Банк вмешивается в мою личную жизнь

Может ли работодатель лезть в вашу жизнь

Банк вмешивается в мою личную жизнь
Эта статья — часть проекта «Аутодафе». В нём мы объявляем войну всему, что мешает людям жить и становиться лучше: нарушению законов, вере в чушь, обману и мошенничеству. Если вы сталкивались с подобным — делитесь своими историями в х.

Первый порыв при вопросе «Может ли работодатель лезть в личную жизнь?» — ответить нет. С точки зрения морали кажется, что никто не вправе диктовать вам, что делать, и уж тем более проверять, как вы живёте, если это не сказывается на качестве вашей работы.

Но с точки зрения закона это не совсем так.

Рабочие часы не время для личной жизни. Если вы находитесь в офисе в период, который прописан в вашем трудовом договоре, то работодатель вправе вас контролировать. Например, он может повесить видеокамеру, чтобы проверять, чем вы заняты. Однако есть несколько условий, которые организация обязана выполнить, чтобы не нарушить ваши права.

В компании должны оповестить работников о видеонаблюдении и получить их согласие на это. Если работодатель следит за сотрудниками тайно, его могут привлечь к административной ответственности.

Павел Корнеев, ведущий юрист Европейской Юридической Службы

Быть под постоянным наблюдением неприятно, даже если вы не делаете ничего предосудительного.

Но, увы, здесь альтернативы простые: не работать в компании, где в кабинетах развешаны видеокамеры, или попытаться понять, для чего это сделано.

Обычно причина не в начальнике‑тиране, и никто не будет журить вас за то, что вы ковыряете в носу на рабочем месте.

Например, в офисе с большим потоком клиентов видеокамеры помогут вычислить вора, если у кого‑то пропадёт кошелёк из сумки. А видеозапись из производственного цеха поможет установить причины травмы: компания виновата или сам сотрудник.

С любителями получить доступ к содержимому компьютера и в любой момент подключиться к экрану несколько сложнее. С одной стороны, устройство принадлежит фирме, а вы в рабочее время должны трудиться. Так что ничего личного на экране в этот момент просто быть не должно. С другой стороны, права, обеспеченные конституцией, тоже кое‑что значат.

Работодатель не должен нарушать статьи 23 и 24 Конституции РФ, которые каждому гарантируют право на свободу, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Если будет установлено, что начальник получил доступ к личной переписке, работник вполне может подать в суд.

Евгений Иванов, юрист Европейской Юридической Службы

Обычно, чтобы исключить подобные ситуации, компания просто блокирует доступ к соцсетям и другим сайтам для переписок, ограничивает возможность установки мессенджеров. И, по сути, сам факт использования сервисов в обход блокировок может стать причиной для вопросов к вам.

Есть ли личная жизнь за пределами офиса

Вы выходите из офиса и закрываете дверь — казалось бы, работа позади и можно делать что угодно. Однако это не совсем так. Здесь грань между законом и моралью становится ещё более расплывчатой. Так что теоретически работодатель ничего не нарушает, а на практике такое вмешательство может быть неприятным.

Например, вы взяли больничный по уходу за ребёнком и узнаёте, что представитель компании звонил в школу или детский сад, чтобы выяснить, действительно ли малыш заболел. Законодательством это не запрещено, но осадочек остаётся: вам не доверяют.

В некоторых сферах служба безопасности может интересоваться вашими отношениями. Скажем, если вы работаете на кассе в банке, в учреждении без восторга воспримут вашу связь со вчерашним заключённым.

Наказать компанию можно, только если ваша частная жизнь пострадала от действий её сотрудников. Например, в организации получили доступ к интимным фотографиям работника и обнародовали их.

А просто узнавать и говорить с вами о недопустимости таких отношений — законно.

Стоит оговориться: случаев, когда кассир банка крадёт сумму в несколько миллионов или даже десятков миллионов рублей ради спутника жизни, увы, не один и не два.

Евгений Иванов, юрист Европейской Юридической Службы

Например, в Башкирии кассир похитила 25 миллионов из‑за долгов мужа. В Химках сотрудница банка вместе с сожителем украла из хранилища 21 миллион.

Ещё более скользкая тема — контроль внешнего вида и поведения. Для рабочих часов в компании может быть введён дресс‑код. Это оформляется соответствующим локальным актом, с которым вас обязаны ознакомить. Что касается облика сотрудника вне рабочих стен, законом вмешиваться также не запрещено — ровно до тех пор, пока вы не посчитаете, что ваши права нарушены.

В случае перегибов на местах всегда можно обратиться в Минтруд за письменным разъяснением или же сразу подать в суд.

Исключение — работники отрасли образования. Учителей, воспитателей детсадов, педагогов дополнительного образования детей и взрослых могут уволить за аморальный поступок. Причём определения у этого термина нет, всё остаётся на усмотрение работодателя. Например, в Омске учительницу уволили за фото в купальнике.

Есть ещё несколько категорий работников, которым стоит быть осмотрительнее: судьи, адвокаты, военные, полицейские, чиновники. Здесь, возможно, лучше прислушаться к руководителю и сбавить обороты, иначе дело может закончиться скандалом и увольнением.

Почему законно не значит нормально

Для хамства, невежества, нездорового любопытства нет статей в Уголовном кодексе и КоАП, но от этого они не становятся более приятными. От человека, с которым общаемся на равных, мы такого не допускаем. Но с работодателем отношения выстраиваются по‑другому.

В них существует чёткая иерархия, и многие готовы терпеть от начальника больше, чем стоило бы.

Именно поэтому в адекватных компаниях нередко запрещают романтические отношения между руководителем и подчинённым: никогда нельзя быть уверенным, что рядовой сотрудник пошёл на контакт добровольно, а не был принуждён к этому.

