, где вы живете и зарегистрированы и где именно случилось правонарушение.

Например, Виктор находился далеко и от своего места жительства, и от места нахождения мошенника. Он мог подать заявление всеми возможными способами, в том числе в любом ближайшем подразделении ОВД.

Шапка заявления о преступлении. Форма подскажет, что и куда писать

В заявлении нужно описать пять вещей:

  1. Что произошло.
  2. Когда, где именно и при каких обстоятельствах.
  3. Кто может быть свидетелем.
  4. Кто, по-вашему, виноват.
  5. Чего вы хотите от сотрудников полиции.

В бланке заявления обычно содержится подсказка, что именно нужно написать.

Если не знаете точное время, достаточно указать приблизительный промежуток, например «С 8 утра до 18 вечера, когда я находился на работе». Бывает, что неизвестно место преступления, тогда можно написать, например, «В Тверском районе, предположительно на ул. Новослободской».

Свои требования к правоохранительным органам нужно написать предельно четко и конкретно: привлечение виновных к уголовной ответственности и возмещение ущерба. Даже если вам неизвестно, кто эти виновные.

Писать лучше подробно, но немногословно и понятно. Если потребуется что-то уточнить, вас спросит дежурный или позже с вами свяжется следователь, чтобы узнать детали.

Анонимным ваше заявление могут признать, даже если вы указали фамилию, имя и отчество, но забыли указать адрес, или, наоборот, указали адрес, но забыли фамилию, имя или отчество.

Именно «не торопится», а не отказывается. Прямой отказ вы никогда не услышите.

У сотрудников полиции есть много способов дать понять, что никто вам и вашему заявлению не рад. И дело даже не в том, что сотрудники ленивые. Кроме раскрытия реальных преступлений им ежедневно приходится отвечать на заявления о нападении инопланетян и лучах смерти от соседей. Это пишут не совсем здоровые люди, но на их обращения тоже нужно давать ответы.

Для восстановления справедливости размер ущерба роли не играет. Часто в полиции намекают, что ущерб небольшой и вы просто потратите время. Например, украли кошелек, а в нем была всего тысяча рублей и несколько карточек.

Но вор будет воровать и дальше, если его не остановить. Поэтому не стесняйтесь писать заявление, особенно если вы видели вора и можете описать его.

Даже если уголовное дело потом прекратят из-за малозначительности ущерба — сам факт задержания преступника может на него повлиять.

Размер ущерба не имеет значения для возбуждения дела. То, что при ущербе менее 20 тысяч рублей уголовные дела по краже не возбуждают, — миф. Размер ущерба играет роль уже в суде, когда преступление раскроют. От того, насколько он значителен для конкретного потерпевшего, может зависеть мера наказания. А для подачи заявления он не важен.

Ждать следователя не обязательно. Часто в дежурной части потерпевших заставляют сидеть у проходной и ждать следователя, чтобы подать заявление. Так делают в надежде, что потерпевшему надоест ждать, он уйдет и не вернется. В такой ситуации нужно просто оставить заявление дежурному — следователю самому придется вас искать.

Нет заявления — нет преступления. Если в отделении вам говорят, что заявление не обязательно, не верьте. Например, если у вас украли телефон и дежурный говорит, что вам просто позвонят, когда его найдут. Никто ничего искать не будет, потому что нет заявления.

Существует специальная инструкция о порядке рассмотрения заявлений об исчезновении граждан. В ней сказано, что сообщение о безвестном исчезновении лица должно быть принято и зарегистрировано вне зависимости от срока и места его исчезновения, даже если к этому заявлению не приложены фотографии пропавшего или заявитель не знает его полных анкетных данных.

Дежурный должен выдать вам талон-уведомление, который подтверждает, что заявление принято. С даты, указанной в талоне, ведется отсчет времени, в течение которого правоохранительные органы должны что-либо предпринять по заявлению: как правило, от 3 до 30 суток.

Ваше заявление в течение суток поступит к исполнителю — следователю или дознавателю. С ним вы сможете связаться по указанному в талоне телефону, чтобы узнать ход дела.

По результатам рассмотрения вашего заявления исполнитель может принять одно из следующих решений:

О любом решении, которое будет принято по заявлению, вас уведомят письменно. Если принятое решение вас не устраивает, вы вправе его обжаловать. Порядок обжалования вам должны разъяснить.

Что такое заведомо ложный донос, проще всего объяснить на примере.

