Что делать, если мать не пускает отца к ребенку?

Содержание
  1. 3 главных родительских ошибки в общении с мальчиками – Телеканал «О!»
  2. Мы становимся нетерпеливыми и раздражительными
  3. Мы перебиваем, когда хотим чему-нибудь научить
  4. Мы не можем оторваться от телефона
  5. Что делать, если второй родитель не исполняет решения суда
  6. Отец матери не помощник
  7. Десять способов испортить ребенку взрослую жизнь
  8. Сцена 2. «Мать от тебя уйдет»
  9. Сцена 3. «Такой ребенок ***** мне не нужен»
  10. Сцена 4. «Маме из-за тебя плохо»
  11. Сцена 5. «Я сейчас позову отца»
  12. Сцена 6. «Ты что, маму не любишь?»
  13. Сцена 7. «Так, все понятно»
  14. Сцена 8. «Посмотри на Сережу»
  15. Сцена 9. «Главное — ничего не трогай!»
  16. Сцена 10. «Я лучше знаю, что тебе нужно»
  17. «Я ненавижу своих родителей». Истории двух девушек, которые поняли, что терпеть не могут отца и мать
  18. Права отца на ребенка после развода: может ли бывший муж осуществлять общение и воспитание детей при их проживании у матери после расторжения брака
  19. Право на общение с ребенком
  20. Право на получение информации о ребенке из воспитательных и образовательных учреждений
  21. Право на согласие или несогласие на вывоз ребенка заграницу
  22. Защита прав отца в судебном порядке

3 главных родительских ошибки в общении с мальчиками – Телеканал «О!»

Что делать, если мать не пускает отца к ребенку?

Связь между мамой и сыном — это совершенно особенный вид отношений. На родителях мальчика лежит огромная ответственность: вырастить из сына настоящего мужчину. И мама в этом процессе играет очень большую роль. Специально для мам мальчиков «О!» нашел несколько полезных советов в книге доктора Мэг Микер «Мама и сын. Как вырастить из мальчика мужчину» издательства «Эксмо».

Доктор Мэг Микер, автор серии популярных книг

В нашем обществе успешность важнее мудрости, и уж намного полезнее ответственности. Для начала, мама должна признать, что она идет против общественных принципов, когда учит ребенка жить мудро и ответственно.

Дело в том, что большинство книг по воспитанию говорят, что нужно побуждать детей повышать самооценку, и для этого учить их быть лучше других. Мы постоянно слышим, что нужно учить детей быть успешными — вне зависимости от того, как их успех влияет на окружающих. Я не согласна с этим.

По собственному опыту я вижу, что самые счастливые люди — те, кто наблюдает, слушает, думает и учитывает нужды других, прежде чем принимает решения.

Помимо формирования подобных черт характера у вашего сына, нужно побуждать его брать с вас пример. Иногда вы должны сказать о том, что он собирается принять неверное решение.

Вы должны объяснить сыну, что вы его союзник, а не враг, и поэтому будете высказывать свое мнение и учить его принимать правильные решения. Вы всегда прикрываете его тыл, даже если это не очевидно. Когда мальчик понимает, что вы твердо стоите на своей позиции, потому что вы на его стороне, он будет намного больше уважать ваши правила.

Многие мамы не хотят устанавливать жесткие границы и спорить с мальчиками, поскольку уверены, что мальчики не любят правила. Это не верно.

Мальчики переносят почти все жесткие ограничения, если понимают, почему мы их устанавливаем — для их блага и чтобы помочь им вырасти сильными и здоровыми. Если дети знают, что наши суровые методы вызваны любовью к ним, они их принимают.

Но если мальчик чувствует, что мама подозревает его в неподобающих поступках, или он действительно поступил нехорошо, и теперь ей нужно противостоять сыну, — он восстанет.

Мальчики слушаются тех мам, которые доверяют им, как мужчинам, и поэтому устанавливают для них высокие стандарты. Эти мамы убеждены, что сыновья могут соответствовать этим стандартам. Мы часто совершаем одну ошибку.

Мы считаем, что достаточно быть милыми и приятными, удовлетворять нужды сыновей и не спорить с ними, тогда они всегда будут с нами в хороших отношениях. Но часто верно обратное. Если сын не уважает маму, то он никогда не станет доверять ей.

Если вы всегда говорите сыну «да», не побуждаете его принимать мудрые решения и с готовностью выполняете все требования, то потеряете его уважение и душевную близость.

Возможно, инстинкт сыновей говорит им, что подобная вседозволенность опасна для них. Они чувствуют, что распущенность не позволит им вырасти сильными людьми.

Мы должны показать детям, что это наша, материнская, работа — научить их мудрости. Если все друзья вашего сына играют в футбол, а ваш терпеть не может это занятие, похвалите его за то, что он следует своим наклонностям.

И потом спросите, чем бы он хотел заниматься. Ребенок в глубине души хочет отличаться от остальных, не противьтесь этому. Мальчикам нужно учиться быть смелыми, чтобы выковать собственную личность и обрести самостоятельность.

Мама должна первой принять это отличие сына и его нежелание следовать за толпой.

Лучший способ научить ответственности — продемонстрировать свое доверие (которое должно соответствовать возрасту мальчика). Придумайте сыну обязанность, и убедитесь, что он выполняет ее. Известно, что мальчики становятся увереннее в себе, если у них есть работа.

Но, кроме этого, регулярные обязанности учат мальчика ответственности и трудолюбию. Мальчик понимает, что может что-то дать окружающим, чувствует себя взрослым и значимым. Он продолжает работать, чтобы поддерживать в себе это ощущение. Это замкнутый круг, но в хорошем смысле.

