Что делать, если я недовольна результатом пластической операции?

Пластическая хирургия: Рискованная погоня за красотой

Что делать, если я недовольна результатом пластической операции?

05 Августа 2018 15:10 / Общество Kotin/shutterstock.com

Участившиеся случаи смерти в результате пластических операций заставили задуматься о проблеме на самом высоком уровне.

В причинах многочисленных трагических последствий для пациентов Росздравнадзору поручила разобраться зампред правительства по вопросам социальной политики Татьяна Голикова. В начале сентября ведомство должно представить промежуточный доклад, а окончательные результаты, как ожидается, станут известны правительству в феврале 2019 года.

Пластическая хирургия в законе

По данным Росздравнадзора, в стране выдано 2 300 лицензий на оказание услуг по пластической хирургии. Но сколько клиник находится вне законного поля, сказать точно никто не может. В мае этого года Минздравом был утверждён новый порядок оказания медицинской помощи по профилю «пластическая хирургия», серьезно ужесточающий требования к центрам эстетической медицины.

Некоторые клиники, понимая, что не могут работать по новым правилам, начали уведомлять Росздравнадзор о прекращении своей деятельности.

По словам пластического хирурга Максима Свиридова, 90% клиник, которые находятся в России, особенно те, которые расположены в жилых домах, обязаны будут либо закрыться, либо перевести свою деятельность в офисы, а оперировать в другом месте.

«В связи с появлением такого огромного количества частных клиник их трудно контролировать. Сами знаете, как ведется, допустим, та же документация, и в каком состоянии клиники эти могут находиться», – говорит Свиридов.

В погоне за идеальной внешностью женщины редко обращают внимание на установленные законом нормы и правила. Главное – результат. По словам врача, руководителя Московского центра медицинского права Андрея Карпенко, чаще всего пластические хирурги у нас просто не готовы к трагическому развитию событий во время операций:

В России пластический хирург, если видит пациента, у которого наступила клиническая смерть, чаще всего впадает в ступор. Ну не знает он, что делать. Но наступление клинической смерти – это еще тот этап, на котором ситуация обратима.

Если вовремя провести реанимационные мероприятия, то пациента в таком состоянии с огромной долей вероятности можно спасти.

Но если это происходит в кабинете в полуподвале, где-нибудь на отшибе, а врач не обучен навыкам реанимационных мероприятий, конечно, тут пациенту не позавидуешь».

Согласно приказу Минздрава, в  каждой клинике должны быть организованы: круглосуточно функционирующее отделение анестезиологии и реанимации, отделение лучевой, ультразвуковой и рентгеновской диагностики, врач анестезиолог-реаниматолог во время операции при любом виде анестезии и круглосуточное дежурство бригады в составе пластического хирурга и медицинской сестры на все время нахождения пациента в стационаре.

ben bryant/shutterstock.com

По факту, специалистов катастрофически не хватает, а профессионалы своего дела стоят дорого. Поэтому большинство клиник имеют, как правило, постоянную звезду – хирурга, а другой медицинский персонал нанимают по совместительству, зачастую без необходимого опыта. Пластический хирург Максим Свиридов уточняет, что в России только совсем недавно появилась ординатура по его специальности: 

До этого в пластическую хирургию приходили из смежных специальностей. Как правило, из микрохирургии. Нужно обязательно смотреть, какое изначально было у врача образование».

В большинстве частных клиник пластические операции поставлены на поток, и пациентам не оказывается должное внимание со стороны врачей. Желание сэкономить на всём зачастую и становится причиной некачественно выполненной работы и даже летальных исходов. Последний такой случай произошёл в конце июля в одной из столичных клиник.

39-летняя женщина умерла на столе хирурга после укола лидокаина. Этот препарат используют, в том числе, и при местной анестезии. Побочный эффект лидокаина – аритмия, которая приводит к остановке сердца.

Как считает Андрей Карпенко, именно укол лидокаина чаще всего приводит к летальному исходу во время пластической операции:

К сожалению, сегодня в пластической хирургии жадность побеждает и добро, и зло, и все остальное. У нас чаще всего используются препараты не самого высокого качества. Были случаи превышения концентрации.

На ампуле написано 2%, а там 10%-й раствор. И как вы думаете, врач может это предвидеть? Нет, конечно. Терапевтическая дозировка превышена, а в большинстве случаев это приводит к фатальной аритмии.

При отсутствии реанимационных действий – это смерть».

Потом, как правило, все списывается на анафилактический шок, то есть аллергическую реакцию организма, которую заранее предугадать и предвидеть просто невозможно.

 Зачастую и сами пациенты не знают, что страдают аллергией, или же назначенные обследования неспособны дать врачу полной картины.

 Поэтому перед операцией пациент обязательно заполняет анкету и ставит свою подпись, что ознакомлен со всеми возможными и перечисленными на бумаге последствиями. 

Жизненно важный выбор

На наличие у клиник лицензий пациенты, как правило, смотрят крайне редко. Основными критериями выбора служат рекомендации друзей и случайных знакомых, отзывы в интернете, соотношение цены и финансовой возможности. 

Например, получила громкую огласку история жительницы Сургута, после чего в дело вмешался Следственный комитет. Она специально приехала в Екатеринбург по рекомендациям знакомых, чтобы сделать операцию на груди в одной из престижных клиник города.

Результат оказался ужасным, и пациентка предъявила претензии. Ее направили уже к другому врачу.

Он порекомендовал вдобавок провести липосакцию и исправить дефекты ягодиц при помощи липофилинга – придания объёма за счёт собственного жира, откачанного из области живота и бёдер.