Девушка пишет заявление о том, что двое знакомых ее изнасиловали. Указывает место, время, обстоятельства. Но потом договаривается с этими знакомыми, они компенсируют ей ущерб в материальном выражении. Она приходит в полицию и говорит: «Ничего такого не было, я их оговорила». Это ложный донос. И девушку могут привлечь к уголовной ответственности.

Другой пример. Вы видите, как двое мужчин на вокзале прячут сумки под сиденья и уходят. Если вы подойдете к сотрудникам полиции и сообщите об этом факте, это не будет ложным доносом. Главное — сообщить о факте. Вы не утверждаете, что внутри бомба или наркотики. Вы предполагаете, что может иметь место противоправное деяние, и просите сотрудников полиции проверить это.

Поэтому проучить кого-то, написав заявление в полицию, не получится. Заявление — это повод к возбуждению уголовного дела, а не обычная кляуза.

Всегда сообщайте только те факты, которые знаете достоверно.

Предупреждение об ответственности за заведомо ложный донос в бланке заявления

Чисто по-человечески полезно общаться с полицейским как с нормальным человеком на работе. Не как с челядью, прислугой или кем-то, кто вам хронически должен. Когда полицейский видит к себе спокойное, уважительное отношение, у него больше причин так же относиться к вам.

Чего не стоит делать при общении с полицейским.

Не стоит пугать его жалобами, если на то нет причин. Полицейский отлично знает регламенты и свои обязанности.

Не стоит угрожать связями, чтобы полицейский работал быстрее. Сотрудник полиции и так не должен тормозить, и у него полно задач кроме вашей. Обещать ему санкции за нерасторопность бесполезно.

Не стоит без повода заваливать руководство жалобами на сотрудника. Прежде чем пожаловаться, проверьте, есть ли для этого законные основания. Постоянный прессинг со стороны потерпевшего только замедляет дело, потому что по регламенту на все эти жалобы нужно отвечать и на это может уходить больше времени, чем на полезную работу.

Не требуйте невыполнимого. В сериалах преступления раскрывают нажатием кнопки, за пять минут делают любую экспертизу и тут же передают дело в суд. В жизни все не так. Это серьезная работа, которую невозможно сделать за минуту. Сериал «След» — это художественное произведение.

Ваша поддержка очень важна. Вежливый и адекватный потерпевший, который не требует сделать невозможное и с пониманием относится к просьбе пояснить отдельные вопросы или предоставить недостающие документы, поможет быстрее возместить ущерб и наказать виновных.

Для тех, чья вера в соцсети безгранична, приведу один пример.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/police/

«Кому ни расскажу, из-за чего против меня возбудили уголовное дело, все смеются»

Что делать, если взяли с пустыми руками, а дело уголовное возбудили?

На Херсонщине возглавлять местные советы стало так же опасно, как грабить банки

Не на каждой карте найдешь название маленького села Высокое, что примерно в ста километрах от Херсона. Но вот чем оно интересно: каждый сельский голова, как только сядет в свое кресло, непременно становится уголовником. «При таких темпах криминализации в деревнях скоро без судимости одни дети и останутся», — сокрушаются местные сельчане.

«Судят буквально ни за что! Уже гражданская смелость нужна, чтобы согласиться стать председателем сельского совета, — написали в своем письме в редакцию жители Высокого.

 — Недавно на скамью подсудимых угодил последний, ныне действующий наш голова. Сколько он делал для того, чтобы мы не опускались, не дичали, не вымирали! И что? Тоже сложил, можно сказать, буйну голову за людей — засудили человека.

Высокое, без преувеличения, теперь село уголовников. Приезжайте, сами увидите».

«У нас так: кружку воды выпил — значит, закон нарушил»

Моим попутчиком в херсонскую глубинку по счастливой случайности оказался фермер из Высокого Вячеслав Калюжный. По жаре и пробкам добираемся до его родного села.

— Неужели каких-то негодяев и пройдох выбираете себе в старосты? — с ходу интересуюсь у Вячеслава Ивановича.

— Да вы что! Достойнейшие люди! — отбрасывает мои подозрения крестьянин.  — Это не у нас, это в Киеве начальство, видно, на всю голову повредилось: напринимали законов, но только выполнить их здесь, на местах, невозможно. Не успеем избрать человека, тут же и встает вопрос о его уголовном преследовании — мол, закон нарушает! Раз, и прихлопнули!

Прямо на трассе фермер устраивает мне небольшой ликбез — рассказывает о родном селе, само название которого во многом объясняет мытарства тех, кто там живет.