Мама может легко совершить ошибку в своем стремлении сделать для ребенка все возможное, в том числе и то, что он может сделать сам.

Нас учили, что так поступают любящие, заботливые и добросовестные мамы, но вы сами видите, что подобные действия лишают сыновей возможности пережить удовлетворение от собственной ответственности. Ответственность делает мальчика сильным, и это приносит огромное удовлетворение.

А мальчики любят быть сильными — особенно если сила приходит к ним изнутри. Ответственность лежит в основе процесса превращения мальчика в мужчину.

Мы становимся нетерпеливыми и раздражительными

Многие мамы действуют из лучших побуждений, когда пытаются вызвать сына на разговор. Мама задает множество вопросов и ходит за мальчиком по пятам по всему дому. Ничего не получается, и она увеличивает количество вопросов, и тон ее становится настойчивым.

Мама требует, потому что хочет показать сыну: она настроена серьезно и действительно хочет услышать все, что сын должен рассказать. Но чем больше она говорит и чем строже тон, тем больше закрывается сын, словно раковина захлопывает створки. Вам могут потребоваться месяцы, чтобы узнать, что у вашего сына в голове и на сердце.

Не требуйте внимания сына. Единственный способ завоевать его — быть чрезвычайно терпеливой.

Мы перебиваем, когда хотим чему-нибудь научить

По моему опыту, дочери меньше обращают внимание, что их перебивают, чем сыновья. Девочки похожи на мам: они общаются и используют много слов. Если мама прервала речь дочери, то, скорее всего, дочь сама перебьет маму. С сыновьями не так. Вы перебиваете его речь и раните его чувства, потому что он думает: то, что я говорю, не имеет значения. И замолкает.

Обычно мы перебиваем, когда хотим сделать какое-то замечание к сказанному. Это «замечание», по сути, урок. Сколько раз вы задавали сыну вопрос и начинали формулировать за него ответ раньше, чем он открывал рот?

Все мамы считают, что должны постоянно воспитывать или учить мальчиков, как только они попадают в «пределы слышимости». Но нередко ребенок не готов выслушивать ваши «уроки», и он замолкает. Много раз вы пытались донести до сына свои чувства, но он не настроен на вашу волну. Он слышит только, что вы хотите что-то сказать ему; он не слышит, что вы хотите его выслушать.

Мы не можем оторваться от телефона

Может быть, ваше внимание отвлекает не телефон, а компьютер, работа, другие дети, спортивные тренировки или даже вязание. У каждого из нас есть личный список вещей, которые навязчиво занимают наши руки и наши мысли.

Если вы не уверены в том, что входит в ваш список, спросите своего сына. Он точно знает, что отнимает ваше внимание от его нужд. И самое неприятное заключается в том, что он видит, как ваше внимание направлено на другие вещи, и считает себя ничего не значащим для вас.

Когда вы это поймете, начните работать над тем, чтобы это прекратить. Если вас отвлекает телефон, выключайте его с шести до восьми вечера. То же самое сделайте с компьютером. Отмените встречи, отложите работу; сделайте все, чтобы выделить время для своего сына.

Вы думаете, что преуспели в выполнении многих заданий одновременно, и не исключено, что это так. Но есть одна вещь, которую нельзя совместить ни с чем, — это способность слушать.

Источник: https://www.kanal-o.ru/news/9005

Что делать, если второй родитель не исполняет решения суда

Что делать, если мать не пускает отца к ребенку?

Те, кто делил детей в суде, знают, что получить решение в свою пользу вовсе не значит получить ребенка.

Необходимо еще добиться, чтобы другая сторона решение исполнила – передала ребенка или не мешала с ним встречаться. За помощью родители идут в ближайший отдел судебных приставов.

Там считают эти дела одними из сложных. Ведь ребенок – не вещь и его не перенесешь из одного дома в другой.

Не добившись желаемого, родители винят законы, систему исполнения судебных решений и ее сотрудников. Что могут сделать сами мамы-папы, выясняет “РГ”.

Отец матери не помощник

У Нины из Самарской области опускались руки. Больше года она не могла забрать сына у отца. Артем проиграл все суды, но мальчик по-прежнему жил с ним и его родителями. Маму пускали к шестилетнему сыну на короткое время.

Вместе с судебными приставами Нина несколько раз приходила в дом к бывшему мужу. “Будет решение в вашу пользу, будем его исполнять, – неоднократно говорили Артему приставы. – А сейчас, хотите или не хотите, но вы обязаны отдать ребенка матери”.

Приставы приводили с собой психолога. Та напоминала отцу об экспертизе, подтвердившей страдания ребенка. Вызванные приставами сотрудники опеки грозились изъять мальчика и отправить в приют. “Помогите матери, скажите сыну, что он идет к маме”, – упрашивали Артема официальные лица.

Дмитрий Медведев обязал губернаторов обеспечить детям безопасный отдых

Отец не сопротивлялся, он только заботливо обнимал сына. “К нормальным матерям дети сами бегут, – привычно отвечал он. – Пусть забирает, я его не держу”.

Сидя у папы на коленях, мальчик волчонком смотрел на мать. Артем опускал руки, показывая, что не держит его. Но сын еще сильнее хватался за папу. За целый год он наслушался от родных, что мать “украла диван и телевизор, а теперь явилась за ним”.

Нина пыталась взять сына на руки, но он плакал и вырывался. Артем тут же заключал ребенка в свои объятия. Под детские вопли мать и сопровождающие каждый раз уходили ни с чем.

Недавно, проиграв очередной суд за ребенка, Артем неожиданно заявляет, что передаст сына добровольно. У матери появилась надежда. В назначенный час она с приставами ждет под окнами своей квартиры.