Вмешательства в личную жизнь это тоже касается. Зачастую подчинённый предстаёт чем‑то вроде неразумного юнца, которого мудрый старший учит по‑отечески, с высоты прожитых лет. Только это работает не так. Во‑первых, специалист в своей сфере может быть абсолютным профаном в других. Во‑вторых, ваша личная жизнь не его дело.

Если вы справляетесь с работой, не нарушаете законов, положений из трудового договора и локальных актов, то не обязаны выполнять любую прихоть руководства.

Решать, как правильно поступить, если начальник вмешивается в вашу жизнь, придётся самостоятельно. Говорить, что хватит это терпеть, слишком самонадеянно, так как от заработка многое зависит.

Но было бы неправильно полагать, что трудовые отношения, в которых руководство считает себя вправе хамить и учить вас жизни, — норма. Начальство не добрая фея, которая одаривает вас деньгами. Крепостное право отменили, а вы полноценные участники рабочего процесса. По‑другому тоже бывает — это важно держать в голове на тот случай, если вам кажется, что выхода нет.

Ну а если чувствуете в себе задатки революционера, просто поговорите с начальником — мягко и без хамства, не надо уподобляться. Не исключено, что вам после этого всё же придётся уволиться.

Причём формально не из‑за беседы: вам могут, например, перестать выплачивать премию. У руководства есть рычаги, как сделать ваше пребывание в компании невыносимым.

Но так вы, по крайней мере, будете первым, кто даст понять: то, что происходит, — ненормально.

Терпение не главная добродетель, а самоуважение — базовое качество человека. Если больше не можете молча выносить несправедливость на работе, делитесь этим текстом.

Источник: https://lifehacker.ru/rabota-i-lichnaya-zhizn/

Превышение полномочий: должна ли корпорация вмешиваться в личную жизнь сотрудников

Банк вмешивается в мою личную жизнь

Например, в Продовольственной и сельскохозяйственной Организации объединенных наций (ФАО ООН) супруги могут вместе работать, но не должны находиться в прямом подчинении друг у друга.

Еще на этапе собеседования необходимо проинформировать HR-службу о наличии супруга в той же организации, с указанием департамента.

Ограничений на прием нет, но при расчете выплат супружеские отношения учитываются (чтобы исключить двойные компенсации — например, если супруги воспользуются отпуском по уходу за ребенком).

Говоря о возможности работы родственников в одной государственной структуре, мы имеем в виду только супругов или пару, состоящую в «гражданском браке».

А любые иные родственные связи исключаются — дети, родители, братья-сестры любой степени дальности родства — почва для ситуации «как не порадеть родному человечку» из классической российской комедии в структурах уровня ООН отсутствует.

Причем в ООН эти правила распространяются не только на штатных сотрудников, но и на внештатных.

Такая же программа действует во Всемирном банке. В свое время, когда президент Джеймс Вульфенсон захотел нанять главным экономистом лорда Николаса Стерна, то брат последнего, Ричард Стерн, был вынужден покинуть пост управляющего директора.

Во Всемирном банке помнят и о громком скандале, связанном с Полом Вулфовицем, президентом банка после Вульфенсона, нанявшим на работу свою любовницу и назначившим ей оклад больше, чем у госсекретаря США. В целом во Всемирном банке супруги могут работать вместе, но желательно в разных глобальных практиках.

Если прямой подчиненности нет, то допустимо работать в одной стране или в управлении одного вице-президента.

В WWF тоже правила для работы родственников вместе довольно строгие. Супруги могут работать в фонде, но только в производственно отличающихся подразделениях.

Например, известен случай, когда заместитель руководителя по внешним связям и руководитель антибраконьерских бригад были супругами — однако их деятельность никак не была связана в общем производственном процессе. Разное подчинение, разные задачи.

И вместе (в одной организации) они работают два десятка лет. Но это, скорее, исключение в WWF — потому что в трех других известных мне случаях после заключения брака супруги покинули организацию.

Мне приходилось работать как в компаниях, где личные отношения были запрещены, так и в таких, где они запрещены не были. А в одной компании они даже поощрялись: там радовались бракам между сотрудниками, рождению у них потомства в том числе, надеясь впоследствии заполучить лояльную молодую смену, сформировав производственные династии.

Распространено мнение о том, что наличие неформальных отношений сильно повлияет на работоспособность обоих вовлеченных. Это не лишено оснований, к тому же близкому прощается многое из того, за что чужого готовы покарать. Однако и невлюбленные совершают такое количество производственных ошибок, что лучше бы они могли их оправдать романтической причиной, а не природной ленью и невежеством.

Работодатели, где личные отношения были запрещены, объясняли это довольно разумно: если компания по какой-либо причине захочет расстаться с одним из пары, то высока вероятность того, что и второй тоже уйдет.

А он, может быть, ценный кадр, и компания не желает его ухода. Вкладывали, обучали, развивали — вот результат. Более того, если он останется, то снова работодатель внакладе: верить, как прежде, он этому сотруднику не сможет.

Будет мучить себя и его подозрениями, везде видеть мстительные планы коварства…

Зачем это? Не проще ли просто обязать сотрудников не иметь личных отношений на работе? Наверное, проще. Но вряд ли это будет означать, что отношений не будет. Просто те работодатели, которые формально запрещают отношения, остаются не в курсе событий до тех пор, пока все не вскроется случайным образом.

Причем чаще всего по чьему-то доносу, что вообще отдельная волнующая диагностическая тема для анализа корпоративной культуры. И у работодателя не будет иного выбора, как уволить влюбленных. Даже если кто-то из них очень ценный, от кого вообще весь бизнес зависит (а такие люди бывают, вопреки рассуждениям о заменимости героев).