RomarioIen/shutterstock.com

Желание обрести заветные формы чуть не стоило женщине жизни. Выписали ее из клиники с жуткими болями и огромной незаживающей рваной раной размером в половину ягодицы. На жалобы врач реагировал очень спокойно и безразлично – «все в норме». В итоге женщина попала в гнойное отделение одной из московских больниц, где ей вырезали половину ягодицы.

«В пластической хирургии, как и в любой другой области, есть люди талантливые, есть способные, а есть посредственности, которые 30 лет проработают – все равно косячить будут, – поясняет  руководитель Московского центра медицинского права Андрей Карпенко. – Ведь все зависит от того, насколько человек получает и воспринимает обратную связь в процессе своей работы. Поэтому здесь, может быть, стоит говорить о рейтинговании пластических хирургов».

Москвичка Елизавета Буздакова долго думала, прежде чем решиться на пластическую операцию. После вторых родов у молодой женщины появился диастаз. Ни спорт, ни правильное питание не помогали ей избавиться от свисающего живота. Она консультировалась с зарубежными специалистами, думала по совету знакомых лечь в петербургскую клинику, но уезжать далеко от семьи Лиза была не готова.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/plasticheskaja-hirurgija-riskovannaja-pogonja-za-krasotoj_150874

Вся правда о пластической хирургии: неудачные операции, компенсации клиентам, врачи-мошенники и тенденции в красоте

Что делать, если я недовольна результатом пластической операции?

О работе

Я никогда не хотел быть пластическим хирургом. Зарекался не работать со взрослыми, выучился на детского врача, но в 90-ые педиатрические отделения стали резко сокращать — пришлось менять специализацию. В эстетической хирургии я уже больше десяти лет. От чего уходил – к тому пришёл. Хотя, не жалею. Единственные минусы работы — это стресс, за смену может проходить до 5 операций.

Мой день — череда консультаций, осмотров и операций. В частной клинике, которая работает круглосуточно, они могут быть назначены на любое время: утро, день или ночь. Больше всего операций — около 85% — маммопластика (коррекция груди) и ринопластика (коррекция носа) – на них я и специализируюсь. Далее по популярности следуют омолаживающие операции, подтяжки лица и липосакции.

Виды пластической хирургии

Пластическая хирургия делится на реконструктивную (вынужденные операции, помогают устранить дефекты тканей) и эстетическую (операции с целью улучшения внешности). В России виды этих операций разошлись, и немногие врачи работают по двум направлениям. Среди моих коллег есть один подобный хирург.

Жалуется на повальное количество операций на маленьких детях. Йоркширские терьеры, которые живут в каждой второй семье, видят еду во рту у ребенка и выхватывают её вместе с губами малыша.

Чтобы восстановить ткани, требуются постоянные операции в течение шести лет, но о стопроцентном восстановлении губ ребенка речь не идёт.

Йоркширские терьеры выхватывают еду у детей прямо изо рта вместе с губами малыша. Восстановление занимает шесть лет, но вернуть ткани полностью невозможно.

Клиенты

Женщины и девушки в возрастной категории 18-30 лет — основная аудитория. Каждая из них решается на операцию по своим, личным причинам, которые чаще всего схожи. Иногда во внешних изменениях клиента больше заинтересовано третье лицо, нежели он сам. Мужья приводят своих жён, мамы – дочек. Встречи с такими пациентами проходят особенно странно.

Родители мнут нос ребенка и причитают, что с горбинкой ему не видать личного счастья. Мужья настаивают на имплантах большего размера, чем хочет жена. В нашей клинике есть контейнеры с макетами потенциальной груди, по своим размерам и формам максимально приближенные к конечному результату. Эти макеты — единственный способ устранить мужа и пообщаться с женщиной.

Мужья клиенток прикладывают макеты к себе, к жене, трогают с закрытыми глазами, щупают, сравнивают. Думаю, если поставить скрытую камеру, получится отличная короткометражная комедия. Супруги не всегда могут прийти к консенсусу: недавно одна пациентка сбежала прямо перед операцией. На ней уже была сделана разметка, оставались считанные минуты.

Она позвонила мужу, сказала, что никогда не хотела менять грудь и покинула клинику.

Операции

В работе пластического хирурга нет и не может быть творчества — это чистая математика.

С помощью замеров и соответствующий таблицы можно легко рассчитать, какой должна была быть грудь пациентки, если бы всё развилось, как планировалось, или, каким должен был быть нос клиента, если бы не детская травма.

Мы проектируем результаты на компьютере и довольно часто клиенты соглашаются на такой «природный вариант». В операциях на лице вообще сложно отойти от таблицы расчетов, стоит добавить ямку на носу, как сразу подбородок или щеки зрительно выдаются вперед.

Подтяжки лица

Существуют такие омолаживающие операции, которые можно делать один раз в жизни. Очень важно угадать момент, когда стоит к ним прибегать. Если мы сделаем соответствующую процедуру женщине в 35 лет, безусловно, эффект будет ошеломительный — помолодеет она лет на 10.

Правда, когда она захочет сделать подобную операцию через двадцать лет, я ей уже ничем не смогу помочь. Идеальный период — 38 до 48. До этого возраста можно быть в тонусе за счёт косметологии. Но и тут, есть свои особенности.

С наступлением климакса у женщины начинает сильный гормональный сбой, она резко стареет, в связи с чем эффект от недавней операции может просто-напросто исчезнуть.

На моей практике был такой случай, пришлось объяснять клиентке, что это вопрос физиологии, операция уже была сделана, и сейчас мы бессильны.

Контакт с клиентом

Успех операции во многом определяется степенью взаимопонимания между пациентом и врачом. Формула несложная: врач знает, чего хочет клиент, клиент знает, что ему сделает врач. На этом, кстати, наживаются мошенники. Помню, в Петербурге была клиника, в которой консультации и осмотры проводил психолог.