Но разыгрывается привычный сценарий. Папа крепко держит сына, папин адвокат указывает Нине: “Чтобы не травмировать психику ребенка, спросите, хочет ли он идти к вам”. Снова Нина не выдерживает и пытается вырвать сына. Снова он надрывно кричит.

Но только в этот раз кто-то из людей в форме отводит руки отца, который, как обычно, пытается заслонить мальчишку. С орущим сыном Нина бросается к дому. Приставы не дают отцу догнать их. Артем требует прекратить насилие над ребенком и вызывает полицию. “Она законная мать, жалуйтесь”, – говорит пристав, преграждая отцу вход в подъезд.

Уже в лифте сын перестал вопить и брыкаться, рассказывает Нина. Они зашли в квартиру, и тут Нина разревелась сама. “Мам, зачем ты меня украла?” – хмуро спросило чадо. Нина ответила, что умерла бы без него.

Авторитетно

Пытаясь забрать ребенка от бывших, родители идут на поводу детских “не хочу”, считает адвокат Татьяна Бренник. Она рассказала “РГ”, о чем забывают мамы-папы.

– Ни в одном судебном решении не говорится, что оно должно быть исполнено в зависимости от желания ребенка, – напоминает Бренник.

– Суд уже рассмотрел, насколько ребенок привязан к каждому из родителей, и учел его интересы. Поэтому если выигравший взрослый хватает и уносит орущего отпрыска, никто не имеет права его остановить.

Оказавшись дома, уже можно вызывать любых психологов и улучшать отношения с ребенком.

Судебные приставы не умеют и не должны уметь уговаривать детей, разъясняет адвокат. Они могут только позвать на помощь опеку и психолога. Но если ребенок сопротивляется, то ни пристав, ни психолог, ни сотрудник опеки не имеют права брать его и уносить. А у родителя есть такое право.

– Однажды я сидела в очереди в отдел службы судебных приставов, – рассказывает адвокат Бренник. – Народу было много, и мы разговорились с сидящими рядом мамами. Одна из них пожаловалась, что бывший муж не отдавал дочку. Мама знала, в какой детсад ходит девочка.

Мне достаточно было объяснить женщине, что никто не должен мешать ей войти в детское учреждение, как она побежала забирать дочь. Оказалось, еще несколько женщин пришли с похожими проблемами. Пришлось им тоже разъяснить их права.

В результате в очереди вместо десяти человек передо мной осталось трое.

Источник: https://rg.ru/2017/05/31/chto-delat-esli-vtoroj-roditel-ne-ispolniaet-resheniia-suda.html

Десять способов испортить ребенку взрослую жизнь

Что делать, если мать не пускает отца к ребенку?

Лето. Бетта. Пансионат. Мама тащит за руку орущего мальчика. И громко ему говорит: «Ты почему плачешь? Ты же мальчик! Мальчики не плачут. Ты когда-нибудь слышал, чтобы папа плакал? Или ты хочешь стать девочкой?!» Мальчик испуганно замолкает.

Мальчики не плачут, мальчики умирают от инфарктов в 35–40 лет. Запрет выражать чувства по половому признаку — общее место в воспитании детей. Девочка, например, не дает сдачи, не защищается, не грубит. Ей вообще в идеале не положено злиться.

Ее тут же одергивают: «Ты же девочка!» А если девочка плачет, к этому не стоит относиться серьезно: всем известно, что это просто истерики и капризы, к которым женщины склонны с раннего детства.

Таким образом, с одной стороны, мальчик, «который не плачет», не имеет доступа к своим собственным чувствам (чтобы не плакать, нужно перестать чувствовать, что тебе больно).

А с другой стороны, он не может воспринимать всерьез и чувства девочки (своей будущей жены): она плачет не потому, что ей больно, а потому, что она девочка, — а они просто капризные истерички от природы.

Сцена 2. «Мать от тебя уйдет»

Там же. Мать, ребенок. Мальчик лет четырех на высоком, метра два, каменном бордюре. Мать стоит снизу и протягивает руки: «ПрыгайРебенок не прыгает — боится, плачет.

Мама раздражается и приказывает прыгать, с каждым словом в голосе появляются стальные нотки: «Мать тебя поймает! Прыгай, кому говорю! Ты что, матери не доверяешь?!» Мальчик заходится в истерике.

«Тогда мать сейчас от тебя уйдет!»

Безопасность и надежность в этом мире отсутствуют по определению. Ни на кого полагаться нельзя: даже мать может уйти как раз в тот момент, когда она больше всего нужна — когда страшно. Доверять никому нельзя, а собственных сил, чтобы справиться, явно не хватает. Но в будущем придется полагаться только на себя.

Попросить о помощи — невозможно. Все равно не помогут — еще и по голове получишь.

Вообще «уход» матери как средство воздействия на ребенка довольно распространенный прием: никого на улице не смущает, когда родители зло рычат: «Так, мы ушли, а ты тут оставайся сам!» Прохожие, как правило, еще и подыгрывают родителям, заявляя (в шутку, конечно): «Мы сейчас заберем этого мальчика себе, раз он маму с папой не слушается!» Но ребенок таких шуток не понимает: для него это вполне серьезные угрозы. И в дальнейшем он просто не будет верить в то, что существуют прочные привязанности между людьми — его всегда могут бросить, если что-то пойдет не так.

Сцена 3. «Такой ребенок ***** мне не нужен»

Супермаркет. Ребенок капризничает, что- то выпрашивает. Мать в ярости, отец нервно пританцовывает и грозно поглядывает на мать: «Сделай с ним что-нибудь!» Мать шипит на ребенка: «Если ты сейчас же не прекратишь, мы обменяем тебя на другого мальчика, который умеет себя нормально вести. А тебя сдадим в детдом!»