— Посмотрите, — показывает Калюжный, — вокруг степь, и без воды земля моментально превращается в пустыню. Но мы живем на таком возвышении, что до водоносного горизонта — минимум 70-80 метров. Попробуй пробури! Чтобы доставать воду с глубины более 20 метров, нужна специальная лицензия Минэкобезопасности Украины.

Именно об эту бумажку и расшибли себе головы все наши председатели, потому что стоит она 100 тысяч гривен — неподъемные для нас деньги. В Высоком — централизованное водоснабжение, и получается, если председатель не отключил насосы — значит, нарушил закон Украины «О недрах». Одним словом, преступник, и на него тут же заводят уголовное дело.

Люди одного не могут понять: чьи они, эти недра? Вроде как народные. Тогда зачем же платить за то, что нам и так принадлежит?

За разговором не заметили, как приехали.

— Не удивляйтесь, наше село не похоже на другие — здесь вам курица или утка дорогу не перебежит, — объясняет провожатый.  — Да что птица, грядки с морковкой не найдете! Ни картошки, ни помидоров-огурцов люди не выращивают, даже про засолку на зиму забыли. Почему? Так ведь воды нет!

— Но вы же сами только что рассказывали, что в Высоком — водокачка…

— Она старая, башня потекла. Мы, бывает, по четыре ночи не спим — ждем с фонариками, когда капнет из ржавой трубы. Ситуация катастрофическая!

Заслышав, что приехал корреспондент, собираются селяне и с ходу начинают кричать на журналиста, будто перед ними и есть тот самый депутат, понаставивший препон для нормальной жизни человека на земле.

— Да фашисты с нами такого не делали, как нынешняя власть! — наступает на меня бабушка Рая.  — Придумали — 100 тысяч гривен за воду из-под земли. Не успеем избрать председателя, они его тут же норовят посадить, уже второго додалбывают.

Одной дело пришили, судили, теперь за Васильевича взялись, судят. За что? Что воду нам не отключил? «Сколько лет вы занимались преступной деятельностью?» — следователь у него спрашивает.

Это, значит, он виноват, что мы тут еще живы? Их дети по курортам, на крутых машинах, в золоте, а нашим кружку воды выпить — закон нарушить.

— Вот, пощупайте! — выступает вперед старушка лет восьмидесяти, протягивая сухенькую, оголенную до плеча руку.  — Накачала на старости лет мышцы, что у боксера. Хоть на соревнования посылай. А все потому, что воду таскаю — сегодня отсюда, завтра с другого конца деревни. Где капает, туда и мчусь.

Ни помыться, ни постирать, ни пол протереть. Да что пол, если даже в чайник налить нечего — давно высох и на чердак выброшен за ненадобностью. Сын из Херсона внучку на каникулы везет, так бидон воды с собой прет, представляете? В каждом дворе — батареи пустых бутылок.

У нас души почернели от такой жизни!

«Меня сломали, теперь всего боюсь»

Александра Хрипченко, пока еще действующего, но уже осужденного председателя сельсовета (приговор еще не вступил в законную силу), застаю дома. Как и у всех, двор здесь уставлен пустыми ведрами.

— Муж в отпуске, — объясняет Татьяна, супруга Александра Васильевича.  — Не станет он с вами встречаться. Днями лежит и глядит в потолок застывшим взглядом. Нервы ни к черту, с лица спал. Без малого два года носил председательский портфель.

Не дай бог никому таких хлопот! У кого корова заболела, у кого крыша потекла, у кого с ребенком несчастье — все бегут, еще и за грудки потрясти могут. Прошлой зимой снега накидало, все дороги замело, так муж полтора месяца с трактора не слазил, чтобы сообщение с большим миром не прервалось.

Раньше фермерством занимался, так хоть дома его видела, для семьи старался. А как сельсовет возглавил — ни мужа, ни денег. Вся зарплата уходила на штрафы: то автомобильная инспекция наскочила и составила протокол, что дорога в выбоинах, заплатил полторы тысячи гривен, то санстанция прицепилась.

За ту же воду, потому что и детсад, и школа — на сухом пайке, каждая капля там привозная. Саша сегодня одного попросит, завтра другого, где-то бочку-другую раздобудет, а что той бочки — руки помыть, и то всем не хватит. Но когда дошло до возбуждения уголовного дела, это уже чашу терпения переполнило.

Старался, крутился, бегал — и на тебе, добегался до статьи. Пятно на семью. Дети надумают поступать в институт: кто папа? Судимый элемент.