Выиграет ли компания от такого решения? Нет, конечно. Потому что сама себя накажет и навлечет на себя дополнительные траты (уволить, выплатив компенсацию, найти замену, ввести в курс дела). Но главное, биологический закон притяжения полов на этом предприятии все равно отменен не будет.

Может, даже наоборот, ибо в этом деле ничто не делает плод таким сладким, как запрет его пробовать.

А тот работодатель, который не ставит таких рамок — пусть даже не стимулирует династии, а просто не запрещает личные отношения, — будет знать обо всем, скорее всего. И у него будет выбор, что делать.

Потому что палитра-то для манипулирования (составляющего основу любого управления) ярчайшая. Можно стимулировать радостный труд влюбленных, ставя их в одну смену. А можно разнести в разные и воспитать этим.

Работодатель в выигрыше — у него есть разные варианты действий, и он не выставляет себя глупцом, пытаясь отменить закон гендерного тяготения на одном отдельно взятом заводе.

Вообще говоря, для исторической справки: все крупнейшие бизнес-империи — Морганы, Рокфеллеры, Розенфельды и др. — это семейные бизнесы. Да и в России много примеров — та же «Лаборатория Касперского» была когда-то семейным предприятием.

Есть «плюсы» и «минусы» в каждой модели. Недаром говорят, что нет более верного способа потерять друга, как начать с ним вместе работать.

Но, на мой взгляд, чем меньше работодатель пытается регулировать эту сферу, подменяя собой строгого родителя и мать-природу одновременно, и больше занимается производственными показателями, тем лучше.

Во всем важно соблюдать нормальный баланс, особенно в расстановке приоритетов.

Ясно, что случаи прямого сексуального домогательства, использования служебного положения для принуждения к сожительству, подпадающие под статью УК, должны вскрываться, насильники должны нести наказание.

Но если заранее полагать, что твой коллектив сплошь состоит из потенциальных насильников, нечистых на помыслы людей, стремящихся сделать свою карьеру (или использовать имеющееся положение) самым простым из всех способов, то зачем там работать? Давно доказано, что счастливые люди работают лучше.

И если экономические показатели предприятия в норме, возможно, чувства не так уж мешают рабочему процессу.

Источник: https://www.forbes.ru/forbes-woman/387301-prevyshenie-polnomochiy-dolzhna-li-korporaciya-vmeshivatsya-v-lichnuyu-zhizn

8 признаков, что мама контролирует вашу жизнь (до сих пор)

Банк вмешивается в мою личную жизнь

Отношения с мамой – больная тема для многих. В Лондонском университете провели исследование, в ходе которого более 70-ти лет наблюдали за группой людей, родившихся в 1940-е годы.

Те из них, кто ощущал излишний родительский контроль во взрослом возрасте, чувствовали себя намного более несчастными в жизни в сравнении с менее контролируемыми участниками исследования.

Они отмечали, что это плохо сказалось на их личной жизни и карьере, и во многих случаях привело к разводам и совместной жизни с родителями, когда «детям» было уже за сорок. В общем, как всегда, Британские ученые рекомендуют присмотреться к отношениям с мамой, пока она не испортила вам жизнь.

Она постоянно вас критикует

Время от времени критика свойственна любому родителю, и это нормально. Может, маме кажется, что вы недостаточно осторожно водите машину, или ей не нравится ваш неразборчивый почерк на поздравительной открытке. Но если она критикует абсолютно все, что вы делаете, и вашу личность заодно – это уже перебор.

Она может воспринимать это как помощь ребенку, но вас ее слова заставляют сомневаться в выборе университета, новой карьере или решении связать свою жизнь с этим конкретным мужчиной. Отличить помощь от бесконечной критики довольно просто. Когда мама хочет вам помочь, она отмечает не только отрицательные моменты, но и положительные.

И не ставит отрицательные во главу угла.

Она от вас зависит

Ваша мама – такой же человек, как мы все. И иногда ей тоже требуется поддержка и помощь. Нет ничего плохого в том, что она просит вас помочь отвезти ее на дачу или просит совета в той области, в которой вы явно разбираетесь лучше.

Но если мама не может сделать без вас ни шагу, не способна сама вызвать сантехника и требует вашей эмоциональной поддержки в каждой ссоре с мужем или подругой, – это уже перебор. Вы, конечно, взрослый человек, но и она тоже. И большую часть своих повседневных проблем она может (и должна) решать сама, а не сваливать это на вас.

В такой зависимости сложно распознать желание контролировать, но на самом деле это именно оно и есть.

Она навешивает на вас ожидания

Каждая нормальная мама хочет, чтобы ее ребенок добился успеха. И это понятое и вполне адекватное желание.

Но если ее ожидания не реалистичны и завышены, а то и вообще напоминают ее собственные несбывшиеся мечты, то вам это в жизни и в построении карьеры точно не поможет.

Более вероятно, что вы так и не научитесь понимать свои собственные желания и стремления, а маминым ожиданиям соответствовать не сможете – они ведь нереальные. Проигрыш по всем статьям.

Она вмешивается в ваши отношения

Ваше общение с друзьями всегда у нее под прицелом, они знает, кто, что и кому написал в «Фейсбуке» и считает необходимым поделиться с вами своим мнением об этом? А ваши отношения с мужчинами – ее главный интерес, и она точно знает, что значит лайк какого-то малознакомого парня из другой страны? Это даже не то что перебор, это ни в какие ворота. Закройте все свои аккаунты от мамы, пусть занимается своими отношениями, а не вашими. Если только вы сами не попросите ее совета. Но мы советуем быть с этим осторожнее, если мама склонна лезть во все аспекты ваших отношений с другими людьми.