Вариации на тему: «родим другого ребеночка», «отведем к дяде милиционеру», «отдадим цыганам». Посыл прозрачен: ты нужен нам только в том случае, если оправдываешь наши ожидания, если не мешаешь нам, если с тобой легко. Чтобы выжить, ребенку нужно быть удобным. Не отсвечивать. Не орать.

Не хотеть ничего такого, чего не хотят его родители. Наказание смерти подобно — в качестве наказания выступает отвержение.

Во взрослом возрасте такой человек будет либо пытаться «заслужить» право быть рядом со значимыми людьми, угадывая то, каким они хотят его видеть (бесперспективная задача). Либо научится сам отвергать всех заранее — чтобы не оставить такого шанса тем, кто может оказаться рядом.

В опасной близости. Потому что близость, в которой отвержение рабо-тает как «волшебная кнопка управления», конечно, опасна. И не только для ребенка — для взрослого человека тоже.

Сцена 4. «Маме из-за тебя плохо»

Мама часто болеет. У нее мигрень, бессонница, расстройство желудка. Каждый раз, когда дочь делает что-то не так, как хотелось бы маме, у мамы обострение. Плохо закончила четверть — мама лежит пластом. Дружит не с теми ребятами — у мамы понос.

Нет, мама не ругается — она же очень любит дочь, она не станет повышать на нее голос. Она — жертва, заложник своей материнской любви, притом очень хрупкая жертва, с которой нужно всегда бережно обращаться.

Иначе она может даже помереть от того, что дочь отказалась поступать в институт или решила обрезать косу и сделать пирсинг.

Регулятором таких отношений выступает токсичное чувство вины: ребенок привыкает чувствовать ответственность за любое недомогание матери, даже за то, что она несчастна. И даже в том случае, если несчастна она из-за того, что развелась с папой. Этот шантаж покрепче угроз и скандалов.

Потому что вперед выставляется «любовь». Отвечать на эту «любовь» означает изо всех сил соответствовать. Иначе ребенок становится палачом своей матери. А быть палачом такого уязвимого и любящего человека — непомерное испытание не то что для ребенка, но и для взрослого человека.

В результате дочь так и будет «беречь мать» ценой собственной жизни.

А в своих личных отношениях (если они вообще возникнут) будет либо воспроизводить стратегию матери и «любить до смерти» (своей) партнера, либо шарахаться от любой близости, потому что близость непременно связана с чувством вины и несвободы.

Сцена 5. «Я сейчас позову отца»

Обычная двухкомнатная квартира. Мать ссорится с ребенком, ребенок огрызается, отказывается подчиняться. Отец смотрит телевизор. «Сейчас позову отца!» — угрожает мать.

И следом: «Николай! Иди сюда! Ты посмотри, он меня ни в грош не ставит!» Николай морщится (это привычный сценарий в семье) и делает звук погромче. «Ты отец или нет?! — взвывает мать.

— Прими участие в воспитании сына! Или тебе все равно?!» Николай нехотя поднимается, он уже зол — не на сына, на безысходность, выходит на кухню, дает подзатыльник ребенку, отбирает у него планшет. Скандал выходит на новый уровень.

Хлопанье дверями, мат. «Что вы все такие нервные? — удивляется мать. — Можно же по-хорошему все решить, зачем обязательно скандалить?»

Роль отца тут — кувалда. Если он откажется, то получит статус «плохой отец». И в качестве бонуса — ссору с женой. Построить нормальные отношения с отцом у сына минимальные шансы. Но в таких семьях это и необязательно: когда сын подрастет, мать скорее всего станет также натравливать его на отца.

Ребенок усваивает манипулятивную стратегию решать все сложные вопросы «через третьего». Реализоваться это может как угодно: например, в хронически «треугольных отношениях», когда он может жить спокойно только в раскладе, где отношения друг с другом выясняют жена и любовница. Или мама и жена.

Другой вариант — он и сам станет таким же «прикладным скандалистом», как отец.

Сцена 6. «Ты что, маму не любишь?»

На приеме у психолога мама и шестилетний сын.

«Вот скажи тете, почему ты так себя ведешь?» — строго говорит мама, будучи абсолютно уверена, что психолог сейчас быстро поможет «поставить ребенка на место». Мальчик смотрит исподлобья.

«Молчишь? Может, потому, что ты маму не любишь? Отвечай! Не любишь?!» Ребенок начинает всхлипывать. Психолог временно спасает ребенка от мамы.

Эта манипуляция успешно используется и тогда, когда ребенок давно вырос. В ответ на попытки жить собственной жизнью, а не руководствоваться маминым мнением по всем вопросам, уже взрослый сын или дочь получают трагическое, с надломом: «Конечно, я плохая мать.

Поделом мне — собственному ребенку стала не нужна!» — «Ну что ты, мам, конечно, мы проведем лето на даче/не будем менять квартиру/назовем внука так, как ты хочешь». Сепарироваться от такой матери предельно сложно: чувство вины изрядно мешает. Любовь у такого ребенка — это плотная зависимость от другого человека.

И он скорее всего будет либо действовать по привычному с детства сценарию, либо избегать близких отношений, потому что одной такой мамы — больше чем достаточно.

Сцена 7. «Так, все понятно»

Двор. Детская площадка. Девочка лет пяти хочет продолжить игру, а мама пытается  увестиее домой. Девочка капризничает, мама не справляется.

Голос мамы становится зловеще-таинственным. «Та-а-а-ак… — шипит мама, — все поня-а-атно…. Ну хорошо… Так и запи-и-ишем…» Девочка умолкает, начинает нервно ерзать, забывает про игру. Мама победила.