Клиентки были уверены, что с ними общается хирург. Во время диалогов психолог убеждал девушек, что операции им просто необходимы. Реальный врач появлялся только во время операции. По записке от психолога понимал, что оперировать, выполнял своё дело и уходил.

О качестве и результатах таких махинаций говорить не приходится.

Врач может отказаться делать операцию, если её невозможно совершить: нет достаточного количества жира, чтобы сделать липосакцию, или нет возможности растянуть кожу груди, чтобы вставить имплант. Мы также отказываем клиентам, если их запросы не соответствуют стандартам эстетики. Например, ко мне приходили женщины, которые просили опустить уголки глаз вниз или сдвинуть глаза ближе к носу.

Врачи

Если в клинике есть и мужчины и женщины на позиции пластического хирурга, то у мужской части, как правило, больше пациентов. Это совсем не связано с профессионализмом — всё решает психология.

Студентки идут к мужчинам-педагогам, женщины к мужчинам-врачам – правила гендерной игры таковы.

Естественно, женщин-хирургов такая тенденция не радует, но они находят свою нишу: операции на половых органах и увеличение груди у мужчин (трансгендеров). 

Мужья клиенток прикладывают макеты женской груди к себе, к жене, трогают с закрытыми глазами, щупают, сравнивают. 

Пластическая хирургия в Европе и России

В Европе совершенно иной подход к эстетической хирургии. Когда на международных выставках презентуют работы моих лучших западных коллег, я понимаю, что у нас такого результата просто бы не допустили. Основным критерием для операции в нашей стране, на сегодняшний день, является секретность.

В Европе заметные шрамы – норма. Когда мы делаем омолаживающую операцию на веках и приподнимаем брови, работа идет в два этапа: маленький разрез над веками, и разрез у линии волос. Европейские врачи, в данном случае, сделав разрез в районе глаз, уводят его к линии волос по височным долям, оставляя белые, тонкие шрамы.

Если я предложу европейской клиентке сделать увеличение через разрезы в подмышечной области, она удивится. Так сложнее и опаснее. Между явными шрамами под грудью и более сложной операцией, она выберет первое. Дело не только в заботе о здоровье, но в отношение к пластике в целом.

У нас эстетическая хирургия — табу, о котором молчат или открещиваются.

Стандарты красоты

Исторически у нас произошло сильное смешение крови с монголоидной расой, высокие скулы и раскосые глаза стали эталонами красоты. У жителей старого мира за эталон взята саксонская внешность. По этой же причине абсолютно различаются наши школы пластики и методы подтяжки лица.

За счёт, как раз-таки, скул, нижняя часть лица у нас стареет не так сильно, как глаза, а у Европейцев — с точностью наоборот. Посмотрите на Ангелу Меркель или королеву Елизавету II. Вся кожа будто скатывается с лица и остается в районе шеи и подбородка. Существует шкала оценивания степени состаренности человека.

Тип лица, что по европейской шкале стоит на втором месте (первое место – не тронутое старением), нами воспринимается, как 80-летняя старушка.

 Основной критерий пластики в России — секретность, этого стесняются. В Европе заметные шрамы – норма

Тенденции

Самая яркая тенденция последних лет — натуральность. Иногда клиентки даже просят не полностью убирать горбинку на носу, а оставить немного. Жаль, что это невозможно. Судя по западным веяниям, популярными должны стать операции по увеличению ягодиц. После которых, кстати, нельзя месяц сидеть.

 А вот, например, моделирование ямочек на щеках, которое так популярно за рубежом, у нас не прижилось — пока я сделал лишь пару таких операций. Примерно та же ситуации, с удалением жировых комков Биша (создание скул).

Операция действенная, но из-за отсутствия жира на лица, оно стареет быстрее лет на семь — так что лучше лишний раз подумать, так ли вам нужны скулы.

Раскрою секрет: модные сейчас «анатомические импланты» ничем не отличаются от обычных! Конечный вид груди зависит от множества факторов, форма импланта среди которых на десятом месте.

Основное различие лишь в цене: анатомические в два раза дороже круглых. Кстати, при развороте обычного (круглого) импланта ничего не изменится, а случись такое с анатомическим – придется идти к врачу.

Анатомические импланты необходимы в случаях, когда нижняя доля груди совсем не развита, в остальных – они необязательны.

Неудачные операции

По статистике 10% всех операций в мире диагностируются и лечатся неправильно — такой же процент и в эстетической хирургии. На общем фоне их не так уж и много, но из-за освещения прессой именно таких случаев, у людей складывается обратное суждение.

То же касается сумасшедших пластических хирургов и пациенток со странными запросами – люди с отклонениями есть во всех областях жизни. Желание пациенток снова и снова прибегать к эстетической хирургии не всегда связано с её психологическими расстройствами. После своей первой операции женщина видит, что процесс не такой болезненный и страшный, как ей казалось.

Она быстро идёт на поправку и наблюдает хороший результат. Именно неожиданная простота процесса и привлекает клиенток снова и снова ложиться под нож.

Ольга Новокрещенова

Источник: http://m.sobaka.ru/beauty/beauty/38247

Подгорело: как вывести из себя пластического хирурга? | Flacon

Что делать, если я недовольна результатом пластической операции?

В этой рубрике мы вскрываем боли бьюти-специалистов. Пластический хирург, главврач клиники SVSclinic Сергей Свиридов рассказал об острых моментах работы и салфетке внутри человека.