Ее здоровье зависит от ваших действий

На самом деле, конечно, нет. Но стоит вам сделать что-то, что ей не нравится (или даже просто подумать об этом), как у нее случается обострение ста тысяч несуществующих болезней. И все из-за вас. Знакомо? В следующий раз сообщите своей вполне здоровой маме, что нашли ей отличного врача, и готовы записать ее на любой удобный день. И даже отвезти к нему. Ну или вызвать и оплатить такси.

Она играет в молчанку

Это классика пассивно-агрессивного поведения – молчать с таким видом, чтобы вы поняли, что где-то оступились, и потом долго гадали, где именно, и как это исправить. А если не догадаетесь, будете виноваты еще сильнее, потому что вам плевать на мамины чувства – очевидно же. На самом же деле ее саму в этой ситуации ваши чувства не особо заботят.

Она просто пытается заставить вас сделать то, что она считает нужным и правильным, и игра в молчанку – способ добиться этого. Бывают, конечно, ситуации, когда мама права, а вы – нет, но даже в этом случае надо не молчать, а говорить. Напомните об этом маме. Пассивная агрессия может убить любые отношения, даже отношения между родителем и ребенком.

Она ставит вам условия

«Сделай это, чтобы я была спокойна», «Ты же знаешь, как я к этому отношусь», «Мы с тобой сможем нормально общаться, только если ты» – слышали хоть раз такое от мамы? Переводим на человеческий язык: «Я буду любить тебя, только если ты будешь хорошо себя вести». Древнейшая и самая ужасная манипуляция по отношению к ребенку, сколько бы лет ему ни было. Мама может не всегда одобрять ваш выбор и не обязана соглашаться с каждым вашим решением, но это не должно сказываться на ее любви к вам.   

Она живет ради вас

Самый частый припев этой песенки – «Я на тебя всю жизнь положила, а ты».

Дальше идут вариации про то, что ради вас она вставала до рассвета, ездила через весь город за дефицитными продуктами, бросила любимую работу, терпела вашего отца (чтобы у деточки была полная семья, конечно, а вовсе не потому, что она боялась остаться одна), отказалась от личной жизни и так далее, до бесконечности.

Мама может кормить себя этими иллюзиями сколько угодно, но вам стоит понять, что делала она все это не ради вас, а ради себя. Ну и намекнуть об этом маме тоже не помешает – все-таки взрослый человек должен брать ответственность за свой выбор на себя, а не сваливать его на вас. 

Источник: http://www.sncmedia.ru/psycho/8-priznakov-chto-mama-kontroliruet-vashu-zhizn-do-sikh-por/

Родители не должны шпионить за своими детьми

Банк вмешивается в мою личную жизнь

Последние пару лет Мэнди Снайдер, бухгалтер из Спокана, штат Вашингтон, «наблюдает» за своей дочкой. При помощи удобного высокотехнологичного инструмента mSpy Снайдер может просматривать все текстовые сообщения, фотографии, видео, скачиваемые приложения и историю браузера 13-летней дочки.