Что означает эта угроза? Куда запишем? Что из этого следует — расстрел или не купят конфет? Все это покрыто для маленького ребенка мраком. Угрозу невозможно классифицировать, а значит, невозможно как-то к ней отнестись.

Но главный посыл — «со мной можно сделать что- то страшное, настолько страшное, это даже непонятно что» — работает отлично.

Во взрослом возрасте такие дети часто приписывают другим людям власть над собой, им страшно говорить «нет», страшно бунтовать и отстаивать свое мнение — мало ли чем это может закончиться.

Сцена 8. «Посмотри на Сережу»

Вечер. «Ты сегодня читал?» — спрашивает мать сына-школьника. В ответ слышится что-то невнятное. Вздох матери.

«А Сережа, сын Лидии Степановны, даже больше программы читает! На концертах выступает, потому что лучший ученик в музыкальной школе.

И маме радость, и будущее у человека…» Сын молчит и ненавидит Сережу, а мама делает «контрольный в голову»: «Ох, весь ты в дядю Сашу пошел, такой же непутевый. Даже внешне на него похож».

Вроде бы уже на каждом заборе написано, что сравнивать своего ребенка с чужим, да еще и в пользу чужого — провальный педагогический ход, который кроме обиды, агрессии и неуверенности в себе ничего ребенку не дает. Тем не менее такой «Сережа» есть в анамнезе почти у каждого. Послание тут зашито понятное: «Не очень ты у нас удачный вышел. Так себе.

Другие получше будут». Надо ли говорить, что ненависть к «Сереже» не спасет этого ребенка от того, чтобы бесконечно сравнивать себя с другими. Такие сравнения вряд ли украсят жизнь. Да и другие будут всегда оказываться либо на недоступной высоте, либо настолько ничтожными, что не о чем с ними разговаривать.

Одиночество и проблемы с самооценкой — вот плоды такого рода установок.

Сцена 9. «Главное — ничего не трогай!»

На приеме у психолога мама с ребенком лет шести.

Ребенок рассматривает плакат, а мама каждую минуту повторяет: «Главное — ничего тут не трогай! Не бегай! Не вздумай уронить вазу! Разговаривай тихонько! Ты всегда такой непослушный, я же знаю, чего от тебя ждать!» Мальчик и не собирается трогать, шуметь и бегать, но маму это не останавливает.

Она обращается к психологу: «Вы видите, как мне с ним тяжело? Нужен глаз да глаз! Ни на минуту не расслабишься!» Минут через пятнадцать маминых причитаний мальчик все-таки начинает активные действия, и мама выдыхает: теперь все на месте, можно одергивать ребенка на законных основаниях.

Похоже, ребенок должен непременно соответствовать тому сценарию, который есть у матери, чтобы мама могла его реализовывать («это подвиг — быть матерью такого непоседливого мальчика, мне постоянно приходится беспокоиться»).

В такой ситуации ребенку очень сложно научиться понимать, что же происходит с ним самим на самом деле, чего он хочет. Он «подключен к маме» — она провоцирует его на определенное поведение и регламентирует, какой он.

Если все-таки по мере взросления, через шумы, до него донесутся собственные желания и ощущения, ему предстоит сложный процесс отделения от мамы. Если нет — может получиться как в том анекдоте: «Мама, я замерз?» — «Нет, ты хочешь кушать!»

Сцена 10. «Я лучше знаю, что тебе нужно»

Студия рисования. Мама записывает дочку двенадцати лет на занятия. «Как тебя зовут?» — спрашивает преподаватель у девочки. «Анечка», — отвечает мама раньше, чем девочка успевает открыть рот. «Ты хочешь научиться рисовать?» — опять обращается учительница к Ане.

«Да, конечно! У нее есть данные, она так красиво в детстве рисовала! И у меня есть способности, это наследственное», — мама снова успевает раньше дочки. Учительница делает третью попытку: «А что ты любишь рисовать больше всего?» Но девочка уже и не пытается отвечать. Мамин голос сбоку: «Надо сначала научиться, технику поставить, а потом будет ясно, что любит».

Девочка с тоской смотрит в окно, и есть подозрение, что рисовать она вообще не хочет.

Еще Альфред Адлер, известный венский психолог, современник Фрейда, писал о том, что гиперопека ведет к формированию инфантильности и комплекса неполноценности. Некоторые родители называют это «большой родительской любовью», но на самом деле они, так сильно опекая ребенка, пытаются прожить жизнь вместо него.

Послание здесь чудовищное: «Ты не справишься, ты не способен, я все сделаю для тебя и за тебя, посиди в сторонке. В пределе — не живи». Такие дети, вырастая, строят созависимые отношения и часто страдают наркоманией (это самый простой способ «не жить»).

Сепарацию с родителями такого типа можно смело приравнять к подвигам Геракла.

Источник: https://expert.ru/russian_reporter/2015/20/desyat-sposobov-isportit-rebenku-vzrosluyu-zhizn/

«Я ненавижу своих родителей». Истории двух девушек, которые поняли, что терпеть не могут отца и мать

Что делать, если мать не пускает отца к ребенку?

Эти девушки всю жизнь прожили с родителями в казалось бы благополучных семьях. Но когда выросли, то поняли, что всю жизнь не любили своих родителей. Если не сказать больше: ненавидели.

Мария: «Мне хотелось его ударить: разве можно так обесценивать труд человека?»

– Не так давно я поняла, что не люблю своего папу. У нашей семьи достаточно типичная история: папа ушел, потому что изменял маме, то есть она его сама выгнала. Мне тогда было два месяца, а брату – четыре года. Отец нас не воспитывал, только платил алименты и давал деньги по праздникам.  