Фантастические картинки из интернета до сих пор вводят в заблуждение клиентов. Вместе с ними — вопросы: «А смогу я стать такой, как эта девушка в инстаграме?». Нет. Нельзя стать другим человеком. Пластическая хирургия на это не способна, но она может создать новые формы и подчеркнуть имеющиеся естественные черты.

Спускайтесь на землю. Нужно сопоставлять ожидаемые результаты и имеющиеся реалии. Невозможно ведь изменить кости! Иногда «талия Барби» не получается из-за строения костного скелета».

В списке самых частых запросов — зауженный нос, большие губы, удаленные комки Биша и увеличенные с помощью гиалуроновой кислоты скулы. 

Едешь в пробке: слева — одно лицо, справа — то же лицо. Все под копирку. И мне это не нравится».

Пациентам перед консультацией полезно самостоятельно поискать ответы на некоторые простые вопросы. Например, швы от подтяжки груди остаются навсегда? Да, но они несильно заметны. Тем более, сейчас доступны целые программы, улучшающие вид рубца. А на консультациях длительностью от 30 минут до часа лучше обсудить более тонкие нюансы, технические, психологические моменты.

Есть консультации и на 10 минут. Насторожитесь, если от врача услышите: «Давайте, проходите обследование, я все знаю и сделаю». Это совершенно не нормально.

Пациента к пластической операции нужно готовить — подробно опросить, показать ему фотографии до и после других пациентов с похожей ситуацией и сделать 3d-моделирование будущего результата операции. Потратить здесь свое время – резонно.

Это сыграет на руку клиенту (станет образованнее) и вам (поможет выполнить операцию в лучшем виде). А если что-то не проговорить до дня икс, врача вынудят сделать это после, но уже в оправдательном характере: «По-другому было не сделать» или «Такое могло произойти».

В России необязательно посещение психолога перед операцией, как в Америке — когда на прием к пластическому хирургу попадают только со справкой-разрешением от медицинского психолога. Поэтому у нас пластические хирурги сами осваивают его специальность.

Почти 30% пациентов – потенциально с дисморфофобией, а 70% из ее обладателей недовольны результатом операций».

Дисморфофобия — состояние, когда пациент зацикливается на мельчайшей детали внешности. 10-20 раз за день подходит к зеркалу, смотрит на «широкие» скулы, комплексует и идет к хирургу с просьбой: «А давайте спилим кости в области скул?». Тот иногда не в силах отказать, потому что он не психолог и не знает, где корень проблемы.

Что до людей, критикующих тех, кто «тюнингует» тело, то негатив возникает от зависти, либо когда результат слишком вычурный, «надутый». А если операция сделана хорошо — окружающие не заметят, что вы прибегли к услугам пластического хирурга.

Мне не нравится стереотип о врачах, мол, все мы делаем ради денег. Это сложная, ответственная, рисковая работа. Она требует параллельного освоения других областей, постоянного обучения, практики, коммуникации с широким кругом специалистов. При таком отношении говорить, что мы только зарабатываем — неуместно.

Еще из странных стереотипов — «пластические хирурги уродуют людей». Нет, нередко пациенты приходят, топают ногами и настаивают сделать, как они хотят. В итоге — результат не нравится, а виноват врач. Потому что он — центр принятия решений.

Так что я отказываю в операциях. В ответ люди таращат глаза и спрашивают: «А почему? Мы же вам деньги платим». Но это не аргумент. Если ожидания завышены и нереальны, я отправлю человека домой и откажусь с ним работать. Это мое личное право. Принуждать никто не будет.

Мы (пластические хирурги — прим. ред) нормальные люди, хотим классных результатов и болеем за каждого пациента».

Тем не менее, не бывает категории «лучший пластический хирург по липосакции». Знаете, сколько у меня таких честно заработанных бумажек? Но я себя никогда не называл лучшим.

У одной моей пациентки произошел разрыв имплантата в области груди, что подтвердили данными УЗИ. А на операции я обнаружил забытую каким-то хирургом салфетку. Она пролежала там около 15 лет и обросла соединительной тканью. Ощущал себя сапером, когда ее вытаскивал.

Несмотря на раздражающие факторы, диалог пациента и доктора может идти легко, продуктивно при элементарном воспитании и искреннем желании себя улучшить. Тогда разговор складывается тактично. Результат операции — это всегда дело двоих. Если решились обратиться к пластическому хирургу, изучите особенности работы доктора, специфику операции и ее возможные осложнения.

Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно

Источник: https://flacon-magazine.com/post/podgorelo-kak-vyvesti-iz-seba-plasticeskogo-hirurga

Исповедь пластического хирурга: Звезды врут, что накачали пресс, а сами сделали его в клинике

Что делать, если я недовольна результатом пластической операции?

Пластический хирург Дмитрий Шишков* работает в коммерческой клинике эстетической медицины больше 17 лет. По нашей просьбе доктор рассказал о подводных камнях бизнеса на красоте.

«Мы не потенциальные любовники»

Я человек нудный и считаю: только такие люди и должны идти в хирургию, а уж тем более в пластическую. Любой тронутый скальпелем миллиметр кожи – решающий для эстетики тела, поэтому между пациентами и врачом не может быть флирта и шуток. Мы не потенциальные любовники – и точка.

При том, что я специалист по маммопластике (пластика груди. – Ред.). В эту сферу я пришел из реконструктивной хирургии, «собирал людей» после аварий и морально надорвался. Друг в это время открыл свою клинику, где предложил зарплату в пять раз больше моей.

А деньги, знаете ли, хороший аналог «спасибо». Не думайте, что я алчная сволочь, на самом деле мне нравится делать женщин красивее. Тем более что у нас нет поточности. Любая операция – это каждый раз новый ребус.