Она не думает извиняться за это. Она говорит, что прошлым летом смогла вмешаться, обнаружив, как её дочка переписывается со своим парнем, планируя встречу для секса. «Я знаю, что моя дочь не такая наивная, какой была я в её возрасте, и что в современном мире способов социального общения существует с избытком, — говорит Снайдер. — Но меня, как родителя подростка, этот век технологий пугает». Но, хотя технология может стать причиной появления новых способов попадания детишек в беду, она также может предоставить новые способы следить за каждым их шагом.
С такими технологиями отслеживания, как mSpy, Teen Safe, Family Tracker и т.п., родители могут следить за звонками, текстовыми сообщениями, чатами, постами в соцсети. Они могут изучать карты всех мест, где побывал их ребёнок и его телефон. Приложение Mama Bear даже отправляет родителям предупреждения, в случае, если их чадо превышает скорость, сидя за рулём. Но между защитой и навязчивой идеей грань очень тонка. Новые инструменты для цифрового слежения ставят родителей в затруднительное положение. Юность — такой критический период в жизни ребёнка, когда им нужна частная жизнь и ощущение личного пространства, чтобы выработать собственную личность. Родителям может быть невыносимо следить за тем, как их ребёнок отдаляется от них. Но, как бы ни было соблазнительно для родителей внедриться в тёмные уголки личной жизни их детей, существуют убедительные свидетельства того, что подглядывание за ними повлечёт за собой больше плохого, чем хорошего. В долгосрочной перспективе цель родителя — создать здорового самодостаточного взрослого человека. Процесс выработки здоровой автономности начинается с момента, когда ребёнок способен уползти от вас — так говорит Нэнси Дарлинг, специалист по психологии развития в Оберлинском колледже. «Родительская доля тяжела необходимостью соблюдения баланса стремления ребёнка к самостоятельности и соображений безопасности», — говорит она. Приватность — ключевой момент выработки самодостаточности. «Возможность испытывать уединение — вероятно, базовая потребность человека, превышающая культуру», — говорит Скайлер Хоук, социальный психолог, изучающий развитие юности в Китайском университете Гонконга. В юности мозг, тело и социальная жизнь детей быстро меняются. Во время экспериментов со своей идентичностью и самовыражением им необходимо личное пространство, чтобы разобраться со всем этим, говорит Хоук. Уединение не просто важно для молодых людей, говорит Сандра Петронио, профессор коммуникаций и директор Центра управления приватностью коммуникаций в Индианском университете. Это их обязанность. «Основная забота взрослого человека — выработать индивидуальность, отойти от контроля родителей. Один из понятных способов сделать это — потребовать личное пространство», — говорит она. Существуют убедительные доказательства того, что вторжение в личную жизнь ребёнка нарушает отношения родитель-ребёнок, говорит Петронио. «Родитель своим подглядыванием демонстрирует недоверие, — говорит она. — Всеобъемлющая потребность контролировать ребёнка по-настоящему вредит отношениям». Скрытое подглядывание, добавляет Хоук, вряд ли долго будет оставаться скрытым. Большинство детей лучше своих родителей разбираются в технике. Есть шансы, что они обнаружат эти отслеживающие приложения и разберутся, как взломать систему — будут оставлять отслеживаемый телефон в шкафчике в школе, когда прогуливают уроки, или заведут вторую, тайную учётную запись в Instagram. Неудивительно, что когда дети чувствуют, что не могут доверять родителям, они становятся ещё более скрытными. Хоук наблюдал этот эффект в выборке студентов в Нидерландах, где отношение к индивидуализму и самостоятельности похоже на отношение к ним в США. Исследователи спрашивали детей, уважают ли их родители их личное пространство. Через год дети подглядывавших родителей демонстрировали более скрытное поведение, а их родители сообщали о том, что меньше знают о занятиях, друзьях и местонахождении детей, по сравнению с другими родителями. «Мы можем проследить путь от ощущения вторжения в личную жизнь до увеличения уровня секретности детей и снижения знаний родителей об их детях, — говорит Хоук. — Если родители слишком сильно вторгаются в жизнь детей, это им в итоге откликнется». При отсутствии у ребёнка личного пространства страдают не только отношения родитель-ребёнок. Когда дети чувствуют вторжение, это может привести к появлению у них психологических проблем, которые эксперты называют «усвоенным» поведением — тревожность, депрессия, отдаление. «Есть множество исследований, говорящих о том, что дети, растущие с назойливыми родителями, больше подвержены воздействию этих психологических проблем, в частности оттого, что это подрывает уверенность ребёнка в своих способностях действовать самостоятельно», — говорит Лоуренс Стейнберг, профессор психологии из Университета Темпла и автор книги «Эпоха возможностей: уроки новой науки о юности» [Age of Opportunity: Lessons From the New Science of Adolescence]. Когда родители не дают детям возможности принимать решения самостоятельно, у детей не появляется шанса сделать выводы из этих решений. Хотя у родителей есть обязанность направлять своих детей и беречь их от вреда, юность всё же остаётся временем для выявления пределов, говорит Джудит Сметана [Judith Smetana], профессор психологии, изучающая взаимоотношение молодых людей и их родителей в Рочестерском университете. Возьмём алкоголь. Дети, экспериментировавшие с алкоголем в юности, и не ставшие затем алкоголиками, оказываются психологически более здоровыми, чем те, кто никогда его не пробовал, говорит Сметана. «Не хочу попустительствовать увлечение детей алкоголем, но мы знаем, что это время — время экспериментов, — говорит она. — Такова природа юности». Но даже когда родителям известна важность уединения, бывает сложно понять, где нужно провести черту. Эта черта для каждой семьи будет разной, даже в едином социально-экономическом слое или в одной и той же местности, говорит Дальтон Конли, социолог из Принстонского университета, автор книги 2014 года «Наука быть родителем» [Parentology]. Конли говорит, что был шокирован, узнав, что его коллега шпионит за своими детьми-подростками при помощи видеоняни, находясь в отъезде, на конференции. В то же время, его не смущает практика проверки трат, совершаемых по банковской карте, у своих собственных детей, с целью узнать, где они были и что покупали. «Технология родительского слежения так быстро развивается, что не существует чётких норм того, что считать приемлемым», — говорит он. Дарлинг тоже испытывала искушение отодвинуть границу между независимостью и уединением. Несмотря на то, что она выступает за предоставление детям личного пространства с тем, чтобы они выработали здоровую самостоятельность, она также является родителем, беспокоящимся за них. Она попросила своего младшего сына включить функцию Find My iPhone, чтобы она могла найти его, если не сможет дозвониться. А когда её старший сын, находившийся дома на каникулах в перерыве занятий в колледже, не вернулся домой однажды вечером, «Я сунула нос в его контакты в мобильном, чтобы позвонить его девушке, — признаёт она. — Его это разозлило, но ведь было 3 часа утра, и я беспокоилась». Согласно Дарлинг, дети скорее почувствуют вторжение в личную жизнь, если родители будут вмешиваться в их личные дела — к примеру, подслушивать их разговоры или подсматривать переписку. Но большинство детей признаёт, что у родителей есть законное право на обеспечение безопасности — устанавливать правила по использованию наркотиков или знать, куда дети идут после школы. «Родители должны знать, где находятся их дети», — говорит она. Но и вопросы безопасности не так уж однозначны. В большинстве мест [США] сейчас быть ребёнком безопасно. Согласно статистике ФБР, количество насильственных преступлений упало на 48% с 1993 по 2011 года. Детская смертность падает. Пропадают дети рекордно мало.

Тем не менее, некоторые эксперты говорят, что никогда ещё социум не требовал так сильно пристальнее следить за своими детьми — это очевидно из тех ставшими частых случаев, когда родителей арестовывают за то, что их дети в одиночку ходят в школу или играют в парке без присмотра.