Мой папа достаточно холодный и тяжелый человек. Он всегда таким был и обделял нас вниманием. Никогда не говорил, что любит нас. Считал и считает до сих пор, что его главная обязанность как родителя – давать деньги. А воспитание… Ну, сами воспитаются как-нибудь. 

Мой брат больше привязан к отцу. Он в детстве сильно переживал из-за того, что папа с нами не живет. Все-таки с братом он провел больше времени, чем со мной. Плюс у мальчика на этом фоне начали появляться психосоматические болячки: астма, воспаленный аппендицит и лунатизм.

На мои дни рождения папа всегда приходил минут на двадцать, давал деньги и уходил, ссылаясь на суперважные дела. Он не пришел на выпускной ни в школе, ни в университете. Хотя для меня это было очень важно, и я говорила ему об этом.

В пятнадцать лет я начала встречаться с мальчиком. Мой папа вообще не знал об этом, а мама проигнорировала ситуацию.

Мы стояли с парнем в подъезде возле моей двери и целовались, а мама наблюдала за нами через глазок. Я слышала, как она шуршала там и крутила замок. Такие вещи нужно обязательно обсуждать вместе.

Особенно с девочками. Мне интересно, что бы сделала мама, если бы услышала, что мы занимаемся сексом в подъезде? 

Я вот недавно это анализировала, ну, как можно с пятнадцатилетним подростком не разговаривать об этом? Почему бы не дать презерватив – просто на всякий случай.

Бывают же разные ситуации, и я считаю, что именно родители должны готовить детей-подростков к отношениям. Я обсуждаю такие вещи с друзьями и ни от кого не слышала, чтобы родители сами решились на разговор про секс и отношения.

Всем либо родители книжки подсовывали, либо кто-то из таких же неопытных друзей рассказывал.

Мою учебу в университете оплачивал папа. Я должна была ему всегда звонить, рассказывать про оценки, спрашивать, как у него дела. И всегда в общении с ним чувствовала напряг, контролировала каждое свое слово, чтобы он не разозлился. Сейчас папа живет один и всегда просит, чтобы я к нему приезжала помочь с уборкой.

В итоге мы начали чаще видеться. У меня появилась возможность ближе его узнать. Иногда папа пытался меня перевоспитывать в бытовом плане. Причем это происходило достаточно жестко: с криками и оскорблениями в адрес мамы, потому что она не научила меня быть хорошей хозяйкой. 

На третьем курсе я сильно влюбилась, и, как потом выяснилось, это была больная любовь – созависимость. Этот парень очень жестко меня бросил, что, естественно, подкосило мое внутреннее состояние и самооценку. Я начала ходить к психологу.

Она говорила, что на отношения с парнями напрямую влияют отношения с отцом. Очень долго можно про это рассказывать, но вкратце суть такая: тебе нравится знакомое. Вот как с папой всегда чувствовала холодность и эмоциональную отчужденность, так и с парнем.

Чтобы все это понять, я потратила на психолога сто долларов. Кстати, надо попросить того мальчика, чтобы вернул деньги.

Я читала много литературы про любовь к себе и целостность, про важность хороших отношений с родителями. Еще мне говорили, что надо любить папу и общаться с ним, потому что для девочки это полезно. Поэтому я решила, что частые приезды к нему включат во мне особенную энергию. Я пыталась больше проводить с ним времени. Думала, что это возместит отсутствие папы в детстве. 

Но его поведение в некоторых ситуациях меня просто убивало. Постепенно наши отношения стали напоминать роль барина и служанки. Были ситуации, когда к папе приходили друзья, и он начинал перед ними выпендриваться. Я должна была все подавать, ухаживать за его гостями, чуть ли не ноги вылизывать. Причем папа делал этот очень демонстративно: «Маша, так, встань и принеси огурцы».

Или, например, я вымыла полы, а к нему неожиданно на несколько минут пришли. И он разрешал людям заходить в дом в грязной обуви, мол, ради вашего комфорта – все на свете, а Маша потом опять помоет. А мне хотелось его ударить, потому что разве можно так обесценивать труд человека? Я подавляла слезы и при нем не плакала. Я чувствовала себя домработницей, а не любимой дочерью.

Из-за такого отношения я стала понимать, что у меня нет к нему никаких теплых чувств. То есть я очень благодарна за образование, которое он дал, за деньги на путешествия и так далее, но любви у меня к нему нет.

В какой-то момент мне это дико надоело, и я перестала с ним общаться. И плевать хотела на особенную энергию и советы психологов. Тут уже встал вопрос об уважении к себе. Папа звонил мне с оскорблениями, мол, я давал тебе деньги на учебу, а ты не можешь приехать и помочь мне. Я не общалась с ним три месяца, а потом он сам позвонил и спокойно спросил, как у меня дела, что там с работой и все.

Я не знаю, будем мы с ним часто общаться или нет, но хотя бы минимальную связь буду поддерживать. И я не знаю, получится ли у нас когда-нибудь поговорить откровенно. Не хочу ругаться, но сказать о своих чувствах и переживаниях, думаю, стоит.

Я поняла, что развод родителей – это иногда одна из самых лучших вещей, которую они могут сделать для своих детей. Потому что мне кажется, что, если бы я жила с папой все время, точно была бы невротиком. Возможно, он не создан для семьи и ему лучше жить одному.

Полина: «Родители уезжали в Диснейленд, а я была дома»

– Все пошло из детства. Когда мне было три года, родители отдали на фигурное катание. С ним не сложилось – перевели на легкую атлетику.

Спортом я действительно хотела заниматься, но через какое-то время остыла, а родители все равно заставляли ходить. Еще меня часто ругали за плохие оценки в школе.

Я была послушной девочкой и очень хорошо училась, потому что понимала, что если приду домой с четверкой, то буду стоять в углу или больно получу по затылку.