Например, в маммопластике нет одного верного способа сделать грудь – операцию можно провести 22 разными способами. Ведь интересно?

Довольна, как Памела Андерсон

Женщины не в состоянии хранить секреты, и, если они сделали грудь, об этом будут знать все ее подруги. А следом и имя хирурга. Никакая реклама не дает такой отдачи, как сарафанное радио. Поэтому для нас важно, чтобы пациентка была не просто довольна, а довольна, как Памела Андерсон.

При этом я никогда не впариваю операцию, если она объективно не нужна. Если пациентка судорожно мнет бюстгалтер и заявляет: «У меня обвисла грудь», а это не так, я зову психолога (у нас в клинике он штатный). Беседа с ним бесплатная, но экономит клинике деньги, потому что такие клиенты после операции все равно будут недовольны.

А это иски, переделки, расходы… Таким женщинам все-таки надо разбираться с головой.

Одна из самых популярных операций – это ринопластика – исправление формы носа EAST NEWS

«Здесь не торгуются»

«Мы не на рынке, и здесь не торгуются!» – повторяю я себе каждый раз, когда женщина начинает намекать на скидку. Сами посудите, пластика – это роскошь, как покупка спорткара (можно же ездить и на подержанной «Мазде»), и если женщина жить не может без третьего размера груди, то к чему эти торги?

В среднем цена вопроса – 120 -150 тысяч рублей. Некий процент со стоимости могут скостить, если пациентка разрешит предоставить свои фото и видео в презентационных целях. Это, как правило, дает скидку примерно в 20 тысяч рублей.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

Поломать уши за 230 тысяч

Конечно, самые популярные операции – это маммопластика, ринопластика (исправление формы носа. – Ред.) и подтяжка лица. Но в последнее время все больше женщин решаются на липоскульптуру живота и ягодиц. Во время операции жир с живота убирают таким образом, чтобы образовалось подобие рельефа, кубиков пресса. С ягодицами принцип тот же.

Стать псевдоатлетом можно за 230 тысяч рублей, но если жрать гамбургеры, то года через два-три никто не поверит в ваш абонемент в спортзал. Меня всегда веселят заявления наших звезд, которые демонстрируют кубики пресса и рассказывают, что они дни напролет проводят в спортзале. При этом сами артистки не худые совсем.

Очевидно, что им делали липоскульптурирование, а перед камерой они просто кокетничают.

Но мой фаворит в пластике – это операция для создания эффекта поломанных ушей. Для тех, кто в детстве якобы занимался борьбой, а на самом деле нет. Эту операцию проводит единственный хирург в Москве, и его клиенты – выходцы с Кавказа, которые таким образом добирают себе статусность. Кстати, такая операция дороже, чем просто убрать лопоухость. Потому что эксклюзив!

Операция может не сделать вас красивее

Из 10 пациентов 2 – 3 будут недовольны результатом. Причем чаще всего к качеству самой работы это никакого отношения не имеет, просто на операцию возлагается слишком много надежд. А вау-эффекта от окружающих не наблюдается. «Ну как так?» – не понимают дамы. Но ведь стандарта красоты не существует.

Либидо – слишком многогранная вещь, чтобы реагировать только на размер груди или прямой нос. По сути, мужчина действует на поводу у релизеров – набора стимулов (движений, жестов, поз, запахов, звуков), которые чаще всего закладываются в детстве или в ранней юности. И если женщина с этими релизерами совпадает, мужчина ее будет обожать.

Даже с нулевым размером груди и носом-горбинкой. Потому что, допустим, такой нос был у его мамы.

Из 10 пациентов 2 – 3 будут недовольны результатом EAST NEWS

Под скальпель после 60

У меня была пациентка, которая решила сделать себе пластику груди в 62 года. Продала дачу и пришла на осмотр. На мой вопрос, зачем ей операция, заявила, что еще школьницей на физкультуре ее высмеяли за пустой лифчик и она всю жизнь помнит эту травму.

А тут посидела на пенсии, подумала: а что я теряю? Хоть на старости лет поживу счастливой, закрою гештальт (то есть избавлюсь от давней мучительной проблемы. – Ред.). Кстати, наш психолог сказал, что не видит причин ее отговаривать. Гештальт опять же.

Да, после операции был немного странный эффект, но она через 1,5 года познакомилась с американским пенсионером и укатила в США. По сути, начала новую жизнь.

А ВОТ БЫЛ СЛУЧАЙ

Обналичила собственную грудь

Точеная фигура, модель, зовут Юля, три любовника. Все три ее содержат, и всем предприимчивая красавица заявила, что планирует в ближайшее время увеличить себе грудь. Денег ей дали, но попросили принести чеки (вряд ли для налоговой).

Девушка водила за нос меня и коллег. Оплатила операцию, получила чек, а потом отказалась от нее. В итоге маммопластику она сделала, но в одной клинике, а по бумагам – в трех. В карман положила 300 тысяч.

Такая вот грудь с повышенным кешбэком.

*Фамилия изменена.

Источник: https://m.kp.by/daily/26911.3/3955930/

Здоровье » Здравоохранение

“Я считаю, что обязательно нужно оценивать объективность желания пациента сделать ту или иную операцию, прогнозировать результат и последствия своих действий”, — говорит пластический хирург, атташе заведующего отделением челюстно-лицевой хирургии Госпиталя Св. Анны (Франция), совладелец клиники PLATINENTAL (Киев) и оперирующий хирург клиники PLATINENTAL (Москва) Олег Баниж в беседе с главным редактором “Правды.Ру” Инной Новиковой.