Многие эксперты обвиняют в этих переменах современные СМИ, постоянно предоставляющие устрашающие заголовки, касающиеся опасностей и похищения. «СМИ увеличивает страх, а страх превращается в ограничения для детей, подростков и даже молодых людей, — говорит Петронио. — У него есть возможность подорвать развитие набора навыков у молодых людей, которые необходимы им для того, чтобы стать независимыми взрослыми». И действительно, некоторые дети живут в опасных районах. И этим детям, судя по всему, лучше жить под строгим надзором их родителей. Исследование специалистов Виргинского университета обнаружило, что у детей из мест проживания представителей среднего класса, характерных отсутствием риска, отношения с матерями и социальная адаптация получается хуже, если их родители подрывают их самостоятельность. Наоборот, среди семей с низким доходом и высоким уровнем риска отношения с матерями были лучше, когда те были более авторитарными. Но во многих местах желание родителя шпионить за детьми может быть продиктовано не столько заботой об их безопасности, сколько стремлением уменьшить собственную тревожность. «В итоге получается, что вы пытаетесь утолить вашу жажду знаний, поскольку вы не выносите неопределённости, вы не даёте ребёнку возможности научиться тому, как принимать правильные решения», — говорит Петронио. Исследования Хоука показывают, что родители, шпионящие за детьми, меньше уверены в своих способностях, больше тревожатся по поводу их взаимоотношений с детьми, и больше беспокоятся — часто безосновательно — по поводу поведения их ребёнка. «На основе моего исследования, я считаю, что подглядывание может характеризовать как адаптацию ребёнка, так и родителя — возможно, последнего даже в большей степени», — говорит он. Когда дело касается установления здоровых границ, то, как говорят психологи, хорошее общение лучше подглядывания, а дети, которые активнее делятся со своими родителями, лучше приспосабливаются к жизни. «В итоге, наилучший способ узнать, что происходит с вашими детьми — послушать, что они сами расскажут», — говорит Хоук. Некоторые родители говорят, что отслеживание улучшает общение с детьми. Снайдер говорит, что использование приложения для отслеживания телефона дочери стало стартовой площадкой для обсуждения таких тем, как секс, наркотики, самоубийство и друзья. «Поскольку я читаю её переписку с друзьями, мы можем без подготовки общаться по поводу происходящего в её жизни, — говорит Снайдер. — Не думаю, что у нас были бы такие же открытые отношения, построенные на уважении, без помощи mSpy».

И всё же, вероятно, можно утверждать, что большая часть родителей, скачивающих шпионские приложения, делают это не для того, чтобы вести приятные разговоры с детьми.

Очевидно, что личная жизнь и пространство важны детям для того, чтобы помочь им стать здоровыми взрослыми.

Теперь, когда вторгаться в личную жизнь стало легче, чем когда бы то ни было, родителям придётся задавать себе неудобные вопросы каждый раз, когда они собираются пересечь эту черту.

  • родители
  • дети
  • слежка
  • опека
  • гиперопека

Источник: https://habr.com/ru/post/410237/

Право подростка на личную жизнь. Даем?

Банк вмешивается в мою личную жизнь

«Совсем недавно нашлись мои старые записи. Эту тетрадь я вела, еще будучи школьницей.

В дневнике ровным счетом ничего «такого» не было написано тем не менее призыв на «титульном листе» очень эмоционально просил соблюдать границы частной жизни, – улыбается уже взрослая Кира.

– В детстве для меня было бы настоящей трагедией, если бы я узнала, что родители читают-таки мои откровения, но теперь, когда я сама мама, я их прекрасно понимаю!»

Что и говорить, тайны детских дневников и запертых комнат не раз становились яблоком раздора между подростками и их родителями, подчас уверенными в том, что взрослеющее чадо обязано делиться с ними всем, что происходит в его жизни.

Дескать, мало ли что, а знать, где соломку подстелить – не повредит. У тинейджеров соображения на этот счет кардинально противоположные. Они всячески оберегают свои тайны от сторонних посягательств.

Так кто прав? И как себя вести родителям, чтобы поладить с бунтующим отпрыском, не нарушая его «границ», поможет разобраться психолог Елена Сыркина.

Трудный возраст

«Чтобы подростковое поведение стало понятным, начнем с того, какие изменения происходят в этом возрасте, – рассуждает специалист.

– Во-первых, это, конечно, функциональные перемены во всех системах организма, и в гормональной в том числе.

У взрослеющего ребенка формируется личностная сфера, подростку свойственны частые перепады настроения, непредсказуемость реакции на внешние воздействия и стремление к многочисленным социальным и даже сексуальным экспериментам».

Не секрет и то, что в этом возрасте взрослеющие дети активно ищут ответы на жизненно важные вопросы: кто я такой, какой я человек, зачем я живу – именно сейчас закладываются мировоззренческие основы. Ситуация для родителей осложняется еще и тем, что тинейджерам свойственно проверять имеющиеся установки, усвоенные от взрослых, на правдоподобность.

Первоначальные азы и законы жизни, неосознанно «пробуются на свой зуб». Именно в подростковом возрасте дети впервые озадачиваются вопросом, какой я в отношениях с противоположным полом. Как ответ возникает стремление выстроить эти самые отношения.

Нарабатывается и социальный опыт: в стремлении расширить границы собственной свободы ребенок осваивает различные модели поведения, этим закладывается личностная успешность подростка.

Понятно, что такая «многоплановая» перестройка делает взрослеющее чадо очень сложным в общении человеком. И родителям, желающим найти общий язык с любимым отпрыском, необходимо все это учитывать.

Задача подросткового периода – эмоционально отделиться от мамы и папы, говоря метафорично – «перерезать пуповину». Поэтому дети и бунтуют против различных форм ограничений. И поверьте, если взрослеющего ребенка загонять в жесткие рамки, увы, ничего хорошего из этого точно не выйдет.

«Подростки – уже не дети, но еще и не взрослые, они только на пути к этой сознательной жизни, – поясняет психолог.– Задача родителей – потихоньку отпускать свое чадо, передавать ему больше свободы и ответственности. Порой это кажется абсолютно невыполнимым: очень страшно доверять своему вчерашнему малышу.