— Все сбросили на местное самоуправление, — не выдерживает председатель сельсовета, показываясь в дверном проеме.  — А какой здесь бюджет, если остались в селе почти одни пенсионеры? Село без штанов! Если хотите, я даже не имел права водой заниматься.

По закону как? Сперва нужно создать коммунальное предприятие, которое и побеспокоилось бы о пакете документов на специальное водопользование. Но не смог его организовать по той причине, что все сельские коммунхозы изначально убыточны. Пришел человек, месяц-два без зарплаты покрутился и ушел.

Начинать-то надо с обследования скважин, замены труб, а это все деньги, деньги. Где их брать? Район пообещал и не дал, а я, получается, крайний. Нашли козла отпущения.

Хрипченко люди избрали, чтобы сменил Ольгу Федак — его предшественницу осудили за то, что село пользовалось водой без специального на то разрешения. «Пользовалось» — сказано, конечно, громко, ведь вода как капала струйкой толщиной с комариный хоботок, так напор и не увеличился.

— Лучше коров доить с утра до вечера и в навозе копаться, чем сельским головой работать, — вздыхает Ольга Федак.  — Только люди, помню, избрали, бах — штраф! За что? Кто-то украл дорожные знаки. Пришлось свою корову сдать, чтобы заплатить.

Сын тогда еще несовершеннолетним был, я без мужа его воспитывала, а в районе каждый день с утра до вечера приходилось отираться: то совещания, то нагоняи. Вечная картина: автобус ушел, на попутках домой попробуй доберись — жила на трассе в полном смысле этого слова.

Сама испереживаюсь, ребенок один со скотиной управляется, не до уроков. Но, вопреки всему, хотела наладить жизнь в селе. И, знаете, получалось, одной из лучших председателей сельсоветов в округе слыла, пока наручники не надели. А потом… пропади все пропадом, пускай остаются в той разрухе.

Да и статья, по которой меня привлекали, запрещает занимать руководящую должность.

О своей судимости Ольга Андреевна говорить не хочет.

— Боюсь, — тихо вздыхает.  — Меня сломали. Я теперь всего боюсь.

— А что рассказывать? — пожимает плечами подруга Ольги, отказавшаяся назвать свое имя.  — Дело прошлое, я бы даже не ворошила эту золу. Взяли ее за то же самое: не было у села разрешения на водопользование. Получить его — хлопотное и дорогостоящее дело. Тягали ее с год.

Утром вызовут, день просидит, никто в ее сторону и не посмотрит. «Уходит последний автобус», — сама на допрос напрашивается. «Ничего, у нас на нарах заночуешь», — успокаивали. Методы работы силовых структур, не дай бог к ним в руки попасть, нынче все знают.

Нет, паяльник не применяли, не били, но до того довели, что не понимала, куда шла. Начнешь возмущаться — посадим! Как только с ума не сошла? Присудили штраф, по-моему, больше 300 тысяч гривен — отвечай, Ольга, за ошибки своим имуществом.

Чтобы отбиться от такого «подарка», потратила на взятки 20 тысяч гривен — всю скотину вырезала, в долги влезла. «Поеду в Херсон, пройду по кабинетам, там смеются — и за такую, мол, ерунду дело возбудили?» — рассказывала. Смеются, а деньги берут, обещая часть штрафа урезать.

Ну, от этих огромных сумм отбилась, а лишение свободы осталось, правда — с отсрочкой исполнения. Теперь вместе с зэками в наколках, разными бритоголовыми ездит в район отмечаться.

— А за что такой немыслимый по сумме штраф? — удивляюсь я.

— Ну как за что? Люди пили воду, хоть и ржавую, пользовались, так сказать, недрами, истощили водоносный горизонт — значит, нанесли государству ущерб в сумме тех самых тысяч. А кто виноват? Ольга, она ведь должностное лицо, попустительствовала. Обокрали государство, кому-то отвечать надо.

«Сядем на рельсы. А как иначе напомнить правительству, что мы есть и что не живем, а мучаемся?»

— Если б знала, что у Оли нашей такая беда, еще тогда бы пешком в Киев пошла, — возмущается Надежда Довгань, депутат сельского совета.  — Помню, на сессии она попросилась в отставку по собственному желанию, а причин объяснить не захотела. Ну, думаю, разные бывают обстоятельства — может, что-то личное. Это теперь уже мы узнали, в чем дело.

Что же получается? Одну судили, теперь другого. За что? За то, что у государства денег нет? В Херсонской области целая программа существует для решения проблем степных безводных сел, да только она не финансируется, а сами люди ничего сделать не могут. На носу выборы в местные советы, но в нашем селе их не будет.