Когда мне было тринадцать лет, родители начали часто путешествовать вдвоем, а я оставалась с бабушкой. Вот, например, родители уезжали в Париж, в «Диснейленд», а я была дома. Каково это испытывать ребенку? А им хотелось тусоваться. Несколько раз даже Новый год без меня праздновали, просто уходили с друзьями.

Моя бабушка меня почти не контролировала. Из-за этого я попала в плохую компанию, а после вообще решила забить на учебу. Родители это быстро поняли, и у меня начались большие проблемы.

Тогда я еще не осознавала, что не люблю их. Я всегда хорошо рисовала и любила искусство, но, когда пришло время выбирать профессию, к сожалению, все решили за меня. Я хотела стать режиссером или дизайнером,  но мне сказали, что я буду юристом. Родители хотели, чтобы у меня была высокооплачиваемая работа, а заниматься непонятно каким творчеством не нужно. 

Я поступила в университет за границей на юриспруденцию. Вот тут началось самое интересное. Передо мной открылись новые горизонты доступного: я начала много выпивать, ходить на дикие тусовки. Отношения с родителями ухудшались, потому что я требовала от них деньги, а они – хорошие оценки. Я же сразу поступила на бюджет, а потом, после первой сессии, меня перевели на платное отделение.

С первых дней учебы я понимала, что такая профессия меня не интересует. Но против воли родителей пойти не могла. Меня два раза выгоняли из университета. После второго раза мама узнала, что я много пью и тусуюсь. В порыве ссоры я все ей рассказала. Мама решила, что меня надо отправить к психологу. В тот момент я начала понимать, что у меня к ним зарождается чувство ненависти. 

Мы пошли к психологу вместе с ней, и я решила нанести маме удар – рассказала, что у меня зависимость от секса и алкоголя. Мама думала, что я ни с кем не спала, а у меня первый парень был в шестнадцать лет. Я быстро захотела стать взрослой.

Я не люблю родителей, но надо же нагадить хоть как-то в ответ. Психолог объясняла, что иногда все получалось неосознанно, чтобы привлечь к себе внимание.

Мама рассказала папе о том, что произошло у психолога. Отец очень сильно начал меня оскорблять, и слово «дура» было самым безобидным. Родители после этого стали гнобить меня еще больше. Хотя в это время мне очень нужна была эмоциональная поддержка. Я окончательно поняла, что они не любят меня, а я – их. Я не люблю обоих родителей, но папу больше. 

У меня есть младшая сестра. Она купается в родительском внимании. Она самая лучшая девочка, учится хорошо, даже ходит в церковную воскресную школу. Когда она родилась, я была в восьмом классе и вообще ее не воспринимала. Я не люблю ее. И детей в принципе не люблю и не хочу.

Я не знаю, что делать со своей жизнью. Скорее всего, буду опять поступать. И на этот раз туда, куда хочу. Возможно, уеду в Польшу. Но сейчас я все равно материально завишу от родителей.

Не люблю их за то, что они в детстве не уделяли мне достаточно внимания. А когда я подросла и мне нужна была свобода, они начали меня в ней ущемлять. Я хотела веселиться и гулять, хотела сама принимать решения – и в выборе профессии в том числе.

Но я не могла сделать этот выбор – за это я их тоже не люблю.

Хотя иногда у меня бывают просветления, и мне хочется провести с мамой несколько часов.

Источник: https://citydog.by/post/hate-parents/

Права отца на ребенка после развода: может ли бывший муж осуществлять общение и воспитание детей при их проживании у матери после расторжения брака

Что делать, если мать не пускает отца к ребенку?

Согласно ч. 1 ст. 66 Семейного кодекса РФ родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ребенком, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования.

Факт расторжения брака между супругами, никаким образом не сказывается на их родительских правах, не зависимо от того, с кем остался проживать ребенок.

В том числе отец обладает правом на общение с детьми, получение информации из образовательных учреждений о них. Если, по мнению папы, его права нарушаются бывшей женой или иными лицами, то он может обратиться в суд для защиты интересов своего ребенка.

Право на общение с ребенком

Родитель, проживающий отдельно от своего несовершеннолетнего ребенка, имеет право с ним общаться, если не лишен и не ограничен в родительских правах. Семейное законодательство РФ не разрешает ограничивать общение ребенка с матерью или отцом. В первую очередь такое препятствие, которое создает один из родителей, нарушает интересы и права его же детей.

Самым лучшим вариантом для бывших супругов — это составление соглашения в письменном виде о порядке общения. Данный документ может быть заключен с любым близким родственником. При этом нотариальное удостоверение не является обязательным.

В тексте соглашения необходимо указать:

  • определенные дни недели, месяца, а также время общения с ребенком, с оговоркой на праздники;
  • определенные места для общения (на жилой площади, где проживает несовершеннолетний или его отец, либо общественные места — кафе, парки и т.д.);
  • кто еще сможет присутствовать при такой встрече.

Далеко не все родители могут прийти к единому согласию и заключить такое соглашение, поэтому в большинстве случаев вопрос общения с ребенком решается в судебном порядке.

Как правило, стандартным порядком общения с детьми является проведение совместных выходных пару раз в месяц, общение в рабочие дни, а также поездка в отпуске раз в год.

Право на получение информации о ребенке из воспитательных и образовательных учреждений

Отец, наравне с матерью, обладает правом на воспитание совместных детей, а также защиту их интересов, выражающиеся, в том числе, и в сборе сведений из школы, лицея, интерната, в котором обучаются дети.

Информация, которая может быть предоставлена отцу о его детях:

  • об успеваемости (оценки по предметам, усвоение программы учреждения);
  • о поведении;
  • возможно обсуждение проблем, которые имеются у ребенка, для совместного их решения.