Отсюда традиционно произрастает множество конфликтов. Тем не менее пренебрегать личной жизнью отпрыска не стоит: подростку очень важно иметь свое незыблемое пространство, куда вход родителям запрещен, куда невозможно попасть никому, кроме него. Не имея такого пространства, ребенок просто замкнется в себе».

Да, многое сейчас в жизни вашего чада становится для вас недоступным. Вдвойне обидно это потому, что совсем недавно вы были самым близким другом для своего сына или дочери. Подростки непредсказуемы, поэтому с ними порой очень сложно поладить.

Когда ребенок младше, родителям проще им управлять, взаимодействие по системе «вы попросили – ребенок сделал» кажется вам привычнее и «правильнее».

Подростки же становятся «неудобными» в этом смысле, они причиняют массу беспокойства, но таковы законы жизни: все реки текут, все люди взрослеют, и родителям необходимо понимать, что перед ними самостоятельная личность.

Частная и неприкосновенная

«Мой сын стал старше и в рассуждениях, и в поступках, иногда мне кажется, что этого нового мальчика я не знаю, от этого мне еще тревожнее, – грустит Алла, мама пятнадцатилетнего Сергея.

– В сложившихся обстоятельствах мне кажется разумным то, что я периодически «подсматриваю» в его дневниковые записи… Пятнадцать лет, на мой взгляд, еще не время для того, чтобы родители совсем ничего не знали о личной жизни ребенка».

«Такие рассуждения мне вообще кажутся странными: право на неприкосновенность частной жизни у нас обеспечивает Конституция РФ, – улыбается психолог Елена Сыркина. – Другое дело, что родители не всегда согласны с происходящим.

Последним необходимо понимать, что уровень искренности в отношениях не ухудшается – он просто становится другим! Многие мамы и папы воспринимают эту ситуацию достаточно болезненно. На самом деле она просто непривычна для вас.

В действительности родителям просто не хочется признавать, что их чадо растет, что у него появляется собственная жизнь, в которую «вход воспрещен», и когда «праотцы» по привычке ломятся в эти закрытые двери, они совершают грубейшую ошибку».

«Могу сказать, что такое покушение на личное пространство наносит колоссальный ущерб привязанности ребенка к родителям, – утверждает специалист. – Если отпрыск раньше доверял им, то после обнаружения того, что они перешли «запретные границы», кредит доверия резко будет исчерпан, и отношения только обостряться».

Дело в том, что в этой ситуации тинейджер начинает понимать, что он не может доверять самым близким людям и оставлять свои вещи на видном месте, потому что его границы не уважают.

Чем это может быть опасно? В этот период подросток и себе-то не слишком доверяет: большинство его чувств и эмоций абсолютно новые для него, а тут еще и родители «подвели».

Взрослеющий ребенок остается в одиночестве, которое сейчас будет переживать вдвойне, ведь и на самых близких людей, по его мнению, теперь рассчитывать нельзя. Если это одиночество умножить на подростковую импульсивность, итоги могут быть весьма плачевны.

Где вход, там и выход

Что могут сделать родители, если ребенок претендует на неприкосновенность личной жизни? Во-первых, специалисты рекомендуют успокоиться и не паниковать.

Как вариант – объективно оцените обстановку: да, у вашего любимого подростка есть некая частная жизнь, но при этом он продолжает хорошо учиться, ночевать по-прежнему приходит домой, его привычки не изменились, и вы продолжаете его любить.

Так в чем же дело?! Просто признайте тот факт, что ваше чадо имеет право на свое личное пространство, и, если вам очень сильно хочется туда попасть, стоит попросить разрешения.

«Сделать это можно примерно следующим образом, – советует психолог. – «Я вижу, что ты грустишь, я волнуюсь по этому поводу.

Когда ты будешь готов мне рассказать о том, что тебя тревожит, я всегда с радостью тебя выслушаю». Это прозвучит как приглашение к сотрудничеству. Изначально важно набраться терпения.

Не ломиться в наглухо закрытые двери, а просто предлагать себя в качестве помощника и слушателя, который может поддержать».

Следующий важный момент: выслушав откровения ребенка и узнав нечто, что вас не обрадовало, не стремитесь сразу его критиковать. «В моей практике был вопиющий случай, – вспоминает психолог Елена Сыркина. – На прием по поводу обострившихся отношений пришли мать с дочерью.

Девочка была буквально в истерике. Когда начали разбираться, в чем дело, выяснилось, что школьница ведет дневник и блокнот, в котором были записаны все ее друзья и знакомые с их телефонами.

Как она обнаружила, что мама читала ее личные записи? В телефонной книжке родительница красной ручкой напротив фамилий сделал пометки: «вот этот тебе не друг», «а с этим лучше дружить» и так далее. Не сложно догадаться, что в этот момент чувствовал ребенок.

«Пострадавшей» было почти физически плохо от такого резкого и грубого вмешательства, от этих «заботливых» комментариев. При этом мама искренне не понимала, что такого ужасного она натворила».

Что и говорить, в подобных ситуациях поговорка «благими намерениями дорога в ад вымощена» приходится как нельзя кстати. Дети взрослеют, и нужно понимать, что теперь будут появляться такие сферы, в которых можно быть наблюдателем только с их разрешения.

Если же характерные изменения, так сказать, налицо – подросток начал курить, может быть выпивать, или у него появились сомнительные друзья – это другая ситуация. Тем не менее и в этом случае психологи призывают к спокойствию: криками делу не поможешь. Найдите время для разговора и поделитесь с чадом откровенно своими опасениями.