Олег Баниж. Беседа 2. Об уродине-китаянке, или так было глупо стать красавицей

Начало разговора на эту тему: “Проблемы в семье пластика не исправит”

— Олег Николаевич, а вы все время все пробуете на себе, новые методики, препараты?

— Я однажды сказал, что мы растем и стареем одновременно, молодеем вместе с нашими пациентами. Потому что врачи и пластические хирурги тоже подвержены эволюционным изменениям и мы точно так же все, что мы делаем себе, мы все предлагаем нашим пациентам.

Недавно, я своему очень близкому другу и коллеге сделал одну операцию, а он мне через день сделал другую. И, сфотографировавшись вместе, поместив это все в соцсеть, внизу кто-то подписал “лиса Алиса и кот Базилио”. К чему я это говорю? К тому, что это же, наверное, какая-то гарантия качества и безопасности.

Если это мы сделали либо себе, либо нашему коллеге, то тут уже получается двойной контроль. Вот мы говорим, пластическая хирургия. Это скорее эстетическая хирургия. Это безопасность. Потому что пластическая хирургия — это реконструкция, это восстановление, в общем-то, что мы тоже и делаем.

Поэтому я всегда говорю, что пластическая хирургия — это конечный этап, а эстетическая хирургия — это всего-навсего лишь кусочек один вот этой огромной отрасли пластическая хирургия.

— И сейчас тенденция идет к тому, чтобы уходить от сложных операций, болезненных, травматичных, и приходить к менее травматичным и более щадящим вариантам.

— На сегодняшний день более четкое, более грамотное понятие об анатомии человека…

— Что, раньше не знали, как чего там устроено? Резали ли то с древних времен.

— Но не в таком объеме. Действительно не в таком объеме. Описаны какие-то мельчайшие сосуды, мельчайшие структуры ткани. И благодаря этому наступает понимание, а как должно быть.

Если мы раньше, например, представляли себя масштабы операции, они были огромные, то сейчас мы знаем, как выполнить эту же операцию через три маленьких прокола или через один прокол, или через два прокола. Но мы делаем абсолютно то же самое с помощью эндоскопа, с помощью каких-то микро, миниприборов.

То есть мы точно также подтягиваем плантизм, создаем корсет, но это уже основано не на том, что мы все отслоили, подтянули и зашили, а на том, что кожа сокращается, делается корсетная пластика плантизмы.

То есть у нас появляются многочисленные приборы, которые позволяют нам более точно выполнить эту манипуляцию на нужной глубине или под контролем лазерного световода. То есть мы всегда знаем, где мы находимся.

Знание, где вы находитесь и что вы делаете, это, наверное, основная задача и 50 процентов успеха пластической операции. Дальше уже идет способность организма пациента к реабилитации, у кого-то это происходит короче, у кого-то это происходит длиннее, наличие, присутствие хронических заболеваний и так далее.

— Вы говорите, успех пластической операции. Я тут вычитала, что 14 процентов недовольно результатами пластических операций. Это с чем связано?

— У этого вопроса есть несколько аспектов. Один — это, недостаточная информированность пациента. Когда врач, не совсем точно объяснил и рассказал, как все будет после. Второй вопрос — это когда пациент не смог донести информацию, что же он хочет.

Например, для пациента нависшая бровь — это показание к блефаропластике. Если пациент пришел и сказал “хочу блефаропластику”, врач сказал “пожалуйста”, положили на стол, сделала блефаропластику, а бровь все равно опущена.

И блестящая операция с практически отсутствием видимого шва вызывает у пациента недовольство, потому что он хотел другого. Тут, что называется, не договорились.

— Почему бровь опущена даже после блефаропластики?

— Потому что это другой анатомический регион, это совсем другая операция, это не блефаропластика. Но действительно не договорились, то есть один не донес информацию. А третий аспект — это технически операция может сделана быть прекрасно, но у организма есть реабилитация после операции.

То есть мы сделали, наложили повязку, попрощались с пациентом до завтра, потом приходим и уже на первой перевязке примерно видим, как все происходит и, как все будет идти дальше.

И тут возможность организма, она тоже имеет огромное значение, как будет проходить рубцевание швов насколько эластичные и мягкие будут ткани, отсутствие или присутствие отека, как долго он будет происходить. От этого тоже зависит качество операции и конечный результат.

— Бывают же люди истеричные, мнительные, подозрительные. Здесь тоже очень важно быть психологом. Скажите, а случаи, когда очевидные какие-то ошибки врачебные, таких случаев много вот у нас, в России? Я спрашиваю про общий уровень пластической хирургии. Потому что есть субъективные вещи, а есть ведь объективные вещи.

— Есть и объективные. Да, бывают действительно такие, не совсем удачные операции. Они бывают везде.

— Объясните мне, жена миллионера, миллиардера тратит страшные суммы на пластических хирургов. В итоге…Это даже не обезьяна, не страшила, это уже чудовище, которое вообще нельзя никуда выпускать.

Симпатичная, в общем, женщина, она становится, просто чудовищем. Это что? Пластический хирург как может целенаправленно, планомерно известного и богатого человека за большие деньги уродовать.

— Я не могу объяснить, что это такое.

— Фотографии посмотрите в том же нашем с вами интернете, Была нормальная, приятная женщина, и там фотографии разных лет. Но последняя фотография — это просто вот… за гранью

— Ну, она сама себе нравится?

— Не уверена, не знаю. Я понятия не имею, я с ней никогда не разговаривала. Я просто думаю, о чем думали хирурги, когда к ним приходит человек с большими деньгами и говорит “хочу быть красивой”. Была симпатичная, изуродовали. Она пришла опять, опять хочет быть красивой, через несколько лет, опять ее ещё больше уродуют.