Администрация учреждения не вправе скрывать от кого-либо из родителей сведения, которые имеются у нее о их детях, на них возложена обязанность предоставления информации в письменном или устном виде.

При этом независимо состоят ли родители в браке, проживают отдельно или нет.

Отказ в предоставлении каких-либо сведений о ребенке, возможно, обжаловать в судебном порядке, путем подачи искового заявления, по месту нахождения школы или иного учреждения.

Право на согласие или несогласие на вывоз ребенка заграницу

Ребенок по российскому законодательству — это гражданин, не достигший восемнадцатилетнего возраста. Обычно дети выезжают за границу вместе, хотя с одним из родителей, но бывают случаи, когда без такого сопровождения.

Если ребенок выезжает без присмотра отца и матери, то необходимо от каждого из них или совместно составленное разрешение на выезд, которое обязательно заверяется у нотариуса. Когда родители находятся в разводе, то достаточно часто у них не совпадает мнение по поводу выезда за границу их общих детей.

Заявление о согласии или несогласии на выезд за пределы РФ предоставляется отцом лично в территориальный орган ФМС (Федеральной миграционной службы) по месту проживания, либо в орган приграничного контроля или в консульство РФ. В случае несогласия одного из родителей, вопрос о выезде может быть решен в суде, путем подачи иска.

Для того, чтобы мать совместно с несовершеннолетними детьми, которые проживают с ней после развода, могла беспрепятственно пересечь границу РФ необходимо взять следующие документы:

Пример

По решению суда после расторжения брака между Леонидом и Татьяной, малолетние дочери — Кристина и Ирина остались проживать с мамой. Примерно через полтора года после развода Таня решила съездить на отдых в Турцию с дочками. Леонид в устной беседе сообщил бывшей жене, что он против таких поездок и сказал, что своего разрешения не даст.

Татьяна обратилась к юристу за консультацией, который ей пояснил, что согласно действующему законодательству, в случае кратковременного выезда за границу с детьми разрешение отца не нужно, однако смотря по сложившейся практике в приграничных органах, при пересечении границы лучше всего письменное согласие отца иметь при себе.

Впоследствии Таня смогла убедить бывшего мужа разрешить поездку на курортный отдых совместно с детьми.

Защита прав отца в судебном порядке

Отец, считающий, что его родительские права нарушается путем препятствия со стороны матери или иных родственников, то он может обратиться в суд с исковым заявлением об определении порядка общения с ребенком.

В ходе судебного заседания истец и ответчик предоставляют свои графики общения с чадом, которые судья рассматривает и принимает взвешенное решение. Вряд ли отцу на выходные суд разрешит забирать годовалого ребенка или брать с собой отпуск. Ведь в данном возрасте дети очень привязаны к маме и нуждаются в ее уходе.

При составлении искового заявления отец должен указать следующее:

  • полное название суда, куда подается заявление (по месту проживания матери с ребенком;
  • фамилия, имя, отчество истца и ответчика;
  • место, время и продолжительность общения с ребенком, которое, по мнению отца, является допустимым и удовлетворит его требования;
  • подпись и дата направления заявления в суд.

При рассмотрении исковых требований судья учитывает распорядок дня ребенка, его здоровье, возраст (влияет на продолжительность и место встреч с отцом), привязанность к каждому из родителей. Если чадо достигло десяти лет, то суд обязательно учтет его мнение по поводу общения с отцом, с целью выявления наиболее комфортного места и времени встреч.

Если возраст ребенка до трех лет, то скорее всего, время общения с родителем не будет больше одного часа пару раз в неделю и встречи будут, проходит по месту проживания матери.

Чем старше становятся дети, тем сильнее расширяется список мест, где может проходить общение, увеличивается длительность.

Вопросы наших читателей и ответы консультанта

С мужем мы развелись около трех месяце назад, после развода я узнала, что он проходит лечение в наркодиспансере. Несовершеннолетняя дочь после расторжения брака осталась проживать со мной.

В связи с этой новостью, я прекратила общение дочери и бывшего мужа, так как боюсь, что он плохо будет на нее влиять из-за наркотической зависимости.

Отец пригрозил, что обратиться в суд с заявлением об определении порядка общения с ребенком. Разрешит ли суд общаться с дочери с папой?

Если бывший муж все-таки, обратиться с подобным исковым заявлением в суд, то в ходе судебного заседания поясните судье причину Вашего ограничения общения с дочерью, в связи с тем, что данный факт будет иметь решающую роли при вынесении решения. Скорее всего, суд разрешит общение отца и дочери, однако только в месте жительства ребенка и с Вашем присутствием.

После расторжения брака я уехал на постоянное место жительства в Германию, где проживаю и на сегодняшний день. На территории РФ проживает мой несовершеннолетний сын совместно с его матерью.

Бывшая жена обратилась ко мне с просьбой дать разрешение на выезд сына за границу на постоянное место жительства, она хочет переехать с ним во Францию.

Я готов дать свое согласие на такой переезд, но так как я нахожусь за пределами РФ и у меня нет возможности приехать в РФ, я не знаю каким образом могу передать такое разрешение. Есть ли какой-либо альтернативный вариант передачи письменного согласия, кроме как личный приезд в Россию?

Для того, что бы дать согласие на переезд несовершеннолетнего сына необходимо обратиться к нотариусу по месту Вашего постоянного проживания, что бы он удостоверил такое разрешение, после чего достаточно передать данный документ в консульство РФ, которое находится на территории Германии, в связи этим не обязательно приезжать в Россию.

Источник: http://razvod-expert.ru/razvod-i-deti/kak-delyatsya-deti/prava-otca/

Автоправо
Добавить комментарий