Какой дурак захочет под статью? А раньше по 15-18 кандидатур на место председателя было — спорили, агитировали. Я когда-то жила в Николаевской области, там 10-12 метров пробурил — уже и вода. В каждом дворе колодец или скважина, никаких разрешений не надо.

Закон, наверное, для такой местности и написан, но разве мы виноваты, что живем в селе, которое так и называется — Высокое. Достать воду смог только совхоз, в 1957 году здесь ввели централизованный водопровод, и село стало — рай земной. Ничего красивее не видела в жизни. А сейчас деревья не растут, огороды не садятся, люди не живут — мучаются.

Так что, их еще и в тюрьму за это? На старости лет выпрашиваешь кружку воды, будто милостыню. Написали коллективную жалобу в Верховную Раду, ее по инстанциям сбросили вниз, обязав нашего голову сельсовета нам же и ответить, за что его под статью подвели. Наверное, никто даже не читал нашего письма.

Собираемся вот пойти сесть на рельсы — тут в трех километрах поезда на Одессу идут. Надо же как-то подавать голос — напомнить, что мы есть, что живы пока. Голова отговаривает — «это асоциальный поступок, вас всех в КПЗ бросят».

— Это власть виновата, а не наш голова. Та власть, что на самом верху, — режет рукой воздух Виктор Михайлович, бывший заслуженный механизатор, Герой Социалистического Труда, а нынче пенсионер с тремя орденами Ленина на пиджаке, что висит в шкафу.

 — Есть у нас тут один фермер, ему на пай наделили землю, где стоит заброшенный дедовский колодец: когда-то предки с помощью лошади и лебедки воду доставали. Микола и решил достать пару ведер воды по старинной технологии в засуху. И что вы думаете? Запретили. Тоже лицензию потребовали.

Как же бедному крестьянину нынче 100 тысяч за нее отдать?

«Ущерб государству налицо, есть виновные. Так что придется платить»

Люди в селе нервные, злые. От обиды, отчаяния, безысходности. Я видела, как возвращалось домой вечером общественное стадо.

Коровы, надеясь напиться из лужи в центре села, неслись к ней со всех ног, бодая друг друга до крови: окажись кто на их пути — затопчут. Страшное, между прочим, зрелище. А только лужа за день высохла.

«Для скота Высокое — настоящий Освенцим», — чуть не плачут селяне.

С тяжелым сердцем ехала я в районный городок Берислав. В местной прокуратуре руководства, к сожалению, не застала. «А что вас к нам привело?» — интересуется прокурорский работник, не пожелавший представиться.

— Судьба Хрипченко? — удивляется молодой сотрудник.  — Так на скамье подсудимых он оказался не за то, что незаконно давал людям воду. За другое — не получил разрешение на водопользование. Как можно не знать закона, не исполнять его? Разве ему неизвестно, за что осудили предшественницу? А он и в ус не дул. Это даже не халатность, хуже.

Уже есть решение суда первой инстанции, нашу аргументацию сочли убедительной. Правда, Хрипченко его сейчас обжалует. Исковое заявление областной экологической инспекции, оштрафовавшей его на 240 тысяч гривен, пока не рассматривалось. Когда будет окончательный приговор, тогда найдем способ взыскать эту сумму. А как вы думали? Ущерб государству налицо, есть виновные.

Значит, придется платить. Пора наводить в стране порядок.

Совсем иначе на проблему смотрит председатель Бериславского районного совета Николай Дешко.

— В Высоком очень толковый сельский голова — умный, заботящийся о людях, зря пострадал, — считает Николай Владимирович.  — Я ему сочувствую, без вины виноват оказался. В прошлом году губернатор Херсонщины собирал по данной проблеме совещание. Думаете, в одном только Высоком такая беда? Если бы. Ну, не создал Хрипченко коммунального хозяйства, не получилось.

А сам он и не должен был никакими разрешениями заниматься, это не сельского совета дело. Что сейчас нужно? Приостановить действие закона, он не до конца продуман. Смотрите, на высоком правом берегу Днепра 70 процентов председателей сельсоветов можно пересажать. За что? Вода там слишком глубоко залегает, нужна лицензия на ее разработку.

Но кому принадлежат в нашей стране недра? Я считаю, людям. А для кого мы все работаем — прокуратура, райадминистрация, экологическая инспекция? Разве не для людей? Конечно, если какой-то предприниматель добывает со 100-метровой глубины воду, бутилирует ее и продает, то пусть покупает лицензию. А селянам зачем? Жизнь крестьянина и без того тяжела, а тут еще одна ловушка.