— Знаете, тут, как говорится, я вам не скажу за всю Одессу, но мои коллеги и друзья, с кем мы тесно общаемся в рамках наших профессиональных или неформальных уже отношений, то есть мы придерживаемся абсолютно другого мнения, прежде всего не навреди. Это — самое главное.

Когда речь идет об эстетической хирургии, это не спасение жизни, это не какая-то срочная операция, поэтому тут действительно нужно очень, очень тщательно оценивать объективность желания пациента сделать ту или иную операцию, прогнозировать результат, информировать о тех осложнениях или нежелательных последствиях, которые могут быть, это действительно работа, которую нужно провести. И, соответственно, хирург должен быть подготовлен соответствующим образом.

— Вы говорите все правильно, но вот таких примеров много. Мы с вами сейчас можем ещё перечислять наших известных актеров, так такие операции, что известные люди непонятно, как они вообще выходят в свет и как-то там показываются.

Тем не менее, видите, значит, не отследили, не проинформировали. Потом, что значит, проинформировать о последствиях.

Проинформировать о том, что сейчас тебе сделают операцию, и ты выйдешь, у тебя будут кривые щеки? Об этом они информировать должны?

— Тут ничего не могу сказать. Конечно, есть не очень удачные примеры пластических операций, но, понимаете, если один неудачный пример на десять, на десять тысяч прекрасных операций. То есть мы говорим об одном, который неудачный.

— То есть у вас проблема в том, что когда все удачно, ничего не видно.

— Совершенно верно.

— То есть такая неблагодарная получается профессия у вас, спасибо никто не скажет?

— Инна, я вам хочу сказать, одна неправильная операция может так изменить качество тканей, что потом нужно несколько операций поэтапных и частичных для того, чтобы хоть как-то вернуть все назад и привести в порядок.

И несколько нужно не потому, что хирург плохой или он не умеет, или не знает, а потому что изначально сделали неправильно.

К чему я это говорю, например? А если это вторичная операция или третичная, или четвертичная? Динамика тканей абсолютно другая, она не такая, как первая операция, которая всегда хорошая, качественная, если она сделана хорошо.

И следующая операция, если первая сделана достаточно мягко, соблюдены операционные планы, нет большого травматизма, то возможны и последующие. Но если первая операция была сделана неправильно, грубо, то идут структурные изменения тканей, нарушение кровоснабжения.

— Лечить легче, чем перелечивать, это же такая известная история.

— Конечно, выпускается огромное количество приборов, которые делают операцию более безопасной, жест хирурга более точным, а вопрос хирургии — это вопрос точности и правильности жеста. Все развивается.

Читайте самое интересное в рубрике “Общество”

Последние новости сегодня 29.07.2013

Источник: https://www.pravda.ru/health/1167784-plastika/

Пластическая хирургия: что думают пациенты через 10 лет после операции

Что делать, если я недовольна результатом пластической операции?

В Великобритании в 2016 году количество косметических пластических операций сократилось на 40%, по данным Британской ассоциации эстетических пластических хирургов (BAAPS). Впервые за почти 10 лет относительно стабильного роста число косметических хирургических процедур для женщин и мужчин в целом упало ниже 31 000, что на 5% меньше, чем в 2007 году.

В этой связи The Guardian провел небольшое исследование, расспросив бывших пациентов пластических хирургов о том, жалеют ли они о своем выборе, сделанном 10 и более лет назад.

Анна, 34 года, Йоркшир, Великобритания: «Лучше бы я жила со своей грудью первого размера, чем испытывала постоянную боль от имплантов»

Я решилась на операцию по увеличению груди в 21 год. Тогда я только что разошлась с парнем, с которым встречалась пять лет, и решила существенно изменить внешность. Я сильно похудела, сделала новую прическу и операцию по увеличению груди. Сейчас я очень об этом жалею. Я сама создала себе проблемы, которые начались сразу же после процедуры и продолжаются по сей день.

Операция длилась около часа. После нее меня оставили в больнице на ночь. Первые шесть часов постоянно хотелось спать и тошнило. На следующий день хирург меня осмотрел, удалил катетеры, после чего я отправилась домой.

Мне понадобилось две недели, чтобы снова почувствовать себя нормально. Один из шрамов зажил не так хорошо, как второй, но в результате оба оказались почти невидимыми. Пять дней я принимала обезболивающее и антибиотики.

А потом начались проблемы. Сначала был дискомфорт, под кожей появились странные пузырьки. Я позвонила в клинику и рассказала об этом. Меня отправили к другому хирургу, который констатировал, что первый сделал что-то не так с карманом для импланта.

Они сказали, что нужно снова хирургическое вмешательство и что я должна за это доплатить. Но у меня больше не было денег. Более чем 10 лет спустя я все еще испытываю ежедневные боли, у меня появились уплотнения — и я не могу себе позволить это исправить.

Мне не повезло, что что-то пошло не так. В своих расчетах я не учла не только замену имплантов, которая необходима каждые 15 лет, но и вероятность того, что хирург может ошибиться.

Я думаю, что проблема частично была в том, что врач использовал некачественный силикон. Тогда я заплатила несколько тысяч, а сейчас хирургия не подешевела, да и стоимость жизни сильно выросла.

Полагаю, именно это удерживает многих от пластических операций.

Деньги — вот единственная причина, по которой я не пошла на повторную операцию. Как только я смогу себе это позволить, я удалю импланты. Лучше бы я и дальше жила со своей грудью первого размера и бюстгальтерами с пушапом, чем испытывала постоянную боль.