«Меня очень тревожат твои отношения с новыми друзьями и прочее. Мы можем об этом с тобой поговорить, может быть, мои опасения напрасны?» или другие варианты вопросов.

Расскажите о том, что вы чувствуете! Предложите себя в качестве психологической помощи-собеседника, который поймет и не осудит, не будет критиковать, а, напротив, поможет ребенку разобраться в том, что с ним происходит.

Если родители будут навязывать свое мнение, ничего хорошего не выйдет. Можно спросить ребенка, хочет ли он услышать ваше мнение, и только после этого сказать следующее: «Для меня ситуация выглядит так и так, и я бы в этом случае (а не «на твоем месте»!) поступил бы так-то. Эти словесные нюансы необычайно важны.

Есть немаловажный момент: конструктивная беседа возможна лишь в том случае, если раньше вы с ребенком доверяли друг другу. Если же общение было натянутым, подростковый период лишь обострит ситуацию. В этом случае торопиться с душевными беседами не следует, нужно начинать двигаться навстречу отпрыску постепенно, не провоцируя конфликтов.

Помните, что вы родитель и у вас больше опыта! «У меня вызывает большое сожаление, когда некоторые мамы и папы всерьез обижаются на своих детей, рассказывая мне об их недостатках, – делится Елена Сыркина. – В таких случаях складывается чувство, что передо мной – тоже тинейджер.

А ведь взрослый человек на то и взрослый, чтобы быть мудрым и вполне способным набраться терпения и начать восстанавливать некогда утраченное доверие».

Другая сторона медали

Нужно сказать, что желание вмешаться в личную жизнь подрастающего отпрыска у некоторых родителей вызвано не столько беспокойством за ребенка, сколько страхом остаться наедине со своими собственными проблемами, если чадо начнет жить своей жизнью. Особенно паникуют по этому поводу те родители, у которых непростые супружеские отношения.

«Второй возможный вариант: мама решила, что ее жизнь – это жизнь ее ребенка, поэтому она имеет полное право туда вмешиваться, – поясняет психолог Елена Сыркина. – Такие родительницы пытаются устанавливать свои правила, подбирать подростку друзей, интересуются каждым его шагом: куда пошел, что делает. У таких родителей, как правило, своего личного пространства нет. Равно как и личной жизни.

Поэтому они всеми силами сопротивляются «взрослению» отпрыска».

В этом случае исход может быть только один – обострение отношений. Последствия тоже весьма плачевны: утраты доверия и искренности не избежать, вплоть до разрыва – побега отпрыска из дома или того, что ребенок «пустится во все тяжкие».

Война и мир

Отношения с подростком в первую очередь должны строиться на уважении. Если тинейджер будет чувствовать уважение к его границам, не нужно будет делать ничего особенного для того, чтобы ребенок был с вами откровенен. Дети на самом деле остро нуждаются в родителях, особенно подростки.

Несмотря на то, что они рвутся к свободе, для них очень важны эти незыблемые правила, которые мягко устанавливают взрослые. Взрослеющему ребенку важно, чтобы родители его принимали разным: не только послушным и хорошим, а разным – с его ошибками и нервозностью.

Чтобы в любом случае он знал, что у него есть дом – тыл, куда он всегда может вернуться, где родители пожурят, но примут.

«Читать личные записи для того, чтобы предупредить возможные проблемы – лично для меня это неприемлемо, – делится психолог. – Я считаю, дневники и другие подобные вещи – это очень интимно и заглядывать туда – некрасиво. Другое дело – контролировать ребенка с помощью свода правил.

Контроль – это соблюдение правил, о которых с подростком необходимо договариваться. К тому же, родителям нужно учитывать тот момент, что отпрыска нужно контролировать всегда, а не только с наступлением подросткового периода.

Ведь если вы раньше пускали ситуацию на самотек, попытка «стать хорошими родителями» лишь сейчас не даст нужных результатов однозначно».

Если ребенок стал закрывать комнату на ключ или вывешивать знаки «не входи, убьет» и прочие, учитывайте: закрытая дверь – это четко обозначенная граница! Родители, как правило, неадекватно воспринимают попытку подростка отгородиться. Какое поведение будет правильным? Поверьте, самое разумное – не требовать и запрещать, а постучаться и спросить разрешения – не беспокойтесь, ваше самоуважение не пострадает, а ребенок поймет, что его уважают.

Еще один конструктивный совет – старайтесь озвучивать собственные переживания в форме «я-высказываний».

Просто скажите: «Я беспокоюсь за тебя, я боюсь потерять тебя, поэтому позвони, когда дойдешь, чтобы я не волновалась».

Дайте ребенку понять, что это очень важно для вас: если он будет говорить, куда пошел и во сколько вернется. Не для того, чтобы вы могли его контролировать, а потому, что так вы сможете ему помочь в случае чего.

И, наконец, наберитесь терпения: первый опыт воспитания подростка – опыт трудный. Взрослеющие дети требуют огромных затрат внутренних сил. В любом случае, с ребенком нужно обсуждать происходящие перемены и разговаривать по душам, он в этом остро нуждается, как бы вы не были уверены в обратном.

«Подросток – это маленький взрослый, который ни в командирах, ни в контролерах не нуждается, – напоминает практикующий психолог Елена Сыркина. – Зато ему просто необходим взрослый умный друг, которым вполне можете стать вы.

Если он не обретет сподвижника в родителях, он будет искать его на стороне, и тогда может быть уже поздно что-то менять. Родителям хочется пожелать терпения и взрослой мудрости узнавать – узнавать своего ребенка заново.

Поверьте, вас ждет много интересного!»

Источник: https://v1.ru/text/gorod/54700301/

Автоправо
Добавить комментарий