Это не наведение порядка, а издевательство над людьми.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/118904-komu-ni-rasskazhu-iz-za-chego-protiv-menya-vozbudili-ugolovnoe-delo-vse-smeyutsya

Возбуждение уголовного дела: пособие для «чайников»

Что делать, если взяли с пустыми руками, а дело уголовное возбудили?

Любому расследованию – будь то дело о хищении миллиарда долларов или о простой карманной краже – предшествует этап, называемый стадией возбуждения уголовного дела. На первый взгляд, здесь нет ничего сложного: чтобы возбудили уголовное дело, достаточно сообщить «куда следует», а уж «компетентные органы» сами разберутся.

Но глубоко заблуждается тот, кто так считает – действительность далека от идеала. Причем реального представления о ней не получишь, сколько бы ни прочитал детективов или даже специальной литературы.

Визит к Минотавру

Не знаю, как вам, уважаемые читатели, а автору с большим трудом удается представить себе человека, радостно спешащего на прием к прокурору или на допрос к следователю. Да и профессиональные сутяжники – это явление, пока не характерное для нашей страны.

Остальные всеми правдами и неправдами стараются по возможности избегать общения с отечественной правоохранительной системой. Но, с одной стороны, это иногда просто невозможно, о чем прекрасно знают предприниматели, которых постоянно посещают незваные гости из ОБЭП и ему подобных подразделений.

А при осуществлении, например, охранно-детективной деятельности или внешнеторговых сделок постоянный контакт с правоохранительными органами подразумевается изначально.

С другой стороны, сплошь и рядом возникают ситуации, когда человеку самому приходится обращаться в правоохранительные органы за помощью и защитой.

Но гражданин, выстрадавший заявление и принесший его в ближайшее отделение милиции, не застрахован от неожиданностей.

Прежде всего будет удивлен тот, кто наивно полагает, что в милиции его с распростертыми объятиями встретят идеальные сотрудники образца советского телесериала «Следствие ведут знатоки».

Не в меньшей мере заблуждаются и те, кто надеется увидеть там «Робокопа» или, например, слегка нетрезвых суперменов из бесконечных сериалов про «Ментов».

Нет, уважаемые, в «дежурке» вы увидите обычных людей, для которых вы сами, как и принесенное вами заявление, – это дополнительная работа, от выполнения или невыполнения которой размер зарплаты не зависит.

А потому бурной радости приход очередного заявителя обычно не вызывает.

Дальнейшие же события развиваются по сценарию, зависящему от порядочности и исполнительности сотрудника, к которому вы обращаетесь, а также от организации работы в данном конкретном подразделении.

«Это неправильно, – возможно, подумает читатель, которого Бог миловал от общения с нашими правоохранителями. – Не должно быть так, чтобы в каждом отделении к гражданам относились одинаково неприветливо. Ведь правоохранительные органы не частная лавочка, а существующая на средства налогоплательщиков государственная структура».

И хотя такое мнение вполне обоснованно, проблема приема обращений от граждан сотрудниками правоохранительных органов все же имеет место.

Причем ситуация настолько серьезна, что, несмотря на регулярно проводимые проверки и наказания нарушителей, факты «отфутболивания» заявителей или непринятия должных мер по обращениям граждан и организаций остаются обычным и широко распространенным явлением.

Общение с людьми, обращения которых в компетентные органы были проигнорированы адресатом, показывает, что многие из них убеждены в несовершенстве закона, регламентирующего процедуру разбирательства по обращениям граждан.

Но они заблуждаются – процедура прохождения обращения гражданина в любой правоохранительный орган и принятия по нему решения регламентированы законом довольно четко (имеется в виду заявление о преступлении и ином правонарушении).

Однако так уж повелось, что для любого чиновника, к числу которых относятся и сотрудники правоохранительных органов, на первом месте не закон, а инструкция, приказ.

Понимая эту российскую (и не только) специфику, руководители ряда правоохранительных органов в последнее время провели важную работу – издали соответствующие инструкции, регламентирующие каждый шаг чиновника, к которому с соответствующим заявлением обратился гражданин.

Ниже мы проанализируем некоторые из положений упомянутых инст­рукций и, поскольку читателям на практике может понадобиться более подробная информация, перечислим документы такого рода. Это:

  • приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29.12.2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений»;

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=6371

Автоправо
Добавить комментарий