Джон, 68 лет, Лос-Анджелес, США: «Люди боятся ложиться под нож из-за всех этих жутких историй»

Я ни о чем не жалею — я счастлив, что сделал операцию. Моя жена намного моложе меня, и это подстегнуло меня сделать подтяжку. Мне подтянули веки, подняли брови, убрали мешки под глазами. Моя кожа была в неплохом состоянии, но некоторые места хотелось подправить. С возрастом глаза становятся меньше, так что эту проблему я решил.

С тех пор прошло около 15 лет. Сейчас жена спрашивает меня, чего бы мне хотелось на 70-летие, и я говорю, что хочу снова сделать пластическую операцию.

Мне кажется, количество пластических операций сегодня может снижаться по экономическим причинам. Также я читал множество статей, в которых люди делятся своим негативным опытом.

Вы можете умереть, есть риск сепсиса, а если пойти в плохую клинику, операцию сделают некачественно — такие вещи отпугивают людей. А прессе только дай повод для сенсации. И относиться к этому легкомысленно нельзя, ведь вы ложитесь под нож под общей анестезией.

Но в конечном итоге это должно быть личное решение каждого. Что касается меня, то я счастлив.

Зара, 40 лет, Лондон, Великобритания: «Не уверена, что смогу еще раз позволить себе операцию, поскольку стоимость жизни очень выросла»

Мне было 26, когда я сделала операцию по увеличению груди. Мой размер груди всегда не соответствовал остальным частям тела, так что я решила что-то с этим сделать. Я давно подумывала об увеличении груди и в итоге созрела. Я серьезно изучила вопрос в интернете и нашла нескольких хирургов. Операция стоила 3500 фунтов, что на то время было очень много.

Операция прошла хорошо. Я проснулась от ощущения, что на моей груди сидит слоненок, а сама грудь была такой высокой, что поначалу показалась мне нелепой. Но меня предупреждали, что имплант будут ставить под мышцу, так что этого следовало ожидать. Процесс восстановления прошел без проблем, никаких осложнений не было.

Я разве что удивлялась, как много времени понадобилось, чтобы грудь полностью «уселась». Мой тип имплантов, который ставится под мышцу, держится очень плотно, особенно если усердно тренироваться — как я.

В течение нескольких лет они «сидели» на моей груди достаточно высоко, а чувствительность вернулась только через шесть лет.

Как бы там ни было, сейчас я люблю свою грудь. Она выглядит естественно и ощущается как часть моего тела. Я сделала ее настолько большой, насколько могла. Размер бюстгальтера вырос с 32А до 32Е. Сейчас я очень довольна — пока что-нибудь не укажет на то, что импланты пора заменить. Мой следующий осмотр должен состояться через 10 лет.

Однако на сегодняшний день я не уверена, что смогу позволить себе еще одну операцию, учитывая то, как выросла стоимость жизни. Хотя и не исключаю, что прибегну к пилингам и филлерам.

Я думаю, что популярность косметической хирургии снизилась из-за того, что люди не в состоянии отдавать за нее такие деньги.

Хирургия стоит дорого, да и требует достаточно много времени на восстановление, найти которое тоже непросто с таким неустойчивым рынком труда.

К тому же мода изменилась: звезда рекламы «Hello boys» уступила дорогу девушкам с мальчишеской фигурой, а прилавки магазина заполнили платья с А-силуэтом и свободные шелковые топы на тонких бретельках.

Тем же, кто всерьез задумывается об операции, советую изучить возможные риски и найти хорошего хирурга.

Эмили, 53 года, юго-восточная Англия: «Результат стал полной катастрофой. Можно было подумать, что мою кожу кто-то жевал»

Я родила двоих детей одного за другим, во время второй беременности сильно набрала в весе, и в итоге после родов мой живот свисал на бедра. Грудь, которая и так была огромной, стала еще больше и висела теперь до талии. Мой терапевт сказал, что я имею право на уменьшение груди в Национальной службе здравоохранения, поскольку у меня сильно болела спина. Но тогда я так ничего и не предприняла.

К 40 годам я сбросила много лишних килограммов и ненавидела свое тело. Вся кожа висела, и ничего, кроме хирургии, не могло это исправить.

Я начала изучать информацию и в итоге выбрала одного хирурга, к которому была большая очередь. Когда мы все-таки встретились, врач мне не понравился. Он был необщительный, высокомерный и вел себя снисходительно.

Но репутация у него была отменная, а потому я записалась на уменьшение груди и подтяжку живота.

Результат стал полной катастрофой. Можно было подумать, что мою кожу кто-то жевал. На животе были шрамы в виде зигзага, а на груди — ужасные шрамы в форме W. Сейчас я уже могу над этим посмеяться, но тогда мне было не до того.

Все, что я получила от врача, это письмо с признанием, что результатом он недоволен и предлагает коррекцию. Но ему я больше не верила, поэтому через несколько лет сделала коррекцию в другом месте.

В итоге я пришла в восторг — второй хирург чудесным образом убрал шрамы и подарил мне лучшее тело, которое у меня когда-либо было.

Однако неприятные ощущения остались, ведь я с самого начала все делала правильно, а когда что-то вдруг идет не так, ты просто беспомощна. Меня всю искромсали. К счастью, сейчас у меня тело, которым я довольна: я хорошо выгляжу и в одежде, и без нее. Спине стало гораздо легче, поскольку теперь на ней не лежит тяжесть огромной груди, и я могу носить ту одежду, которая мне нравится.

Перевод: Людмила КРЫЛОВА

Источник: https://www.theguardian.com/commentisfree/2017/feb/15/how-i-feel-about-my-decision-to-get-cosmetic-surgery-10-years-on

Источник: https://racurs.ua/1600-plasticheskaya-hirurgiya-chto-dumaut-pacienty-cherez-10-let-posle-operacii.html

Автоправо
Добавить комментарий